СМАРТС | Волгоград-GSM

Информация о СМАРТС

Адрес: 400131, г. Волгоград, ул. Коммунистическая, 19-д.

Служба поддержки: 8 (8442) 23-23-07

Официальное название: ЗАО «Волгоград-GSM»

Коротко о СМАРТС

ЗАО «Волгоград-GSM»
Закрытое акционерное общество «Волгоград-GSM»
(Торговая Марка «Смартс»)
Генеральный директор:
Ветютнев Александр Михайлович (с 1999 по январь 2009 года),
Юшкин Сергей Васильевич (c февраля 2009 года по настоящее время)
20 июля 1997 года ОАО «Волгоградэлектросвязь» и ЗАО «Средневолжская межрегиональная ассоциация радиотелекоммуникационных систем» (Смартс) подписали договор о создании сети сотовой радиотелефонной связи стандарта GSM в городе Волгограде и Волгоградской области. Запуск сети в коммерческую эксплуатацию осуществлен в 1998 году. Также в ноябре 1998 года запущены первые восемь базовых станций.
В 2004 году компанией была получена лицензия на предоставление телематических услуг. В декабре 2004 года ЗАО «Волгоград-GSM» начало коммерческую эксплуатацию услуг по широкополосному и коммутируемому доступу к сети Интернет. В этом же году компания в четвертый раз стала одним из победителей конкурса «Лидер XXI века» в номинации «Эффективное развитие производства».
В 2005 году была запущена услуга по организации VPN-каналов для корпоративных абонентов. Техническое развитие компании в 2006-2007 годах осуществлялось по направлениям: расширение зоны покрытия сети, увеличение пропускной способности, расширение спектра предоставляемых услуг на базе имеющихся технологий и лицензий, повышение качества связи и обслуживания абонентов, уменьшение эксплуатационных затрат. В 2007 году был введен в эксплуатацию уникальный коммутационный центр на базе технологии NGN. Компания «Волгоград-GSM» приступила к оказанию услуг фиксированной телефонной связи.
ЗАО «Волгоград-GSM» 12 лет объединяет жителей Волгограда и области посредством качественной и надежной сотовой связи. Компанию выгодно отличает доступность в большинстве удаленных населенных пунктов области. С каждым годом территория обслуживания расширяется.
Основной принцип, которым руководствуется ЗАО «Волгоград-GSM» при разработке новых тарифов и услуг — дифференцированный подход к потребностям жителей города и области, позволяющий минимизировать затраты на сотовую, фиксированную связь и Интернет.

Уверенное движение вперед

СМАРТ Сервис — это специализированная компания, ведущая деятельность по оптовой и розничной торговле топливом ведущих топливных компаний, которые расположены на трассах, в городах, на областных и районных дорогах России, а также Ближнего Зарубежья и стран Европейского союза.

Наша компания имеет богатый опыт по осуществлению системы безналичных расчетов за топливо, основанной на использовании пластиковых топливных карт, позволяющая снизить затраты и контролировать ваши расходы.

МТС приобрел дочернюю компанию поволжского оператора СМАРТС в Йошкар-Оле. Об этом говорится в сообщении МТС. Это подтвердил акционер СМАРТС Геннадий Кирюшин. В рамках сделки МТС и СМАРТС подписали соглашение об урегулировании взаимных претензий и прекращении судебных разбирательств, сказали «Ведомостям» представители обеих компаний.

В рамках этого соглашения МТС отказался от приобретения трех остальных компаний, вокруг которых вел тяжбу со СМАРТС. Сумма сделки составила 41 млн руб., включая сумму чистого долга «СМАРТС – Йошкар-Ола» в 27,7 млн руб.

Ранее Самарский арбитражный суд и Высокий суд Англии и Уэльса сняли арест с акций этой компании, позволив компаниям совершить сделку. Продажа «СМАРТС – Йошкар-Ола» – одно из условий урегулирования спора между операторами, говорится в определении суда. Из него же следует, что покупателем выступит «Телеком-Поволжье» (входит в группу МТС).

«СМАРТС-Йошкар-Ола» — один из четырех региональных активов, вокруг которых между СМАРТС и МТС идет судебная тяжба в Лондоне. Компании уже подали ходатайство о снятии ареста с акций остальных компаний, сообщил «Ведомостям» Кирюшин и подтвердил Дмитрий Солодовников. Речь идет о дочках СМАРТС в Ульяновске, Саранске и Пензе. С момента, когда МТС планировали купить все четыре региональных актива СМАРТС, в этих регионах изменилась конъюнктура и планы МТС по развитию бизнеса были соответственно скорректированы, объясняет представитель МТС Дмитрий Солодовников. В нынешних рыночных условиях приобретение всех четырех компаний нецелесообразно, считает он. Геннадий Кирюшин объясняет логику сделки иначе — СМАРТС согласился продать актив в Йошкар-Оле по сниженной цене в обмен на отказ МТС от претензий и снятие ареста с трех других активов компании.

Предметом тяжбы между операторами стал договор, по которому МТС должна была приобрести семь региональных активов группы. Первая часть этой сделки прошла в декабре 2014 г.: МТС купила у СМАРТС операторов в Уфе, Пензе и Иванове за 3,13 млрд руб. (включая чистый долг). Еще четыре компании, в Йошкар-Оле, Ульяновске, Саранске и Пензе, СМАРТС должна была сначала выделить в отдельных «дочек», а осенью 2015 г. продать МТС. Однако сделка не состоялась. В итоге МТС пыталась взыскать со СМАРТС $35 млн упущенной выгоды в Высоком суде Англии и Уэльса. Необходимость ареста активов компания объясняла риском того, что акционеры СМАРТС могут передать акции спорных активов третьим лицам еще до вынесения окончательного вердикта. В конце декабря 2015 г. Высокий суд Англии и Уэльса принял обеспечительные меры и запретил группе СМАРТС продавать или совершать какие-либо иные действия по отчуждению акций ее «дочек» в Йошкар-Оле, Ульяновске, Саранске и Пензе.

Imagine a world in which a string of code could recognise the fulfilment of conditions, automatically transfer assets at the agreed times and register those transfers. That is the world of the smart contract.

‘The smart contract is the application layer that makes much of the promise of block chain technology a reality.’

A smart contract is a piece of computer code that is capable of monitoring, executing and enforcing an agreement.

On the one hand, code that states ‘if X occurs, do Y’ is not a new concept. It is how conventional code has long interacted with existing systems. Monthly direct debits out of a bank account are an example.

However, a smart contract takes such coding, and combines it with the potential of the blockchain to interact with multiple financial systems, asset registers and more.

What could a smart contract do?

By placing a smart contract on a public, permissionless blockchain, control over the execution of the agreement would no longer be in the hands of a single party, such as a bank, and interaction would no longer be limited to closed systems, such as centralised bank ledgers.

Смотрите так же:  Проблемы осаго и пути их решения

The proper execution of contracts could be verified by the network of computers connected to the blockchain. That same network would update the blockchain to record the execution of the contract, and then monitor the blockchain for compliance with the terms of the smart contract.

A smart contract, distributed and replicated across a blockchain, could revolutionise the way business is done. Potential uses are numerous: property ownership could be transferred automatically upon receipt of cleared funds; credits under service level agreements could be automatically paid at the point of violation; and securities could be traded without the need for central securities depositories.

Are smart contracts the future?

We’re not there yet. A blockchain with sufficient interconnections between financial systems and asset registers does not yet exist and might never exist. Even if it did, smart contracts still have their limitations.

On its face, code is certain. It is a pre-ordained manipulation of inputs to produce an expected output. Contrast this with conventional language – a minefield of ambiguity, sub-text and misunderstanding.

The certainty of a smart contract is therefore seen as a key advantage. If the code works, there should be no misunderstanding as to intention and it can be replicated repeatedly, and cost-effectively, for analogous transactions.

But the contrast between the certainty of code and the ambiguity of language may sometimes be a fallacy. Code can never be wrong per se, but it can have unintended consequences. Take the flash crash of the NYSE in 2013 for example, which was caused by algorithmic trading.

Where there are unintended consequences, there is liability. But who bears the risk of such unintended consequences is a question that remains outstanding.

Many lawyers would also suggest that, sometimes, deliberate ambiguity, and the ability to qualify a requirement, can be vital weapons in the draftsperson’s armoury.

An interconnected blockchain, and a public language of code for writing smart contracts that execute across that blockchain, would create competition in a range of areas.

New-entrants could interact with public registers in a way previously limited to official registrars, and private transactions between individuals would be less reliant on intermediary service providers.

It would also expand the ability of disruptive fintech firms to interact with systemic financial infrastructure.

But is it realistic to expect conventional financial institutions to usher in such a new age of disruptive competition?

While smart contracts cannot judge if a condition has been reasonably met, or if a document has been satisfactorily provided, there maintains considerable potential in creating standardised protocols for repeat transactions, where negotiated agreements are not the norm.

In the financial world, such protocols may be manifested through the execution of derivative trades across a distributed ledger.

In the physical world, you might envisage a transaction for the sale of a car between two private sellers. Having agreed a price, they could use a standardised (and public, possibly available for a small fee) smart contract to input the price and the vehicle registration details. The smart contact would then execute the agreement: verifying that the seller is the true owner of the vehicle; transferring the cash; and re-registering the vehicle in the name of the purchaser.

Ultimately, smart contracts are logical processes dependant on the blockchain with which they interact.

With the uptake of blockchain technology in its infancy, smart contracts are not currently capable of interacting with the range of systems required to establish them as the default option for the execution of agreements over existing closed systems.

When, or if, public registers and financial systems become interconnected by way of blockchain technology, this should change. And the potential age where smart contracts automate the execution of contracts, in particular those with no need for subjective human intervention, will arrive.

Smart Contracts for Dummies

If you still don’t get what the heck a Smart Contract is…

Ok, you know a bit about Bitcoin (see: Explain Bitcoin Like I’m Five). You’ve been seeing the blockchain on the news.

But what’s this new Ethereum thing? Apparently it’s this crypto-currency you can use to build “smart contracts”. Sounds impressive. So, uh… what are they again? (Spoiler: They’re not that smart. And they’re not really contracts!)

Instead of a one line definition, let’s try to get an intuition. First, we’ll revisit the blockchain and the word “trust”. Then, we’ll talk about the word “contract”. Understanding both words is the secret.

Part I: What we mean by “Trust(less)”

Most of the time, when we think Bitcoin (or Ethereum), we have a mental image of, well…coins.

Aren’t these crypto-currencies after all? Isn’t that the whole point? In our minds we see objects — digital gold, or silver (or tulips for the skeptics).

Because these images are easy to understand, we forget a bit about that thing that’s underneath it all. So, I say we start thinking about this in a different way.

Digital Stone

Ugh, really? Digital rocks? Actually, rocks are pretty useful.

We have this idiom in the english language that goes something like this: “set it in stone.”

“I’ve reviewed the contract Bob. Looks good. Let’s set this in stone!” “Don’t get too excited Alice, nothing’s in stone yet.” “This is God. I’ve written my 10 commandments on these two stone tablets. You know. Just in case ya’ll start getting any funny ideas.”

This metaphor continues to have meaning in a modern world because in the physical (ancient) world, stone had some interesting properties:

  1. When you carve something on stone there is a physical finality and permanenceto it. You can’t make changes just like that.
  2. If you try to “erase” something later on, it’ll be obvious. Any changes you make to it are quite transparent and tamper proof (provable).
  3. These rules apply equally to all. Stone is neutral. It obeys the laws of physics, not men. It doesn’t care if you’re a powerful king or a peasant — it behaves exactly the same for everyone.
Смотрите так же:  Приказ мо рф 2007 365 дсп

Because of all these properties, we have a pretty high level of trust in stone.

I mean — there’s a reason why we never say “let’s set this agreement in sand.” Stone is the kind of thing I can point to in the future for evidence. Stone equals solid proof — not just any material will do!

When it comes down to it, a blockchain is really just the above: a kind of material that, through a special mix of cryptography and decentralization, has the properties of permanence, transparency, and neutrality — whatever you put on it.

Whether it’s a list of how many apples you sent to Joe. Or the words “I love Jenny.” It doesn’t matter. When you put it on a blockchain — it’s on.

Setting something on a blockchain is like setting something in stone. It makes trust easier.

Except now we can do it digitally. And that’s pretty special.

Thinking about a blockchain as a piece of stone you can write things on (instead of a piece of currency) also helps us understand its broad potential. Which leads us to…contracts!

Part II: What we mean by “Contracts”

The word “contract” has a lot of baggage. We start thinking: legal documents and lawyers.

The go-to description used in the news is a bit better: things that self-execute or execute automatically. That seems vaguely familiar though. After all, there’s really nothing new about automation or execution.

The great grandfather of smart contracts

Take your good ol’ office vending machine for example. It’s a “stupid” machine that does what it’s told, and executes things automatically. It’s been around for decades!

Let’s pretend one afternoon you find yourself in front of this machine. It says: “If you give me $2.50, and press this button, you will get a Diet Coke.”

It might not actually say those words anywhere. But that’s the promise of this little interaction. One might even call this a kind of simple agreement. (You can guess where this is going.)

You feed in the money. Press the button. Presto! Bottle in hand, you forget this meaningless event in your life 2 seconds later and start worrying again about those darn TPS reports you forgot to do.

Well, you didn’t notice, but this whole thing was actually a small program(“contract”) coded(“written”) into the machine beforehand that ran when you hit the button(“signed off on it”). Something like:

Computer code, as you see, is kind of like a contract.

It’s making statements and declarations. There are terms (if you do this…then…). And just like someone you trust — it even fulfills its end of the bargain!

Voila. Contracts are just code. But unlike a “contract” in English, this is something both humans and machines can read. Extra fun!

Now you’re more confused about this smart contract business. As we said, this is nothing special. In fact, as the vending machine demonstrates, this kind of code is already everywhere in our daily lives. If a smart contract is just “if…then” code (or any code for that matter), then what’s the hoopla? What’s actually new?

Vending Machines 2.0

One sunny day, you spot a vending machine sitting on the corner. You’ve never seen this one before!

You walk over and take a look. This machine says: “If you put in $1,000 this machine will give you $5,000.”

Whoa! Whoever put this machine together must be very rich and generous.(Or insanely stupid…). Either way. 1k for 5k? No brainer — that’s a deal you’ll take any day! Right?

This is exactly like our good old Diet Coke machine. Same logic. Same if-then process.

Except now the stakes are different. You reach for your pocket but suddenly, you feel hesitant. Who the hell put this machine together anyway? And what if it eats your money? $1,000 isn’t a small amount — you were saving that for months. You didn’t think twice about that Diet Coke. But now? Now you realize that maybe vending machines aren’t that simple.

You start thinking about trust.

How do we know it has enough funds to spit out the promised $5,000? How do we know the code is going to run? Is there any way to publicly and transparently verify this code?

The $5,000 vending machine is an extreme, theoretical example but it does hint at the problem with scaling trust. In an expanding, digital world where people can connect anonymously — trust becomes a tricky thing. We usually rely on third-parties and other middle men for that reason. We have to. Especially if we’re moving things way more valuable than Diet Cokes. You know, like newfangled financial stuff. Or the very idea of “value” and “ownership” itself.

Hmmm. If only you could marry the automation of traditional programming and the trust-worthy properties of digital stone….

Well, that is exactly what a smart contract is! It’s just code — with a very special kind of backing.

Keep in mind, we’ve had both computation and execution before. But never one that was finalized in a neutral, provable, trustable way on (digital) stone.

How about the real world? A few ideas.

Online Gaming: Fight fraud on gambling sites. Are the odds of that dice roll you just did actually 1 in 6? How do we know they’re going to pay out? Well, why not “set the code in stone” and prove it? A live example.

Смотрите так же:  Приказ от 2 июля 2010 г n 66н

Voting: Maybe a tamper proof voting process?

Decentralized and Autonomous Companies: Sci-fi time.

Throughout history, automation has always been applied to the bottom of companies. The assembly line. The factory worker. But if the rules of a corporation are just a kind of operational logic— then isn’t it possible to flip the pyramid and instead automate the top?

These are only a few examples of what you could code on a blockchain using Ethereum’s Turing complete programming language. We’re only at the beginning. If you dream it, you might be able to code it.

And in many ways, that’s what makes this whole thing exciting. We have some guesses, but honestly — we have no idea what will be built in the years and decades to come.

All we know is that the building blocks are here. And it is open to all. The rest is up to you.

Правила оказания технической поддержки

Общая информация

Служба техподдержки работает с 9:00 до 19:00 по московскому времени, кроме выходных и праздничных дней. Выходные дни: суббота и воскресенье.

Примерное время реагирования на проблему – в течении рабочего дня. Время решения проблемы зависит от ее сложности, некоторые решаются в первом же ответе, есть случаи для которых требуется удаленное подключение, если же ошибка в программном коде, создается заявка программистам.

Если вас не устраивает стандартный график работы и скорость ответа – есть возможность заключения договора «о платной технической поддержке», в котором буду установлены сроки. Для этого Вам нужно написать письмо для составления договора на [email protected], а при обращении в службу технической поддержки указывать данный договор.

Большинство возникающих вопросов пользователей описаны у нас на сайте по разделам:

Перед тем, как звонить или писать на почту технической поддержки, загляните на страницу «База знаний». Возможно Вы найдете ответ на свой вопрос, и не понадобится обращаться за дополнительной помощью. Если Вы не нашли нужной информации на сайте, напишите заявку в Техподдержку.

Если Вы не хотите сами разбираться в настройках и установке продукта, или Вам нужна квалифицированная помощь, то вы всегда можете обратиться к каталогу дополнительных услуг.

Обращения на портал технической поддержки

Для обращения в службу технической поддержки оставьте обращение на портале технической поддержки. Также есть возможность написать письмо на почту [email protected], но мы рекомендуем пользоваться порталом.

Письменная поддержка всегда более грамотная, так как прислав необходимые данные специалист технической поддержки видит проблему более детально и в большинстве случаев может воспроизвести проблему у себя.

Для решения проблемы потребуются данные в письме, а именно:

  • Какой продукт Клеверенс установлен. (Как узнать продукт?)
  • Какая версия продукта на основе Mobile SMARTS. (Как узнать версию?)
  • Версия и разрядность ОС (Windows). (Как узнать версию системы?)
  • Какая версия 1С. (Как узнать версию 1С?)
  • Модель ТСД. (Как узнать модель ТСД?)
  • Сведения об операционной системе ТСД. (Как узнать сведения о системе ТСД?)
  • Логи ошибок. (Где находятся логи?). В логах может содержаться информация, которая даже не специалисту подскажет в чем проблема;
  • Если есть возможность сделайте скриншот с ПК, либо фото экрана ТСД;
  • Описание ошибки максимально подробно, как вы ее получили.

Удаленное подключение

Иногда может потребоваться удаленное подключение. Согласие сотрудника техподдержки удаленно подключиться не означает, что он тут же подключится к Вашей рабочей станции и прямо на месте решит возникший вопрос.

При удаленном подключении есть свои правила, а именно:

  • на ПК должно быть скачано приложение Ammyy Admin (http://www.ammyy.com/ru/). Некоторые браузеры могут считать данное ПО не безопасным, так как сама программа это только исполняемый *.exe файл с доступом к удаленному рабочему столу;
  • подключение должно быть оговорено заранее через почту со специалистом технической поддержки;
  • ответственный человек с Вашей стороны должен присутствовать за ПК, к которому происходит подключение, до окончания подключения;
  • у ответственного человека за подключение с Вашей стороны должны быть полные права Администратора;
  • если подключение происходит к другому ПК, в случае, например, когда к серверу нет возможности подключиться, проблема должна в точности воспроизводиться.

Ограниченная техническая поддержка

Если во время решения проблемы выясняется, что конфигурация Mobile SMARTS или 1С часть приложений исправлена пользователем, то поддержка ограничивается. Исправляя конфигурацию Mobile SMARTS, промежуточную конфигурацию 1С (для ПРОФ драйвера) или обработки интеграции, вы снимаете стандартный продукт с поддержки. После этого техподдержка будет помогать только с проблемами подключения, ошибками системы, но не с функционалом на ТСД или в 1С.

Что это означает:

  • продолжается поддержка платформы Mobile SMARTS;
  • продолжается поддержка интеграции ТСД;
  • не продолжается поддержка конфигурации Mobile SMARTS.
  • не продолжается поддержка исправленной 1С составляющей.

Все обращения вида «я что-то исправил и не работает», «я вот тут и тут дописал свое и не работает», «я что то не так дописал, но я думаю, что вернул все на место» — это считается доработкой, и либо исправляется Вами самостоятельно, либо оплачивается как дополнительные услуги.

Smart Спутник: ТВ МТС без абонентской платы

Акция завершена!

Действующие акции:

Полгода за полцены: скидка на комплекты линейного ТВ и пакет “Расширенный плюс”

20% возвращаются: возврат на счет мобильного МТС

По акции «Smart Спутник» абоненты мобильной связи МТС могут смотреть спутниковое ТВ МТС без абонентской платы, при условии аренды оборудования.

Стандартные условия аренды оборудования спутникового ТВ подразумевают два ежемесячных платежа: абонентскую плату за базовый пакет каналов и плату за аренду оборудования. Но если абонент пользуется мобильной связью МТС, то абонентскую плату за базовый пакет каналов вносить не нужно.

Условия участия в Акции:

  1. Действующий договор на услугу «Спутниковое ТВ МТС» с оборудованием, предоставленным в аренду.
  2. Действующий договор на услугу мобильной связи МТС с одним из следующих тарифов: Ultra, Smart, Smart+, Smart Top, Smart Nonstop, Smart Безлимитище, Smart Безлимитище+, Smart для своих.

Срок действия предложения по акции: до 28 февраля 2018 года.

Как получить скидку:

Отправьте c номера телефона, который подключен к одному из вышеперечисленных тарифов, SMS-сообщение с номером смарт-карты спутникового ТВ на короткий номер 9543.