Удостоверение полномочий адвоката на адвокатский запрос

Р.Д. ЛИСИЦИН

Право адвоката запрашивать справки, характеристики и другие документы от органов государственной власти и иных организаций является эффективным средством получения сведений, необходимых для оказания юридической помощи. С указанным правом корреспондирует обязанность органов и организаций выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии в порядке, установленном законодательством, не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката. Идеальный вид данной законодательной конструкции несколько портит отсутствие ответственности за неисполнение адвокатского запроса. Тем не менее адвокатский запрос достаточно активно используется адвокатами в своей профессиональной деятельности.
Вопрос об удостоверении полномочий адвоката на адвокатский запрос неоднократно исследовался на страницах юридической литературы. Однако результаты адвокатской практики по использованию данного полномочия и решения судов по делам о неисполнении адвокатских запросов свидетельствуют об отсутствии единообразного подхода к вопросу о том, каким именно документом должны удостоверяться полномочия адвоката на адвокатский запрос. Нет однозначного ответа на данный вопрос и в разъяснениях, изложенных на сайте Адвокатской палаты г. Москвы, где указано, что в запросе должны содержаться сведения о процессуальном положении лица, в чьих интересах действует адвокат с подтверждением полномочий (копия ордера или доверенности).
Может сложиться впечатление, что все проблемы разрешены в части 2 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре), где указано, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.
Однако указанное положение нельзя воспринимать обособленно в отрыве от системного толкования закона, которое позволяет утверждать, что как в 1-м, так и во 2-м пункте статьи 6 Закона об адвокатуре речь идет о полномочиях адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях. Когда адвокат осуществляет свою деятельность в роли соответствующего субъекта судопроизводства, то истребование им сведений и документов становится его процессуальным полномочием. В этом случае полномочия адвоката на адвокатский запрос подтверждаются тем документом, на основании которого адвокат был допущен к участию в соответствующем процессе, т.е. либо ордером, либо доверенностью.
Основные вопросы с удостоверением полномочий адвоката возникают тогда, когда адвокатский запрос используется в качестве общего полномочия, т.е. при оказании юридической помощи, не связанной с адвокатским представительством, например при юридическом консультировании, составлении документов правового характера либо на досудебных стадиях процесса.
Как общее полномочие право адвоката запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и иных организаций для получения сведений, необходимых для оказания юридической помощи, относится к профессиональным полномочиям адвоката, закреплено в подпункте 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре. Однако в указанном положении не определен документ, который должен удостоверять полномочия адвоката на адвокатский запрос. Произвольное же использование ордера или доверенности либо направление запроса без приложения документа, удостоверяющего полномочия адвоката, может послужить причиной отказа в предоставлении запрашиваемых документов и сведений.
Исследование проблемы следует начать с определения того, какие данные об адвокате должны быть удостоверены при подаче адвокатского запроса. Для использования профессиональных полномочий адвоката лицо должно, во-первых, обладать общей правосубъектностью адвоката, т.е. способностью иметь права и нести обязанности адвоката. Такая способность или общий правовой статус адвоката возникает у лица на основании решения квалификационной комиссии адвокатской палаты, принимаемого после успешной сдачи квалификационного экзамена и вступающего в силу со дня принятия таким лицом присяги адвоката.
Реализация полномочий адвоката обусловлена наличием специальной правосубъектности адвоката, означающей способность оказывать конкретную юридическую помощь определенному доверителю. Этот факт подтверждается действующим соглашением на оказание юридической помощи доверителю.
Указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что право на адвокатский запрос не может быть использовано для удовлетворения собственных потребностей адвоката, а реализуется исключительно для обеспечения прав и законных интересов доверителя.
Данный вывод, а также значение правильной формулировки предмета соглашения на оказание юридической помощи можно продемонстрировать на примере Определения Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 2012 г. N 33-252/2012, в котором суд, отказывая в удовлетворении требований истца об обязании предоставить информацию на адвокатский запрос, пришел к выводу о том, что предметом соглашения об оказании юридической помощи является получение информации относительно законности парковки, т.е. не оказание юридической помощи, направленной на защиту нарушенных прав гражданина, а истребование определенной информации. Адвокат имел право истребовать запрошенные сведения от ответчика в том случае, если бы правовая помощь адвоката была направлена на защиту прав конкретного гражданина.
Соглашение на оказание юридической помощи, заключенное между адвокатом и доверителем, относится к адвокатской тайне. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления данного соглашения для вступления адвоката в дело. Материалы судебной практики свидетельствуют о том, что суды не принимают соглашение на оказание юридической помощи в качестве доказательства полномочий адвоката (см. Определение Приморского краевого суда от 21 июля 2010 г. по делу N 33-6134). Поэтому соглашение на оказание юридической помощи не может рассматриваться в качестве надлежащего документа, который может быть приложен к адвокатскому запросу как подтверждение полномочий адвоката.
Следует отметить, что копия удостоверения адвоката также не подходит для решения этой задачи, поскольку данный документ подтверждает лишь общую правосубъектность адвоката, но не может свидетельствовать о том, что ответ на запрос необходим для оказания юридической помощи доверителю. Поэтому выбор уполномочивающего адвоката документа, также как и при подтверждении полномочий адвоката на реализацию соответствующего процессуального права, может быть произведен между ордером и доверенностью.
В соответствии с пунктом 1 ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьим лицом. Ордер, так же как и доверенность, удостоверяет полномочия адвоката на исполнение поручения доверителя перед лицом, которому адресован адвокатский запрос. Однако называть ордер частным случаем доверенности было бы неверным по следующим причинам. Во-первых, доверенность выдается самим доверителем, а ордер — адвокатским образованием. Во-вторых, доверитель сам определяет в доверенности перечень принадлежащих ему полномочий, которыми наделяется адвокат для выполнения конкретного поручения. Полномочия адвоката, удостоверенные ордером, всегда унифицированы (в части общих полномочий) и зависят лишь от того, в качестве какого субъекта он участвует в деле (в части процессуальных прав).
По общему правилу, определенному пунктом 2 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», гражданин (физическое лицо) имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Адвокат же может запрашивать не только информацию, затрагивающую права и свободы доверителя, но и любые иные сведения, необходимые для оказания юридической помощи доверителю. Следовательно, в случае удостоверения полномочий адвоката на адвокатский запрос посредством доверенности может возникнуть правовая коллизия, когда права поверенного больше, чем права представляемого им лица.
Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Он не замещает своего доверителя, за исключением представительства в гражданском судопроизводстве, а действует наряду с ним, оказывая квалифицированную юридическую помощь. Профессиональная этика запрещает адвокату занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле. Но позиция — это принципиальное общее отношение адвоката к правовой ситуации, по поводу которой к нему обратился доверитель. Выбор и использование конкретных профессиональных полномочий для обеспечения прав и законных интересов доверителя является правом и задачей самого адвоката. Конечно, при выполнении соглашения об оказании юридической помощи адвокат должен принимать во внимание предлагаемые доверителем тактические рекомендации и не использовать способы и средства, которые доверитель счел недопустимыми по личным причинам. Но окончательный выбор правовой тактики исполнения поручения доверителя должен определяться адвокатом как профессиональным специалистом в области права.
Адвокат может использовать свое право запрашивать документы и информацию без уведомления или согласия доверителя, если иной порядок исполнения поручения не был оговорен заранее. Иногда в рамках одного соглашения на оказание юридической помощи необходимо направлять несколько адвокатских запросов в различные органы и организации. Получать для этого каждый раз новую доверенность, отвлекая доверителя от иных дел, неконструктивном. Использовать же копию общей доверенности не всегда представляется возможным, поскольку на момент ее выдачи могут быть неизвестны все органы и организации, в которые необходимо обратиться с запросом, а без указания их полного наименования в доверенности в ответе на адвокатский запрос может быть отказано.
Представляется, что ордер как документ, специально предназначенный для подтверждения компетенции адвоката, наиболее подходит для удостоверения права адвоката на адвокатский запрос как общего полномочия. Во-первых, в ордере указываются фамилия, имя, отчество адвоката, его регистрационный номер в реестре адвокатов соответствующего субъекта Российской Федерации, номер и дата выдачи адвокатского удостоверения. Эти данные являются достаточными для удостоверения общей правосубъектности адвоката. Во-вторых, в нем фиксируются реквизиты соглашения с доверителем и сущность поручения, т.е. информация, подтверждающая специальную правосубъектность адвоката. В-третьих, в ордер заносятся наименование органа или организации, в которой адвокату поручено представлять права и законные интересы доверителя. Учитывая, что количество ордеров, выданных на основании одного соглашения на оказание юридической помощи, законом не ограничено, адвокат имеет возможность прилагать оригинал ордера с указанием в нем конкретного адресата ко всем адвокатским запросам. В-четвертых, в ордере имеются данные о полном наименовании адвокатского образования, его адресе и номерах телефонов. Ордер заверяется подписью руководителя и печатью адвокатского образования, что придает ему форму официального документа. Все это позволяет лицу, получившему адвокатский запрос, проверить наличие действующего статуса адвоката у отправителя запроса, а также позвонить в соответствующее адвокатское образование и уточнить у руководителя информацию, касающуюся подавшего запрос адвоката. В-пятых, ордер является традиционным для адвокатуры документом и его значение в качестве удостоверения полномочий адвоката имеет широкую известность.
Однако ордер может быть использован для удостоверения полномочий на адвокатский запрос, если адвокат уже участвует в судопроизводстве, допуск к которому в силу закона обусловлен наличием ордера. Так, в упомянутом Определении Приморского краевого суда по делу N 33-6134 суд указал на то, что в силу пункта 5 ст. 53 ГПК РФ адвокат имеет право представлять интересы представителя по ордеру лишь в суде, а полномочия доверителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Поэтому предлагается дополнить пункт 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре указанием на то, что полномочия адвоката на запрос могут быть подтверждены ордером на исполнение поручения доверителя.
Необходимость в доверенности для подачи адвокатского запроса может возникнуть лишь тогда, когда в силу закона определенные документы могут быть предоставлены только конкретным физическим или юридическим лицам, являющимся доверителями адвоката. Например, Московский городской суд в Определении от 4 июля 2011 г. по делу N 33-18253 указал, что законом установлено два вида сведений, содержащихся в ЕГРП, а именно общедоступные сведения и сведения ограниченного доступа, которые предоставляются ограниченному кругу лиц, который носит исчерпывающий характер. Сведения ограниченного доступа из ЕГРП не могут быть предоставлены по запросу адвоката, не имеющего доверенность от правообладателя или его законного представителя. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно принял во внимание и учел, что, выступая в качестве уполномоченного детского учреждения, адвокат П. не подтвердил свои полномочия ни ордером, ни надлежаще оформленной доверенностью.
Помимо общедоступных сведений и сведений ограниченного доступа имеется информация, которая вообще не может быть предоставлена по адвокатскому запросу. Это сведения, составляющие охраняемую законом тайну. Пунктом 2 ст. 9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» определено, что обязательным является соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами. Верховный Суд РФ в Определении от 12 мая 2010 г. N 49-В10-5 указал на то, что право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию, не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения, Перечень которых утвержден Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188.
Некоторые авторы высказывают мнение о том, что ордер является анахронизмом, а полномочия адвоката должны подтверждаться в уведомительном порядке. Такую идею можно признать обоснованной, но менталитет чиновников, который характеризуется, в частности, недоверием и предвзятостью к адвокату, не позволяет всерьез надеяться на ее воплощение в ближайшем будущем. Этому же препятствуют и законодательство, напрямую связывающее полномочия адвоката с оказанием юридической помощи конкретному доверителю.
Обобщая изложенные рассуждения, можно сделать вывод, что основным документом, удостоверяющим право адвоката на адвокатский запрос при использовании общих полномочий, должен стать ордер, а доверенность прилагается к адвокатскому запросу лишь тогда, когда запрашиваются документы, содержащие сведения ограниченного доступа, правообладателем которых является доверитель.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Законопроектом предлагается не распространять на хозяйствующих субъектов, выручка которых от реализации товаров за последний календарный год не превышает четырехсот миллионов рублей, действие частей 1 и 2 статьи 9 Федерального закона, которые устанавливают обязанности по размещению информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и об условиях такого договора на своем сайте в сети «Интернет».

Цель закона — повышение эффективности входящих на страховой рынок организаций и защиты прав потребителей страховых услуг. Основная задача закона — совершенствование процедуры лицензирования субъектов страхового дела, в том числе внедрение процедуры оценки соискателя лицензии путем анализа планируемых им бизнес-процессов, а также процедуры регистрации юридического лица через Банк России одновременно с получением лицензии на осуществление страховой деятельности.

Законопроект предлагает дополнить существующий порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, предусмотрев возможность заключения договора обязательственного страхования, который бы мог действовать в отношении любого транспортного средства, находящегося во владении страхователя, если оно соответствует типу (категории) и назначению транспортного средства, указанного в таком договоре.

В целях обеспечения единообразия подходов проектом федерального закона определены критерии отнесения юридических лиц к категории организаций, созданных для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, государственными органами субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Законопроектом предусматривается обязательная перерегистрация в 2019 — 2020 годах предельных отпускных цен производителей на лекарственные препараты, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, зарегистрированных ранее по различным методикам.

Полномочия и обязанности адвоката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело.

Адвокат вправе:

  1. собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;
  2. опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;
  3. собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
  4. привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;
  5. беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;
  6. фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;
  7. совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Адвокат не вправе:

  • принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;
  • принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:
  1. имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;
  2. участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;
  3. состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;
  4. оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;

  • занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;
  • делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;
  • разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;
  • отказаться от принятой на себя защиты.

Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается.

Адвокат обязан:

  • честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами;
  • исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об АД»;
  • постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию;
  • соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции;
  • ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации, а также отчислять средства на содержание соответствующего адвокатского кабинета, соответствующей коллегии адвокатов или соответствующего адвокатского бюро в порядке и в размерах, которые установлены адвокатским образованием;
  • осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности.
Смотрите так же:  Воспитание ребенка судебная практика

Основные принципы адвокатской деятельности и адвокатуры: Видео

КС РФ напомнил о пределах адвокатского запроса

Адвокат Михаил Мошкин обратился в КС РФ с жалобой на нарушение его конституционных прав положением подп. 1 п. 3 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», устанавливающего право адвоката на сбор необходимых для оказания юридической помощи сведений, в том числе путем направления адвокатского запроса, во взаимосвязи с положением п. 1 ч. 2 ст. 227 КАС РФ, согласно которому основанием для удовлетворения требований о признании незаконными оспариваемых решений лица, наделенного государственными полномочиями, является признание их судом нарушающими права административного истца.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы дают правоприменителям возможность по своему усмотрению определять, какие сведения являются необходимыми адвокату для оказания юридической помощи.

Поводом для обращения с жалобой стала следующая ситуация. Адвокат, представляя интересы некоммерческого садового товарищества, в связи с подготовкой документов для обращения в суд направил в местную администрацию адвокатский запрос о предоставлении заверенной копии решения о выделении в 1991 г. земельного участка, принадлежащего другому лицу. Но в предоставлении документа было отказано.

При попытке оспорить отказ суды общей юрисдикции признали действия должностного лица местной администрации законными. Суды установили, что запрашиваемая информация относится к сведениям ограниченного доступа и не может быть предоставлена по запросу адвоката, не имеющего доверенности от правообладателя, в то же время копия истребуемого документа имеется в распоряжении административного истца. В связи с чем суды пришли к выводу об отсутствии нарушения прав адвоката.

Рассмотрев представленные материалы, Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. В опубликованном 13 марта Определении от 28 февраля 2017 г. № 244-ОО КС РФ указал следующее. В соответствии с Конституцией РФ любая информация, затрагивающая права и свободы граждан, должна быть доступна им при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус для нее. При этом допускается возможность установления в отношении той или иной информации режима ограничения свободного доступа (Определения от 12 мая 2003 г. № 173-О, от 29 января 2009 г. № 3-О-О и др.). Однако это не лишает адвоката возможности при рассмотрении судом конкретного дела с участием его доверителя обратиться в суд с ходатайством об истребовании доказательств, в том числе сведений, содержащих конфиденциальную информацию (Определение от 29 сентября 2011 г. № 1063-О-О).

«Оспариваемые законоположения, устанавливающие право адвоката на сбор информации, необходимой для оказания юридической помощи, и гарантии обеспечения им судебной защиты данного права согласуются с приведенными правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, – подчеркивается в Определении № 244-ОО. – Оценка же того, того, был ли установлен режим ограниченного доступа к запрашиваемым сведениям и нарушены ли права адвоката отказом в предоставлении ему информации, как связанная с установлением фактических обстоятельств дела, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации’.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, проанализировав это определение КС РФ, обратил внимание на то, что, несмотря на особый правовой статус адвокатов, их предназначение в судопроизводстве и роль в обществе, их право на получение информации приравнено к праву обычных граждан.

«Нет необходимости в обосновании тезиса о том, что адвокат как защитник и представитель в различных видах судопроизводства, как профессиональный участник состязательного процесса должен иметь более широкий и гарантированный доступ к информации для оказания квалифицированной юридической помощи, чем обыкновенный гражданин», – указал он. Соответственно, должна быть предусмотрена и повышенная ответственность адвоката за неправомерный доступ к информации или ее неправомерное распространение, однако это потребует пересмотра всего комплекса отношений, связанных с защитой информации, отметил Евгений Рубинштейн.

«Судя по последним изменениям в Закон об адвокатуре, а именно исходя из анализа пункта 6 статьи 6.1, законодатель в настоящее время не только не готов к обсуждению этого вопроса, но и не видит в нем никакой актуальности», – заключил советник ФПА РФ.

Член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин добавил, что ранее уже высказывал сомнения относительно возможностей получения большого количества информации по адвокатским запросам в связи с существованием законодательного положения о том, что в случаях, если адвокат запрашивает сведения, в отношении которых установлен режим ограниченного доступа, то рассмотрение адвокатского запроса осуществляется в соответствии с общими требованиями, установленными законодательством для соответствующей категории сведений.

«По адвокатскому запросу невозможно получить данные о состоянии здоровья своего подзащитного или иных лиц, данные о телефонных соединениях и месте нахождения абонента в момент соединения, сведения о банковских счетах физических и юридических лиц и некоторую другую информацию», – пояснил он.

Борис Золотухин подчеркнул, что именно такую позицию и обозначил Конституционный Суд РФ, указав, что «…любая затрагивающая права и свободы гражданина информация должна быть ему доступна при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты» и что данная трактовка не лишает адвоката заявлять в суде ходатайство об истребовании такой информации.

«Считаю, что это определение подтвердило мой вывод о том, что сбор адвокатом сведений в пользу доверителя – в большей степени декларация, чем реализация права на защиту», – резюмировал эксперт.

Адвокатский запрос: содержание и проблемы реализации

(Иванов А. В.) («Адвокат», 2014, N 4) Текст документа

АДВОКАТСКИЙ ЗАПРОС: СОДЕРЖАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ

Иванов Алексей Валерьевич, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов.

Адвокатский запрос, регламентированный законодательством, является важным инструментом оказания квалифицированной юридической помощи, однако на практике существуют проблемы, связанные с реализацией адвокатом права собирать необходимые сведения. В статье А. В. Иванова анализируются право на адвокатский запрос, форма и содержание адвокатского запроса, удостоверение полномочий адвоката на адвокатский запрос, проблемы, связанные с исполнением адвокатского запроса, ответственность за непредоставление запрашиваемых адвокатом сведений и вносятся законодательные предложения, направленные на устранение выявленных проблем.

Ключевые слова: адвокат; адвокатская деятельность; адвокатский запрос; форма и содержание адвокатского запроса; полномочия адвоката; ответственность за невыполнение требования адвоката.

Адвокатский запрос является одним из действенных способов сбора доказательств и направлен на оказание квалифицированной юридической помощи. Несмотря на то что с момента принятия Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) прошло более одиннадцати лет, при реализации адвокатом его прав и полномочий, регламентированных данным Законом и другими законодательными актами, возникают определенные проблемы. Одной из таких проблем, вызывающих многочисленные дискуссии, является как раз адвокатский запрос, точнее, реализация права собирать сведения, необходимые для оказания квалифицированной юридической помощи. ——————————— СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Адвокатская деятельность в соответствии с п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре рассматривается как квалифицированная юридическая помощь физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав и обеспечения доступа к правосудию. Именно на адвокатов возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов). Тем самым гарантируется право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что вытекает из ч. 1 ст. 45 и ст. 48 Конституции РФ (абз. второй п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. N 18-П) . ——————————— Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 N 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 04.01.1999 «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30.03.1999 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год» в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов» // СЗ РФ. 2000. N 3. Ст. 353.

Для оказания квалифицированной юридической помощи законодательство предоставляет адвокату возможность собирать необходимые сведения и доказательства. Закон об адвокатуре закрепляет право адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также от общественных объединений и иных организаций (далее — сведения). Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса (подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре). Кроме того, согласно п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 этого Кодекса. УПК РФ наделяет адвоката правом собирать доказательства путем истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (п. 3 ч. 3 ст. 86). Таким образом, осуществляя квалифицированную юридическую помощь, адвокат вправе собирать сведения и доказательства, необходимые для оказания профессиональной юридической помощи, т. е. осуществлять свое право на адвокатский запрос. Как отмечает С. Косов, адвокатский запрос есть облеченное в письменную форму законное требование адвоката к организациям и гражданам с целью получения необходимой информации или документации для защиты законных прав, свобод и интересов доверителя (клиента) . По мнению С. Ю. Макарова, адвокатский запрос — это «подготавливаемый и подписываемый адвокатом документ, адресованный конкретному органу, должностному лицу или юридическому лицу и содержащий просьбу о предоставлении в распоряжение адвоката определенных документов или иных сведений» . ——————————— Косов С. Адвокатский запрос: эффективный способ сбора доказательств // Волгоградский адвокат. 2012. N 6 (79). С. 6. Макаров С. Ю. Понятие и классификация адвокатских запросов как способа реализации статусного полномочия по сбору сведений, необходимых для оказания юридической помощи // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов 5-й ежегодной науч.-практ. конференции, 2008 г. Федеральная палата адвокатов РФ. М., 2008. С. 147.

Необходимо отметить, что возможность получения документов, необходимых для оказания юридической помощи, была закреплена и ранее в ст. 15 Положения об адвокатуре в РСФСР. В соответствии с ней адвокат, выступая в качестве представителя или защитника, был вправе запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые для оказания юридической помощи, из государственных и общественных организаций, которые были обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии . ——————————— Положение об адвокатуре РСФСР, утв. Законом РСФСР от 20.11.1980 // Ведомости ВС РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596 (утратило силу).

Действующим законодательством данное право адвоката регламентировано значительно подробнее. Несомненным достоинством следует признать то, что сегодня адвокат вправе реализовать свое право на сбор сведений самостоятельно, а не через юридическую консультацию или президиум коллегии адвокатов, как это было ранее. Следует признать положительным и расширение законодателем перечня запрашиваемых адвокатом сведений и доказательств, и этот перечень не является закрытым. Приведен перечень адресатов адвокатских запросов. Кроме того, установлен конкретный срок, в течение которого уполномоченные органы и организации обязаны выдать адвокату запрошенные им сведения. Использование адвокатских запросов с целью получения сведений, необходимых для оказания профессиональной юридической помощи, является одним из способов получения информации, имеющей доказательственное значение. Вместе с тем, несмотря на определенные положительные моменты, данное право адвоката труднореализуемо в современных условиях, поскольку, регламентировав его, законодатель не установил процессуальный порядок производства по собиранию и представлению доказательств, описанный в ч. 3 ст. 86 УПК РФ. На практике это вызывает споры и влечет необоснованные решения об отказе в приобщении собранных адвокатом доказательств к материалам дела. В отличие от ч. 3 ст. 86 УПК РФ в подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре говорится не о праве адвоката собирать доказательства, а лишь о праве адвоката собирать сведения (выделено мной. — А. И.). Кроме того, при реализации адвокатами данного права возникает ряд вопросов: 1) правомерны ли требования о предоставлении сведений; 2) о форме адвокатского запроса; 3) об удостоверении полномочий адвоката на адвокатский запрос; 4) о круге лиц, у которых адвокат вправе истребовать необходимые сведения; 5) какие сведения вправе истребовать адвокат; 6) императивный или диспозитивный характер носит рассматриваемое предписание закона для субъектов, к которым обращается адвокат; 7) все ли «предметы» могут быть признаны доказательствами по делу; 8) об ответственности за непредоставление запрашиваемых сведений. Рассмотрим данные проблемы подробнее. Правомерность требований о предоставлении сведений. Существует проблема отказов в предоставлении запрашиваемых адвокатом в рамках адвокатского запроса сведений, составляющих государственную, коммерческую, врачебную, налоговую или другую охраняемую законом тайну. Поскольку в нормах, закрепляющих порядок предоставления сведений, составляющих охраняемую законом тайну, адвокат как субъект, правомочный получать указанные сведения, отсутствует, компетентные органы отказываются предоставлять запрашиваемые адвокатом сведения, отвечая, что порядок предоставления таких сведений уполномоченным органам на адвокатов не распространяется. На первый взгляд видится коллизия законодательства, предусматривающего право адвоката на сбор сведений, и законов, регламентирующих порядок предоставления сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Однако согласно подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре выдача таких сведений должна происходить именно «в порядке, установленном законом». Но законодательством не установлен порядок предоставления адвокату сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Справедливо отмечает З. Я. Беньяминова: «Пока не будет удален термин «установленный законом порядок» или этот порядок не будет, наконец, установлен, адвокаты и дальше будут сталкиваться с противодействием на свои запросы» . В частности, запрашиваемые адвокатом сведения, относящиеся к охраняемой законом тайне, не предоставляются по адвокатскому запросу в силу ст. 21.1 Закона РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» , ст. 5 Основ законодательства РФ от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 «О нотариате» , ст. 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» , ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» , ст. 6 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» и др. ——————————— Беньяминова З. Я. Конституционно-правовое обеспечение института адвокатуры в сфере защиты прав человека: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 84. СЗ РФ. 1997. N 41. Ст. 8220 — 8235. Основы законодательства Российской Федерации «О нотариате» (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357. СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724. СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492. СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283.

Рассмотрим правомерность отказа в предоставлении запрашиваемых адвокатом сведений. Согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ любая затрагивающая права и свободы гражданина информация (за исключением сведений, содержащих государственную тайну) должна быть ему доступна при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты. Следовательно, Конституция РФ допускает возможность установления в отношении той или иной информации специального правового режима. Законодателем наряду с общим порядком допуска должностных лиц и граждан к государственной тайне установлен и особый порядок допуска к государственной тайне в отношении ряда лиц, в числе которых находятся только адвокаты, которые участвуют в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну. Таким образом, отказ в предоставлении адвокату сведений, составляющих государственную тайну, правомерен, поскольку в отношении таких сведений законодателем установлен специальный правовой статус. Что касается правомерности требований о предоставлении сведений, составляющих врачебную тайну, то ст. 61 утративших силу Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан не предусматривала адвокатов в качестве субъектов, которым могли быть предоставлены сведения, составляющие врачебную тайну, как не предусматривает этого и ст. 13 действующего Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Верховный Суд РФ по данному вопросу отметил следующее: «Так как в действующем законодательстве адвокат… не назван в числе субъектов, которым могут быть предоставлены сведения, составляющие врачебную тайну, указанная информация им предоставлена быть не может» . Конституционный Суд РФ по жалобе адвоката А. А. Суханова отметил, что адвокат не лишен возможности получить составляющие врачебную тайну сведения об оказании медицинской помощи при условии, если он предъявит в орган здравоохранения надлежаще оформленные документы, подтверждающие его полномочия как защитника определенного гражданина . Следовательно, адвокат лишен возможности получать сведения, составляющие врачебную тайну, в отношении лиц, чьи интересы он не представляет. Адвокат вынужден реализовать данное право путем заявления ходатайств об истребовании этой информации перед органами дознания, следствия или судом. Вместе с тем, как справедливо отмечает И. С. Дикарев, «огромное число подобных ходатайств необоснованно отклоняется под самыми разнообразными предлогами. Как следствие, сторона защиты оказывается в зависимом положении, что существенно ограничивает тактические возможности защитника» . Таким образом, законодательство не предусматривает обязанность медицинской организации предоставлять информацию, составляющую врачебную тайну, по запросу адвоката, поскольку адвокат не входит в число лиц, информацию которым допускается представлять без согласия гражданина или его законного представителя. ——————————— Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1) (утратили силу) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1318. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 23.11.2005 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 3. С. 27. Определение Конституционного Суда РФ от 19.06.2007 N 483-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суханова Алексея Александровича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части четвертой статьи 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» // http://base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc;base=ARB;n=41050. Дикарев И. С. Врачебная тайна в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2009. N 4. С. 66.

Согласно ст. 26 Закона «О банках и банковской деятельности» адвокаты не относятся к числу лиц, которым банки предоставляют сведения, составляющие банковскую тайну. В соответствии с п. 2 ст. 857 ГК РФ сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом. Таким образом, адвокаты в силу действующего законодательства не наделены правом получать сведения, составляющие банковскую тайну. Поэтому непредоставление данных сведений на основании адвокатского запроса не может расцениваться как незаконное действие банка . Справедливости ради следует отметить, что Государственной Думой ФС РФ в первом чтении принят проект Федерального закона N 47538-6, которым предполагается п. 2 ст. 857 ГК РФ после слов «должностным лицам» дополнить словами «а также иным лицам», что вселяет определенные надежды . ——————————— Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.12.2011 N 33-18828 // www. sankt-peterburgsky. spb. sudrf. ru. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // http://base. garant. ru/58024599/.

Смотрите так же:  Коллективный договор школы на 2019-2017 годы

Коммерческая тайна представляет собой режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду (ст. 3 Закона «О коммерческой тайне»). Право на отнесение тех или иных сведений к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю этих сведений с учетом положений названного Закона . Согласно п. 1 ст. 6 Закона «О коммерческой тайне» обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну. ——————————— Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 29.07.2010 по делу N 33-22701 // http://base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc;base=SOJ;n=539843.

Конституционный Суд РФ в п. 2 Определения от 17 июня 2008 г. N 434-О-О указал, что «федеральный законодатель… не называет адвокатов в числе лиц, запросы которых о предоставлении информации, составляющей коммерческую тайну, являются обязательными для обладателей данной информации, а также для государственных и муниципальных органов, которым она стала известна в силу выполнения ими своих функций» . Таким образом, поскольку в нормах, устанавливающих перечень лиц, имеющих право на получение информации, составляющей коммерческую тайну, адвокаты отсутствуют, порядок предоставления указанных сведений на адвокатов также не распространяется. ——————————— Определение Конституционного Суда РФ от 17.06.2008 N 434-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьминых Константина Сергеевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 10 Таможенного кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. N 6.

Согласно ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением ряда сведений . Конституционный Суд РФ отметил: несмотря на то что в п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре закреплены права адвоката, среди которых упомянута возможность собирать необходимые для оказания юридической помощи сведения, адвокат не включен законодателем в число лиц, имеющих доступ к сведениям, составляющим налоговую тайну . Отказывая адвокату в предоставлении запрашиваемых сведений, составляющих налоговую тайну, Санкт-Петербургский городской суд также указал на то, что адвокат не включен законодателем в число лиц, имеющих доступ к таким сведениям . Итак, сведения, составляющие налоговую тайну, не могут быть предоставлены по запросу адвоката. ——————————— Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 N 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3824. Пункт 2 Определения Конституционного Суда РФ от 30.09.2004 N 317-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ламбина Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 102 Налогового кодекса Российской Федерации» // http://base. garant. ru/12137538/. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.08.2012 N 33-11752 // www. sankt-peterburgsky. spb. sudrf. ru; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.07.2010 // www. sankt-peterburgsky. spb. sudrf. ru.

Тайна связи тоже является одной из разновидностей охраняемой законом тайны. На основании ст. 63 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи» ограничение права на тайну связи допускается только на основании решения суда . Исходя из требований ст. 63 Закона «О связи» и Закона об адвокатуре адвокат не наделен оперативно-розыскными полномочиями. Право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить информацию не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения. Вышеназванными специальными законами не только не установлен порядок предоставления информации ограниченного доступа непосредственно адвокату, но и более того: перечень лиц, имеющих доступ к информации ограниченного доступа, является закрытым, и отсутствие в нем адвокатов свидетельствует, что данная информация по адвокатскому запросу не предоставляется в силу закона . Приходится вновь с огорчением констатировать: сведения, составляющие тайну связи, в силу закона также не могут быть предоставлены адвокату по его запросу. ——————————— СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895. Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 06.03.2012 N 33-7194 // http://www. mosoblsud. ru.

Аналогичен ответ и на вопрос о праве адвоката получать необходимую ему информацию от нотариуса. Одной из обязанностей нотариуса является обязанность хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности (п. 2 ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате). Согласно п. п. 3 и 4 ст. 5 Основ сведения (документы) о совершенных нотариальных действиях могут выдаваться только лицам, от имени или по поручению которых совершены эти действия. Справки о совершенных нотариальных действиях выдаются по требованию суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными, гражданскими или административными делами, а также по требованию судебных приставов-исполнителей в связи с находящимися в их производстве материалами по исполнению исполнительных документов. Таким образом, законодательство также не предусматривает возможности получения адвокатом сведений о совершенных нотариальных действиях. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных) (ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных») . Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 утвержден Перечень сведений конфиденциального характера . Согласно п. 1 Перечня к таким сведениям относятся сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях. Статьей 6 Закона «О персональных данных» предусмотрены случаи, при которых согласие субъекта персональных данных на их обработку не требуется. При этом предоставление информации о персональных данных субъекта по адвокатскому запросу федеральным законодательством не предусмотрено. ——————————— СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3451. СЗ РФ. 1997. N 10. Ст. 1127.

Закрепленное в ст. 6 Закона об адвокатской деятельности право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения . Верховный Суд РФ также указал, что право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения, Перечень которых утвержден Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 . ——————————— Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 08.11.2010 по делу N 33-31358 // http://base. garant. ru/59624620/. Определение Верховного Суда РФ от 12.05.2010 N 49-В10-5 // http://www. garant. ru/products/ipo/prime/doc/1695165/.

Согласно п. 3 ст. 12 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» сведения о государственной регистрации акта гражданского состояния также являются персональными данными, относятся к категории конфиденциальной информации, имеют ограниченный доступ и разглашению не подлежат и предоставляются только по запросу суда (судьи), органов прокуратуры, органов дознания или следствия, федерального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере миграции и осуществляющего правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции, или его территориального органа, Уполномоченного по правам человека в РФ, Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка либо уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ и в других случаях, установленных федеральными законами. Таким образом, адвокаты в этот перечень тоже не включены. ——————————— СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340.

Например, М. М. Багадуров направил адвокатский запрос в отделение Пенсионного фонда РФ об истребовании сведений о размерах получаемых рядом граждан пенсий, однако в предоставлении указанной информации ему было отказано. Конституционный Суд РФ по этому поводу отметил: исключение информации, относящейся к персональным данным, которая была запрошена заявителем, из режима свободного доступа полностью соответствует предписаниям ч. 2 ст. 24 Конституции РФ . Таким образом, Суд признал законным отказ в предоставлении персональных данных по адвокатскому запросу заявителя. ——————————— Пункт 2.1 Определения Конституционного Суда РФ от 29.09.2011 N 1063-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Багадурова Магомеда Магомедовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьей 10 Федерального закона «О персональных данных» и частью второй статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // http://www. ksrf. ru.

Можно привести еще несколько примеров аналогичных судебных решений. Так, Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2010 г. N 49-В10-5 установлено, что право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения. Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа отметил, что «ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ предусмотрены случаи, при которых согласие субъекта персональных данных на их обработку не требуется. При этом предоставление информации о персональных данных субъекта по адвокатскому запросу федеральным законодательством не предусмотрено. Закрепленные в ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения» . Следовательно, предоставление сведений, относящихся к персональным данным, по адвокатскому запросу федеральным законодательством также не предусмотрено. ——————————— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.12.2008 N А58-558/08-Ф02-6318/08 по делу N А58-558/08 // http://base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc;base=AVS;n=50373.

Указанные сведения, необходимые для оказания квалифицированной юридической помощи, могут быть получены адвокатом по ходатайству перед органами дознания, следствия или судом. Проблема, однако, состоит в том, что зачастую подобные ходатайства не удовлетворяются. Форма и содержание адвокатского запроса. Хотя закон не предъявляет определенных требований к форме адвокатского запроса (что является проблемой при осуществлении адвокатом его полномочий), на наш взгляд, он должен содержать следующие сведения: 1) Полное наименование и почтовый адрес органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения или иной организации, кому направляется адвокатский запрос (подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре); 2) фамилию, имя и отчество адвоката, его регистрационный номер в реестре адвокатов, почтовый и электронный адреса, контактный телефон для обратной связи; 3) сведения о процессуальном положении лица, в чьих интересах действует адвокат; номер дела; 4) название, суть, подробное обоснование запрашиваемых сведений, необходимых для оказания юридической помощи; 5) способ передачи запрашиваемых сведений (выдать на руки курьеру, направить факсимильной или почтовой связью, электронной почтой и т. п.); 6) перечень прилагаемых к адвокатскому запросу документов (ордер, копия доверенности, иные документы); 7) дату составления адвокатского запроса. Запрос должен быть оформлен на бланке адвокатского образования, подписан адвокатом и скреплен оттиском соответствующей печати. Субъекты, у которых адвокат вправе истребовать необходимые сведения. Законодатель приводит перечень субъектов, к которым адвокат вправе обратиться с соответствующим адвокатским запросом: органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также общественные объединения и иные организации. Е. В. Кронов считает, что адвокат может обратиться к любому юридическому лицу, представленному как государством в лице его федеральных и территориальных органов (в том числе правоохранительных и здравоохранения), муниципальным образованием в лице органов местного самоуправления, так и частными коммерческими организациями и некоммерческими объединениями . ——————————— Кронов Е. В. Адвокатский запрос в уголовном процессе // Российская юстиция. 2008. N 2. С. 43.

Однако собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, адвокат вправе тол ько в отношении лица, чьи интересы он представляет. Иное толкование предоставленного адвокату права, указанного в подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, могло бы привести к нарушению интересов иных лиц, т. е. к злоупотреблению правом . ——————————— Определение Пермского краевого суда от 31.08.2010 по делу N 33-7656 // http://www. resheniya-sudov. ru/2010/2483/.

Сведения, которые вправе истребовать адвокат. Особый интерес представляет вопрос о том, какие сведения вправе запросить адвокат. Закон об адвокатуре (подп. 1, 3, 6 п. 3 ст. 6) и УПК РФ (ст. 84, п. 1 ч. 3 ст. 86) указывают на сведения, необходимые для оказания юридической помощи, справки, характеристики, предметы, документы и иные сведения (к которым могут относиться материалы фото — и киносъемки, аудио — и видеозаписи и иные носители информации) . ——————————— Решение Верховного Суда РФ от 16.03.2009 N ГКПИ08-2382 «О признании частично недействующим пункта 141 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных Приказом МВД РФ от 22.11.2005 N 950» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 4; решение Верховного Суда РФ от 07.02.2012 N ГКПИ11-2095 «О признании частично недействующими пунктов 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Минюста РФ от 03.11.2005 N 205, а также пункта 18 приложения N 1 к ним» // http://base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc;base=LAW;n=126567.

Удостоверение полномочий адвоката на адвокатский запрос. Часто у адресатов адвокатских запросов возникают вопросы о подтверждении адвокатом полномочий на получение запрашиваемых им сведений. По этому поводу высказано множество различных мнений. В основном суть сводится к следующему: одни авторы считают, что к запросу необходимо приложить ордер, другие полагают, что ордер не обязателен. Нет однозначного ответа и в разъяснениях, изложенных на сайтах адвокатских палат субъектов РФ. Отказывая в предоставлении адвокатам сведений, адресаты указывают следующие причины: не представлены документы, подтверждающие полномочия адвоката; не оплачен ответ на запрос. Нередко адресаты игнорируют запросы либо отвечают, что соответствующая информация может быть предоставлена только по запросу суда, рассматривающего дело . В любом случае практика отказа или игнорирования требований адвокатского запроса создает большие трудности для реализации адвокатом его права на сбор необходимых сведений, что, в свою очередь, негативно сказывается на оказании квалифицированной юридической помощи и защите прав, свобод и интересов физических и юридических лиц по конкретному делу. ——————————— Долгошеев И. С. Адвокатура как субъект правоотношений (вопросы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2008. С. 146. Шубина О. Б. Правовая культура как элемент культуры общества: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 141.

Рассмотрение данной проблемы следует начать с выяснения, что же удостоверяет полномочия адвоката. В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 6 Закона об адвокатуре полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются процессуальным законодательством Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции . В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. ——————————— Приказ Минюста России от 05.02.2008 N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта Российской Федерации и выдаче адвокатам удостоверений» // Российская газета. 2008. 25 апр.

Согласно п. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката. Однако удостоверение не приложишь к адвокатскому запросу, а его копия также не удостоверяет полномочия адвоката на запрос сведений, поскольку она подтверждает лишь общую правосубъектность адвоката, но не может свидетельствовать о том, что ответ на запрос необходим для оказания юридической помощи доверителю . ——————————— Лисицин Р. Д. Удостоверение полномочий адвоката на адвокатский запрос // Адвокат. 2012. N 5. С. 43.

На основании п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре полномочия адвоката, в том числе на адвокатский запрос, подтверждаются либо надлежаще оформленной доверенностью, либо ордером. Отсутствие таковых является основанием для отказа в предоставлении запрашиваемых сведений , поскольку не подтвержден процессуальный статус адвоката . ——————————— Определение Московского городского суда от 04.07.2011 по делу N 33-18253 // http://base. garant. ru/58121037/; Апелляционное определение Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 30.05.2012 по делу N 33-585/2012 // http://rospravosudie. com/court-verxovnyj-sud-kabardino-balkarskoj-respubliki-kabardino-balkarskaya-respublika-s/act-424906944/. Определение Ростовского областного суда от 16.01.2012 по делу N 33-384 // http://base. garant. ru/100535005/.

Характер адвокатской деятельности предусматривает оказание юридической помощи физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и законных интересов; право адвоката действовать в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным адвокатским образованием, или доверенностью. Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК РФ). Как справедливо указывает Р. Д. Лисицин, необходимость в доверенности для подачи адвокатского запроса может возникнуть лишь тогда, когда в силу закона определенные документы могут быть предоставлены только конкретным физическим или юридическим лицом, являющимся доверителем адвоката . Ордер может быть использован адвокатом для подтверждения своих полномочий (в том числе на адвокатский запрос), что закреплено в законодательстве. Например, согласно ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом. Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера (ч. 4 ст. 49 УПК РФ). В соответствии с п. 5 ст. 53 ГПК РФ право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом (п. 3 ст. 61 АПК РФ). ——————————— Лисицин Р. Д. Указ. соч. С. 43.

На наш взгляд, именно ордер является документом, предназначенным для подтверждения полномочий адвоката на адвокатский запрос. В рамках юридической помощи адвокат может использовать свое право запрашивать необходимые сведения без уведомления или согласия доверителя, однако оно должно быть направлено на защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов физического лица по конкретному делу. Например, суд, отказывая в удовлетворении требований истца об обязании предоставить информацию по адвокатскому запросу, пришел к выводу о том, что предметом соглашения об оказании юридической помощи является получение информации, т. е. не оказание юридической помощи, направленной на защиту нарушенных прав гражданина, а истребование определенной информации . ——————————— Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2012 N 33-252/2012 // www. sankt-peterburgsky. spb. sudrf. ru.

Смотрите так же:  Договор гражданско-правового характера на бухгалтерские услуги образец

Нередко отказ в выдаче запрашиваемых сведений происходит на том основании, что к запросу не приложен документ, подтверждающий оплату их предоставления . Законодательство не предусматривает оснований для освобождения адвокатов от оплаты различных пошлин и платежей при получении ими сведений в целях осуществления их профессиональной деятельности, поэтому в подобных случаях они вынуждены оплачивать ответы на свои запросы . Вместе с тем следует иметь в виду, что с 1 января 2013 г. утратил силу п. 10 ст. 333.19 НК РФ, предусматривающий уплату государственной пошлины за повторную выдачу копий решений, приговоров, судебных приказов, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, копий других документов из дела, выдаваемых судом, а также при подаче заявления о выдаче дубликатов исполнительных документов. ——————————— Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2007 N 74-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Луганцева Константина Николаевича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 110» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2007. N 11. Макаров С. Ю. Проблемы применения адвокатами права по сбору сведений и документов с помощью направления адвокатских запросов // Российское право в Интернете. 2010. N 4. С. 11.

Что касается соглашения об оказании юридической помощи как удостоверения полномочий адвоката на адвокатский запрос, необходимо отметить следующее. По одному из дел Приморский краевой суд заявил, что соглашение об оказании юридической помощи в качестве доказательства полномочий адвоката судами не принимается . Согласно позиции Санкт-Петербургского городского суда заключение соглашения о направлении адвокатских запросов не порождает право направлять адвокатский запрос . Следовательно, соглашение на оказание юридической помощи не является документом, подтверждающим полномочия адвоката. Таким образом, именно ордер является документом, удостоверяющим полномочия адвоката на адвокатский запрос. ——————————— Определение Приморского краевого суда от 21.07.2010 по делу N 33-6134 // http://www. lawmix. ru/primor-sydu/37/. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2012 N 33-252/2012.

Срок исполнения адвокатского запроса является важнейшим показателем своевременности оказания адвокатом профессиональной юридической помощи. Согласно подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре органы и организации обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса. В УПК РФ срок исполнения запроса адвоката вообще не указан. Пунктом 3 ст. 57 ГПК РФ и п. 8 ст. 66 АПК РФ предусмотрен пятидневный срок для извещения суда должностными лицами или гражданами о невозможности представления доказательств. В соответствии с ч. 2 ст. 26.9 КоАП РФ поручение либо запрос по делу об административном правонарушении подлежит исполнению не позднее чем в пятидневный срок со дня получения поручения (запроса). Статья 26.10 КоАП РФ предусматривает трехдневный срок со дня получения от судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, для исполнения истребования сведений, необходимых для разрешения дела. Полагаем, что месячный срок предоставления сведений не позволяет адвокату своевременно оказать профессиональную юридическую помощь. Как справедливо отмечается в юридической литературе, столь долгий срок не представляется обоснованным и с практической точки зрения . Кстати, законопроект, предложенный Законодательным Собранием Красноярского края, предполагал внести некоторые изменения в подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре. Они сокращали максимальный срок предоставления информации до семи дней и предусматривали ответственность лиц, нарушивших указанную норму, которая подлежит установлению КоАП РФ . К сожалению, законопроект был снят с рассмотрения. Комитет Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству дал отрицательное заключение по этому законопроекту, указав, что месячный срок с практической точки зрения представляется обоснованным. В заключении Комитета также отмечено, что установленная в законопроекте ответственность лиц за непредоставление информации по запросу не корреспондируется с КоАП РФ, в котором отсутствует такой состав административного правонарушения . ——————————— Рагулин А. В. Современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России: Монография. М., 2012. С. 178. Проект Федерального закона N 343816-4 «О внесении изменений в статью 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // http://base. garant. ru/3138596/. Заключение на проект Федерального закона N 343816-4 «О внесении изменений в статью 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // http://www. szrf. ru/doc. phtml? nb=00_00&issid;=2010022000&docid;=45.

Уместно отметить, что в некоторых сопредельных государствах установлены весьма сжатые сроки ответа на адвокатский запрос. Так, Закон Украины от 5 июля 2012 г. N 5076-VI «Про адвокатуру та адвокатську дiяльнiсть» предусматривает обязанность органов государственной власти и самоуправления, их должностных и служебных лиц, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности и подчинения, общественных объединений дать ответ на запрос адвоката не позднее пяти рабочих дней (п. 2 ст. 24). Согласно п. 9 ст. 17 Закона Республики Казахстан от 5 декабря 1997 г. N 195-1 «Об адвокатской деятельности» государственные служащие и руководители негосударственных организаций обязаны в течение десяти рабочих дней дать письменный ответ на обращение адвоката, связанное с оказанием им юридической помощи по конкретному делу. ——————————— Закон Украины от 05.07.2012 N 5076-VI «Про адвокатуру та адвокатську дiяльнiсть» // http://zakon-i-normativ. info/index. php/component/lica/?href=0&view;=text&base;=1&id;=1215204&menu;=1. Закон Республики Казахстан от 05.12.1997 N 195-1 «Об адвокатской деятельности» // http://online. zakon. kz/Document/?doc_id=1008408#sub_id=70000.

Трудно согласиться с Комитетом Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству в том, что месячный срок с практической точки зрения представляется обоснованным. Анализ норм законодательства показывает, что данный срок является максимальным и дается органам и организациям для ответа на обращения, требующие проверки, решения какой-либо проблемы, принятия мер. Так, общий срок в 30 дней отведен п. 1 ст. 12 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» для рассмотрения письменных обращений граждан, поступивших в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией. ——————————— Федеральный закон от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. N 19. Ст. 2060.

На наш взгляд, механизм реализации права адвоката на запрос сведений, необходимых для оказания юридической помощи, должен содержать более короткий срок — до 10 суток со дня получения запроса. Видится необходимым также законодательное дополнение, предусматривающее ответственность за неисполнение запроса адвоката. Исходя из этого подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре должен быть сформулирован следующим образом: «…собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее десятидневного срока со дня получения запроса адвоката. Неисполнение запроса адвоката влечет ответственность, установленную законодательством Российской Федерации». Ответственность за непредоставление запрашиваемых сведений. С правом адвоката запрашивать сведения, необходимые для оказания юридической помощи от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций корреспондирует обязанность последних их предоставить. Однако отсутствие ответственности за неисполнение адвокатского запроса является проблемой реализации данного права. Как справедливо отмечает М. Г. Коробицын, «причиной, способствующей неисполнению адвокатских запросов, является отсутствие соответствующей ответственности за неисполнение адвокатских запросов» . ——————————— Коробицын М. Г. Неисполнение адвокатского запроса // Адвокат. 2008. N 3. С. 112.

В законодательстве ряда зарубежных стран запрос адвоката по статусу приравнивается к запросу судьи, а его игнорирование предусматривает различную ответственность, вплоть до уголовной. Например, в целях усиления гарантий прав адвокатов Законом Республики Узбекистан от 31 декабря 2008 г. N ЗРУ-198 Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности был дополнен ст. 197-1, устанавливающей с 1 января 2009 г. административную ответственность за воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката, включая непредоставление ответа на запрос адвоката, предусматривающую наложение штрафа от двух до пяти минимальных размеров заработной платы. ——————————— Закон Республики Узбекистан от 31.12.2008 N ЗРУ-198 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с совершенствованием института адвокатуры» // СЗ РУ. 2008. N 52. Ст. 514. Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности от 22.09.1994 N 2015-XII // http://www. lex. uz/pages/getact. aspx? lact_id=97661.

Законом Украины «Про адвокатуру та адвокатську дiяльнiсть» также установлена административная ответственность за отказ в предоставлении информации на адвокатский запрос; несвоевременное или неполное предоставление информации; предоставление информации, не соответствующей действительности, кроме случаев отказа в предоставлении информации с ограниченным доступом (п. 3 ст. 24). Статьей 523 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за воспрепятствование должностным лицом осуществлению законной деятельности адвоката либо коллегии адвокатов, юридической консультации, адвокатской конторы, выразившееся в непредставлении либо отказе представления в установленные законодательством сроки по письменному запросу необходимых документов, материалов или сведений, требуемых для осуществления их профессиональных обязанностей, если эти действия не имеют признаков уголовно наказуемого деяния, предусматривающей наложение штрафа в размере до двадцати месячных расчетных показателей. ——————————— Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30.01.2001 N 155-II // http://www. invalid. kz/modules/editor/editor/wysiwygpro/site_files/Zakon/akt/1.4.htm.

Статья 19.7 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных ст. ст. 19.7.1, 19.7.2, 19.8, 19.19 КоАП РФ. В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре запрещается препятствовать адвокатской деятельности каким бы то ни было образом. Думается, что отказ в предоставлении сведений по адвокатскому запросу в некоторых случаях может рассматриваться и как форма воспрепятствования адвокатской деятельности. Отсутствие ответственности за неисполнение обязанности ответа на адвокатский запрос превращает право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в юридическую фикцию. Следует согласиться с авторами, считающими, что надлежит установить ответственность компетентных органов за невыполнение законных требований адвокатов о предоставлении необходимых сведений. В противном случае нормы Закона, закрепляющие право адвокатов собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, так и останутся не более чем декларацией и красивой вывеской, не позволяющей им использовать свое право. В связи с изложенным полагаем, что адвокат, деятельность которого направлена на обеспечение квалифицированной юридической помощи, должен быть включен в перечень субъектов, за непредоставление которым запрашиваемых сведений или несвоевременное предоставление, а равно предоставление запрашиваемых сведений в неполном объеме должна наступать ответственность. 11 апреля 2013 г. депутатами А. С. Кропачевым и И. К. Сухаревым в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона N 257510-6 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» , устанавливающий административную ответственность за непредставление либо представление заведомо недостоверных сведений адвокату. Согласно законопроекту гл. 19 КоАП РФ предлагается дополнить ст. 19.35 следующего содержания. ——————————— Проект Федерального закона N 257510-6 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN;=257510-6&02.

«19.35. Нарушение требований законодательства о предоставлении по запросу адвоката сведений или документов, необходимых для оказания юридической помощи 1. Нарушение органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями требований законодательства о предоставлении по запросу адвоката сведений и документов (копий документов), необходимых для оказания юридической помощи, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей. 2. Предоставление адвокату заведомо недостоверных сведений либо подложных документов или копий таких документов — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей». Однако законопроект видится неоптимальным. Во-первых, отнесение статьи об ответственности за непредставление запрашиваемых сведений в гл. 19 КоАП РФ сомнительно, так как данная глава предусматривает административную ответственность против порядка управления. Во-вторых, в законопроекте не предусмотрена ответственность за представление адвокату запрашиваемых сведений в неполном объеме. Полагаем, что ответственность за непредставление запрашиваемых сведений или несвоевременное представление, а равно представление адвокату запрашиваемых сведений в неполном объеме, необходимых для оказания юридической помощи, необходимо изложить в ч. 2 ст. 5.39 КоАП РФ, изложив ее в следующей редакции: «2. Непредставление или несвоевременное представление адвокату сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для оказания квалифицированной юридической помощи, а равно представление адвокату таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде — влечет наложение административного штрафа в размере от…». Думается, установлением такой административной ответственности будет создан надежный механизм реализации права на получение квалифицированной юридической помощи. Если уполномоченные лица неоднократно немотивированно уклоняются от представления запрашиваемых адвокатом сведений, он вправе обжаловать действия (бездействие) или решение вплоть до постановки вопроса о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности по ст. 140 УК РФ. Таким образом, в целях реализации адвокатом права собирать сведения, необходимые для оказания квалифицированной юридической помощи, нужны законодательные изменения и дополнения: 1) сокращение срока представления ответа на адвокатский запрос до 10 суток; 2) установление административной ответственности за непредставление запрашиваемых сведений или несвоевременное представление, а равно представление адвокату запрашиваемых сведений в неполном объеме.

Нормативные правовые акты

Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12.12.1993 // СЗ РФ. 2009. N 4. Ст. 445. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 N 146-ФЗ // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ // СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4921. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532. Федеральный закон от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» // СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492. Федеральный закон от 15.11.1997 N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» // СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340. Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102. Федеральный закон от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи» // СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895. Федеральный закон от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283. Федеральный закон от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. N 19. Ст. 2060. Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3451. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724. Закон РФ от 21.07.1993 N 5485-1 «О государственной тайне» // СЗ РФ. 1997. N 41. Ст. 8220 — 8235. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357. Указ Президента РФ от 06.03.1997 N 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» // СЗ РФ. 1997. N 10. Ст. 1127. Приказ Минюста РФ от 05.02.2008 N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта Российской Федерации и выдаче адвокатам удостоверений» // Российская газета. 2008. 25 апр. Положение об адвокатуре РСФСР, утв. Законом РСФСР от 20.11.1980 // Ведомости ВС РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596 (утратило силу). Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1318 (утратили силу). Проект Федерального закона N 257510-6 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN;=257510-6&02. Проект Федерального закона N 343816-4 «О внесении изменений в статью 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // http://base. garant. ru/3138596/. Заключение на проект Федерального закона N 343816-4 «О внесении изменений в статью 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // http://www. szrf. ru/doc. phtml? nb=00_00&issid;=2010022000&docid;=45. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // http://base. garant. ru/58024599/.

Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности от 22.09.1994 N 2015-XII // http://www. lex. uz/pages/getact. aspx? lact_id=97661. Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30.01.2001 N 155-II // http://www. invalid. kz/modules/editor/editor/wysiwygpro/site_files/Zakon/akt/1.4.htm. Закон Республики Казахстан от 05.12.1997 N 195-I «Об адвокатской деятельности» // http://online. zakon. kz/Document/?doc_id=1008408#sub_id=70000. Закон Республики Узбекистан от 31.12.2008 N ЗРУ-198 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с совершенствованием института адвокатуры» // СЗ РУ. 2008. N 52. Ст. 514. Закон Украины от 05.07.2012 N 5076-VI «Про адвокатуру та адвокатську дiяльнiсть» // http://zakon-i-normativ. info/index. php/component/lica/?href=0&view;=text&base;=1&id;=1215204&menu;=1.

Беньяминова З. Я. Конституционно-правовое обеспечение института адвокатуры в сфере защиты прав человека: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. Дикарев И. С. Врачебная тайна в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2009. N 4. Долгошеев И. С. Адвокатура как субъект правоотношений (вопросы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2008. Коробицын М. Г. Неисполнение адвокатского запроса // Адвокат. 2008. N 3. Косов С. Адвокатский запрос: эффективный способ сбора доказательств // Волгоградский адвокат. 2012. N 6 (79). Кронов Е. В. Адвокатский запрос в уголовном процессе // Российская юстиция. 2008. N 2. Лисицин Р. Д. Удостоверение полномочий адвоката на адвокатский запрос // Адвокат. 2012. N 5. Макаров С. Ю. Понятие и классификация адвокатских запросов как способа реализации статусного полномочия по сбору сведений, необходимых для оказания юридической помощи // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов 5-й ежегодной науч.-практ. конференции, 2008 г. Федеральная Палата адвокатов РФ. М.: Информ-Право, 2008. Макаров С. Ю. Проблемы применения адвокатами права по сбору сведений и документов с помощью направления адвокатских запросов // Российское право в Интернете. 2010. N 4. Рагулин А. В. Современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России: Монография. М.: ЮРКОМПАНИ, 2012. Шубина О. Б. Правовая культура как элемент культуры общества: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004.