ГлавнаяВильгельм ГауфКалиф Аист

III.

Печально бродили заколдованные визирь и калиф по полям... Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Печально бродили заколдованные визирь и калиф по полям. Они не знали, что им предпринять и не могли придумать, как помочь беде. Избавиться от шкуры аиста они не могли, пойти в город, чтобы все рассказать о себе, тоже не могли, — кто поверит аисту, что он калиф? А если бы даже и поверили, разве жители Багдада согласятся иметь калифом аиста!

Так скитались они много дней, питаясь кое-какими зернами, которые им чрезвычайно трудно было разжевывать длинными клювами. Ящериц же и лягушек они совершенно не могли есть, они боялись расстроить себе желудок таким непривычным блюдом.

Ящериц же и лягушек они совершенно не могли есть, они боялись расстроить себе желудок таким непривычным блюдом. Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Единственной отрадой в этом печальном их положении было то, что они могли летать.

Единственной отрадой в этом печальном их положении было то, что они могли летать. Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

И они часто взлетали на крыши Багдада и оттуда смотрели, что творится в городе.

В первый день они наблюдали среди жителей большое волнение и горе. Но не далее, как на четвертый день после превращения, сидя на крыше дворца калифа они заметили приближавшуюся пышную процессию. Гремели барабаны и трубы; окруженный блестящею свитою, в красной, шитой золотом одежде на разукрашенном коне ехал какой-то человек. Половина Багдада бежала за ним, и все кричали: "Да здравствует Мизра, властитель Багдада!"

Да здравствует Мизра, властитель Багдада! Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Сидевшие на крыше дворца аисты переглянулись, и калиф Хазид сказал:

— Понимаешь ли ты теперь, великий визирь, почему я попал под действие волшебных чар? Этот самый Мизра, — сын моего смертельного врага, могущественного волшебника Кашнура, который поклялся мне отомстить. Но я не теряю еще надежды на избавленье. Идем со мной, верный спутник моего несчастья, отправимся к могиле пророка! Может быть, на святом месте снимется с нас колдовство.

— Понимаешь ли ты теперь, великий визирь, почему я попал под действие волшебных чар? Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Они поднялись с крыши дворца и полетели к пределам Медины.

Но лететь им было не легко, потому что оба аиста не привыкли еще к этому упражнению.

Они поднялись с крыши дворца и полетели к пределам Медины... Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

— О, господин, — простонал великий визирь после нескольких часов полета; — с вашего позволения, я больше не могу. Вы слишком быстро летите. Да к тому же теперь уже вечер, и нам нужно поискать на ночь пристанища.

— О, господин, — простонал великий визирь после нескольких часов полета; — с вашего позволения, я больше не могу. Вы слишком быстро летите. Да к тому же теперь уже вечер, и нам нужно поискать на ночь пристанища. Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Хазид внял просьбе своего слуги. Заметив внизу, в долине какие-то развалины, пригодные, по-видимому, для убежища, они полетели туда. Место, куда они пристали на эту ночь, походило на старинный замок. Из-под развалин возвышались прекрасные колонны; множество не вполне разрушившихся комнат свидетельствовало о прежней роскоши дома. Хазид и его спутник вошли внутрь и стали отыскивать себе удобное местечко.

Хазид и его спутник вошли внутрь и стали отыскивать себе удобное местечко. Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Вдруг аист Манзор остановился.

— Господин и повелитель, — прошептал он тихо, — великому визирю, а тем более аисту, смешно бояться привидений! Но мне ужасно страшно — здесь недалеко от нас кто-то вздохнул и простонал?!

Вдруг аист Манзор остановился... Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Калиф тоже остановился и совершенно отчетливо услыхал тихий плач, который, казалось, скорее принадлежал человеку, чем животному. Он устремился к тому месту, откуда неслись жалобные стоны. Но визирь схватил его клювом за крыло и убедительно просил не подвергать себя новым неизвестным опасностям. Напрасно! Калиф, у которого под крылом аиста билось храброе сердце, рванулся, потеряв несколько перьев, и исчез в мрачном коридоре.

Он очутился у двери, которая была только слегка притворена. Из-за неё донеслись до него громкие вздохи и тихие рыданья. Он толкнул клювом дверь и, изумленный, остановился на пороге. В полуразвалившейся комнате, слабо освещенной маленьким окошечком с решеткой, на полу сидела огромная сова. Из больших круглых глаз её текли крупные слезы, а из кривого клюва вырывались тяжелые стоны.

В полуразвалившейся комнате, слабо освещенной маленьким окошечком с решеткой, на полу сидела огромная сова. Из больших круглых глаз её текли крупные слезы, а из кривого клюва вырывались тяжелые стоны. Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Но увидав калифа и визиря, робко шедшего позади, она громко, радостно крикнула. Грациозно отерев слезы на глазах она, к великому удивлению обоих, заговорила на арабском языке самым настоящим человеческим голосом:

— Добро пожаловать, аисты! Вы являетесь предвестниками моего спасения! Мне однажды предсказано было, что аист принесет мне великое счастье.

Оправившись от удивления калиф кивнул своей длинной шеей, придал изящную позу своим тонким ногам и сказал:

— Сова! судя по твоим словам, я встречаю в тебе товарища по несчастью. Но, увы! надежда получить чрез нас спасение напрасна. Ты сама увидишь, как мы беспомощны, если выслушаешь нашу историю.

— Сова! судя по твоим словам, я встречаю в тебе товарища по несчастью. Но, увы! надежда получить чрез нас спасение напрасна... Иллюстрация к сказке «Калиф-Аист». Художник П. Репкин.

Сова попросила его рассказать ей, в чем дело, и калиф сейчас же рассказал ей все, что мы уже знаем.

Следующая страница →


← 2 стр. Калиф Аист 4 стр. →
Страницы: 1  2  3  4  5
Всего 5 страниц


© «ClassicLibr.ru»
Обратная связь