Девушки в форме прокурора

Самиздат продолжает своё большое исследование русской тюрьмы и всего, что с ней связано: полиция, прокуратура, следственный комитет, суды, конвой, заключённые и надзиратели. О самом страшном случае из своей практики нам уже писал бывший следователь Марк Мельников, а про работу украинских правоохранительных органов рассказывал Ярослав Борута, который проходил в милиции практику. Теперь мы публикуем историю Екатерины — супруги помощника прокурора. Она считает, что вокруг работы правоохранительных органов сложилось слишком много стереотипов, делится тяготами жизни работника прокуратуры и сетует, что супруг не приглашает её на корпоративы. Читайте Екатерину и присылайте нам свои истории на [email protected] или [email protected] .

Исследование
«Тюрьма»

Ассоциация со словом «прокуратура» у меня всегда была однозначная — прокуратор Иудеи из «Мастера и Маргариты»: низкий, тёмный голос в начале и в конце романа. Голос, ничего хорошего не предвещающий. Никогда бы не подумала, что буду иметь отношение к этому слову, но получилось, что я стала женой прокурорского работника, вся семья которого — вернее, мужская её часть — связана с разными ведомствами близлежащих сфер, от полиции до суда. Мысли о том, чтобы стать женой этого человека, посещали меня много раньше, чем он избрал такую стезю. В те юные и беззаботные годы я полагала, что не может же он всерьёз мечтать о не самых созвучных мне профессиях.

Его детские фантазии рисовали образ бравого следователя, распутывающего преступления и гоняющегося за преступниками (он их называет «злодеями»). Сразу после института он пошёл стажёром в следственный комитет. Бесплатным стажёром. Целыми днями работал и, кажется, даже «гонялся». Рассказывал друзьям — на ушко, если при мне, так как я физически не переношу насилие, разговоры и фильмы о нём, — о жертвах и хитросплетениях кровавых преступлений. «Проработав» таким образом около года, он, видимо, получил добро — и его направили на проверки, чтобы утвердить в должности и, возможно, начать платить деньги.

Вот тут-то и началось.

Кроме стандартных справок от врачей и о несудимости, чтобы попасть в штат следственного комитета, требовалось пройти мучительный психологический тест — больше трёх часов в душном помещении, из которого нельзя выйти, — и детектор лжи: в маленькой комнате, где нечем дышать, неудобно сидеть, а проверяющий, не отводя взгляда, задаёт одинаковые вопросы в разных формулировках. Детектор он не прошёл. Результат показал, что у него якобы имеется гражданство другого государства. Надо ли говорить, что это неправда? После этого работать там ему расхотелось, и он подался в прокуратуру.

Мои представления о работе в прокуратуре были, как позже выяснилось, стандартными: человек в форме, жаждущий заключить кого-то под стражу. Кроме страха — как же мой муж будет во всём этом и со всеми ЭТИМИ работать? — мной овладело любопытство: я же полностью уверена в его лучших человеческих качествах, но как он проявит себя в такой, по моему мнению, изначально порочной системе?

Моё представление об этой работе оказалось неправильным. В районном отделении, где работает Стас, есть сотрудники, в обязанности которых как раз входит обвинение в суде. Все коллеги считают их бездельниками и везунчиками, потому что, по сравнению с объёмом работы остальных, тут просто «нечего делать». Должность Стаса называлась до последнего времени помощник прокурора, недавно его повысили до старшего помощника прокурора. Есть ещё замы, каждый из которых со своими помощниками курирует определенное направление. Мой муж занимается уголовными делами и антитеррористической темой. К примеру, года полтора назад у него было задание сделать брошюру по противодействию экстремизму — моя первая публикация подобного рода.

Для меня стало открытием, что, оказывается, любой человек может прийти в прокуратуру и пожаловаться как на частных лиц, так и на организации, например на дворников, не убирающих снег! На каждую жалобу они обязаны отвечать. Стас терпеть не может приёмные дни, потому что часто к нему приходят довольно странные граждане. Скажем, явилась женщина, требовавшая эксгумации останков своих брата и мамы. Она заинтересовалась их судьбой, когда на кону оказалась квартира. История была такой длинной и тяжёлой, что за пару лет от неё устали и сотрудники прокуратуры, и сама заявительница. Женщина дошла до того, что стала обвинять и сотрудников прокуратуры: коллеге Стаса она даже сказала, что в его взгляде видит желание убить её и что она будет на это жаловаться. Приходил мужчина, с порога заявивший, что он хорошо знаком с тем, как следует жаловаться, что он уже успешно это проделал, когда отравился аскорбинкой, а теперь у него претензии к солярию.

По поводу жалоб или в рамках заданий от городской и окружной прокуратуры Стас регулярно ездит на проверки. Вот недавно из города пришло задание проверить все школы района в рамках программы антитеррористической безопасности. Стас позвал пожарного, который всю дорогу травил байки, и они вдвоём обошли за день одиннадцать школ и детские сады. Больше всего Стаса возмутили охранники, которые все как один в ответ на просьбу показать металлодетектор в деле доставали его из шкафа и тратили несколько минут на поиск кнопки включения. В одной из школ они обнаружили, что все эвакуационные выходы завалены старой мебелью и вещами. Стас школу наказал. Вечером, когда мы ужинали, ему позвонила директор школы с обещанием всё исправить. И действительно, она тем же вечером согнала всех сотрудников в школу, чтобы всю ночь расчищать путь к выходам. С утра прислала Стасу фотографии с результатом. Он был практически растроган, потому что обычно директора ему не звонят и никто так быстро и хорошо ничего не исправляет.

В детских садах их подозрения вызвали объёмные украшения на стенах из какого-то особого пластика. Стас мне рассказал, что им с пожарным было очень жаль оставлять детей с голыми стенами, и для принятия окончательного решения они оторвали кусочек украшения и попробовали его поджечь. Результат оказался ужасным: пластик мгновенно почернел и расплавился, распространяя удушающий запах.

Проверял Стас и общежитие для мигрантов, где в маленьких комнатах стояли трёхъярусные кровати, а «национальность этажа» мгновенно определяется по запаху еды; и завод каких-то напитков — соки, газировка (конечно же, ему не могли не выдать несколько бутылок в подарок); и детские дома; и поликлинику, на территорию которой вообще-то нельзя пускать частные машины, но проверяющие легко заехали за сто рублей — и это потом аукнулось бедному охраннику.

Кроме приёма граждан и проверок им положено заниматься уголовными делами. Как-то я, узнав о страшных цифрах статистики, набросилась на Стаса с требованием объяснить: как так, почему в нашей стране так мало оправдательных приговоров? Оказалось, что это связано с особенностью многоступенчатой системы: сначала дело расследуется полицией или следственным комитетом. Потом его направляют в прокуратуру. Здесь оно тщательно рассматривается — иногда речь идёт о нескольких огромных томах, от чего моё экологическое сознание приходит в ужас, иногда они сами вызывают разных участников дела: потерпевших, свидетелей, обвиняемых. Если возникают сомнения в правильности предполагаемого решения, дело отправляют на доработку. Для следственного комитета такой поворот событий — это минус к карме, вернее, к показателям результативности работы. Если дело точно правильно сформировано и сформулировано, то прокуратура направляет его в суд, где его продолжают рассматривать. В случае, если на этом этапе суд возвращает дело обратно в прокуратуру, то это минус уже для прокуратуры.

Из жутких историй, о которых Стас рассказывал, — а я могла слушать только обрывки, — дело о педофиле, насиловавшем своих троих детей. Они в своём отделе проводили обширные экспертизы, вызывали специальных психологов и экспертов, чтобы оценить состояние детей. Делом занимались около года, наверное. Мужчину осудили на 25 лет, то есть не признали психом. Я попыталась представить: а что будет, когда он выйдет? Стас сомневается в актуальности вопроса: «Такие в колонии долго не живут. Педофилия — преступление, которое среди уголовников считается недопустимым».

Хотя родственники мужа меня убеждали, что прокуратура — это куда легче и лучше следственного комитета, но вижу я мужа всё равно редко. Обычно уезжает он очень рано, чтобы доехать без пробок, что для него, совы по жизни, особенно трудно. Иногда в полседьмого, иногда в семь или чуть позже. А возвращается в девять, а то и в одиннадцать вечера, иногда в восемь. В конце месяца, когда сотрудники прокуратуры сдают отчёты, приезжает после полуночи. Его рабочий день редко длится меньше двенадцати часов, а в «горячее» время — минимум четырнадцать. Последние месяца четыре он стал гораздо реже работать в выходные

Раньше Стас был из тех, кто, даже поев из одной миски с болеющим, оставался здоров как бык. Теперь часто болеет, в среднем раз в пару месяцев. Я его спрашиваю, не считает ли он, что это связано с работой. Он с привычной улыбкой отвечает: «Да, эта работа нас всех убивает!» Больничный берёт только в крайнем случае, хотя я уговариваю. Им совсем не платят за этот период.

На мой взгляд, у них очень плохая организация труда. Видимо, у прокурора проблемы с системным мышлением — как и у всех в верхушке этой системы, поэтому там творится хаос в распределении обязанностей: постоянно поджимают сроки ответов на разные жалобы, проверок, к которым добавляются внезапные задания из города и округа. Всё это надо делать параллельно с рассмотрением уголовных дел, а иногда Стасу приходится выступать в суде.

Ещё у них нет интернета в кабинетах, а компьютер у мужа такой старый, что он его не выключает вообще, потому что на включение требуется не меньше часа. Мне кажется, что в этих деталях заложено глубокое неуважение самой системы к своим слагаемым — реально работающим людям.

Смотрите так же:  Дивидендов отчетность

Отчёты в городскую прокуратуру они возят сами. Приезжают, сидят и ждут своей очереди, потому что распределить точное время между районами — это ведь слишком много чести. Их отчётами занимается «вредная женщина» — так я её прозвала. Она может заставить людей ждать её день и так и не принять отчёт. Может придраться к мелочам и отправить переделывать. Все злятся на её несправедливость, но ничего поделать не могут: какой-то её родственник очень высоко забрался. Стас ругается, что приходится драгоценное время тратить на эти поездки и ожидание.

Отдел моего мужа и он сам дружат с районным следственным комитетом. Раньше они сидели в одном здании, но теперь там осталась одна прокуратура, у которой нет денег на то, чтобы нанять охранников, поэтому периодически по кабинетам ходят торговцы, например, поющими мягкими игрушками. Есть в его работе момент, который я совсем не понимаю: у них почему-то не принято приглашать на праздники жён или девушек. Я человек общительный, и мне хотелось бы познакомиться с его коллегами, но он то не зовёт, то утверждает, что это не для меня и мне не понравится. Мы даже ссорились из-за этого. Но, судя по родственникам Стаса, работающим в полиции, это там везде так принято: мужчина отмечает рождения ребёнка без жены, хотя она уже вернулась из роддома. Мне такое совсем не по душе.

Есть у них и другая дурацкая традиция: дарить на все праздники алкоголь. Бутылок, которые дарят Стасу в знак выражения симпатии, оказывается так много, что наша специальная «бутылочная» тумбочка уже давно забита под завязку и от неё стеклянным строем бутылки доходят до книжного шкафа. И ладно бы дарили хорошее вино, но дарят что-то покрепче. Подозреваю, что некоторые бутылки так и передаривают друг другу по кругу. Хотя, насколько я знаю, сам Стас коллегам алкоголь не дарит — а хорошо было бы ото всех этих бутылок избавиться!

Девушки в форме: “Я веду двойную жизнь: на работе серьезная и строгая, а вне ее – яркая и заметная”

14 июля 2016 в 9:20
Елена Колосова / Фото автора и из личных архивов героинь

Для многих девушек выбор нарядов превращается в проблему вселенского масштаба. Некоторые, чтобы подстраховаться, продумывают свой look еще с вечера, но если вдруг утром бац — и дождь, то впору снова кричать: «Караул!»…

Однако есть и такие барышни, которые всегда точно знают, что наденут. По крайней мере по будням. Это те, у кого не работа, а служба: девушки с погонами.

Три белоруски — представительницы милиции, Вооруженных сил и прокуратуры — рассказали о том, каково это — каждый день ходить в форме. А заодно о том, как они одеваются в обычной жизни.

«Девушка есть девушка, даже если у нее очень мужественная профессия»

Ольга, 27 лет, сотрудник милиции:

— Я пришла в ряды милиции не случайно. Всю жизнь там проработал мой отец, которого я безмерно люблю, уважаю и который до сих пор остается для меня главным примером. Папа начинал с самых низов, с патрульно-постовой службы, а на пенсию уходил, уже будучи в должности заместителя начальника отдела внутренних дел в одном из городков Беларуси.

Я с детства видела, как хорошо относятся к моему папе люди, как часто ему говорят спасибо, и, конечно, мне хотелось, когда вырасту, пойти по стопам отца. Так и вышло: я получила юридическое образование и уже около четырех лет работаю в пресс-службе ГОВД.

Форму я ношу каждый день, хотя допустимо иногда надевать и «гражданку». Но когда я «при исполнении», я чувствую себя лучше, если одета соответствующе. На мой взгляд, форма внушает людям некое особое отношение к тебе, во многих взглядах прохожих читается уважение. Да и сама я в форме чувствую себя увереннее, становлюсь серьезнее. Никогда не знакомлюсь с противоположным полом, когда я не просто Оля, а старший лейтенант милиции. Хотя комплименты говорят и разговоры пытаются завести нередко. Когда задействована в охране общественного порядка на каких-нибудь массовых мероприятиях, часто просят сфотографироваться со мной. Особенно после того как выдали вот эту новую красивую форму.

Она, кстати, моя самая любимая. Ношу ее уже примерно год. А шляпка — отличный головной убор, хоть сразу было и непривычно. Она гораздо лучше, чем пилотка, защищает от палящего солнца в жару и спасает макияж в дождь. Сплошные плюсы.

Что бы я изменила в том, как выглядит нынешняя милицейская форма для женщин? Наверное, мне бы хотелось, чтобы вместо юбки/брюк и кителя, которые мы носим все остальное время, кроме летней поры, тоже было платье, только, соответственно, с длинным рукавом. Мне кажется, каждой девушке все же хочется оставаться девушкой, даже если у нее очень мужественная профессия. Еще я бы сделала хотя бы чуть-чуть повыше каблук в форменных туфлях. Хотя бы как «парадный» вариант — понятно, что на охране порядка в таких не подежуришь.

В целом же претензий к форме нет. Она очень добротная, удобная, зимой в ней не холодно, а летом не жарко — кожа дышит. И шьют хорошо — можно подобрать себе комплект на любой рост и размер, даже ничего не ушивая и не подгоняя.

Конечно, большой минус в том, что сложно внести в то, как ты выглядишь на работе, хоть какое-то разнообразие. Зато что уж касается моего гардероба в обычной жизни, тут уж я отвожу душу по полной. У меня миллион платьев — наверное, я, пытаясь компенсировать нехватку нарядов на работе, покупаю их больше, чем другие девушки. Очень люблю яркие и броские расцветки, мини, туфли — только на высоких каблуках, обязательно дополняю наряды какими-нибудь украшениями. И да — распускаю волосы. Ведь на службе нам, девушкам, ничего этого нельзя: волосы должны быть собраны, чтобы были видны погоны, макияж и маникюр минимальный, украшения, даже самые скромные, не приветствуются.

Так что я веду, можно сказать, этакую двойную жизнь: на работе я серьезная и строгая, а вне нее — яркая и заметная барышня. И, кстати, веду достаточно активную общественную жизнь: участвую во многих мероприятиях, путешествую по городам Беларуси, много гуляю с подругами, хожу на йогу … Наверное, это во многом благодаря тому, что мне же надо куда-то носить свои красивые платья, раз на работу нельзя.

«Когда я в форме, мне даже мороженое на людях есть неудобно»

Ольга, 31 год, военнослужащая:

— Как-то так сложилось, что мне с малых лет очень-очень нравилась военная форма, даже чисто визуально. Внушала некий трепет, желание приобщиться. Любовалась своим старшим братом, когда он отправился в армию на срочную службу. И ей-богу, если бы у нас можно было идти на срочную службу и девушкам, я бы в свои восемнадцать лет пошла бы служить не задумываясь.

По образованию я медик и до знакомства с мужем работала медсестрой в поликлинике. Но поскольку муж у меня — военный, а служба в Вооруженных силах связана с постоянными переездами, работу мне пришлось оставить. Мы переехали сначала в один город, потом в другой, и я решила, что будет гораздо проще, если я тоже пополню ряды военнослужащих в той части, где служит муж. Так, вне зависимости от того, куда мне придется следовать за супругом дальше, без работы я не останусь, а во-вторых, это же реальный шанс осуществить мою детскую мечту.

В общем, на сегодняшний день я служу Отечеству в войсках противовоздушной обороны уже около семи лет. И да, все это время я хожу на службу только в форме — у военных с этим строго, и никаких причин прийти в «гражданке» быть не может. Разве что женщинам разрешают надевать что-то неброское «свое» на больших сроках беременности, перед декретным отпуском.

Когда я только пришла в армию, форма у женщин была точно такая же, как у мужчин. Так что со спины можно было распознать представительницу прекрасного пола среди других военных разве что по косе или хвосту. Но с тех пор количество женщин-военнослужащих в Беларуси сильно выросло, и, видимо, поэтому назрел и был решен вопрос с формой, которая была бы предназначена специально для нас. Этот комплект — юбка, брюки, китель и на лето — рубашка с коротким рукавом — появился около пяти лет назад. Каждая военнослужащая могла сшить форму по своей фигуре в ателье. Так что проблемы с тем, что не подобрать одежду по размеру или по росту, не возникало.

Конечно, чаще я все-таки ношу боевую камуфляжную форму, чем эту, повседневную. Мне в ней удобнее. Ведь мы, военные, не только «сидим по кабинетам», но и нередко уезжаем «в поля», живем там в палатках дней по десять, воду кипятильником греем. Так что тут уже не до юбок особо.

Многие спрашивают, каково нам ходить в форме, например, в страшную жару. Ну, как-как? Точно так же, как и большинству людей, которые работают в жару в офисах и тоже не могут себе позволить сарафаны и шлепанцы. Мы уже привыкли, да и нет в этом ничего сверхсложного. Единственное, на лето хотелось бы какую-то обувь полегче.

Обычной, «гражданской» одежды у меня немного. А зачем. Куда ее особо носить, если большую часть времени проводишь на службе или дома, с мужем. Поэтому в этом плане я абсолютно спокойна, не страдаю шопоголизмом и не стараюсь компенсировать недостаток яркой одежды на службе какими-то чрезмерными тратами. У меня в гардеробе в основном удобная одежда: джинсы, брюки, майки. Макияжем я тоже не злоупотребляю. Правда, вне работы предпочитаю распускать волосы и иногда позволяю себе накрасить ногти ярким лаком, использую яркую помаду.

Но в целом могу сказать, что годы службы в Вооруженных силах оставляют свой отпечаток на характере. Замечаю по себе, что стала более серьезной, ответственной во всем, в том числе в поведении и внешнем виде. Стараюсь «не посрамить» армию. Всегда подбираю неброские сумки и как-то даже стесняюсь есть мороженое, например, или что-то еще, идя по улице в форме. Потому что есть ощущение, что прохожие, которые смотрят на меня, видят в моем лице все Вооруженные силы Беларуси, и это не только обязывает, но и вызывает чувство гордости за принадлежность к этой профессии.

«Когда я впервые надела форму, мне сказали: «О, хоть на человека стала похожа!»

Александра, 27 лет, сотрудник прокуратуры:

Смотрите так же:  Договор на поставку упаковки

— У меня юридическое образование, и когда я попала на последнем курсе учебы на практику в прокуратуру, то сразу поняла — это судьба. Там был замечательнейший коллектив, который серьезно отнесся к практикантке и объяснил все тонкости работы в этой структуре, все плюсы и минусы. Так что к моменту устройства на работу я точно знала, куда иду и чем буду заниматься.

Чем меня «зацепила» работа в прокуратуре? Большинство девушек с юридическим образованием работают где? На каком-нибудь предприятии. Где из года в год перебирают и печатают практически одни и те же договоры, акты и прочие бумажки. В прокуратуре работа куда разнообразнее: ты постоянно ездишь на проверки в самые разные предприятия и организации, каждый раз практически заново изучаешь законодательные акты в той или иной сфере: ведь если ты надзираешь за соблюдением на предприятии законодательства об охране труда — это одно, если едешь на посевную в поля и следишь за тем, все ли там правильно организовано, — это уже совсем другое. То есть о такой работе ты точно не скажешь, что «завяз, как в болоте» и «умираешь со скуки». Наоборот, я постоянно чувствую, что расту и прогрессирую в профессиональном плане. Ну и как бонус — возможность продвигаться по службе. Я, например, пришла простым стажером, а сейчас, спустя четыре года, — старший помощник прокурора и имею три звездочки на погонах (у нас это называется «юрист второго класса», а если переводить в обычные звания, то старший лейтенант.

О том, что на работу нужно будет ходить в форме, я, конечно, знала. Но, естественно, это никак не повлияло на мое решение. Вообще, если выдаются такие дни, когда тебе не нужно никуда ехать на проверку или принимать граждан, а только сидеть в кабинете и работать с документами, иногда можно прийти и в «гражданке». Но такое бывает очень редко и не приветствуется. Так что к тому, что я всегда в синем, я уже привыкла. Тем более что этот цвет подходит к моим глазам.

Форму мы шьем в ателье — нам только выдают для нее материю. Поэтому и юбка, и китель хорошо сидят на всех сотрудницах прокуратуры. Однажды я прямо явственно почувствовала гордость от того, что тоже ношу такую форму, когда весь наш коллектив принимал участие в параде, посвященном Дню независимости, и я увидела, как же здорово мы смотримся со стороны. Единственные неудобства, которые связаны для меня с ежедневным ношением формы, так это то, что летом в ней очень жарко. У нас в состав ткани, из которой шьются кители и юбки, входит шерсть, и летнего варианта, увы, нет… Ну и мне, как большой любительнице интересной и разноцветной обуви, очень жаль, что под форму не наденешь, к примеру, красные туфли на платформе или яркие босоножки. А так всё устраивает.

В обычной жизни я одеваюсь очень по-разному. Могу надеть классическое платье и лодочки. Могу — яркие «вырви глаз» брюки или легинсы. А бывает, и вовсе «кошу под подростка», надев рваные джинсы и кеды. Конечно, коллеги и люди, с которыми сталкиваюсь по работе, иногда, видя меня в городе в такой одежде, немного удивляются. Но понимают, конечно, что все мы живые люди: работа есть работа, и вне нее мне хочется расслабиться и побыть самой собой.

Помню, когда я только-только сшила себе форму и начала в ней появляться на людях, некоторые шутили: «О, хоть на человека стала похожа!» Конечно, цвет волос (а он у меня варьируется от огненно-рыжего до ярко-красного) я менять не собираюсь, и в прокуратуре, хоть и смотрели сначала косо, уже привыкли к этому моему, какому-никакому, а все же проявлению индивидуальности. В конце концов, все мы понимаем, что на самом деле то, как человек выглядит и соответствует ли его вид каким-то там нормам, — это второстепенное. Главное ведь — чтобы специалист был толковый.

Самые красивые девушки — в форме!

4 марта 2010 19:19 КП Беларусь

Светлана БОРОВСКАЯ, начальник управление информации и общественных связей МВД.

Замужем, воспитывает двух сыновей.

— Два года назад меня пригласили в МВД как телеведущую, которая тесно сотрудничает с министерством, и попросили порекомендовать кого-нибудь из журналистов в качестве начальника пресс-службы. А потом неожиданно спросили: а как бы посмотрели на то, чтобы вы возглавили это управление? Я, конечно, опешила от предложения и взяла паузу в два месяца, а потом согласилась! И нисколько не жалею об этом! Поначалу, конечно, было сложно: я человек не военнообязанный, а творческий! Полагаю, что некоторые сотрудники сразу ко мне отнеслись настороженно, ведь в министерство пришла медиаперсона. Первое время ко мне относились снисходительно, но уже через месяц требования были полноценными. Признаюсь, однажды даже закрылась в своем кабинете и немножко поплакала. Ведь сложно было сразу все понять, войти в курс дела. МВД стало для меня отличной школой жизни. Благодаря этой работе я уже более сдержанная, дисциплинированная. Если раньше могла позволить себе пересечь сплошную линию, то теперь — никогда! Теперь я не добрая, милая Светочка, а требовательная Светлана Алексеевна.

Приятно работать в мужском коллективе. Коллеги всегда поздравляют со всеми праздниками. Как привило, дарят длинные бордовые розы. А на мой день рождения весь кабинет просто утопал в цветах! Даже сейчас в кабинете множество цветов: и гиацинты, и бордовые розы, и экзотические лилии.

Марина СЕНЬКО, старший помощник Белорусского транспортного прокурора.

Воспитывает 10-летнего сына.

— На все праздники коллеги дарят бордовые розы, хотя я очень люблю ландыши. Этот праздник проведу вместе с сыном. Стараюсь все свободное время посвящать ребенку. Летом вместе катаемся на велосипеде, а зимой — на коньках. Мне очень нравится моя работа, а ребенок гордится тем, что мама работает в прокуратуре. В школе он хвастается моей фотографией в форме всем подряд.

Татьяна ГРИБ, пресс-офицер Московского РУВД Минска.

Замужем, воспитывает дочку.

— Это и неудивительно, что я решила работать в МВД, — мои родители сотрудники милиции. Поэтому я с детства знаю об этой профессии не понаслышке. Если честно, то мне повезло с коллективом: я единственная женщина. Мы запросто с коллегами обсуждаем любые проблемы, неприятные ситуации, даем друг другу советы. Мужчины чаще мне делают поблажку, наверное, поэтому я успеваю уделять время и своей семье. Кстати, мой муж тоже сотрудник милиции.

Ольга АМИНОВА, старший инспектор по агитации и пропаганде специального подразделения ДПС «Стрела» МВД.

Замужем.

— После журфака пошла работать корреспондентом на Первый национальный канал белорусского радио. Одной из тем, которой занималась, была безопасность на дорогах. Через некоторое время меня заметили и предложили работать в ГАИ. Мне очень повезло: мужчины, с которыми я работаю, настоящие мужчины! Всегда поддерживают меня, и с ними легко работать. То, что я девушка, помогает сглаживать острые углы во взаимоотношениях. Вся с семья с пониманием относится к тому, что приходится работать и в выходные, и в праздники.

Екатерина САМУСЕНКОВА-ШЕЛЕГОВА, работает в предварительном расследовании МВД.

Воспитывает 8-летнего сына.

— У нас в семье милицейская династия и стремление служить в милиции было всегда. Правда, поступить в Академию МВД было достаточно сложно: девушек тогда практически не брали. Что касается работы в мужском коллективе, то здесь есть и преимущества, и недостатки. Но для того чтобы добиться чего-то в милиции, нужно постоянно и много работать. Просто так здесь ничего не дается. Конкурировать с мужчинами достаточно сложно: у них над эмоциями преобладает разум. Никто не делает скидку на то, что ты женщина, и обязанности возлагаются одинаковые. Нужно работать в 2 — 3 раза больше, чтобы что-то доказать. Конечно, хочется порой и поплакать, но никто же не запрещает быть женщиной! Правда, эмоции стараюсь держать при себе.

Единственное, чего хочется — это больше времени уделять своему ребенку.

Анастасия КЛЕБАН, пресс-секретарь Минского областного управления МЧС

Замужем.

— Лично я не вижу разницы между мужским и женским коллективом. Главное, чтобы это были профессионалы. А мне очень повезло с коллегами. У нас заведено, что все личные проблемы мы оставляем за дверями работы, поэтому никто не капризничает, не плачет. В свободное время, если оно появляется, катаюсь на горных лыжах, плаваю в бассейне.

Заранее знаю, что коллеги подарят мне бордовые розы.

Жанна ТРОЙНО, начальник пресс-службы УГАИ ГУВД Мингорисполкома

— В ГАИ я попала в 1993 году сразу после окончания технологического института. В то время в ГАИ организовался отдел экологического надзора. Сначала 8 лет отработала в этом отделе, а потом пошла работать в пресс-службу и не жалею, что оказалась в мужском коллективе. Однажды в Интернете на форумах случайно наткнулась на обсуждение двух девушек-юристов. Одна жаловалась, что работает в коллективе, где одни пенсионеры, а вторая — где одни женщины. А потом одна написала: «Вот я знаю одну даму, которая висит на билбордах в Минске . Это Жанна Тройно! Вот кому повезло с коллективом!» Это точно. Хотя у меня в подчинении есть мужчины и часто приходится принимать волевые решения. Не могу сказать, что с подчиненными я слишком лояльна, скорее требовательна.

А вот праздник 8 Марта один из самых любимых. Коллеги всегда дарят цветы: то мимозы, то тюльпаны, то розы.

Диана ИВАНОВА, инспектор отдела по гражданству и миграции Советского РУВД.

Замужем, двое детей.

— Много времени провожу на работе, а свободную минутку уделяю детям и мужу. Вместе ходим в театр, бассейн.

Как стать прокурором

Куда поступить, чтобы стать прокурором

Первый шаг – это осознанный выбор ВУЗа, в котором Вам предоставят возможность получить подходящее для работы в данной области образование. Именно таким является высшее юридическое образование, для получения которого Вам предстоит пройти срок обучения в любом государственном ВУЗе юридического профиля, либо получить такое образование став студентом иного ВУЗа, обучаясь по юридической специальности.

Для того, чтобы получить юридический диплом в Москве, можно остановить выбор на Юрфаке Финансового университета при Правительстве РФ или Юрфаке РУДН , диплом по профилю «юриспруденция» можно получить и в Государственном академическом университете гуманитарных наук при Российской академии наук.

Юридическое образование также послужит Вашим пропуском и в профессию военного прокурора. Так вот, если Вы рассматриваете вариант работы военным прокурором, тогда Вам необходимо выбирать учебное заведении более взвешенно, т.е. военной направленности. Военный университет Министерства обороны РФ — как раз то, что Вам нужно.

Смотрите так же:  Единый налог юридическое лицо

Что нужно,чтобы стать прокурором

Ваши знания уголовного, гражданского и др. кодексов должны приближаться к идеальным, также Вам предстоит регулярно пополнять и обновлять свой запас знаний, так как законодательство непрерывно совершенствуется, дополняется, появляются различные поправки, изменения и т.д.

Кроме полученных Вами знаний предстоит пройти сложную подготовку и выработать в себе специальные качества, без которых Вы быстро потеряете интерес или, что куда хуже, получите отметку о профнепригодности, как несостоявшийся прокурор.

Так что же это за качества без которых никак не стать прокурором?

К таким качествам относятся:

  • аналитическое мышление,
  • практически феноменальная память,
  • спокойствие,
  • дисциплинированность,
  • ответственность,
  • исполнительность,
  • уверенность в себе.

Вам стоит запомнить, что из необразованного, малограмотного и склонного к конфликтам человека никогда не получится хороший прокурор — это истина. Потому повышение своего интеллектуального уровня в сообществе с улучшением Вашей коммуникабельности должно стать приоритетной для Вас задачей, если Вы хотите стать прокурором.

Как стать прокурором в России

Прокурор – не столько профессия, это должность. Для того, чтобы из начинающего юриста получить прокурора понадобится время. Но начать свою работу в прокуратуре стоит начать со службы помощником прокурора.

Дорога в прокуроры лежит и через следствие, которое с недавних пор в РФ ведется обособленной структурой, Следственным комитетом. Иначе говоря, из следователя можно легко переквалифицироваться в прокуроры.
Работа прокурора — это не только суды.

Различают два направления работа органов прокуратуры

  1. Часть судебной системы. Адвокату отводится защита прав обвиняемого. Прокурор выдвигает обвинения. Государственный обвинитель. Рассматривает возможность передачи дела в суд, в котором он будет выдвигать обвинения, основанные на доказательной базе, собранной в деле.В ходе процесса прокурор противостоит адвокату. Он должен представить дело таким образом, чтобы вина обвиняемого была неоспорима для участников процесса. В РФ действует презумпция невиновности, которая трактует все сомнения в виновности рассматриваются в пользу обвиняемого. Чтоб было понятно «романтикам», увидевшим работу прокурора по ТВ — для успешного завершения дела и победы в суде недостаточно мундира и сурового лица – нужна доказательная база: улики, умозаключения, основанные на логике и надёжные показания свидетелей.
  2. Надзорно-следственный орган. Надзорная деятельность. Работа прокурора по этому направлению заключается в рассмотрении обращений и жалоб от населения, возбуждении уголовных или административных дел при необходимости, надзор за работой следственных органов, исправительных учреждений, контроль за выполнением и соблюдением законов со стороны различных гос структур и должностных лиц. Прокурор проводит оценку постановлений и актов и при обнаружении нарушений законодательства, им принимаются определенные меры.

Прокурор наделен правом самостоятельного обращения в судебные инстанции, если по результатам проверки имеет место факт нарушения прав человека или интересов государства.

Прокурор ведет деятельность от имени государства.

Являясь столь влиятельным лицом, с таким количеством прав прокурор автоматически подвергает себя опасности.

Сотрудникам прокуратуры РФ запрещается иметь долю в бизнесе, место в гос структурах или членство в партии, так как все это может стать серьёзной помехой прокурорской беспристрастности и, как следствие стать причиной отставки.

Профессия прокурор

Деятельность прокурора – одна из самых опасных, сложных и насыщенных. Вопреки всеобщему мнению, большую часть работы прокуроры проводят на рабочем месте, изучая бумаги. Так в чем же здесь интерес?

Прокурор – это человек с юридическим образованием, который уполномочен представлять сторону обвинения в судебных процессах. Также он контролирует соблюдение законов и правовых норм на различных уровнях. Данная профессия – одна из самых опасных, так как часто связана с раскрытием коррупционных сетей, превышений полномочий и нечестности весьма влиятельных людей.

История развития данной профессии начинается еще в Древнем Риме. Именно там впервые появились судебные процессы с определенной структурой, линиями защиты и обвинения. Данная должность была представлена государственными обвинителями и долгие века практически стояла на месте. В Российской империи довольно долго данный вид деятельности не выделялся. В большинстве случаев на все судебные процессы была воля Божья или же велся народный суд. Впервые должность обвинителя или прокурора была введена Петром Первым в 1708 году. В обязанности работников данной профессии входил контроль соблюдения законов и выполнения указов царя. При этом часто их деятельность была настолько опасной, что в наше время сравнима с работой сотрудников спецслужб. В советское время, с появлением особых органов, работа прокуроров максимально упрощена. Список их обязанностей не изменился и в наши дни. Это специалисты, которые представляют сторону обвинения в суде, проводят расследования злоупотребления властью, крупных правовых нарушений и коррупционных схем. Они контролируют работу правоохранительных органов.

Профессия прокурора – одна из самых сложных, опасных и насыщенных. Основное рабочее время данные специалисты проводят за бумажной работой в собственном кабинете. Но бывают и выезды на места происшествий или при необходимости сбора оперативной информации для доказательной базы в ходе расследования. Прокурор часто выступает как служителем закона, так и следователем в одном лице.

В спектр обязанностей прокурора входят:

  • Участие в судебных делах как уголовного, так и гражданского характера. Обычно с обвинительной стороны.
  • Действия, направленные на опротестование решений суда, если они не соответствуют закону. Также прокурор может поставить под сомнения различную документацию и акты, передав разбирательства в суд.
  • Расследует административные нарушения и начинает производства по ним.
  • Контролирует процесс исполнения судебных приговоров и следит за соблюдением законов.
  • Работа с простыми гражданами. Каждый имеет право обратиться с жалобой в прокуратуру. Прокурор же обязан принять ее и рассмотреть, при необходимости – провести проверку, расследование и передать дело в суд.
  • Участвует в правотворческой деятельности.
  • Проведение следственных мероприятий с целью получения дополнительной и необходимой доказательной базы.

Профессия прокурора часто связана с интересами влиятельных граждан, попытками оказания давления и угрозами. Это опасный труд, требующий стойкости и честности.

На каких специальностях учиться

Для того чтобы стать прокурором, достаточно получить высшее юридическое образование. Предпочтительно следует выбирать такие специальности:

Все данные специальности дают право на дальнейшее развитие карьеры в прокуратурах страны.

Где учиться

Получить юридическое образование можно практически в каждом высшем учебном заведении, имеющем соответствующий факультет. Самыми престижными считаются:

Каждый юрист имеет возможность стать прокурором.

Чем приходится заниматься на работе и специализации

Профессия прокурора включает сразу два широких спектра обязанностей: это роль обвинителя в суде и контроль соблюдения законов и правовых норм. Оба спектра довольно широки и включают огромное количество специфических обязанностей.

Прокурор – обвинитель в судебных процессах

Этот род деятельности предполагает получение следственных документов и отчетов, их изучение. После этого прокурор определяет достаточность и спорность доказательной базы для того, чтобы либо передать дело в суд, либо же отправить на дополнительное расследование с целью получения более весомых улик.

После подготовки и сбора всех необходимых документов прокурор передает дело на рассмотрение в суд. На протяжении всего процесса данный специалист представляет сторону обвинения и противостоит адвокату. Его основная задача: не допустить, чтобы преступник остался безнаказанным. Для этого он должным образом преподносит все улики и доказательную базу. Делается это в соответствии с законом и таким образом, чтобы у судьи и присяжных не осталось ни малейшего сомнения в виновности подсудимого.

Для успешного ведения дела важно уметь не только собрать улики, но и найти свидетелей. Совокупность доказательств – лучшее оружие прокурора.

В случае несогласия с решением суда, прокурор имеет право опротестовать его.

Прокурор и контроль соблюдения правовых норм и законов

Данная деятельность основывается на жалобах и обращениях граждан. Прокурор контролирует работу правовых и следственных структур, исправительных учреждений и государственных органов. При получении жалобы он обязан ее рассмотреть и расследовать. При появлении доказательств правонарушений прокурор имеет право на передачу дела в суд. Данная часть работы часто несет определенную опасность, ведь в ней замешаны коррупционные механизмы, работающие не один год и подвластные влиятельным лицам.

Кому подходит данная профессия

Данная профессия подходит в первую очередь честным людям. Прокурор не должен поддаваться соблазнам и брать взятки. Честность – основной аспект его деятельности. Также представитель данной профессии должен обладать острым умом и отлично памятью. Основой его мышления должна быть аналитика. Ведь именно анализ помогает прорабатывать и находить дополнительные доказательства. Прокурор должен уметь самостоятельно организовывать свой рабочий день, что требует высокой дисциплинированности. Целеустремленность и уверенность также важны, особенно при попытках давления со стороны обвиняемых.

Востребованность

Данная профессия считается очень востребованной. Многие люди стремятся устроиться именно в прокуратуру. Данная отрасль считается надежной и престижной. Также работа прокурора предполагает влиятельные знакомства, хорошие связи и возможность карьерного роста.

Сколько получают люди, работающие по данной профессии

Заработок прокурора достаточно велик. Ставка колеблется от 50 до 90 тысяч рублей. Зависит доход от региона и наличия различных надбавок и премий. Помощники прокурора получают не намного меньше.

Легко ли устроиться на работу

Устроиться прокурором сразу после выпуска из вуза невозможно. Первой ступенью к заветной должности станет работа его помощником. Данная должность тоже высоко оплачиваемая. Конкурс на замещение появившейся вакансии очень большой. Важно проявить не только свои знания, но и смекалку, умения выходить из нестандартных ситуаций. Будьте готовы к стрессовому интервью. Вакансии не слишком часто, но появляются. В основном как следствие повышения или профнепригодности одного из помощников. Дальнейший карьерный рост зависит от того, как вы себя проявили и от появления вакансии.

Как обычно строится карьера

Карьера прокурора развивается довольно медленно. Первой ступенью является должность его помощника. Затем возможно повышение до прокурора. Хорошо зарекомендовавшие себя сотрудники, имеющие налаженный диалог с начальством, успешные громкие дела и кристальную репутацию, являются первыми на очереди в повышении. Вершиной карьеры считается должность Генерального прокурора Российской Федерации.

Перспективы профессии

Выбирая данную профессию, следует помнить: прокурор не имеет права вести предпринимательскую деятельность, работать в коммерческих структурах или же вести политическую деятельность. Это запрещено, так как может повлиять на беспристрастность сотрудника.

Сама профессия прокурора – уже высокий показатель престижа, ведь она высоко оплачиваемая и уважаемая. Прокурор может расти и развиваться. Пик карьерного роста и перспектив – это должность генерального прокурора страны или его заместителя.

Если все же остались хоть малейшие сомнения, что профессия «Прокурор» ваше призвание — не спешите. Ведь потом всю жизнь можно жалеть о потеряных годах на обучение и работу по специальности, которая вам просто не подходит. Чтобы подобрать профессию в которой вы сможете максимально раскрыть свои таланты пройдите онлайн-тест на профориентацию или закажите консультацию «Карьерный вектор» .