Война за польское наследство таблица

Польское наследство, война за Польское наследство — война России, Австрии и Саксонии против Франции, Испании, Сардинии и Баварии в 1733-1735 гг. Поводом к войне послужили выборы короля Польши после смерти Августа II. Франция выдвинула кандидатуру С. Лещинского, избрание которого существенно ослабило бы влияние России в Польше и вообще в Восточной Европе. Россия и Австрия поддержали кандидатуру саксонского курфюрста Фридриха Августа II, претендовавшего на польский престол. Россия ввела в Восточную Польшу свои войска, но 12 сентября 1733 г. сейм в Варшаве избрал королем Лещинского. Тогда на территории, оккупированной Россией, часть польских магнатов избрала на престол Фридриха Августа II (король Август III). В ходе начавшейся войны русская армия успешно продвигалась в глубь Польши; 7 июля 1734 г. пал Гданьск, а Лещинский бежал. Большинство польских магнатов перешло на сторону Августа III. Россия, оставив часть войск в Польше, двинулась на помощь Австрии, терпевшей поражение от Франции. В 1735 г. прекратились военные действия, но конфликт завершился подписанием Венского мирного договора лишь в 1738 г. Франция признала Августа III, за С. Лещинским пожизненно закрепился королевский титул, и ему передавались Лотарингияи графство Бар (после его смерти перешли к Франции), Австрия отказалась от Королевства Обеих Сицилии (передано младшей линии испанских Бурбонов), а Сардиния приобретала часть Миланского герцогства. Усилились позиции России в Европе.

Польское наследство, война за Польское наследство 1733-1735 между Россией, Австрией и Саксонией, с одной стороны, и Францией — с другой. Поводом к ней были выборы короля на польск. престол после смерти Августа II (1733). Франция выдвинула кандидатуру Станислава Лещинского (женатого на дочери французского короля Людовика XV), утверждение к-рого могло не только подорвать влияние России в Польше, но и привести к созданию антирусского блока гос-в (Турция, Польша, Швеция) во главе с Францией. Россия и Австрия поддерживали саксонского курфюрста Фридриха Августа. 12 сентября 1733 года на сейме в Варшаве Лещинский был избран королём. Однако утвердиться на престоле ему не удалось. Противники Лещинского, поддержанные частями литовской армии, обратились за помощью к России. Русское правительство по просьбе своих сторонников (польских магнатов) в сентябре 1733 года ввело в Польшу войска под командованием генерал- фельдмаршалла Б. К. Миниха. 5 октября на тер., занятой рус. войсками, магнаты и шляхтичи, придерживавшиеся русско-австрийской ориентации, провозгласили королём Фридриха Августа (Августа III). Вспыхнула война. Война завершилась подписанием 5 октября 1735 года прелиминарного (предварительного) мира. 18 ноября 1738 года был подписан окончательный Венский мир между Австрией и Францией, к которому в 1739 году присоединились Россия, Польша, Саксония. Франция вынуждена была признать польским королём Августа III. В результате войны за Польское наследство укрепились позиции России в Европе и усилилось её влияние на Польшу. Франция добилась ослабления Австрии. Война за Польское наследство велась в соответствии с господствовавшей в то время в Западной Европе кордонной стратегией (особенно со стороны Австрии). Несмотря на отдельные сражения, стратег, цель в этой войне состояла не в разгроме армии противника, а в том, чтобы, опираясь на крепости, небольшими силами нарушать коммуникации противника. Войска равномерно распределялись по важным стратег, пунктам, осуществи ляли сложные манёвры, стремясь перехватить вероятные пути движения войск протиника и сковать его действия. При ведении боя применялась линейная тактика. В войне подтвердилось значение координации усилий войск коалиции и взаимодействия сухопутных войск и сил флота.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 6: Объекты военные – Радиокомпас. 672 с., 1978.

ПОЛЬСКОЕ НАСЛЕДСТВО. Война за Польское наследство, — велась в 1733-1735 годы между Россией, Австрией и Саксонией с одной стороны и Францией — с другой. Поводом к войне послужили выборы короля на польский престол после смерти Августа II (1733). Франция выдвинула С. Лещинского, утверждение которого явилось бы значительной политической победой Франции, могло бы подорвать русское влияние в Речи Посполитой, привести к созданию против России блока государств под руководством Франции. Россия и Австрия поддержали саксонского курфюрста Фридриха Августа (см. Август III). Царское правительство по просьбе группы польских магнатов ввело в Польшу свои войска. 12 сентября 1733 года на сейме в Варшаве Лещинский был избран королем. Часть шляхты и магнатов 5 октября на территории, занятой русскими войсками, избрала на престол Фридриха Августа. В ходе начавшихся военных действий русские войска в январе 1734 года заняли Торунь, а в феврале, отразив атаку французского десанта под руководством маркиза де Плело, осадили Гданьск. 7 июля 1734 года Гданьск капитулировал, а Лещинский бежал. Большинство польских магнатов перешло на сторону Августа III. Царское правительство, оставив часть войск в Польше, направило летом 1735 года корпус П. П. Ласси на помощь Австрии, потерпевшей в 1734 году поражения от французских войск в битвах при Парме и Гуасталла. Война закончилась подписанием 18 ноября Венского мира 1738 года (прелиминарный — 5 октября 1735 года) между Австрией и Францией, к к-рому присоединились в 1739 году Россия, Польша и др. Франция признала польск. королем Августа III, ее ставленник — С. Лещинский — отказался от притязаний на польский престол, но получил Лотарингию, которая после его смерти должна была перейти к Франции. В итоге войны укрепились международные позиции царского правительства, увеличилось его влияние на Польшу, Франция добилась ослабления Австрии.

А. Л. Гольдберг. Ленинград.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 11. ПЕРГАМ — РЕНУВЕН. 1968.

Литература: Бутурлин Д. П., Воен. история походов россиян в XVIII ст., ч. 3, СПБ, 1823; Герье В., Борьба за польск. престол в 1733, М., 1862; Очерки истории СССР. Россия во 2-й четв. XVIII в., М., 1957; Massuet P., Histoire de la derniere guerre et des négotiations pour la paix, v. 1-2, Amst., 1736-37; Beyrich R., Kursachsen und die polnische Thronfolge 1733-36, Lpz., 1913; Carre H., L’héroique aventure du comte de Plélo et l’expédition de Dantzig, P., 1946; Strobl W., Österreich und der polnische Thron 1733, (W.), 1950 (Diss.); Rostworowski E., O polska korone. Politika Francji w latach 1725-1733, Wr.-Kr., 1958.

Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй четверти XVIII в. М., 1957;

История Польши. Т. 1. Изд. 2-е. М., 1956.

Бутурлин Д. П., Воен. история походов россиян в XVIII ст., ч. 3, СПБ, 1823;

Герье В., Борьба за польск. престол в 1733, М., 1862;

Massuet P., Histoire de la derniere guerre et des négotiations pour la paix, v. 1-2, Amst., 1736-37;

Beyrich R., Kursachsen und die polnische Thronfolge 1733-36, Lpz., 1913;

Carre H., L’héroique aventure du comte de Plélo et l’expédition de Dantzig, P., 1946;

Strobl W., Österreich und der polnische Thron 1733, (W.), 1950 (Diss.);

Rostworowski E., O polska korone. Politika Francji w latach 1725-1733, Wr.-Kr., 1958.

Война за польское наследство таблица

В конце 1732 года скончался Август II<70>, король польский, курфюрст саксонский, союзник Петра Великого в Северную войну. Польский трон становился вакантным и на него претендовали два кандидата<71>: сын покойного Август III Саксонский и известный уже нам по Северной войне Станислав Лещинский, ставленник Франции и возглавитель русофобской партии.

Ясно, что эта последняя кандидатура являлась для России неприемлемой, так как лишала ее спокойствия на ее западной границе. Поэтому Петербургский кабинет потребовал от Сейма снять ее. Однако представление это осталось безрезультатным. Партия Лещинского все усиливалась, и в августе 1733 года он был избран королем<72>.

Избрание это отнюдь не застало Россию врасплох. Предвидя такой оборот дел, правительство Императрицы Анны с весны начало сосредоточивать войска на литовской границе. 31-го июля фельдмаршал Ласси с 20000 человек перешел границу, овладел Литвой и Курляндией и в двадцатых числах сентября подошел к Висле.

Лещинский отправился в Данциг — окно в Европу, откуда мог ожидать помощи своего зятя Людовика XV. Ласси занял Прагу и Варшаву, где провозгласил королем Августа III и стал на зимние квартиры у Ловича и Скерневиц. Однако уже в декабре он получил повеление идти на Данциг и выступил туда с 12000 отрядом (численность русских войск в Польше и Литве достигала 50000, но большую часть пришлось оставить в стране для организации тыла, поддержки саксонской партии и наблюдения за полчищами посполитого рушенья).

В дальнейшем военные действия сосредоточились почти исключительно вокруг Данцига, где засел Лещинский с 20000 войска <73>(частью шведских и французских волонтеров, частью поляков). 23-го февраля начались осадные работы, а 5-го марта туда прибыл Миних, принявший главное командование.

Осада Данцига длилась четыре месяца. Франция, став открыто на сторону Лещинского, начала военные действия против России и Австрии (тоже поддерживавшей саксонскую кандидатуру). Французский флот, войдя в Балтийское море, старался прервать сообщение осадной армии с Россией и высадил в устье Вислы десант. С другой стороны король Пруссии объявил нейтралитет и препятствовал подвозу осадной артиллерии через свои владения. Миних вел долгую и неприятную переписку с Фридрихом-Вильгельмом и в конце концов прибегнул к хитрости: осадные мортиры были доставлены в русскую армию из Саксонии в закрытых каретах под видом экипажей курфюрста вюртембергского<74>.

Тем не менее, чередуя бомбардировки со штурмами, Миних овладел большей частью предместий. Попытки поляков деблокировать Данциг окончились для них плачевно, 17000 было разбито в шесть раз слабейшим русским отрядом. 17-го июня французский десантный корпус положил оружие в составе 4-х полков <75>(5000 человек) у Вейксельмюнде. Так окончилось первое в истории столкновение русских с французами. Лещинский, переодевшись, бежал — и 8-го июля <76>1734 года Данциг сдался. Овладение Данцигом стоило нам не свыше 3000 человек, главным образом при неудачном штурме Габельберга <77>(120 офицеров, 2000 нижних чинов). К концу осады у нас было до 16000 человек.

Дело Лещинского было с тех пор потеряно, и его сторонники пали духом. Многочисленные польские ополчения не представляли собой сколько-нибудь серьезного противника. Польское войско занималось усобицами и доставляло русским лишь утомление переходами. Иногда, — пишет адъютант Миниха Манштейн, большие массы поляков приближались к русскому отряду, распуская слухи, что хотят дать сражение, но не успеют русские сделать двух пушечных выстрелов, как уже поляки бегут. Никогда русский отряд в 300 человек не сворачивал с дороги для избежания 3000 поляков, потому что русские привыкли бить их при всех встречах… Мало-помалу польские войска расходились по домам, и русские спокойно могли стать на зимние квартиры в стране Августа III.

Делать в Польше было уже нечего. В кампанию 1735 года кабинет решил двинуть русские войска в Германию, для оказания сикурсу цесарю, войско которого сражалось на Рейне с французами.

8-го июня 1735 года Ласси с 20-тысячным корпусом <78>двинулся из Польши через Силезию и Богемию в Баварию и 30-го июля прибыл в Нюрнберг <79>(довольствие австрийцы взяли на себя). До сих пор поход совершался благополучно, — доносил Ласси из Нюрнберга, — солдаты в пропитании нужды не имели и жалоб ни от кого на войско не приходило. В здешних краях очень удивлены, что многочисленная армия содержится в столь добром порядке; из дальних мест многие приезжают смотреть наше войско…

В сентябре армия прибыла на Рейн под Филипсбург<80>. Еще никогда русские орлы не залетали так далеко на Запад, но померяться силами с равноценным противником им в эту войну так и не пришлось. Французы заключили уже перемирие, а вскоре и мир с обеими империями<81>.

В ноябре месяце <82>корпус Ласси двинулся обратно в Россию — в степях Украины начиналась новая война.

Назад Оглавление Вперед

Война за польское наследство

Война за польское наследство (1733-1735 гг) – этап истории России, на который пришелся вооружённый конфликт, произошедший в 1733-1735 гг. между двумя коалициями европейских стран. Первая – Россия вместе с Австрией и Саксонией. Вторая – Франция, Испания и Сардиния. Война закончилась победой первой коалиции и воцарением на польском престоле её ставленника – короля Августа 3.

Предыстория вопроса

В Польше эпохи середины 18 века не было абсолютной монархии. Король назначался сеймом – собранием влиятельных дворянских кланов (шляхты). Не было и сильной централизованной власти. Самовластие и произвол шляхтичей на местах делало Польшу очень беспокойным соседом, в особенности для России и Австрии. Польские магнаты захватывали приграничные земли и облагали пошлинами российских подданных. Гонениям со стороны польского католического большинства подвергались православие и лютеранство. Но пока на престоле сидел Август 2 приемлемый баланс сил и интересов соседних стран сохранялся. Напомним, что в Северной войне Август 2 выступал на стороне Петр Великого. 1 февраля 1733 года польский король умер.

На престол претендовало два кандидата.

Смотрите так же:  Обналичиваем материнский капитал иркутск

  • Сын умершего монарха, курфюрст Саксонии, 36-летний Фридрих. Его кандидатура поддерживалась Россией и Австрией.
  • Станислав Лещинский. Ему в 1733 г. было 55 лет. В годы своего правления, с 1704 по 1709 гг., Станислав I был союзником шведов в войне против России. После поражения под Полтавой Лещинский бежал во Францию и жил там все эти годы. Французскому королю Людовику XV он приходился зятем.

Вскоре после кончины Августа 2 Станислав, при серьёзной материальной поддержке французов, вернулся на родину и заявил о претензиях на престол. Петербург не согласился на то, чтобы во главе Речи Посполитой вновь стал представитель наиболее агрессивно настроенных антироссийских кругов, претендующих на земли Российской империи. Поэтому весной 1733 года к границе с Польшей Россия направила армию. Это произошло, не дожидаясь выборов нового короля сеймом, к польской границе были стянуты русские войска.

Лещинский начал искать поддержки у исторических соперников России. Эту поддержку он нашел в Турции, во Франции, в Пруссии и Швеции. Все страны имели виды на Польшу и из-за этого неоднократно вступали в конфликт с Россией (все, кроме Франции). Другой кандидат – Фридрих Август – заключил соглашения с Россией и Австрией о всесторонней поддержке. Таким был расклад сил, а также причины и повод для войны за польское наследство 1733-1735 годов.

Основные события войны в Польше

Архиепископ Федор Потоцкий сосредоточил в своих руках исполнительную власть до избрания нового короля была.Потоцкий бы открытым сторонником Лещинского. В начале сентября 1733 года, после 18-дневных дебатов, большинство сейма избрало королём Лещинского. Но меньшинство не признало этого решения. Заявляя о подкупе голосовавших за Лещинского дворян французскими деньгами, оно покинуло собрание и отправило «Декларацию доброжелательности» к императрице Анне Иоанновне, в которой призывалось к сохранности законной формы польского устройства государства. Среди подписавших документ были представители многих знатных и влиятельных фамилий: Мнишеки, Радзивиллы, Любомирские, Вишневецкие, Сапеги, Епископ Краковский и т.д.

«Декларация» стала основанием вступления русской армии в Польшу в сентябре 1733 года. Армию, численность которой составляла 20 тыс человек, возглавил Ласси. Армия направилась к Варшаве. В это время Лещинский собрал свою армию. В основном силами Франции. Эта армия укрылась в Гданьске (современный Данциг), где ожидала подкрепления.

5 октября «альтернативный сейм» избрал королём Фридриха Августа (под именем Августа III). Русская армия, после того как практически все крупные города присягнули новому монарху, в январе 1734 года осадила Гданьск. Сражение за этот город стало первой и самой крупной битвой войны. Ранее русская армия сталкивалась лишь с незначительными партизанскими действиями.

Мощную крепость быстро взять не удалось. В марте генерала Ласси сменил фельдмаршал Миних, искусный военный инженер, и возглавил осадные работы. Орудий для обстрела города не было: Пруссия препятствовала провозу их через свою территорию, и доставить малую их часть получилось лишь 18 апреля.

Тем временем к Гданьску уже подошли одиннадцать французских военных кораблей. Миних смог перерезать сообщение осаждённого города с его гаванью, и французы были вынуждены высаживать десантный корпус в другом месте (Вейхзельмюнде). Оттуда в течение мая они несколько раз контратаковали русские позиции, предпринимая вылазки из города, но успеха не имели.

В начале июня 1733 года к Гданьску прибыл флот России. Численность флота составляла 23 корабля. Французская эскадра удалилась. Потери составили: 1 корабль (сел на мель) и до 5 тыс человек в Вейхзельмюнде. Все они сложили оружие. Флот привёз Миниху артиллерию, и к концу июня 1734 года, чередуя бомбардировки со штурмами, он вынудил город сдаться. Лещинский вновь бежал во Францию, где и прожил теперь уже до конца своих дней. Вскоре почти все знатные семьи Польши принесли присягу Августу 2.

Военные события в Италии

В феврале 1734 г. вместе с французами во владения Австрии на Апеннинском полуострове вторглись Сардиния и Испания. Крупнейшей сражение этой военной компании пришлось на 29 июня 1734 года у города Парма. Австрия одержала победу. В этом сражении главнокомандующий австрийской армией был убит. Поэтому победу в сражении Австрия добыла, но развить успех не получилось. Проигравшая армия смогла успешно покинуть Аппенины.

Второй крупное сражение произошло 14 сентября у местечка Квистелло. В этом срежинии вновь победу одержала австрия, однако, уже 20 сентбяря австрийская армия была разгромлена в битве при Гвасталле.

Одновременно с этими событиями в наступление перешла армия Испании. Она с апреля по декабрь полностью очистила от австрийских войск королевство Неаполь.

Военные события в Германии

Французская армия в апреле 1734 года перешла Рейн и стала успешно продвигаться вперёд, захватывая город за городом. Австрийские войска ограничились сугубо оборонительной тактикой, но и в ней они не преуспели. К концу 1734 года Австрия была вынуждена вступить с Францией в консультации о мире. Торг затянулся, и на помощь была призвана армия России. Летом 1735 года армия под командованием Ласси выдвинулся из Польши и отправилась на Рейн. Франция осознала неизбежное и заключила мир.

Основные итоги войны за польское наследство 1733-1735 годов можно свести к трем пунктам:

  • Россия не допустила воцарения в Речи Посполитой агрессивно настроенного к ней правителя.
  • Франция, не достигнув цели в Польше, однако, успех был достигнут на Аппенинах, где пошатнулись позиции Австрии.
  • Австрия получила союзника в лице Польши, но лишилась Неаполитанского королевства («Обеих Сицилий»).

Война за польское наследство 1733–1738 гг

1) Польша, второе по размерам европейское государство, находилась в состоянии глубокого внутреннего кризиса;

2) союзники – Россия, и Австрия, заключившие в 1726 г. оборонительный союз, были противниками идеи образования польско-саксонского королевства, к чему стремился Август II;

3) союзники также противодействовали созданию союза Речи Посполитой с Турцией, Францией и Швецией;

4) Россия вмешалась в польский вопрос, поскольку польское правительство намеревалось удержать за собой Правобережную Украину и Белоруссию, оттягивало признание императорского титула за русскими царями, отказывалось гарантировать русские завоевания в Прибалтике: оно само претендовало не только на Лифляндию, но и на Курляндию.

21 января (1 февраля) 1733 г. курфюрст саксонский и король польский Август Сильный скончался. С последних десятилетий XVII в. в Речи Посполитой существовал принцип выборности короля, что превратило польский престол в постоянный объект соперничества иностранных государств:

1) претендент Франции, Испании и Сардинии – бывший ставленник Карла XII Станислав Лещинский, зять Людовика XV (1710–1774, правил с 1715 г.), женатого на его дочери Марии;

2) претендент Австрии, России и Пруссии – Август III (саксонский курфюрст Фридрих), сын умершего короля Августа II (1733).

Это было первое совместное действие в Польше трех будущих участников ее разделов. Сам факт участия Франции в польских делах выводил его за рамки региональной проблемы. Крах французского кандидата означал сильнейший удар по престижу Франции, столь важному в династической Европе, и стал весомым поводом к войне. После пяти лет вялых военных действий, в которых участвовали также Испания и Сардиния, война закончилась подписанием Венского договора 1738 г. между Австрией и Францией, к которому в 1739 г. присоединились Россия, Речь Посполитая и другие страны. Договор решал проблему польского престола и содержал некоторые территориальные перераспределения европейских земель. В результате в главном выигрыше осталась Франция.

Результаты войны:

1. Франция вновь стала ведущей европейской державой.

2. Укрепились международные позиции русского правительства и увеличилось его влияние на Польшу. Важно отметить, что это было первое и удачное (хотя опосредованное через польские дела) участие России в решении проблем западноевропейской международной политики.

3. Франция же добилась ослабления Австрии.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.001 с) .

Причины начала Войны за польское наследство 1733-1735 и итоги данной войны, заранее спасибо )

Экономь время и не смотри рекламу со Знаниями Плюс

Экономь время и не смотри рекламу со Знаниями Плюс

Война за польское наследство — война, ведшаяся в 1733—1735 годах коалициями России, Австрии и Саксонии с одной стороны и Франции, Испании и Сардинского королевства с другой.

Поводом послужили выборы короля на польский престол после смерти Августа II (1733). Франция поддерживала кандидатуру Станислава Лещинского, тестя Людовика XV, ранее уже занимавшего польский трон во время Северной войны, Россия и Австрия — саксонского курфюрста Фридриха Августа II, сына покойного короля. Победу одержала антифранцузская коалиция.

По Венскому миру 1738 Фридрих Август был признан польским королём как Август III, а Лещинский получил герцогствоЛотарингию; в обмен Франция признала Прагматическую санкцию, по которой преемницей императора Священной Римской империи Карла VI в наследственных владениях признавалась его дочь Мария Терезия, а императором должен был стать её муж Франц I Стефан, отказавшийся от родной Лотарингии в пользу Станислава.

Подключи Знания Плюс для доступа ко всем ответам. Быстро, без рекламы и перерывов!

Не упусти важного — подключи Знания Плюс, чтобы увидеть ответ прямо сейчас

Посмотри видео для доступа к ответу

О нет!
Просмотры ответов закончились

Подключи Знания Плюс для доступа ко всем ответам. Быстро, без рекламы и перерывов!

Не упусти важного — подключи Знания Плюс, чтобы увидеть ответ прямо сейчас

Война за польское наследство таблица

Война за Польское наследство

К 1730 году Ганноверский (Англия, Франция, Пруссия) и Венский (Испания, Австрия и Россия) союзы распались. Теперь Англия начала сближение с Россией и Австрией, а Франция — с Испанией. В 1733 году оба Бурбонских дома заключили первый семейный договор о дружбе и взаимопомощи.

1 февраля 1733 года в Варшаве скончался Фридрих Август I, курфюрст Саксонии, он же — Август II, король польский. Смерть этого развратника, мота и балагура послужила очередным поводом к войне в Европе.

Людовик XV, женившийся на дочери марионеточного правителя Речи Посполитой Станислава Лещинского [34] , выдвинул на опустевший трон кандидатуру своего тестя. Таким образом, план кардинала Флери [35] отыскать для молодого короля невесту, которая не смогла бы втянуть Францию в какую-либо войну, не оправдался. В пику Людовику императрица Всероссийская Анна Иоанновна поддержала другого кандидата на престол Польши — сына умершего саксонского курфюрста Фридриха Августа II [36] . Поскольку власть в Польше была выборной, все интриги русских и французских агентов сосредоточились на агитации партий, поддерживающих разных кандидатов. Этот первый тур выиграли французы — 12 сентября 1733 года варшавский сейм избрал королем Станислава Лещинского. Однако Россия, успевшая ввести войска в восточную часть Речи Посполитой, заставила бежать сторонников Лещинского в Гданьск (Данциг), а 5 октября сторонники русско-саксонской партии провели свой собственный сейм в Варшаве, где избрали королем Августа. Страна раскололась надвое, но решать, кто будет королем, уже должны были не поляки, а державы рангом повыше.

В конце июля 1733 года Россия послала в Литву 20-тысячный корпус генерал-аншефа Петра Ласси, в это же самое время французы готовились вывести в море Флот Океана. В Бресте, Рошфоре и Тулоне заканчивали оснащать корабли к экспедиции на Балтику. Проблем при отправке этой эскадры было довольно много — начать с того, что воды Балтики были малознакомы французам, поэтому по всей стране срочно искали капитанов и лоцманов, которые ходили в этот район. Всех их собрали в Кале, чтобы посадить потом на корабли. На каждом судне в помощь капитану был выделен моряк, знавший климатические и навигационные условия Балтики и Бельтов, поскольку тот район изобиловал мелями и банками. Состав эскадры был следующий:

Всего 8 линейных кораблей, 4 фрегата и 1 корвет.

31 августа эскадра вышла в море. В ночь с 7 на 8 сентября в костюме Лещинского на борт «Флерона» взошел переодетый граф де Трианж, сам претендент отправился в Варшаву сушей. Плавание происходило при свежем море, 10 сентября начался сильный шторм, который раскидал корабли по Северному морю. 15-го числа 8 потрепанных французских судов вошли на рейд шведского Гётеборга [37] , а на следующий день перешли в датский Хельсингёр. Переговоры с датчанами были трудными и долгими, за это время к эскадре сумел присоединиться отставший «Аргонот», который перед островом Анхольт полностью лишился якорей. В Гётеборг послали корвет «Медюз» с приказом к отставшим кораблям держать курс на Копенгаген.

9 сентября французы вошли на рейд датской столицы. Повреждения у кораблей ля Люзерна были довольно велики — «Конкеран» шел с фальш-мачтой и временным рулем, «Тулуз» также повредил руль. В Копенгагене на борт флагмана поднялся Плело, который сообщил, что Лещинский избран польским королем, экипажи восприняли эту новость с большой радостью. Но дальше эскадра не пошла. 27 сентября ла Люзерн получил приказ возвращаться в Брест. 22 октября, так и не появившись у польских берегов, французы повернули домой. Впрочем — поскольку война шла на суше, Люзерн вряд ли смог бы помочь полякам, ведь десанта на кораблях не было, а шведские войска, на которые так рассчитывали сторонники Лещинского, не стали участвовать в конфликте: парламент Швеции решил не вмешиваться в споры за польский престол.

Дюгэ-Труэн назвал отряд ла Люзерна «бесполезной эскадрой».

Почти вся Польша была под контролем русских войск, Лещинский и его сторонники бежали в Данциг, где надеялись на подход французских или шведских войск и на начало войны. Выбор Данцига был закономерен. Во-первых, это был крупный балтийский порт, через который шла польская торговля со странами Европы, и осада его была невыгодна ни Швеции, ни Дании, ни Голландии. Во-вторых, Данциг был сильно укреплен с суши (он вообще считался самым укрепленным городом Речи Посполитой), он имел 12-тысячный отряд, а кроме того — 8-тысячный гарнизон польских ополченцев. Запасов провизии в городе (прежде всего хлеба) было достаточно на несколько лет. Таким образом, для сторонников Лещинского Данциг был именно тем местом, который можно было удерживать достаточно долго, надеясь на помощь извне, не боясь даже долговременной осады.

Смотрите так же:  Срок выплаты пособия по временной нетрудоспособности работодателем

В свою очередь, для России важнейшей задачей стало скорейшее взятие Данцига, причем — желательно — до прибытия к Лещинскому иностранной помощи, поэтому уже в декабре 1733 года 12 тысяч русских солдат под командованием генерал-аншефа Петра Ласси были направлены к Данцигу. 23 февраля 1734 года начались осадные работы. Имея 12 тысяч человек в поле против такого же по численности гарнизона [38] (не считая польских ополченцев), Ласси избрал выжидательную тактику, что очень не понравилось царскому двору. 5 марта под Данциг прибыл фельдмаршал Бурхард Христофор Миних, которому поручалось командование всеми войсками в Польше. Миних рьяно взялся за дело [39] , а атаковав и захватив большинство предместий. 19 марта он захватил бастион Ора с гарнизоном в 400 человек, взял на штык Эльбинг, у границ с Померанией разбил 10-тысячный отряд конфедератов, пытавшихся прорваться к Лещинскому. На берегу Вислы был устроен редут, мешавший сообщению города с морем. Однако даже Миних не решался на штурм Данцига. Сам опытный инженер, он видел мощь городских укреплений и считал более уместным произвести бомбардировки крепости. Но русские практически не имели осадной артиллерии под Данцигом — самыми тяжелыми орудиями были 8-фунтовки, захваченные в Оре. Миних настойчиво требовал прислать осадные орудия, но возникли большие проблемы — прусский король отказывался пропустить русские обозы с пушками через свои земли. Дошло до того, что несколько мортир пришлось тайком везти через Саксонию в закрытых воловьих упряжках под видом багажа герцога Вейсенфельдского. С их прибытием 17 апреля 1734 года первые бомбы упали на Данциг. Но и от этих бомбардировок было мало толку — приехало всего 3 мортиры, тогда как в одном форте Вексельмюнде тяжелых пушек и мортир было 52 штуки.

Реальную помощь Миниху мог оказать русский Балтийский флот: заблокировать Данциг с моря, отсечь его от шведской и французской помощи, а также доставить войскам столь необходимую осадную артиллерию. Но в 1733 году денег на оснащение флота не выделялось, боеготовности никто не повышал, хотя французская эскадра уже побывала в Дании. Лишь 9 января 1734 года генерал-кригс-комиссар Голицын поставил в Адмиралтейств-коллегии вопрос о вооружении флота по штатам военного времени. Решили готовиться к боевым действиям. Были поставлены следующие задачи: загрузить на корабли повышенное количество огнестрельного оружия и кирас [40] , вооружить 2 бомбардирских судна и починить 2 прама. 27 февраля императрица Анна Иоанновна поручила Головину срочно найти за границей 6 опытных капитанов и лейтенантов, и обещать льготы тем из них, кто успеет прибыть в Россию до начала кампании. «Доморощенным Рюйтерам» не доверяли.

Вообще из журналов Адмиралтейства создается устойчивое впечатление, что флот надеялся на быстрое взятие Данцига армией. Подготовка флота была успешно проигнорирована, вместо этого весь март решали, какой отряд пошлют к Данцигу. В конце концов определили в поход фрегат «Принцесса Анна» (командир — Ян Дюссен), флейт «Сескар» и галиот «Тонеин». Последний планировалось загрузить осадной артиллерией. Кроме того, из Риги вышло судно, загруженное солдатской обувью и холстом. По пути корабли должны были зайти в Либаву, чтобы там присоединить к себе суда, груженные пушками. Однако проблема была в том, что суда в Либаве еще не были наняты да и само Адмиралтейство сильно сомневалось, что успеют что-то нанять, поэтому приказывали быть готовым к тому, что либавские пушки также придется грузить на «Тонеин».

После неоднократных понуканий из гавани Ревеля 31 марта вышли «Принцесса Анна» и «Сескар». 17 апреля они были в Пиллау, где сгрузили войсковые запасы, а 2 мая вернулись назад. Проведенный затем осмотр «Принцессы Анны» показал, что корабль «не способен к ходу», поэтому он был переведен в брандвахту Ревельской эскадры. Галиот «Тонеин» оказался «в совершенно гнилом состоянии», было решено починить его и погрузить 2400 пудов пороха, после чего отправить к Пиллау с главными силами кронштадтской эскадры. Но — как обычно — мастеровых не прислали, к середине мая комиссары Ревельского порта оценивали состояние галиота как совершенно не годное для плавания, тем более — с грузом на борту. Это заключение не изменило намерения Адмиралтейств-коллегии отправить галиот к Пиллау.

Что же касается Кабинета Ея Императорского Величества — кабинет-министры упорно отказывались верить в возможность боевых действий на море. Было приказано не отменять в 1734 году регулярных рейсов русских пакетботов от Любека до Данцига. Ограничились лишь распоряжением поставить на пакетботах артиллерию и указанием командирам «содержать себя в твердой опасности». Все же в апреле стало очевидно, что осада затягивается, фельдмаршал Миних уже вовсю требовал помощи флота, поэтому подготовка Балтийской эскадры активизировалась.

Флот, высылаемый к Данцигу, возглавил адмирал Томас Гордон [41] , родственник знаменитого сподвижника Петра I. Младшими флагманами были назначены вице-адмирал Наум Акимович Сенявин [42] и контр-адмирал Мартын Петрович Госслер [43] . В Кронштадте оставались контр-адмирал Василий Афанасьевич Дмитриев-Мамонтов и капитан-коммодор Франц Вильбоа. Корабли хотели вывести из Кронштадта до 12 мая, первым высылался отряд Сенявина. Во исполнение этих планов вышел высочайший указ — «офицеров морских ни для каких собственных нужд из Кронштадта в Петербург не отпускать». 28 апреля в трюмы кораблей были загружены осадные орудия для армии Миниха — две 10-пудовых и двенадцать 5-пудовых мортир, сорок 24-фунтовых и двадцать 18-фунтовых пушек. Вместе с артиллерией высылались и канониры, их расписали по разным кораблям сверх штата. Бомбардирские корабли провели пробные стрельбы, 13 мая в присутствии советника Лимана и цейхмейстера Брунца дали по три выстрела из мортир и один — из гаубицы.

8 мая Гордон получил высочайшие инструкции, где повелевалось идти к Пиллау, выгрузить артиллерию для армии, после чего оказывать помощь Миниху у Данцига. В случае прихода французской эскадры на Балтику необходимо было дать бой, поскольку ее «не инако, как неприятельскую, почитать можно».

4 мая вышел в море фрегат «Стор-Феникс», 9-го — линейные корабли «Петр I и Петр II», «Святой Александр», «Выборг», «Леферм», «Рига», «Слава России», «Перль», «Святая Наталия», «Нарва», «Шлиссельбург», фрегаты «Россия», «Эсперанс», «Митау» и «Арондель». 11 мая вышли на рейд корабль «Девоншир» и фрегат «Кискин», а также бомбардирский бот «Юпитер». 13-го числа пакетботы «Почт-Ваген», «Меркуриус» и галиот «Гогланд» отправились в Пиллау, а на рейд вышли «Новая Надежда», «Святой Андрей» и бомбардирский бот «Дондер».

На следующий день отряд Наума Сенявина (корабли «Леферм», «Слава России», «Девоншир», фрегаты «Россия» и «Митау») взял курс на Данциг. Вечером 15 мая в море вышли основные силы Балтийского флота. К ночи Гордон бросил якорь у Красной Горки. Шли медленно и тяжело, неся потери. «Дондер» в первый же день отстал, поскольку имел ветхий такелаж. На «Эсперансе» «Виктории», «Святой Наталии» и «Марльбурге» поломало рангоут, а ведь эскадра еще не дошла до Гогланда! Туманы часто заставляли ложиться в дрейф, командиры кораблей, правда, по указанию Гордона, использовали эти часы для «пушечных экзерциций». Лишь в ночь на 20 мая флот миновал Гогланд, 22-го встали на стоянку у Дагерорда. Три дня подходили отставшие корабли — потерявшийся флейт «Соммерс», несчастный «Дондер», получившая течь «Виктория», снесенный на восток «Юпитер».

25 мая Гордон встретил два голландских судна, от которых получили последние новости из Данцига. Оказывается, к городу подошел французский отряд в составе примерно 10 кораблей, который захватил два русских галиота. Флот поспешил к Пиллау. Гордон собрал военный совет, на котором решили отправить всю артиллерию на флейтах к армии Миниха, а самим «идти прямо к Данцигу поискати кораблей французских и оных атаковать».

Возле Пиллау были оставлены фрегаты «Россия», «Эсперанс» и бомбардирский корабль «Юпитер», а также несколько мелких судов. Сам флот взял курс на Данциг, однако вскоре вернулся к Пиллау «для защиты транспортов». 30 мая состоялся очередной совет, главным вопросом на повестке дня была атака французского флота наличными силами. Эскадру французов, по данным какого-то безымянного английского шкипера, оценили в 8 линейных кораблей (три 74-пушечных и пять 50-пушечных) и 4 фрегата. В то же время Миних (по данным своей разведки) отписывал Гордону, что французы имеют 5 военных и 6 транспортных кораблей. В любом случае отряд Гордона (14 линейных кораблей, 5 фрегатов, 2 бомбардирских корабля и мелкие суда) был гораздо сильнее французской эскадры.

Что же представляла из себя эскадра французов в реальности? Весной 1734 года по указанию Людовика XV начался поиск транспортных судов для перевозки войск к Данцигу. В Гавре к середине марта были готовы 200-тонные «Исаак», «Рейнед Анг» и 300-тонный «Анжелик», а в Дюнкерке — 280-тонный «Галэ дю Детруа». Вышеназванные суда перешли в Кале, где приняли на борт солдат Перигорского полка (768 человек), и, не дождавшись военных кораблей, отплыли к Данцигу. Флот Океана смог выделить для экспедиции всего лишь 2 линейных корабля (62-пушечный «Ашиль», 60-пушечный «Флёрон») и 3 фрегата (46-пушечный «Глорье», а также 30-пушечные «Брильянт» и «Эстре»), на которые загрузили солдат полков Блезуа и Ламарш (всего 1670 человек). Экспедицию держали в тайне, но вскоре все просочилось наружу.

Английский парламент, обеспокоенный выходом французских военных кораблей в море, вотировал на 1734 год вооружение 86 кораблей от 20 до 100 пушек, причем 50 из них — линейных. Были озвучены штаты для флота в 20 тысяч матросов, кроме того, Адмиралтейство объявило, что станет выдавать патенты на каперство против французских кораблей в Канале. Адмиралу Джону Норрису было приказано перейти с 21 кораблем из Даунса в Спитхед. Уолпол принял у себя русского посла Кантемира и в приватной беседе дал понять, что Англия без промедления атакует французский флот в Ла-Манше, если он только попробует выйти в море из Бреста.

Эти меры англичан сорвали отправку еще двух полков к Данцигу. Лейтенант-генерал Рене Дюгэ-Труэн рвался в море, «с 30 линейными кораблями я устрою лимонникам хорошую головомойку», доказывал он Флери, однако кардинал запретил идти на конфликт с Англией. Напрасно Дюгэ-Труэн уговаривал кардинала («Я отдал бы руку, чтобы выйти в море», — приговаривал моряк) — старый политик был непреклонен.

Таким образом, в Польшу попали только три французских полка. Нехватка времени на подготовку экспедиции не позволила полностью вооружить и обмундировать войска, 1600 тонн провианта, оружия и боеприпасов осталось на складе в Кале.

Первые корабли появились в Копенгагене 11 апреля, 23-го числа пришли последние суда с войсками. Французский посол в Дании Плело прилагал все усилия для отправки помощи Данцигу. На свои средства он закупил провизию для солдат, которых в спешке не снабдили сухим пайком, оплатил на копенгагенской верфи замену треснувшей мачты на «Глорье». 27 апреля французы вышли в море и взяли курс на Данциг. 30-го в Вестерплятте была произведена высадка первой части десанта.

До подхода французской эскадры осада коронного Гданьска шла своим чередом. Осажденные ждали французов как манны небесной, осаждающие пытались отрезать Данциг от моря. Между городом и крепостью на правом берегу Вислы находилось еще одно укрепление поляков, защищенное рекой, болотистой местностью и каналом — Зоммершанц. Рядом с Зоммершанцем в Висле стоял прам. Миних приказал построить батарею, установив на ней 3 медных пушки из Ревеля. 24 апреля батарея была построена, и вечером на нее прибыл сам командующий. Он приказал открыть огонь по праму, который девятым выстрелом был «поражен насквозь». Его команда, непрерывно откачивая воду, подняла якорь и с криками о помощи повела поврежденный корабль к Вексельмюнде. Ночью 25 апреля отряд полковника Кермана в 450 человек смелой атакой захватил и сам шанец. Русским достались 6 орудий и 30 пленных. Еще 180 человек из состава гарнизона погибли в бою. Ободренный этим успехом и подгоняемый из Петербурга Миних решился на штурм бастиона Гагельсберг — одного из ключевых укреплений Данцига. Штурм закончился огромными потерями среди наступающих русских частей, и стало ясно, что город до подхода французов взять не удастся. 1 мая в Данцигской бухте показались французские корабли.

В городе царило ликование — поляки приняли сгружающиеся войска за авангард главных сил Людовика XV. Французские солдаты высадились на пляже Вестерплятте, командир десанта — маркиз Ламотт де ля Пейруз — приказал сразу же приступить к рытью окопов и строительству ретраншементов. Русские не препятствовали высадке.

Военные корабли Ламотт хотел отослать к Пиллау, чтобы препятствовать подвозу оружия и провианта осаждающим, однако моряки сочли этот план слишком рискованным, поскольку опасались русского флота. На военном совете — естественно — прозвучали другие причины: Данциг может сдаться, а если корабли будут у Пиллау, то король Станислав может попасть в плен. На наш взгляд, это было просто оправдание и не более. Французы не знали, что Балтийский флот только выходит из Кронштадта.

Смотрите так же:  Судебные приставы баксанский район

Страхи, однако, оказались столь велики, что в ночь с 3 на 4 мая высадившиеся войска потихоньку погрузились на корабли и отплыли к Копенгагену, не согласившись даже оставить 200 солдат для гарнизона Вексельмюнде. Отплытие французов вызвало в Данциге настоящую панику — Лещинский и Монти (представитель французского короля при польском претенденте) судорожно посылали гонцов в Копенгаген к Плело и писали письма Людовику XV. Из рапорта Монти Людовику: «Вся Европа уверилась, что Ваше Величество выслал войска только для видимости, собираясь пожертвовать Данцигом и его бедными горожанами». Эти призывы возымели действие и 9 мая из Копенгагена вышел Плело с «Флёроном», «Брильянтом» и «Эстре». Высланный вперед датский фрегат привез радостные новости — Вексельмюнде все еще держится.

В ночь с 13 на 14 мая «с добрым ветром» 11 французских кораблей (2 линкора, 3 фрегата, 4 транспорта и 2 галиота) показались на рейде Гданьска. Из крепости в небо были пущены ракеты, французы вновь высадились на Вестерплятте.

Военные корабли отошли к устью Вислы, они получили приказ крейсировать между Хельской косой и Пиллау. Это крейсерство неожиданно оказалось очень результативным — в период с 14 по 24 мая французы захватили три русских судна — лоц-галиот «Лоцман» (капитан Мартин Говей), галиоты «Гогланд» (лейтенант Иван Спиридов) и «Керс-Макер» (лейтенант Воин Римский-Корсаков), которые были посланы к Пиллау для патрулирования. Призы привели в Вексельмюнде, русские моряки были избиты и ограблены.

24 мая перед Хельской косой появились русские фрегаты «Россия» и «Митау», прибывшие сюда для разведки. Первым фрегатом командовал капитан барон Ганс Сигизмунд фон Шлейниц, вторым — капитан Петр Дефремери. Около полудня русские заметили 4 корабля, которые находились в 3 милях на вест-зюйд-вест от Хельской косы. Пасмурная погода помешала определить национальность судов. Русские фрегаты сблизились, и их капитаны обсудили ситуацию. Шлейниц предположил, что замеченные корабли — французские, Дефремери же отказался строить догадки и предложил продолжить крейсерство. Тем временем в 17.00 4 неизвестных корабля сделали поворот фордевинд и устремились вслед за «Россией» и «Митау». Шлейниц и Дефремери благоразумно взяли курс в открытое море.

Ночью «Митау» лег в дрейф, не предупредив, однако, «Россию», поэтому вскоре фрегаты потеряли друг друга. На «России» еще в сумерках заметили потерю товарища, но начать поиски им помешали два неизвестных корабля, появившихся прямо по курсу. В 3 часа ночи корабли подняли французские флаги и боевые вымпелы. Русские же подняли шведские флаги. Противники шли борт о борт в течение двух часов, французы потребовали сообщить название шведского судна и имя капитана. С «России» по-шведски ответили, что корабль их зовется «Зейредор» и велено им здесь крейсировать. Французы потребовали спустить шлюпку и прислать к ним капитана с паспортом, что, разумеется, никто и не собирался делать. В 6 утра корабли лягушатников повернули на норд-вест и скрылись в дымке.

С «Митау» же все случилось гораздо худшее. В 4 часа утра корабль поставил паруса и до полудня крейсировал в районе Пилавской бухты, ожидая «Россию». Так и не дождавшись Шлейница, Дефремери провел военный совет, где решили идти к Данцигу, так как «Россия», скорее всего, держит курс туда же.

В 14.00 Дефремери взял курс на Хельскую косу, в 18.00 увидели берег и ради маскировки подняли шведский флаг и боевой вымпел. В 18.20 в трех милях к западу было замечено 5 судов, выходивших на полных парусах из Данцигской бухты. Через час обнаружили, «что суда эти военные с французскими флагами». «Митау» сделал поворот и стал уходить, выставив все паруса. В этот момент дул крепкий норд-ост, нагнавший небольшое волнение на море.

Французские корабли, заметив неизвестный корабль, начали преследование. Несмотря на то, что «Митау» был новейшим фрегатом (построен в 1731 году корабельных дел мастером Окуневым), французы легко нагнали Дефремери. На «Митау» спустили шведский и подняли русский флаг, в 23.00 французские корабли обошли русский фрегат, через переговорную трубу по-голландски прозвучал приказ спустить паруса и выслать шлюпку с офицером. Был срочно созван военный совет, на котором русские офицеры решали, что делать. Постановили: поскольку Франция не объявляла войну России, скорее всего, потребуют отдать салюты, на что можно легко согласиться. Спустили шлюпку, на которой отослали на «Флёрон» мичмана Войникова и боцмана, поскольку последний понимал по-французски.

Через полчаса шлюпка вернулась, но без мичмана. Французский офицер объяснил, что, согласно морским обычаям, именно капитан должен подняться на борт французского корабля и засвидетельствовать свое почтение. Дефремери вновь устроил совет, русские не допускали мысли, что французы могут захватить фрегат, поскольку военные действия между Россией и Францией не велись. Поэтому решили удовлетворить требование досматривающих, и послать капитана на флагман французов. Дефремери думал, что он быстро посетит французский корабль, заберет с собой Войникова и сразу же вернется на свой фрегат, поэтому никаких четких инструкций лейтенанту Петру Чихареву (оставленному за старшего) не дал.

На французском корабле у Дефремери потребовали сообщить цели крейсерства, показать инструкции Гордона и капитанский патент, угрожая в противном случае признать капитана пиратом. Дефремери показал патент и заявил, что возвращается на свой корабль, однако в ответ он услышал, что французы задерживают русский фрегат, поскольку в данный момент они служат Станиславу Лещинскому, который ведет военные действия с Россией [44] .

Пока шли переговоры с Дефремери, со всех сторон «Митау» окружили шлюпки и баркасы с абордажными партиями, которые «российских вооруженных служителей насилием развезли по своим кораблям, обобрав письма и багаж, и фрегат отдали под свой конвой».

16 мая французские войска, высаженные в Вестерплятте, попытались пробиться в город. В этом бою десант потерял 160 человек, в том числе графа Плело, участвовавшего в бою. Его опознали среди убитых по оливковому камзолу, расшитому серебром (на остальных убитых были обычные солдатские мундиры). Атака была отбита, французы вернулись к своему лагерю на песчаном островке в устье Вислы. Утром 30 мая мимо захваченного русскими бастиона Зоммершанц попытались прорваться в город реквизированные в Дании прам и галиот. С русских батарей открыли огонь по кораблям, перестрелка продолжалась до вечера, потери русских — 1 убитый, 3 раненых. Потери противника неизвестны, но оба корабля отошли к устью Вислы.

В этот же день русский флот оказался под Пиллау. Мы оставили адмирала Гордона в тот момент, когда он решал, атаковать или не атаковать французов. Для капитанов и адмиралов Балтийской эскадры настоящим шоком стал захват фрегата «Митау». Русские предположительно оценили силы французов в 5 военных и 6 транспортных кораблей, и, хотя значительно превосходили противника в количестве и качестве кораблей, «все капитаны объявили, что толикое число кораблей французских атаковать опасно»! Обосновывали это мнение там, что на русском флоте много рекрутов, «Исаак-Виктория» и «Девоншир» слишком слабы для линейного боя [45] , «Марльбург» и «Леферм» уже имеют течи, которые могут увеличиться при стрельбе. Фельдмаршал Миних, напротив, утверждал, что французская эскадра очень слаба, с учетом благоприятной погоды можно одержать легкую победу над отрядом Пейруза, надо лишь поспешить к Данцигу с главными силами. Но Гордон приказал ночевать на рейде.

Французы, узнав от захваченных в плен членов экипажа «Митау» о скором прибытии к Данцигу сильной русской эскадры, решили уйти домой. 29 мая корабли со всеми призами вышли с рейда Данцига и взяли курс на Копенгаген, куда прибыли 30-го числа. Не повезло только фрегату «Брильянт», который «стал у речки на мель, бежав от нашего флота». Гордон отправил 4 линкора к Хельской косе и днем второго июля лег в дрейф напротив входа в Данцигскую бухту. В состав флота входили 100-пушечный корабль «Петр I и Петр II», 66-пушечные «Св. Александр», «Шлиссельбург», «Наталья», «Марльбург», «Леферм», «Нарва», «Слава России», 54-пушечные «Девоншир», «Петр II», «Выборг», «Рига», «Новая Надежда», «Виктория», 44-пушечные «Арондель» и «Армонт» (брандер), 32-пушечные фрегаты «Россия», «Стор-Феникс», «Эсперанс», бомбардирский корабль «Юпитер», шнява «Фаворитка» (всего 1096 орудий).

Миних, дождавшийся флота, попросил у Гордона помощи людьми и артиллерией. 2 июня бомбардирский корабль «Юпитер» вошел на Данцигский рейд и под прикрытием фрегатов «Арондель» и «Эсперанс» атаковал стоящий на мели французский «Брильянт». Первая дуэль русского «Юпитера» и французского фрегата закончилась в пользу французов. Не последнюю роль здесь сыграли польские береговые батареи, который открыли ураганный огонь по русским. «Юпитер» получил опасную пробоину у самой ватерлинии и был вынужден сняться с якоря и отойти в море.

Подошедшие ночью «Арондель» и «Эсперанс» также попытались обстрелять «Брильянт», но из-за мелей не смогли подойти близко к берегу, и все ядра легли недолетами. Завершился день курьезом — крейсировавший в составе дозорного отряда «Рига» принял показавшийся на берегу лес за мачты кораблей и поднял тревогу сигналом из 8 выстрелов.

4 июня фрегаты «Стор-Феникс» и «Эсперанс» вместе с бомбардирскими судами «Юпитер» и «Дондер» (последний пришел к Данцигу 3-го числа) вошли в Данцигский канал, встали на шпринг и начали обстрел французского лагеря на одном из островов Вислы. В 18.00 бомбардирские суда спустились ниже по каналу и атаковали французский фрегат и крепость Вексельмюнде. Около 21.00 в крепости произошел большой взрыв, скорее всего, одна из бомб попала в пороховой склад. Русские бомбардирские корабли также получили повреждения, поэтому около 22.00 отошли выше по течению.

Тем временем «Эсперанс» и «Стор-Феникс» продолжили обстрел французского лагеря. Первый сделал 60 выстрелов, второй — 37. Французы по мере сил отвечали из полевых орудий, русские получили небольшие повреждения в рангоуте. Тем не менее к полуночи по французскому лагерю было выпущено около 400 ядер.

Бомбардирский корабль «Дондер», выйдя из зоны поражения, возобновил стрельбу по «Брильянт» и вел огонь до полуночи. Вечером 5-го июня русские попытались послать к «Брильянту» шлюпку с гренадерами, чтобы забросать фрегат гранатами, однако, хотя шлюпка смогла подойти довольно близко, ураганный огонь заставил гренадеров повернуть назад. Бомбардирские корабли возобновили стрельбу, но без особых результатов.

Тем временем на очередном военном совете Гордон поднял вопрос, что «по его данным» французы выслали к Данцигу эскадру в 15 линейных кораблей, которые должны соединиться с отрядом в Копенгагене. Адмирал утверждал — артиллерия для войск выгружена, помощь доставлена, надо срочно уводить флот в Кронштадт. Миних, получивший днем письмо от Гордона, был в бешенстве. Он помчался на флагман и в разговоре с командующим эскадрой сообщил, что приказывает эскадре остаться. Опасности, по мнению Миниха, для флота нет никакой. Гордон, ошарашенный напором фельдмаршала, согласился крейсировать у Хельской косы, что давало ему свободу маневра.

В полдень 9 июня бомбардирские корабли под прикрытием фрегатов «Стор-Феникс» и «Эсперанс» бросили якорь в Данцигском канале, готовясь к стрельбе по противнику, однако в 18.00 из Вексельмюнде прибыл парламентер, который попросил не открывать бомбардировку. Он сообщил, что в крепости идут переговоры между представителями русского командования и сторонниками Лещинского.

10 июня Гордон привел эскадру непосредственно к бухте, расположив корабли полумесяцем, чтобы воспрепятствовать уходу из Данцига кораблей противника. Вечером 11 июня французы покинули Вексельмюнде. Они согласились сложить оружие взамен на обещание доставить их в один из нейтральных портов Балтийского моря. Миних принял капитуляцию французов, польский гарнизон крепости Вексельмюнде присягнул на верность Августу. Русским в качестве трофеев достались фрегат «Брильянт», 14-пушечный гукор и 8-пушечный прам. В крепости были захвачены 8 медных и 43-чугунных пушки калибра от 3 до 48 фунтов, а также 3 русских галиота, взятых французами в начале мая.

Вместо нейтрального порта французов привезли прямиком в Кронштадт. Причина была в боязни Гордона столкнуться с французским флотом. Российская же эскадра 16 июня взяла курс на свою базу. 24 июня были у Гогланда, а 10 июля — в Кронштадте. У Данцига остались лишь бомбардирские суда, которые приняли участие во взятии самого города.

Данциг сдался 28 июня 1734 года. Лещинский бежал из города, переодевшись в крестьянское платье. 17 августа русские подготовили трофейный «Брильянт» к плаванию в Кронштадт, 23 сентября корабль прибыл на рейд Кронштадта.

Фрегат «Митау» позже возвратили русским. Французы, покидая Копенгаген, оставили корабль в Дании. 5 сентября французский посол в Копенгагене де Ля Нуэ передал русскому посланнику Бракелю корабль со 193 членами экипажа. Бракель вспоминал, что «сами русские были обобраны и плохо трактованы». Сжалившись, царский посланник снабдил моряков деньгами. По прибытии в Россию состоялся суд над командой фрегата «Митау». После долгого разбирательства экипаж и офицеры были оправданы.

Что касается французских пленников, увезенных в Кронштадт, их осенью — зимой 1734 года отпустили в Данию, а весной 1735 года они отплыли во Францию.

В ходе франко-польско-русского конфликта французская эскадра из 2 кораблей и 3 фрегатов смогла захватить фрегат «Митау» и три галиота. Сама же потеряла 1 фрегат, уходя от русской эскадры в составе 14 линейных кораблей, 5 фрегатов, 2 бомбардирских кораблей и более мелких судов. Из-за позиции Англии французы не смогли усилить свои эскадру у Данцига, а также не смогли нормально снабжать десант. Слабость Флота Леванта и вражда с Испанией не позволили Дюгэ-Труэну перебросить на Балтику эскадру со Средиземноморья.