ГлавнаяГётеФауст

Часть вторая. Действие четвертое. Шатер враждебного императора. Иллюстрация Энгельберта Зейбертца (1813–1905) к «Фаусту» И. В. Гёте (1749-1832)

Шатер враждебного императора
Трон, богатая обстановка. Забирай и Хватай-добычу.

Хватай-добычу

Сюда пришли мы всех скорей!

Забирай

Неслись мы воронов быстрей.

Хватай-добычу

О, сколько здесь богатств вокруг!
С чего начать, чем кончить, друг?

Забирай

Шатер весь полн — и здесь и там!
Что мне хватать — не знаю сам.

Хватай-добычу

Как кстати мягкий мне ковер:
Я сплю на жестком до сих пор.

Забирай

Стальная булава! Такой
Давно я жажду всей душой!

Хватай-добычу

Плащ красный с золотым шитьем:
Давно мечтала я о нем!

Забирай
(берет булаву)

Вот с этой штукой скор расчет:
Убил — и марш себе вперед.
Ты много вздору набрала,
А что получше — не взяла.
Да брось же дрянь-то, наконец!
Возьми-ка лучше тот ларец:
В нем войсковая вся казна —
От крышки золото до дна!

Хватай-добычу

Уф, как тяжел он! Ни на шаг
Не сдвинуть, не стащить никак!

Забирай

Нагнись сейчас: я пособлю
И ящик на спину взвалю.

Хватай-добычу

Ой-ой! Приходит мой конец!
Он переломит мой крестец.

Ларец падает и раскрывается.

Забирай

Вон сколько золота, смотри!
Скорей бери его, бери!

Хватай-добычу
(присев на корточки)

В передник я его сейчас
Сберу. Довольно будет с нас!

Забирай

Довольно, нам идти пора.
Она встает.
Ай-ай! В переднике дыра!
Постой же, так нельзя идти:
Ты все посеешь на пути.

Драбанты
(нашего Императора)

Святого места не щадят!
Как? Грабить государев клад?

Забирай

Мы рисковали в битве пасть,
Так и берем добычи часть!
Шатер ведь вражий: грабь как раз!
Солдаты мы — не хуже вас.

Драбанты

У нас не так заведено:
Солдат и вор — не все равно;
Кто служит цесарю — будь рад
Трудиться честно, как солдат!

Забирай

Мы знаем вашу честь и труд:
Их контрибуцией зовут!
Ведь все вы на один покрой:
«Давай» — привет ваш цеховой!
(К Хватай-добычу.)
Пойдем! Тащи весь узел свой:
Не ко двору мы здесь с тобой.
Уходят.

Первый драбант

Скажи: зачем ты наглецу
Спустил — не треснул по лицу?

Второй драбант

Не знаю: я лишился сил;
Он так похож на призрак был.

Третий драбант

В глазах мутилось у меня,
И разглядеть не мог их я.

Четвертый драбант

В чем дело — не пойму я сам:
Весь день так жарко было нам,
Нас чад какой-то обуял;
Тот падал мертвым, тот стоял,
Тот убивал врага — и как!
От всех щелчков валился враг;
Туман какой-то был в глазах;
Стояли шум и звон в ушах.
И так все шло, и вот мы здесь, —
А почему и как — Бог весть!

Входят император и четыре князя. Драбанты удаляются.

Император

Кто что ни говори — победа все ж за нами!
Разбитый враг бежит нестройными толпами,
Изменника трон пуст, и вот его казна,
Коврами пышными палатка вся полна.
Теперь мы царственно, средь ратников-собратов,
Спокойно можем ждать покорных депутатов,
И вести добрые придут отвсюду к нам.
Пусть царство отдохнет: ему покой я дам.
Хоть фокусники к нам в сраженье и вмешались,
Но все ж в конце концов мы лишь одни сражались.
Различные нам бой случайности несет:
То с неба град камней, то дождь кровавый льет
На голову врагов, то слух наш грому внемлет
В пещерах: враг дрожит, нас мужество подъемлет.
Кто побежден, над тем насмешкам нет конца;
Кто ж победил, тот шлет свой гимн к стопам Творца,
И вторить все ему готовы без приказу:
Te Deum воспоют мильоны глоток сразу.
Теперь, когда я так своей победе рад,
Я в глубь своей души смиренный брошу взгляд;
Пусть в молодости мной владело увлеченье, —
Теперь я научен знать времени значенье,
И с вами четырьмя немедля с этих пор
Всю власть я разделю: правленье, дом и двор.
(Первому.)
Ты, князь, устроил нам все войск распределенье,
И в миг решительный ты дал им направленье;
Старайся ж армию и в мире нам сберечь
И будь фельдмаршалом: тебе вручаю меч.

Фельдмаршал

Рать верная твоя внутри хранила царство.
Когда ж мы укрепим границы государства,
Тогда, наполнив зал, отпразднуем мы мир
И в замке прадедов устроим пышный пир;
Туда я понесу меч этот знаменитый,
Служа величеству почетной вечной свитой.

Император
(второму)

Как, кроме храбрости, приятностью манер
Известен ты — то будь наш первый камергер.
Не легкий это труд — главою быть придворных,
Чьи ссоры вечные мне портят слуг покорных.
Уменьем ты своим всем покажи пример:
Будь друг властителя и всех придворных сфер.

Первый камергер

Готов последовать совету я благому:
Всем добрым помогать, но не вредить и злому,
Прямым быть, не хитря, спокойным — безо лжи;
Мне только, государь, доверье окажи.
Дозволь — о пире том я пару слов прибавлю:
Пойдешь ты ко столу — я таз златой поставлю
И кольца подержу, чтоб, руки освежив,
Ты светел был, как я твоею лаской жив.

Император

Положим, думаю теперь я лишь о деле.
Но пусть! И радости ведут к высокой цели.
(Третьему.)
Будь стольником моим — и пусть мой птичий двор,
Охоту и всю дичь блюдет твой строгий взор!
Смотри, чтоб кушанья любимые при этом
Имел я осенью, зимой, весной и летом!

Стольник

Готов себя морить строжайшим я постом,
Пока не будешь сам доволен ты столом;
И мне и поварам твой стол — предмет ухода,
Дабы приблизить даль, ускорить время года;
Но иностранных блюд и прихотей пустых
Ты враг! Ты любишь вкус здоровых блюд, простых.

Император
(четвертому)

Так снова к пиру речь склонилась неизбежно!
Тебя, мои юный друг, всегда любил я нежно:
Будь виночерпием. Наш погреб снаряжай
И лучших вин его запасами снабжай;
Но сам умерен будь; служа забавам разным,
Не дай увлечь себя при случае соблазнам.

Виночерпий

Верь, государь: твоим доверием почтен,
Вмиг станет юноша, как зрелый муж, умен.
Готовясь к празднеству, буфет и залу нашу
С великой роскошью я пышно разукрашу,
Из злата и сребра сосудов всю красу
Расставлю, а тебе бокал я поднесу
Венетского стекла: в нем вкус вино пленяет
Вдвойне и никогда притом не опьяняет;
Иной увлекся бы тем свойством, но храним
Умеренностью ты еще верней, чем им.

Император

Теперь, в сей важный час, всё слышали вы сами,
Что собственными вам поведал я устами.
Хоть императора слова всего важней,
Но, чтобы утвердить значенье их прочней,
Указ мы издадим. Вот кстати подоспела
Рука, которая оформит это дело.

Входит Архиепископ-канцлер.

Когда доверчиво ключом замкнется свод,
То знаем мы, что дом века переживет.
Четыре князя здесь. Мы разобрали дружно,
Что для порядка нам двора и дома нужно;
Теперь, чтоб царством всем на славу управлять,
Тебя прибавлю к ним: тогда вас будет пять.
Всех прочих выше быть должны вы без сравненья,
И ваши потому расширю я владенья
За счет других князей, покинувших меня.
Их земли верным дать решился твердо я
И позволяю вам их расширять наследством,
Покупкой, меною — законным всяким средством — —
И пользоваться всем, что по закону вам
К землевладельческим относится правам.
Пусть каждый из князей в своих владеньях судит,
И апелляции на этот суд не будет.
Оброк и подати пусть платит вам народ;
Монета, соль, руда — пусть вам дают доход.
Так благодарность вам свою я выражаю:
Почти до царской вас я власти возвышаю!

Архиепископ-канцлер

Благодарим тебя, наш повелитель! Нам
Ты силу дал и тем себя усилишь сам.

Император

Еще и высшим вас я правом наделяю:
Для царства я живу и жить еще желаю,
Но от житейских дел задумчивый мой взгляд
К пределу грозному склоняет предков рад.
Расстаться с милыми и мне ведь рок присудит!
Тогда ваш долг — избрать преемника: пусть будет
Святой короной вновь увенчан государь,
И мирно кончится, что бурно было встарь.

Архиепископ

С достоинством в душе, с осанкою смиренной,
Склонились пред тобой властители вселенной.
Пока кровь верная по жилам льется в нас,
Мы — тело, воля — ты, и свят нам твой приказ.

Император

И навсегда все то, что даровал вам разом,
Желаю утвердить я письменным указом.
Свободны вы во всем, свою имея часть,
С одним условием, чтоб не делить ту власть.
Введите майорат, чтоб не было сомненья:
Пусть старший сын всегда наследует именья.

Архиепископ

Я на пергаменте твой изложу указ:
Пусть счастьем будет он для царства и для нас!
Пусть в канцелярии тот документ составят
И к подписанию потом тебе представят.

Император

Я отпускаю вас, чтоб вы наедине
Значенье дня сего обдумали вполне.

Светские князья уходят.

Архиепископ
(остается и говорит с пафосом)

Не канцлер и не князь — архиепископ ныне
Стоит перед тобой в отеческой кручине:
Опасность видит он и о тебе скорбит.

Император

Что за опасность мне в веселый час грозит?

Архиепископ

С печалью вижу я и с тяжкою тоскою
Священный твой престол в союзе с сатаною!
На троне, кажется, теперь ты укреплен;
Но тем — увы! — и Бог и Папа посрамлен!
Подумай: Папа ведь узнать об этом может —
И грешное твое он царство уничтожит.
Он не забыл, что ты в тот день, когда вступил
На трон своих отцов, волшебника простил,
И вот твой первый луч с короны освященной
Коснулся головы, от Церкви отлученной!
Сознай грехи свои, смирись, покайся в них
И Церкви удели владений часть своих!
То место, где шатер стоял, и где витали
Над вами духи зла, советы вам шептали,
И где от князя лжи явился чародей,
Отдать Всевышнему теперь не пожалей!
Отдай ты гору нам и лес вокруг пространный,
И этот тихий дол с соседнею поляной,
Озера, рыбою богатые твои
И с гор бегущие прозрачные ручьи —
Все это Церкви дай ты в полное владенье:
Тогда, покаявшись, получишь ты прощенье.

Император

Я о грехе скорблю от сердца полноты;
Границы той земли мне сам укажешь ты.

Архиепископ

Во-первых, те места, что ядом прегрешенья
Ты осквернил, назначь немедля для служенья
Всевышнему! В уме уже воздвигся храм.
Вот в утренних лучах уж хоры блещут там;
Вот ширится, растет, как крест огромный, зданье,
И высится корабль, всем верным в назиданье;
Вот, верою горя, спешат они в портал,
И первый колокол в горах уж зазвучал
Из башен, к небесам главой, крестом венчанной,
Стремящихся, и вот для жизни новозданной
Вновь грешник восстает, моленьем искуплен.
Когда же, наконец, настанет срок желанный,
Чтоб храм тот освятить, — скорей настал бы он! —
Твоим присутствием да будет храм почтен!

Император

Исполни это все, чтоб Господа прославить
И от греха меня тяжелого избавить.
Скорей исполни все! Легко душе моей!

Архиепископ

Как канцлер, требую я подписи твоей.

Император

Формальный документ, что отдал по желанью
Все это Церкви я, представь мне к подписанью.

Архиепископ
(откланивается, но перед выходом снова возвращается)

И повели, чтоб храм сбирать навеки мог
С окрестностей своих законный свой оброк!
Чтоб велелепие во храме процветало,
Потребно денег нам для этого немало!
Чтоб на горе нам храм воздвигнуть поскорей,
Благоволи отдать добычи часть своей.
Понадобится нам на дело то святое
И камень, и кирпич, и многое другое;
Мы с кафедры народ сумеем убедить
Бесплатно это все для нас перевозить.
Тех Бог благословит, кто будет нам служить!
(Уходит.)

Император
(один)

Да, много повредил своим грехом себе я!
Зачем связался я с слугами чародея?

Архиепископ
(возвращаясь, с глубоким поклоном)

Прости, о государь! Кудеснику тому
Ты берег моря дал; проклятие ему
Грозит, коль скоро нам и неба властелину
Не будет он платить с доходов десятину.

Император
(с досадою)

Там нет еще земли. Что море может дать?

Архиепископ

Кто прав и терпелив, тот может подождать:
Лишь слова твоего прошу я без коварства.
(Уходит.)

Император

Пожалуй, этак им я раздарю все царство.

Часть вторая. Действие четвертое. Шатер враждебного императора. Конец. Иллюстрация Энгельберта Зейбертца (1813–1905) к «Фаусту» И. В. Гёте (1749-1832)

Следующая страница →


← 42 стр. Фауст 44 стр. →
Страницы:  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51
Всего 51 страниц


© «ClassicLibr.ru»
Обратная связь