Судебная практика по взысканию неосновательного обогащения

1. Переплата арендной платы — неосновательное обогащение

Если произошел односторонний перерасчет арендной платы арендодателем, а нормативные акты, которые позволяли такие изменения, были признаны недействующими, и возникла переплата арендных платежей, она должна быть возвращена организации-арендатору, как неосновательное обогащение арендодателя. Так решил Арбитражный суд Центрального округа.

Организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к администрации города Смоленска о взыскании неосновательного обогащения в виде излишне уплаченной арендной платы, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. Такое неосновательное обогащение, по мнению истца, возникло у ответчика в результате заключения между ними договора аренды нежилых помещений сроком на 5 лет. Во время действия договора размер арендной платы подлежал ежегодному изменению арендодателем в одностороннем порядке на основании постановления администрации города Смоленска. Однако это постановление было признано недействительным в судебном порядке, как не соответствующее нормам Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ . Ставка арендной платы была возвращена к первоначальной, которую утвердили стороны при заключении договора и организации-арендатора образовалась переплата за несколько лет, которую она и просит вернуть.

Суды двух инстанций удовлетворили исковые требования организации. С выводами коллег согласилась кассационная инстанция — Арбитражный суд Центрального округа, который в постановлении от 24 января 2017 г. по делу N А62-42/2016 указал, что факт получения неосновательного обогащения ответчиком полностью доказан. Арбитры напомнили о норме из статьи 1102 Гражданского кодекса РФ , в соответствии с которыми лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ .

Кроме того, судьи сослались на правовую позицию, изложенную в Обзоре практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, приведенном в письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 , из которой следует, что правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям о возврате ошибочно исполненного обязательства одной из сторон договора. В тексте документа сказано:

Как обоснованно указано судами, согласовав в договоре аренды условие, в соответствии с которым размер арендной платы за нежилое помещение устанавливается на основании соответствующего нормативного акта, стороны договора распространили действие такого акта на свои арендные правоотношения. Следовательно, изменение соответствующих арендных платежей обусловлено положениями действующих постановлений органа местного самоуправления города Смоленска, определяющих ставку арендной платы.

Поэтому, администрация города Смоленска должна вернуть излишне уплаченные истцом суммы, а также проценты за их использование, согласно приведенному расчету.

2. Факт получения неосновательного обогащения нужно доказать

Если организация утверждает, что перевела на счет другой организации денежные средства без договорных отношений между ними, она должна доказать этот факт документами, которые будут надлежащим образом заверены банковским учреждением. При отсутствии таких доказательств, суд не может оценить факт получения чужих денежных средств. К таким выводам пришел Арбитражный суд Московского округа.

Организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к другой коммерческой компании о взыскании суммы неосновательного обогащения. Такие денежные средства по словам истца, ответчик получил на свой банковский счет со счета организации. Основанием платежа было указано перечисление средств по договору займа, хотя, в действительности, никаких договорных отношений между истцом и ответчиком не существовало. В качестве доказательства организация приложила к исковому заявлению банковскую выписку по своему лицевому счету, из которой видно, что в период с 09.04.2013 по 14.02.2014 истец перевел на счет ответчика четыре платежа на разные суммы, но с одинаковым назначением платежа. Данный документ не был заверен банком.

Суды трех инстанций, включая Арбитражный суд Московского округа, отказали организации в удовлетворении заявленных требований. В постановлении от 9 марта 2017 г. по делу N А40-81268/2016 арбитры отметили, что истцом не были представлены в суд доказательства, отвечающие требованиям допустимости в обоснование заявленных требований, ни иные документы, подтверждающие наличие у ответчика перед истцом задолженности в указанном размере. Тогда как,нормами статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ определено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований. В спорной ситуации истцом не было представлено суду надлежащих доказательств, подтверждающих факт перечисления ответчику денежных средств, поэтому обвинение ответчика в неосновательном обогащении признано несостоятельным.

3. Возвращенное неосновательное обогащение является внереализационными расходами

Организация, которая выплатила денежное возмещение в результате взыскания неосновательного обогащения в судебном порядке, имеет право включить его в состав внереализационных расходов в целях налогообложения прибыли. При условии, что понесенные ей расходы документально подтверждены и соответствуют критериям, установленным налоговым законодательством РФ. Так решил Верховный суд РФ.

Коммерческая организация-продавец заключила с фирмой-покупателем договор купли-продажи нежилого здания, принадлежащего продавцу на праве собственности. По условиям договора купли-продажи право собственности на объект недвижимости переходит от продавца к покупателю с момента государственной регистрации договора купли-продажи в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории города Москвы. Однако в осуществлении государственной регистрации перехода права собственности на основании данного договора было отказано, после чего продавец направил покупателю уведомление о расторжении договора и возврате имущества. Но покупатель обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском о признании недействительным одностороннего отказа продавца от исполнения договора купли-продажи нежилого здания. Покупатель просил суд обязать организацию-продавца произвести в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним регистрацию изменений в описании данного объекта. Продавец заявил встречный иск об обязании общества возвратить недвижимое имущество в связи с расторжением договора. Суд отказал в удовлетворении исковых требований покупателя и удовлетворил встречные требования продавца.

Однако спорное имущество покупателем не было возвращено, в результате чего Арбитражным судом города Москвы с него в пользу продавца было взыскано 22,6 млн рублей неосновательного обогащения, в размере арендной платы за пользование имуществом в спорные периоды. Эти суммы были включены организацией в состав внереализационных расходов в целях налогообложения прибыли.

Федеральная налоговая служба провела выездную налоговую проверку организации и установила неуплату налога на прибыль в размере 4,5 млн рублей в результате завышения налогоплательщиком внереализационных расходов на сумму неосновательного обогащения за 2010 — 2012 годы в указанном выше размере. Не согласившись с решением налогового органа, повлекшим доначисление налога на прибыль, организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ФНС.

Суды трех инстанций отказали организации в удовлетворении заявленных требований. Арбитры сочли, что в силу положений пункта 1 статьи 1102 ГК РФ и пункта 2 статьи 1105 ГК РФ отнесение к внереализационным расходам в целях налогообложении прибыли, сумм неосновательного обогащения, уплаченного по решению суда, является неправомерным. Поскольку экономическая выгода от уплаты этих сумм у организации не возникает. Кроме того, денежные средства, возвращенные по решению суда, ранее не были учтены организацией в составе доходов, а возврат незаконно полученного дохода не образует расходов в целях налогообложения прибыли.

Однако Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации сочла ошибочной такую позицию арбитражных судов. В определении Верховного Суда РФ от 11.09.2016 N 305-КГ15-6506 по делу N А40-84941/2014 судьи указали, что, основным условием для принятия расхода к уменьшению налогооблагаемой базы, в соответствии со статьей 252 Налогового кодекса РФ, является их обоснованность и документальное подтверждение. В спорной ситуации, как установлено судами, недвижимое имущество использовалось организацией как производственное помещение, в котором размещалось два сборочных цеха, испытательная станция и химическая лаборатория. В данных помещениях продукция организации проходила конечную стадию своего производства, реализовывалась покупателям. После чего чего у организации образовался доход в виде выручки от реализации произведенной продукции. Следовательно, затраты в виде уплаты неосновательного обогащения за использование помещений без законных оснований по своей сути являются арендной платой, подлежащей уплате за такое использование недвижимости в целях осуществления предпринимательской деятельности. Об этом свидетельствует и расчет размера неосновательного обогащения, произведенный арбитражным судом исходя из стоимости аренды.

Таким образом, понесенные организацией расходы документально подтверждены и отвечают критериям, установленным пунктом 1 статьи 252 НК РФ и пунктом 1 статьи 265 НК РФ. Поэтому у налогового органа отсутствовали основания для отказа организации во включении уплаченных сумм упущенной выгоды в состав внереализационных расходов.

Смотрите так же:  Закон 2019г по осаго

4. Неустойка по расторгнутому контракту не яваляется неосновательным обогащением

Если организация, которая получила денежные средства от третьего лица по расторгнутому по вине последнего контракту, она может оставить их себе в качестве неустойки. Такие средства не являляются неосновательным обогащением и не подлежат возврату. Такое решение принял Верховный суд РФ.

Организация обратилась в арбитражный суд с иском к государственному учреждению о взыскании неосновательного обогащения по прекращенному государственному контракту. Требование у истца возникло на основании договора уступки прав требования другой организации, которая и перечислила свои средства в качестве обеспечения обязательств. Котракт был расторнут по вине этой организации, поэтому государственное учреждение не вернуло обеспечительный взнос.

Суды трех инстанций отказали истцу во взыскании неосновательного обогащения. Такую позицию поддержал Верховный суд РФ, который своим определением от 15 июня 2016 г. N 305-ЭС16-5701 отказал в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Судьи отметили, что после оценки предоставленных в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ , судьи оценили имеющие существенное значение для правильного разрешения спора обстоятельства и изучили условия заключенного между ответчиком и третьим лицом государственного контракта, а также договор залога. Руководствуясь статьями 328 , 334 , 337 , 380 , 381 и 1102 Гражданского кодекса РФ , суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. Поскольку, признана очевидной направленность согласованного сторонами контракта способа (перечень которых не является исчерпывающим) на обеспечение надлежащего исполнения поставщиком обязательства.

Судебная практика по взысканию неосновательного обогащения

СПб ГКУ «Городской информационно-расчетный центр» обратился в Московский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Воробьевой О.К. о взыскании незаконно полученного ежемесячного пособия по уходу за ребенком в возрасте до 1,5 лет и единовременного по.

ООО «Строй Групп» обратилось в суд с иском к Филиппову А.С., в котором просило взыскать с ответчика неосновательное обогащение в размере 90 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 17 349 руб. 41 коп., расходы по упл.

Истец Бестужев С.Н. обратился в суд с иском к Торгашову В.В. об установлении факта возврата долга и взыскании неосновательного обогащения.В обоснование исковых требований истец указал, что между Бестужевым С.Н. и Торгашовым В.В. был заключен догов.

Истец Леонтьев А.М. обратился в суд с иском к Павлову Г.И. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь на то, что 17.12.2014 года Леонтьев А.М. передал Павлову Г.И. сумму в размере 800 00.

Коровина Э.И. обратилась в суд с иском к Прохоровой Т.В., Коровину А.А., указывая на то, что с 2008г. по настоящее время ответчики состоят в браке. Коровина Э.И. является матерью Коровина А.А. В совместной супружеской собственности ответчиков нахо.

Ганько И.П. обратилась в суд с иском к Парамоновой Л.Л. о взыскании неосновательного обогащения ссылаясь на то, что между Парамоновой Л.Л. и Ганько И.П. было достигнуто соглашение о заключении договора купли-продажи 14/585 долей в праве собственно.

ООО «ТОЛДЕР» обратилось в суд с иском к Турченко К.С. и просит взыскать с ответчика неосновательное обогащение в размере 572020,00 рублей, проценты в сумме 25202,45 рублей, расходы по оплате государственной пошлины. В обоснование иска истец указал.

Каширина М.В. является нанимателем комнаты площадью 23,5кв.м. в девятикомнатной коммунальной . Помимо нанимателя в комнате зарегистрирован её сын, Каширин Т.А.Каширина М.В. от подписания договора социального найма уклоняется, в связи с чем договор.

Истица обратилась с иском к ответчикам о взыскании неосновательного обогащения, судебных расходов, указав, что 29.04.2016 года Иванова М.С. и Иванов В.С. приобрели по договору купли-продажи квартиру, расположенную по адресу: Х. Вышеуказанная кварт.

Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» обратилась в Калининский районный суд города Санкт-Петербурга с иском к Герасимову Н.Ю. о взыскании неосновательного обогащения в размере 62 122 руб. 89 коп., процентов за пользование ч.

Конкурсный управляющий Общества с ограниченной ответственностью «Домус» Андреев М.В. обратился в суд с иском к Дробышеву С.А. о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 1255000 рублей, процентов за пользование чужими денежными средств.

ООО «Охранная фирма «Титан» обратилась в Калининский районный суд города Санкт-Петербурга с иском к Лякиной Я.И. о расторжении договора купли-продажи, истребовании имущества в порядке неосновательного обогащения. Свои требования истец мотивировал .

дд.мм.гггг ответчик оформил на сайте ООО «Интернет Решения» два заказа (№ и №) общей стоимостью 50020,98 руб. Ответчик предварительно оплатил эти заказы через систему PayPal. При обработке заказа от ответчика было получено подтверждение готовности.

Истец обратился в суд с иском к Тиханину В. Г. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 31.05.2016 года по 31.05.2017 года в размере 1 445 583,41 руб. и расходов по оплате госпошлины в размере 15 427 руб. 92 коп.

Петухова Т. Н. обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с исковым заявлением к Ермакову В. Е. о взыскании процентов за пользование денежными средствами за период с 1 марта 2015 года по 31 июля 2017 года в размере 809 869,67 рублей.Одн.

Истец обратился в суд с иском к ответчику, в котором просит с учетом увеличения исковых требований взыскать с ответчика в свою пользу сумму неосновательно полученных денежных средств в размере 475 000 рублей; проценты за пользование чужими денежны.

Истец обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании неосновательного обогащения.Свои требования мотивирует тем, что **.**.**** и **.**.**** между Зевакиной Н. В. и Пожидаевой Е. В. были заключены договоры купли-продажи имущества (далее — Догово.

Дело № 2-1701/2017РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ РЕШЕНИЯименем Российской ФедерацииРудничный районный суд г. Кемеровов составе председательствующего судьи Жилина С.И.при секретаре Бормотовой А.М.,рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Кемерово 07 д.

Межмуниципальный отдел МВД России «Ленинск-Кузнецкий» обратился в суд с иском к Мирзоеву З.Ф.о. о взыскании неосновательного обогащения. Требования мотивирует тем, что ответчик проходил службу в органах внутренних дел с января 1997 года, с августа.

Затеев А.И. обратился в суд с вышеназванным иском, указав, что дд.мм.гггг его сын Затеев Е.А. оформил в ГПБ «ОАО) «Газпромбанк» потребительский кредит № на общую сумму 434 900 руб., для приобретения автомобиля.В связи с отсутствием финансовой возм.

Неосновательное обогащение: судебная практика

Судебные иски по требованиям о неосновательном обогащении редко встречаются в судебных инстанциях РФ. Скорее всего, это связано не с уникальностью ситуаций с обогащением без оснований за чужой счет, а с недостаточным пониманием сути конкретно этого института права большинством правоприменителей.

Вся суть в истории вопроса

Правовой институт неосновательного обогащения уходит своими корнями далеко в историю. Его успешно применяли в Древнем Риме для восстановления ущемленных прав при переводе различных благ от собственника к другому обладателю без надлежащих оснований. В современной юриспруденции заявления о неосновательном обогащении довольно часто называют кондикционными исками. Именно так они обозначались в древнеримском гражданском праве. Словом condictio назывались обязательства по безосновательным искам и направлялись с целью получения взыскания certa pecun ia — денег, или certa res — вещи. Первоначально condictio (дословно переводится, как подлежащее возврату будучи утерянным по ошибке) использовали к определенным договорным обязательствам, но в дальнейшем его применение расширилось и стало носить абстрактный характер. Исходя из этого, иски condictio позволяли требовать любое добро, которое оказывалось у обладателя без основания.

Современное понимание неосновательного обогащения в РФ

В процессе развития юриспруденции в целом и договорных отношений в особенности современная судебная практика по гражданским делам трансформировала понятие кондикционный иск в институт неосновательного обогащения. Общее правило для толкования этого института отражено в ст.1104 Гражданского Кодекса РФ и гласит о возврате неосновательно приобретенного блага в натуре. Также в ст. 1107 того же кодекса оговаривается требование о возмещении упущенной выгоды, которую мог бы извлечь потерпевший. Согласно вестнику Верховного суда юридически значимыми для установления по искам об ответственности по поводу неосновательного обогащения считаются те обстоятельства, которые указывают, для каких именно обязательств передавались блага. По сути, обязательства, следующие от неосновательного обогащения, основаны на том, что все перемены в имущественном обладании должны быть обоснованными. Соответственно, все изменения имущественных прав должны быть титулованными, то есть обусловленными определенными обстоятельствами — договором, предписанием, сделкой и прочими. Тот же верховный суд подчеркивает, что бремя подтверждения обстоятельств по искам безосновательного обогащения ложится на приобретателя данного имущества.
Таким образом, у современной юрисдикции институт кондикционных требований получил следующее толкование: неосновательное обогащение — обретение или сохранение имущества, осуществленное за счет другого субъекта без оснований, установленных законодательством посредством договора/сделки, или опираясь на другие правовые нормы.

Смотрите так же:  Приказ 647 от 16.08.2003 мвд рф

Пример из судебной практики, демонстрирующий эту категорию исков:
Владелец помещения нежилого назначения, находящегося в многоквартирном доме, проживает там без договорных отношений с управляющей организацией. Во время проживания он не оплачивает расходы на содержание совместного имущества, относящегося к владениям многоквартирного дома. Такой владелец является безосновательно обогащенным, а управляющая компания является потерпевшей стороной.

Кондикционные обязательства

Ответственность, вытекающая из безосновательного обогащения, является универсальным институтом по защите общих гражданских прав. Его ключевое отличие от правомерных взаимоотношений между субъектами по поводу имущества состоит в том, что кондикционный институт регулирует нехарактерные взаимоотношения — внедоговорные. Обязательства по требованиям неосновательного обогащения считаются охранительными, выступая гарантом против ущемления прав субъектов в том случае, когда нет способов рассматривать их в обычном порядке. Также они несут защитную функцию, направленную на восстановление нарушенных прав, возникших в результате ситуации, при которой один наживается за счет другого. Важно учитывать, что для появления кондикционных обязательств нужны определенные обстоятельства:

  • обогащение должно произойти за счет другого правового субъекта;
  • обогащение происходит без законного основания, или с особыми условиями, что ранее эти основания были, но в последующем по определенным причинам были отменены.

Например, признание сделки недействительной в определенных случаях может привести к иску о неосновательной наживе.

Согласно обзору судебных практик, данная норма об отпадении оснований впоследствии используется довольно часто. При рассмотрении суда договорные обязательства трансформируются в кондикционные иски. То есть заключенный договор или сделка по передаче имущества признаются негодными и выявляется факт незаконного обогащения.

Типичный случай из судебных практик:
Рассмотрение исков о невыполнении обязательств по кредитному договору. Например, ответчик отказывается внести доплату за обработку ссудного счета. Суд признает данное условие в кредитном договоре недействительным и обвиняет кредитную организацию в незаконном способе обогащения.

Условия для отказа возмещения в качестве неосновательного обогащения

В общих правилах возврата благ по кондикционным искам законодательством установлены исключительные случаи, когда возврат по неосновательному обогащению невозможен. Регулируется этот перечень нормой указанной в ст. 1109 ГК РФ:

  • имущество, отданное для исполнения обязательств до момента срока исполнения, кроме случаев, когда обязательствами не предусмотрено другое;
  • плата за работу и другие приравненные к ней выплаты (пособия, стипендии, пенсии, алименты и другие платежи), выплачиваемые субъекту, как источник существования, в случае отсутствия нарушений с его стороны и ошибочных подсчетов;
  • также не рассматривается имущество, отданное для исполнения определенных по договоренности обязательств, по которым истек срок давности;
  • имущество, деньги или иные выплаты, предоставленные в целях благотворительности либо для исполнения несуществующего обязательства в случае, когда приобретатель сможет доказать, что требующий возмещения знал об отсутствии обязательств.

Это весь перечень исключений по неосновательному обогащению, предусмотренный ст. 1109 ГК РФ. Он признан законом исчерпывающим и не трактуется никак иначе.

Остается добавить, что неосновательное обогащение может происходить в качестве приобретения чужого добра или его сбережения. Исследования судебной практики показывают, что четкого подхода в решении этих вопросов у судов общей практики нет. Сложности возникают в теоретическом толковании соотношения кондикционного обязательства с другими имущественными требованиями.

Данные советы основаны на конкретных делах, выигранных в суде, потому имеют практическое значение.

Выполнение работ без оформления договорных обязательств.
В ситуации, когда выполнены определенные работы перед заказчиком, но договор о сотрудничестве не заключался и нет подписанных актов об исполнении работ, суд вправе отказаться от удовлетворения иска о взимании платы с заказчика. В таком случае, ссылаясь на с. 1102 ГК, можно обвинить заказчика в незаконном обогащении. Веским аргументом будут доказательства надлежащего выполнения работ и свидетельства о факте обращения заказчика с просьбой выполнить эти работы. Подойдет протокол о намерениях, технические проекты и другое нечто подобное.

Возврат комиссионных банков.
Теперь любой заемщик может истребовать у кредитора возврат комиссий, оплаченных по договору кредитования. И текущая история договора значения не имеет, оплачен ли кредит в полной мере или нет. Судебные инстанции признали банковские комиссионные заемных контрактов незаконными. Например, комиссия за обслуживание кредита за ведение счета и за выдачу кредита. Комиссия за ведение расчетного счета также признана незаконной, так как у клиента нет права выбора, он вынужден покупать эту услугу у банка при обслуживании. Договор займа не аннулируется, незаконным признается пункт о взимании дополнительных комиссионных, который в свою очередь трактуется как неосновательное обогащение подлежащее возврату.

Судебная практика по делам о взыскании неосновательного обогащения

Об адвокате

Практика адвоката

Судебное представительство по гражданским делам

Представительство в МКАС при ТПП РФ

Раздел имущества супругов

Международное похищение детей — возвращение

Освобождение имущества от ареста

Защита права собственности

Международное право

Семейные споры

Наследственные споры

Выступления адвоката на TV

Споры о детях

Рекомендации Клиентов адвокату

Судебные речи

Аналитика

Телефон:


+7 (962)-934-13-66
+7(977)-946-16-31

Офис:

Взыскание
неосновательного обогащения

(Судебная практика)

Возврат неосновательного обогащения регулируется статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ), в силу которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. Причем закон устанавливает, что правила о взыскании неосновательного обогащения применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Статья 1109 ГК РФ перечисляет случаи передачи имущества, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, а именно:
1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Обычно при разрешении споров по искам о взыскании неосновательного обогащения у судов не возникает вопросов с определением обстоятельств, имеющих значение для дела. Для удовлетворения исковых требований суду достаточно установить:

— уменьшение имущества на стороне истца,
— увеличение имущества на стороне ответчика,
— размер этого имущества,
— переход имущества без надлежащих для этого оснований.

В законе, казалось бы, прописано все предельно четко и ясно, но в жизни часто встречаются случаи, когда деньги переходят от одного лица к другому лицу по доброй воле, но без оформления необходимых документов. Впоследствии отдавший деньги меняет свое решение и обращается в суд к получателю с иском о взыскании неосновательного обогащения.

Например, родственник или близкий человек перечисляет деньги со своего банковского счета на счет своего родственника или близкого человека с целью одарить, при этом никакие письменные договоры дарения не заключаются. Через некоторое время межличностные отношения портятся. Даритель денег считает своим правом «наказать неблагодарного» и отобрать подаренное через суд. Суды при рассмотрении таких споров часто принимали прямо противоположенные решения при однородных составляющих дела.

Рассмотрим некоторые случаи из судебной практики:

Пример 1.

Пожилая свекровь решила подарить своей невестке крупную сумму денег для того, чтобы последняя при любых обстоятельствах была в состоянии вырастить двух малолетних детей – родных внуков дарительницы. На своего родного сына ей рассчитывать не приходилось, поскольку он все деньги прогуливал и пропивал. Женщина пригласила свою невестку в банк, где был открыт счет на имя невестки. В этот же день по заявлению свекрови деньги были перечислены на счет невестки без указания назначения платежа. Через два года молодая женщина решает расторгнуть брак с пьющим запоем мужем. Свекровь после начала судебного бракоразводного процесса сына подала иск в суд к невестке о взыскании неосновательного обогащения.

В иске свекровь указала, что по ошибке перечислила своей невестке деньги и та отказывается деньги возвращать. Она также просила взыскать с невестки проценты за пользованием чужими денежными средствами в течение двух лет. Иск был удовлетворен как в части взыскания перечисленной истцом суммы, так и в части взыскания процентов.

Взыскивая указанную сумму, суд указал, что ответчиком не представлено, а судом не установлено доказательств того, что денежные средства, перечисленные истцом на счет ответчика, неосновательным обогащением не являются и не подлежат возврату, то есть договор дарения не заключался. При этом суд не выяснял у истца причину перевода денег ответчику. Апелляционная инстанция согласилась с принятым решением. Кассационная инстанция не нашла никаких нарушений.

Смотрите так же:  Пособие срочный трудовой договор

Думается, что суд первой инстанции в нарушение п. 2 ст. 56 ГПК РФ не обязал истца объяснить, на каком правовом основании истец собственноручно оформив заявление в банке о перечислении денег на счет своей невестки, сделала перевод своих денежных средств в ее пользу? В чем заключалась ошибка при перечислении денег, о которой заявила истец?

Ответы на данные вопросы являются обязательными для установления необходимости возврата спорного имущества истцу, как неосновательного обогащения ответчика, или об отсутствии таковой.

Также нельзя согласиться с решением суда о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку по правилам ст. 395 ГК РФ начислять проценты по этому основанию возможно с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательном получении или сбережении денежных средств. Суды, рассматривающие дело не учли, что до вынесения судебного решения ответчик не могла знать о том, что она неправомерно пользуется чужими денежными средствами, поскольку неосновательность обогащения была установлена только судом.

Пример 2.

Мать в течение нескольких лет перечисляла сыну денежные средства из США, где она проживала. Вернувшись в Россию, она подала в суд иск к сыну о взыскании суммы долга. Впоследствии она уточнила исковые требования и просила суд взыскать с сына неосновательное обогащение.

Судом первой инстанции иск был удовлетворен. Суд апелляционной инстанции решение отменил и вынес новое решение, которым в иске было отказано.

Вынося новое решение по делу суд апелляционной инстанции учел, что при перечислении спорных денежных средств на счет ответчика в банке истец имела намерения передать именно ответчику спорные денежные средства, и истец перечислила спорные денежные средства на счет ответчика не ошибочно, а добровольно и намеренно.

Суд отметил, что истец не имела обязательств перед ответчиком по выплате ему спорных денежных средств, знала об отсутствии таких обязательств.
Суд дал правовую оценку тому факту, что позиция истца при обосновании целей перечисления спорной денежной суммы ответчику являлась непоследовательной и противоречивой. Так, в исковом заявлении истец ссылается на существование долга. Затем в судебных заседаниях истец указала на наличие ошибки в перечислении. Суд также учел, что при перечислении денежных средств ответчику истец не указала такого назначения платежа, из которого следовало бы, что денежные средства переданы ответчику на возвратной основе.

Таким образом, суд посчитал, что отсутствие назначения платежа при перечислении денежных средств ответчику при отсутствии обязательств по выплате истцом ответчику денежных средств и обязательств ответчика по возврату денежных средств в назначении платежа, свидетельствует о том, что деньги передавались именно ответчику, также свидетельствует о передаче истцом в распоряжение ответчика денежных средств без возложения на него определенной цели получения денежных средств, безвозмездно, в качестве материальной помощи, с намерением одарить ответчика.

В решение указано, что истец перевела денежные средства на банковский счет ответчика, при этом истец не могла не знать, что ответчик может распоряжаться поступившими на его счет денежными средствами. Таким образом, истец не имела оснований рассчитывать на возврат спорных денежных средств ответчиком при перечислении денег без каких-либо взаимных обязательств.

Из вышеперечисленного можно сделать один важный вывод: не принимайте безналичные деньги даже от близкого человека без того, чтобы благодетель не дал Вам письменной расписки о том, что он Вас одаряет. Эта расписка будет гарантом того, что Вас не вызовут в суд и не взыщут дар, как неосновательное обогащение.

Апелляция поправила судей по взысканию неосновательного обогащения

Белгородский областной суд представил на своем сайте очередной выпуск информационного бюллетеня суда за октябрь 2015 года.

В бюллетень традиционно вошел обзор судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам. Кроме того, приводятся статистические данные пересмотра судебных решений в апелляционном порядке и обзор судебной практики в европейском суде.

Анализируя одно из дел, апелляционный суд отмечает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Д. обратился в суд с иском к своему сыну Ю. о взыскании суммы долга, сославшись на то, что согласно расписке от 12 мая 2012 года, Ю. обязался в течение двух лет с момента ее написания выплатить ему 120 000 руб., внесенных им за обучение в Губкинском филиале Московского государственного открытого университета. Истец, помимо этой суммы, просил взыскать с ответчика расходы по оплате госпошлины в 1000 руб. Суда удовлетворил заявленные истцом требования в полном объеме. Однако это решение было отменено в апелляционном порядке.

Согласно условиям договора о подготовке специалиста в Московском госуниверситете, Ю. был принят в него на обучение. В сентябре 2008 года его перевели на заочную форму обучения за счет средств физических и юридических лиц, а в июле 2010 года он был отчислен. Факт оплаты Д. за обучение сына подтверждается квитанциями от 6 июля 2006 года, 9 июля 2007 года и 28 июля 2009 года.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции сослался на ст.307,309,314 ГК РФ и на то, что в установленный в расписке срок ответчиком не исполнены принятые на себя обязательства. Однако согласно материалам дела, никаких денежных или имущественных обязательств у ответчика перед истцом не существовало, истец добровольно оплачивал за обучение своего сына, который на начало обучения являлся несовершеннолетним – 1987 года рождения.

Представленные истцом квитанции лишь удостоверяют факт внесения на счет вуза денег, и не могут рассматриваться как доказательство наличия между сторонами соглашения об установлении заемных обязательств или неосновательном обогащении ответчика, в силу следующего.Так, вступившим в силу 3 марта 2015 года решением суда по иску Д. к Ю. о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование средствами и встречному иску Ю. к Д. о признании недействительным договора займа установлено, что факт заключения договора займа не нашел своего подтверждения, что имеет преюдициальное значение по данному делу и в силу ч.2.ст.61 ГПК РФ указанные обстоятельства обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Кроме того, не нашло своего подтверждения и то обстоятельство, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца. В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью. В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Поскольку несение истцом расходов по оплате обучения сына произведено добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны ответчика, что предполагает безвозмездность отношений, так как истцом перечислены денежные средства по несуществующему обязательству, о чем истцу было известно, в соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ указанная денежная сумма не подлежит возврату.

С полным текстом информационного бюллетеня Белгородского областного суда № 10 за октябрь 2015 года можно ознакомиться здесь.