Содержание статьи:

Экспертиза утраты трудоспособности

Общие положения

Судебно-медицинская экспертиза определения размеров ут­раты трудоспособности проводится экспертными комиссиями бюро судебно-медицинской экспертизы по различным поводам: в связи с транспортными и бытовыми травмами; по поводу при­чинения вреда здоровью на производстве и в ряде других случа­ев, но только по определению суда.

Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья (увечьем), производится в виде присуждения убытков, связан­ных с потерей потерпевшим заработка. Размер убытков в этих случаях определяется в соответствии со степенью утраченной потерпевшим трудоспособности и средним заработком потер­певшего за 12 календарных месяцев, а при временной нетрудо­способности — за 2 календарных месяца полученной зарплаты потерпевшим от несчастного случая. При этом право вознагра­ждения за увечье принадлежит потерпевшему со дня причине­ния вреда, а не с момента обращения его с иском в суд. Если в результате увечья потерпевший частично лишился профессиональной и общей трудоспособности, то размер возмещения оп­ределяется пропорционально степени утраты им профессио­нальной трудоспособности.

При полной потере профессиональной трудоспособности и сохранении частично общей трудоспособности причитающееся потерпевшему возмещение должно быть уменьшено на сумму, какую мог бы зарабатывать неквалифицированный рабочий или служащий при соответствующем проценте общей трудоспособ­ности. Если в случае увечья по заключению врачебной экспер­тизы потерпевший нуждается в постороннем уходе, то суд сверх присужденного возмещения за потерю заработка может обязать причинившего вред оплачивать ему стоимость ухода. Суд может также возложить на причинившего вред обязанность возместить потерпевшему фактически понесенные расходы на дополнительное питание, протезирование, специальное лечение, в том числе на санаторно-курортное лечение, если потерпевший по заключению врачебной экспертизы действительно нуждается в указанных видах помощи и не получает ее через соответствую­щие организации бесплатно.

В случае причинения увечья несовершеннолетнему, не имею­щему ко времени увечья заработка, суд по иску несовершеннолет­него или его законных представителей (родителей или опекунов) может взыскать с причинившего вред расходы по уходу за потер­певшим, предоставлению ему усиленного питания, протезирова­нию и лечению, а также вынести решение о признании за потер­певшим права на возмещение по достижении им 16-летнего воз­раста убытков за потерю трудоспособности.

Если в материальном положении сторон или в состоянии здоровья потерпевшего произойдут после решения суда сущест­венные изменения (повышение или понижение трудоспособно­сти), то как потерпевший, так и причинивший вред могут обра­титься с иском в суд о соответствующем уменьшении или уве­личении размера присужденного возмещения за вред.

До начала слушания дела в судебном заседании судья должен в порядке ст. 80 ГПК РСФСР потребовать, чтобы стороны пред­ставили доказательства, имеющие важное значение для вынесе­ния правильного решения. К делу о возмещении вреда, причи­ненного повреждением здоровья (увечье), должны быть приоб­щены: а) акт о несчастном случае, составленный администраци­ей предприятия, органами соответствующего надзора (техниче­ский, строительный, санитарная инспекция и т.п.) или органами милиции; б) справка о размере заработка потерпевшего к мо­менту увечья; в) справка о размере назначенной потерпевшему пенсии или пособия по социальному страхованию или социаль­ному обеспечению; г) справка о семейном и имущественном положении потерпевшего. Кроме того, для выяснения вопроса о степени утраты потерпевшим профессиональной и общей трудо­способности от причиненного несчастным случаем вреда суд обязан потребовать, чтобы стороны представили заключения врачебной комиссии и технической инспекции, а при невоз­можности или затруднительности этого назначить по данным вопросам судебно-медицинскую и техническую экспертизу.

В судебном решении должны быть подробно указаны об­стоятельства, при которых причинен вред, и приведен точный расчет присуждаемых в возмещении вреда убытков. Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья (увечье), должно присуждаться в виде периодических, ежемесячных платежей, которые ответчик обязан выплачивать истцу, в зависимости от степени стойкой утраты трудоспособности, в течение опреде­ленного срока или пожизненно.

При определении размеров вреда здоровью суд, устанавливая размер убытков, должен исходить из размеров, т.е. процента ут­раченной потерпевшим трудоспособности. Если потерпевший лишился частично профессиональной и общей трудоспособно­сти, то опять-таки требуется установить размеры, т.е. процент утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а также и оставшейся общей трудоспособности. Поэтому суды требуют определять утрату профессиональной и общей трудо­способности потерпевшим в процентах. В связи с этим экспер­там необходимо устанавливать утрату общей и профессиональ­ной трудоспособности в процентах.

При определении трудоспособности комиссии бюро судебно-медицинской экспертизы руководствуются соответствующи­ми нормативными документами Министерства финансов РФ, Министерства здравоохранения РФ и Министерства труда и со­циальной защиты населения РФ.

Рассмотрение споров о возмещении вреда лицам, получив­шим увечье или иное повреждение здоровья на производстве, возмещение вреда производится не в судебном порядке, а адми­нистрацией учреждения совместно с представителями профсо­юзных организаций. Экспертиза по поводу определения разме­ров утраты трудоспособности в таких случаях производится уже не судебно-медицинской экспертизой, а Государственной служ­бой медико-социальной экспертизы.

Под общей трудоспособностью понимается способность к неквалифицированному труду.

Экспертиза в заключении отвечает также на вопросы, нужда­ется ли потерпевший в постороннем уходе, в дополнительном питании, в протезировании, в специальном, в том числе и санаторно-курортном, лечении.

Действующее законодательство предусматривает возмещение ущерба за увечье или иное повреждение здоровья. К сожалению, в законодательстве определение понятия «увечье» по существу отсутствует. Понятие «повреждение здоровья» — более широкое, оно включает также и понятие «увечье». Поэтому, по сути, все­гда определяется повреждение здоровья и его объем.

У лиц до 15 лет утрата трудоспособности до совершенноле­тия не определяется.

При повышении или понижении утраты трудоспособности у потерпевшего через некоторое время после происшествия может быть изменен размер присуждаемого ему возмещения за вред. Поэтому экспертиза утраты трудоспособности прово­дится повторно.

Иски о возмещении ущерба связаны только со стойкой утра­той трудоспособности, так как за временную нетрудоспособ­ность пособия определяются по социальному страхованию в размере 100%, если временная нетрудоспособность связана с работой, выполнявшейся потерпевшим.

Таким образом, определение размеров стойкой утраты трудо­способности в связи с увечьем или иным повреждением здоро­вья производится:

а) экспертными комиссиями Государственной службы меди­ко-социальной экспертизы, органом социального обеспечения;

б) экспертными комиссиями бюро судебно-медицинской экспертизы при спорах, рассматриваемых судом. Судебно-медицинская экспертиза по определению размеров стойкой ут­раты трудоспособности производится по определению суда.

Пример.

13 июня 1997 г. на основании определения народного суда города М. от 10 июня 1997 г. судебно-медицинские эксперты бюро судебно-медицинской экспертизы города М.: судебно-медицинский эксперт Ка­тин А.В., терапевт Петров И.И., психиатр Сидоров З.Д. в помещении амбулатории бюро произвели осмотр гражданина Мунтяна А.А. для опре­деления размера утраты трудоспособности.

Обстоятельства дела и документальные данные. У гражданина Мунтя­на А.А. 14 февраля 1997 г. на производстве во время тяжелой физической работы развилось кровоизлияние в мозг. До 18 апреля 1997 г. он находил­ся на излечении в больнице, а с 18 апреля 1997 г. по 8 мая 1997 г. был в психиатрической больнице по поводу психопатической вспышки.

Осмотр терапевтом. Жалобы на ограниченность движений в правой ноге и правой руке, периодический кашель, временами с большим количе­ством мокроты.

Объективное исследование: телосложение правильное, питание пони­женное; кожа и видимые слизистые окрашены нормально. Ногти рук по форме приближаются к «часовым стеклам», ногтевые фаланги несколько утолщены. Лимфатические железы не изменены. Легкие — коробочный звук в нижнебоковых отделах, дыхание на всем протяжении жесткое, сухие хрипы. В нижних отделах не постоянные, единичные, влажные хрипы. Сердце: границы не изменены, тоны ясные, чистые; пульс 70 ударов в ми­нуту, ритмичный, удовлетворительного напряжения и наполнения. Артери­альное давление 130/90 мм.рт.ст. Язык влажный, чистый. Живот мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не увеличены.

Диагноз: хронический бронхит, бронхоэктатическая болезнь, пневмосклероз; гипертоническая болезнь 1-й степени.

Осмотр психиатром. Зрачки равномерные, правильной формы, реакция их на свет и конвергенцию удовлетворительная. Правый угол рта неподви­жен, ассимиляция носогубных складок: выраженный правосторонний гемипарез. Мышечный тонус в правых конечностях повышен; сухожильные рефлексы справа выше, чем слева. Движения в правой руке (кисти, паль­цах) почти отсутствуют. Небольшая атрофия мышц правой руки и ноги. Речь с элементами моторной афазии. Походка расстроенная, гемипаретическая. Интеллект снижен; слабодушен; критика нарушена.

Диагноз: остаточные явления нарушения кровообращения в бассейне средней мозговой артерии, выраженный правосторонний гемипарез.

Выводы. Изучив представленные материалы дела, медицинские до­кументы, предшествующие экспертные заключения и осмотрев граждани­на Мунтяна А.А., судебно-меднцинские эксперты установили: гражданин Мунтяна А.А. в течение многих лет страдает нервно-сосудистым заболе­ванием и с 1991 г . имел по поводу этого заболевания инвалидность 3-й группы. Выполнявшаяся Мунтяном А.А. 14 февраля 1997 г. тяжелая фи­зическая работа не явилась основной причиной развития мозгового крово­излияния, а лишь могла способствовать его развитию. Основной причи­ной мозгового кровоизлияния у гражданина Мунтяна А.А. послужила ги­пертоническая болезнь.

Утрата трудоспособности в связи со случаем от 14 февраля 1997 г. оп­ределяется: по общей трудоспособности 50% (пятьдесят), по профессио­нальной — 60% (шестьдесят).

Судебно-медицинские эксперты (подписи).

Права и обязанности эксперта согласно ст. 82 УПК РСФСР извест­ны, по ст. ст. 307 и 310 УК РФ предупреждены. Судебно-медицинские эксперты (подписи).

Методика определения размера стойкой утраты трудоспособности

Экспертные комиссии, состоящие из нескольких специали­стов (терапевт, хирург, травматолог, невропатолог, офтальмолог и др.) и врачей-экспертов Государственной службы медико-социальной экспертизы или судебно-медицинских экспертов, устанавливают размеры стойкой утраты трудоспособности на основании детального медицинского обследования потерпев­шего. В комиссию Государственной службы медико-социальной экспертизы входят также представители органа социального обеспечения и профсоюзной организации.

Комиссии определяют стойкую утрату профессиональной и общей трудоспособности в процентах.

При определении процента утраты профессиональной трудо­способности, т.е. способности к труду в своей профессии, ко­миссии руководствуются «Положением о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей», утвержденным постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г . № 392. Однако следует учитывать, что разные профессии предъявляют различные требования к орга­низму, и одни и те же последствия увечья в разной степени на­рушают трудоспособность лиц различных профессий.

При определении утраты профессиональной трудоспособно­сти комиссия Государственной службы медико-социальной экс­пертизы должна исходить из возможности пострадавшего после увечья или иного повреждения здоровья продолжать свою про­фессиональную работу или работу, равную ей по квалификации.

При определении степени утраты профессиональной трудо­способности комиссия Государственной службы медико-со­циальной экспертизы в каждом конкретном случае учитывает выраженность нарушений функций организма, степень компен­сации утраченных функций, способность потерпевшего выпол­нять в той или иной степени работу по основной профессии, в том числе возможность выполнения работы в обычных или спе­циально созданных условиях, а также мероприятия по реабили­тации, включая профессиональное обучение и переобучение.

Устанавливается 100% утраты профессиональной трудоспо­собности в тех случаях, когда у потерпевшего наступила полная утрата трудоспособности вследствие резко выраженных наруше­ний функций организма при наличии абсолютных медицинских противопоказаний для выполнения любых видов профессио­нальной деятельности, даже в специально созданных условиях.

Устанавливается от 70 до 90% утраты профессиональной трудоспособности в тех случаях, когда потерпевший может вы­полнять работу лишь в специально созданных условиях вследст­вие выраженных нарушений функций организма.

Устанавливается утрата профессиональной трудоспособности в 60%, когда потерпевший утратил основную профессию и мо­жет выполнять легкие неквалифицированные виды труда.

В случае получения повторных трудовых увечий степень ут­раты профессиональной трудоспособности определяется по по­следствиям каждого из них раздельно.

Комиссия Государственной службы медико-социальной экс­пертизы выносит заключение о том, что потерпевший нуждается в обучении новой профессии, если он вследствие трудового уве­чья не может выполнять работу по прежней профессии.

Если увечье или иное повреждение здоровья вызвало утрату трудоспособности в размерах, дающих основания для установления одной из трех групп инвалидности, экспертная комиссия, кроме определения размеров стойкой утраты трудоспособности в про­центах, устанавливает группу инвалидности и дает трудовые ре­комендации пострадавшему, руководствуясь инструкциями и положениями по врачебно-трудовой экспертизе.

Комиссии устанавливают размер стойкой утраты только той трудоспособности, которая была вызвана и связана с работой по­страдавшего. Другие заболевания и дефекты, не связанные с кон­кретным происшествием на работе, во внимание не принимаются.

В некоторых случаях производится переосвидетельствование потерпевшего для выяснения возможности изменений размеров утраты трудоспособности. Повторная экспертиза проводится в срок от 6 месяцев до 2 лет. При этом учитываются характер по­следствий повреждения здоровья и возможность их ликвидации в результате лечения, а также определяются имеющиеся размеры утраты стойкой трудоспособности.

Если группа инвалидности на основании Инструкции уста­навливается бессрочно, то и размеры стойкой утраты общей и профессиональной трудоспособности могут также устанавли­ваться бессрочно. В этих случаях повторная экспертиза потер­певших может производиться или по их заявлению, или по за­явлению других заинтересованных лиц.

Судебно-медицинская экспертиза по определению размеров стой­кой утраты трудоспособности.

Экспертиза по определению размеров стойкой утраты трудо­способности производится в связи:

а) с травмами, полученными от различных видов транспорта;

б) с бытовыми травмами;

в) с исками по взысканию алиментов: к супругу при брако­разводных делах; к родителям — на содержание детей, которые по достижении совершеннолетия остались нетрудоспособными; к детям — от больных и нетрудоспособных родителей;

Смотрите так же:  Заявление на возврат кредитной карты сбербанка

г) с причинением вреда здоровью на производстве при рас­смотрении таких дел в суде;

д) по другим поводам.

Комиссии бюро судебно-медицинской экспертизы, как и экс­пертные комиссии Государственной службы медико-социальной экспертизы, при определении размеров стойкой утраты трудо­способности руководствуются указанными выше нормативными документами.

В практике может возникнуть вопрос: как определить объем утраты трудоспособности при нескольких повреждениях, каждое из которых привело к стойкой утрате трудоспособности (например, повреждение глаза с неполной потерей зрения и травматическая ампутация кисти). В данном случае определение объема стойкой утраты трудоспособности производится для оценки степени тяже­сти телесного повреждения. Определяется объем утраты трудоспо­собности, вызванной только данным повреждением, имевшиеся ранее дефекты во внимание не принимаются, и стойкая утрата трудоспособности определяется так же, как и у здорового человека.

Пример.

В связи с повреждением был ампутирован большой палец правой кис­ти. У потерпевшего ранее был ампутирован указательный палец той же кисти. В таком случае определяется только утрата трудоспособности, свя­занная с ампутацией большого пальца, равная 25%. Имевшийся дефект, отсутствие указательного пальца, во внимание не принимается, тогда как отсутствие большого и указательного пальцев правой руки соответствует 50% стойкой утраты трудоспособности.

Если несколько повреждений расположены на одном органе, то утрата трудоспособности определяется по каждому поврежде­нию, а затем складывается. Полученный в итоге процент утраты трудоспособности не может превышать максимального процента, предусмотренного в таблице для полной потери данного органа.

Пример.

Потеря большого и указательного пальцев правой кисти составляет 50% утраты трудоспособности, а ограничение подвижности в плечевом сус­таве — 40%. В этом случае утрата трудоспособности должна быть опре­делена не в 90% (50 + 40), а в 75%, так как потеря всей правой руки оценивается как 75%.

При повреждении нескольких органов утрата трудоспособ­ности определяется по каждому дефекту в отдельности и полу­ченные результаты складываются. Однако сумма не может пре­вышать 100%.

Пример.

Частичная потеря зрения на один глаз (30%) и одновременно трав­матическая ампутация правой кисти (75%) составляют 105%. Однако стойкая утрата трудоспособности обоих повреждений должна быть опре­делена в 100%.

В случае увечья или иного повреждения здоровья граждани­на, не достигшего 15-летнего возраста и не имеющего заработка организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить расходы, связанные с восстановлением здоровья потерпевшего. По достижении потерпевшим 15 лет организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить потерпевшему также вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности исходя из размера среднего заработка не­квалифицированного рабочего в данной местности.

Не останавливайтесь, читайте дальше:

Ответы на экзаменационные билеты

Судебно-медицинская экспертиза определения состояния здоровья и размеров утраты трудоспособности

Проводится экспертными комиссиями в связи с транспортными и бытовыми травмами; по поводу причинения вреда здоровью на производстве и в ряде других случаев.

Определение физического состояния здоровья может потребоваться у подозреваемых, обвиняемых, когда возникают сомнения в их способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. Проведение судебно-медицинской экспертизы обязательно для определения физического состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания (ст. 196 УПК РФ).

В ряде случаев требуется определить состояние здоровья свидетеля, вызываемого в судебное заседание, если он отказывается явиться, ссылаясь на болезнь. У суда могут возникнуть сомнения в правильности представленных таким человеком медицинских документов, поэтому назначается судебно-медицинская экспертиза.

Может потребоваться определение состояния здоровья улица, осужденного к исправительным работам и заявляющего о своей болезни, в связи с чем он не может отбывать наказание.

Статья 398 УПК РФ предусматривает отсрочку исполнения приговора об осуждении лица к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, аресту или лишению свободы по следующим основаниям: болезнь осужденного, препятствующая отбыванию наказания – до его выздоровления беременность осужденной или наличие у нее малолетних детей – до достижения младшим ребенком возраста 14 лет.

В гражданских делах данная экспертиза производится по поводу различных исков, определения нуждаемости в усиленном питании, санаторно-курортном лечении, моторизованном транспорте и т.п.

БЮРО СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ГБУЗ МО «Бюро СМЭ»

О судебных медицинских экспертизах по решению вопросов об утрате трудоспособности.

Судебный Вестник Московской области № 3 2013 г.

Материал подготовила заведующая отделом сложных экспертиз Бюро судебно-медицинских экспертиз Московской области Олеся Валерьевна Веселкина

Введение.
В среднем в год в Бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области (далее – Бюро) производится около 50–60 экспертиз по вопросам утраты трудоспособности. В подавляющем числе случаев эти экспертизы производятся в рамках гражданских дел и исключительно в отделе сложных экспертиз Бюро. В основном речь идет о рассмотрении споров с требованием возмещения утраченного заработка, как правило, пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях, редко при железнодорожных происшествиях; остальные случаи – единичные. Вторая часть – это исковые заявления военнослужащих на пенсии, большей частью – бывших сотрудников Министерства внутренних дел РФ.

Обязательно ли назначение экспертизы?
Да. Только эксперты могут определить степень утраты трудоспособности в процентах на весь период с момента травмы по настоящее время. Даже при совершенной очевидности случая (например, после травмы пострадавший стал инвалидом первой группы и теперь не может работать) экспертиза необходима.

Во-первых, травма, приводящая к невозможности выполнять работу, которой занимался пострадавший до несчастного случая, не означает 100-процентной утраты трудоспособности, как это считают обыватели и некоторые «специалисты». В нашей стране приняты медико-социальные нормы, согласно которым любой человек должен быть реабилитирован, если нужно – обучен новой специальности, при необходимости – переведен на другую работу, ему может быть уменьшена длительность рабочего дня, рекомендована работа на дому и т.д. Приведу простейший пример: вследствие травмы музыкант теряет один палец и больше не может играть на инструменте. Однако он может преподавать сольфеджио, музыкальную литературу. Поэтому утрата трудоспособности не будет составлять 100%.

Во-вторых, группа инвалидности присваивается не только по последствиям травмы. Сюда могут включаться как последствия старых травм, так и общесоматические заболевания. Вычленить из этого последствия конкретной травмы могут только эксперты.

В-третьих, при назначении подобных экспертиз, как правило, решается масса сопутствующих вопросов.

Стоит отметить, что сравнительно недавно законодатель отменил норму, по которой подобные виды экспертиз должны были выполнять исключительно судебно-медицинские эксперты. Поэтому на усмотрение суда возможно рассмотрение вопроса о назначении подобных экспертиз в Бюро медико-социальной экспертизы.

Как называется такой вид экспертиз?
Все экспертизы, которые проводятся в Бюро, называются судебно-медицинскими. Допустимо назначение «медицинской судебной экспертизы». Учитывая, что такие экспертизы проводятся при участии нескольких экспертов одной медицинской специальности (специализация врача – лишь подвид), то речь идет о комиссионной экспертизе. Комиссионный характер экспертизы указывать в названии необязательно.

Основные понятия.
Утрата трудоспособности бывает временной и стойкой. Временная нетрудоспособность оформляется больничным листом, и она всегда составляет 100% (выдача больничного листа подразумевает под собой освобождение от работы). Теоретически наличие больничного листа не требует проведения экспертизы. Однако, предупреждая подобные разъяснения после производства экспертиз и выезды в суд по этой причине, мы вынуждены отражать это в выводах заключений эксперта.

Утрата профессиональной трудоспособности определяется в случаях, когда пострадавший на момент травмы состоял в трудовых отношениях. Теоретически возможно установление утраты профессиональной трудоспособности относительно имеющейся профессии истца. В таком случае экспертам должны быть предоставлены конкретно описанные условия – характеристика условий труда предполагаемой работы. Однако на практике это не получило применения, хотя несколько попыток было.

Утрата общей трудоспособности определяется в случаях, когда пострадавший на момент травмы не состоял в трудовых отношениях.

Часто, не разбираясь, суд спрашивает об обоих видах стойкой утраты трудоспособности. Это нецелесообразно, потому как влечет увеличение сроков и стоимости экспертизы, а также требует дополнительных разъяснений, когда проценты общей и профессиональной трудоспособности разнятся.

С начала 2013 года выделен еще один вид утраты трудоспособности (с точки зрения врачей, с не очень корректным названием) – «стойкая утрата трудоспособности сотрудника органов внутренних дел РФ».

Переосвидетельствование. Выводы каждого заключения эксперта должны заканчиваться фразой о сроке переосвидетельствования. В небольшом числе случаев утрата трудоспособности устанавливается бессрочно. В большинстве случаев мы наблюдаем постепенное снижение процента утраты в течение последующих лет. Однако бывают противоположные случаи.

Материалы, необходимые для производства экспертизы.
В первую очередь, это материалы гражданского дела. Они должны быть полными, выкопировка материалов для эксперта нецелесообразна, потому как трудно предвидеть, что понадобится эксперту в деле.

Если речь идет об утрате профессиональной трудоспособности, то материалы дела пополняются трудовыми документами. В первую очередь, это документы, подтверждающие, что пострадавший на момент травмы работал. Это может быть копия трудовой книжки, копия трудовых договоров и проч. Во вторую очередь, это так называемая характеристика условий труда. Этот документ аналогичен предоставляемому при освидетельствовании на группу инвалидности. Суть его заключается в отражении конкретных сведений об основных функциях организма во время рабочего дня.

Например, для переломов костей важны сведения о количестве передвижений пострадавшего, подъеме по лестнице, подъеме тяжести; а при черепно-мозговой травме – сведения об интенсивности нервно-психического напряжения в течение рабочего дня.

Материалы дела должны содержать сведения о травме (лучше всего, если это материал об административном правонарушении и т.п.) и результаты судебно-медицинской экспертизы по установлению вреда, причиненного здоровью.

Если ранее, в рамках другого гражданского дела, уже производилась экспертиза с решением вопроса об утрате трудоспособности, то ее копия должна быть в материалах дела.

Примерно в 95% случаев с первого по третий комплекты документов, предоставляемых на экспертизу, являются неполными. Запросы и получение необходимых документов занимают от одного до трех месяцев. А учитывая проблему с курьером, совокупное время оказывается много больше. Для ускорения этого процесса рекомендую просить у истца письменный «отчет» о проведенном лечении с указанием медицинских организаций, в которых проводилось лечение, временных интервалов и проведенных специальных исследований (в основном речь идет о рентгенографии, томографии).

Все медицинские документы предоставляются исключительно в подлинниках. Предоставление заверенных копий возможно только при документально оформленном уничтожении оригинала. Зачастую, несмотря на запрос подлинника карты, филиалами Бюро медико-социальной экспертизы и московскими медицинскими организациями предоставляются заверенные копии. При направлении их в адрес Бюро эксперт все равно запросит подлинники, потому как это предписано документами, регламентирующими судебно-медицинскую деятельность.

Так как речь идет в основном о случаях травмы, то в период лечения пострадавшим делают рентгенографию и томографию. Рентгенограммы в большинстве случаев выдаются на руки больным, а при оставлении их в учреждении хранятся там, как правило, три года. Томограммы мы требуем предоставлять в электронном виде (на компакт-диске, записанном в режиме просмотра), запрашивать их в электронном виде обязательно. Это связанно с печатью лишь небольшого числа изображений на пленке.

Во всех случаях при установленной группе инвалидности должно быть представлено дело освидетельствования в Бюро медико-социальной экспертизы.

Также эксперты запрашивают амбулаторные карты из поликлиники по месту жительства. Они требуются для анализа состояния здоровья до травмы.

Стойкая утрата трудоспособности сотрудника органов внутренних дел
. Список материалов, помимо медицинских документов, обязательно должен включать:
a. свидетельство о болезни с заключением военно-врачебной комиссии о категории годности сотрудника к службе в органах внутренних дел Российской Федерации с указанием формулировки «Д – не годен к службе в органах внутренних дел» и причинной связи имеющегося у него увечья или иного повреждения здоровья, определяемой с указанием формулировки «военная травма»;
б. копию приказа (выписку из приказа) об увольнении сотрудника из органов внутренних дел Российской Федерации в связи с болезнью.

Вопросы, разрешаемые в ходе экспертизы:

  • 1 Какие повреждения были причинены И. в дорожно-транспортном происшествии 1 января 2001 г.?
  • 2 Имеются ли в настоящее время их последствия?
  • 3.1 Какова степень утраты трудоспособности в процентах у И. в результате полученных повреждений в дорожно-транспортном происшествии 1 января 2001 г., за период с 1 января 2001 г. по 10 октября 2008 г. Если процент утраты трудоспособности изменялся, то как изменялся и в какие периоды?

При первой экспертизе, несмотря на срок исковой давности, эксперты установят утрату трудоспособности на весь период с момента травмы. Указание первой даты временного промежутка имеет значение, когда речь идет об очередном переосвидетельствовании.

  • 3.2 Какова утрата общей трудоспособности И. в результате полученных повреждений в дорожно-транспортном происшествии 1 января 2001 г.?

При постановке такого вопроса эксперт обязан определить утрату общей трудоспособности на момент освидетельствования. Если нужно установить утрату по периодам, вопрос следует дополнить соответствующим указанием.

  • 4 Через какое время после проведения экспертизы необходимо переосвидетельствование И.?

Таким образом, обязательны только четыре вопроса. Как упоминалось ранее, помимо основных вопросов часто задаются так называемые сопутствующие вопросы:

  • Целесообразно ли в связи с травмами было приобретение И. лекарств, штифтов, винтов, повязок и бинтов, костылей и прочих товаров медицинского назначения, указанных в исковом заявлении?

При постановке такого вопроса важно следить за тем, чтобы список лекарственных средств и прочих материалов, а также даты их приобретения были четко указаны. Зачастую к исковому заявлению прилагают кассовые чеки, в которых отсутствует название лекарственного препарата или не читаема дата. В таком случае эксперт не ответит на вопрос, затребовав расшифровку.
Учитывая, что дело будет находиться в Бюро, этот вопрос лучше предусмотреть и потребовать с истца четкий перечень лекарственных и других средств медицинского назначения с указанием дат их приобретения, а листы с копиями чеков будут служить к нему приложением.

Смотрите так же:  Силос требования к качеству

Нередко этот вопрос дополняют фразой: «входят ли данные назначения в программу обязательного медицинского страхования и имел ли истец право на их бесплатное получение?» Этот вопрос не входит в компетенцию судебно-медицинской экспертизы. Решение его возможно соответствующими запросами в Минздрав Московской области, территориальные отделы ФОМС и Росздравнадзора.

  • Определить, нуждался ли И. по последствиям дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 1 января 2001 г., в: – дополнительном питании; – постороннем бытовом уходе (в какой период);
    • санаторно-курортном лечении;
    • приобретении специальных средств передвижения;
    • подготовке к другой профессии;
    • необходимости проведения мер реабилитации (занятия на тренажере, плавание в бассейне и т.п.)?

Нередко суды ставят вопрос о необходимости (показанности) какого-либо оперативного лечения больному. Как правило, этот вопрос возникает тогда, когда пострадавший отказывается от лечения в районной больнице и, не дожидаясь очереди на квоту, платно госпитализируется для оказания высокотехнологичной медицинской помощи.

  • Показано ли было проведение И. по последствиям дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 1 января 2001 г., следующих операций.

Состав экспертной комиссии.
Наличие вопроса об утрате профессиональной трудоспособности, а также о получении пострадавшим группы инвалидности требует включения в состав экспертной комиссии врача-эксперта медико-социальной экспертизы.

Так как речь почти всегда идет о травме, то в состав комиссии привлекаются врач-травматолог и врач-рентгенолог. При черепно-мозговой травме – врач-невролог. Перечисленных специалистов мы стараемся трудоустраивать в штат Бюро и при их наличии проводим экспертизу собственными силами.

В случае если речь идет о более специфическом виде травмы, требующей привлечения офтальмолога, отоларинголога, нейрохирурга и проч., эксперты ходатайствуют о привлечении внештатных экспертов.

Сроки производства экспертизы.
«Чистое» время производства такой экспертизы составляет от одного до трех месяцев, в среднем – около двух месяцев. Оно зависит от количества медицинских документов и числа привлекаемых специалистов. Экспертизы, требующие привлечения внештатных экспертов, продолжаются, как правило, несколько дольше, чем обычные.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 мая 2018 г. N 11-КГ18-2 Суд отменил принятые судебные акты об отказе в иске о назначении выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, взыскании задолженности по выплатам ежемесячной денежной компенсации и направил дело на новое рассмотрение, поскольку данный отказ со ссылкой на отсутствие документа о стойкой утрате трудоспособности при наличии всех предусмотренных законом условий для назначения спорной выплаты неправомерен

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 мая 2018 г. гражданское дело по иску Фарносовой Елены Александровны к Министерству внутренних дел по Республике Татарстан о назначении выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, взыскании задолженности по выплатам ежемесячной денежной компенсации.

по кассационной жалобе Фарносовой Елены Александровны на решение Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 19 января 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 мая 2017 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения истца Фарносовой Е.А., её представителей — Васильева А.Р. и адвоката Лукина Ю.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителей Министерства внутренних дел по Республике Татарстан Торгушиной Н.В., Яхиной Р.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Фарносова Елена Александровна обратилась 8 декабря 2016 г. в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Татарстан (далее также — МВД по Республике Татарстан) о назначении выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, взыскании задолженности по выплатам ежемесячной денежной компенсации.

В обоснование исковых требований Фарносова Е.А. ссылалась на то, что с 1993 года по 2011 год проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации. В июле 2004 года при исполнении служебных обязанностей во время нахождения в командировке на территории Северо-Кавказского региона получила травму, которая заключением Военно-врачебной комиссии медико-санитарной части МВД по Республике Татарстан от 22 сентября 2011 г. признана военной травмой.

Приказом МВД по Республике Татарстан от 29 сентября 2011 г. Фарносова Е.А. уволена из органов внутренних дел по пункту «ж» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утверждённого Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г N 4202-1 (по болезни). В марте 2012 года Фарносовой Е.А. впервые установлена II группа инвалидности с причиной заболевания «военная травма».

25 мая 2012 г. по результатам освидетельствования государственным автономным учреждением здравоохранения «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Татарстан» Фарносовой Е.А. установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 80%.

Приказом МВД по Республике Татарстан от 12 октября 2012 г. N 560 л/с Фарносовой Е.А. назначена выплата ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью, на период с 12 марта 2012 г. по 31 марта 2013 г.

При очередном переосвидетельствовании в 2013 и в 2014 годах Фарносовой Е.А. подтверждена II группа инвалидности с утратой профессиональной трудоспособности 80% сроком на один год. С октября 2014 года степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 80% установлена Фарносовой Е.А. бессрочно; с марта 2015 года установлена II группа инвалидности с причиной заболевания «военная травма» бессрочно.

Фарносова Е.А. указала, что в марте 2014 года она была уведомлена ответчиком о том, что для продолжения выплаты ей ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью необходимо предоставить справки об инвалидности, о виде получаемой пенсии, а также справку о стойкой утрате трудоспособности, которые ею были предоставлены. Однако МВД по Республике Татарстан в назначении выплат ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью Фарносовой Е.А. было отказано в связи с отсутствием данных о стойкой утрате трудоспособности. С 1 апреля 2014 г. выплата ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью Фарносовой Е.А. прекращена.

Фарносова Е.А. неоднократно обращалась в МВД по Республике Татарстан по вопросу возобновления выплаты ей ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью. Письмами МВД по Республике Татарстан от 24 июня 2015 г. и от 23 мая 2016 г. ей был дан ответ о том, что в связи с вступлением в силу Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам, утверждённой приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 18 июня 2012 г. N 590 и постановления Правительства Российской Федерации от 31 января 2013 г. N 70 «О порядке определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации», для назначения спорной компенсации Фарносовой Е.А. необходимо представить заключение учреждения медико-социальной экспертизы об установлении стойкой утраты трудоспособности.

По мнению Фарносовой Е.А., отказ МВД по Республике Татарстан в возобновлении ей выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью является незаконным, в связи с чем истец просила суд взыскать с ответчика единовременно задолженность по выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью за период с 1 апреля 2014 г. по 1 января 2017 г. в размере 929 283,81 руб.; обязать МВД по Республике Татарстан выплачивать с 1 января 2017 г. в её пользу ежемесячную денежную компенсацию в возмещение вреда здоровью в размере 28 034,21 руб. бессрочно.

Представитель ответчика МВД по Республике Татарстан исковые требования в суде первой инстанции не признал.

Решением Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 19 января 2017 г. в удовлетворении исковых требований Фарносовой Е.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 мая 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Фарносовой Е.А. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

В письменных возражениях на кассационную жалобу представитель МВД по Республике Татарстан просит в её удовлетворении отказать.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 15 декабря 2017 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 13 апреля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы и письменные возражения на неё представителя МВД по Республике Татарстан, заслушав объяснения участвующих в деле лиц, явившихся в судебное заседание, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что Фарносова Е.А. с 1993 года по 2011 год проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации. В июле 2004 года при исполнении служебных обязанностей во время нахождения в командировке на территории Северо-Кавказского региона получила травму, которая заключением Военно-врачебной комиссии медико-санитарной части МВД по Республике Татарстан от 22 сентября 2011 г. признана военной травмой.

Приказом МВД по Республике Татарстан от 29 сентября 2011 г. Фарносова Е.А. уволена из органов внутренних дел по пункту «ж» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утверждённого Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г N 4202-1 (по болезни). В марте 2012 года Фарносовой Е.А. впервые установлена II группа инвалидности с причиной заболевания «военная травма».

25 мая 2012 г. по результатам освидетельствования заключением государственного автономного учреждения здравоохранения «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Татарстан» Фарносовой Е.А. установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 80%.

Приказом МВД по Республике Татарстан от 12 октября 2012 г. N 560 л/с Фарносовой Е.А. назначена выплата ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью, в размере 80% утраченного денежного довольствия, на период установления группы инвалидности (с 12 марта 2012 г. по 31 марта 2013 г.).

При очередном переосвидетельствовании в 2013 и в 2014 годах Фарносовой Е.А. подтверждена II группа инвалидности с утратой профессиональной трудоспособности 80% сроком на один год.

Согласно заключению государственного автономного учреждения здравоохранения «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Татарстан» с октября 2014 года степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 80% установлена Фарносовой Е.А. бессрочно; с марта 2015 года Фарносовой Е.А. установлена II группа инвалидности с причиной заболевания «военная травма» бессрочно.

С 1 апреля 2014 г. ответчиком прекращена выплата Фарносовой Е.А. ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью в связи с отсутствием у неё справки о стойкой утрате трудоспособности. Как установлено судом, в октябре 2014 года Фарносовой Е.А. были представлены документы для возобновления выплаты спорной компенсации, однако МВД по Республике Татарстан в выплате было отказано в связи с отсутствием данных о стойкой утрате трудоспособности.

В ответ на обращения Фарносовой Е.А. в МВД по Республике Татарстан по вопросу возобновления выплаты ей ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью письмами МВД по Республике Татарстан от 24 июня 2015 г. и от 23 мая 2016 г. ей было сообщено, что для назначения данной компенсации необходимо представить заключение учреждения медико-социальной экспертизы об установлении стойкой утраты трудоспособности.

Как следует из материалов дела, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 февраля 2016 г. отменено решение Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 23 июня 2015 г. об удовлетворении исковых требований Фарносовой Е.А. к МВД по Республике Татарстан о признании за ней права на получение ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью и обязании ответчика выплачивать в её пользу спорную компенсацию начиная с 1 июня 2015 г. до окончания периода установления группы инвалидности. По делу было принято новое решение об отказе в удовлетворении иска. При рассмотрении дела по иску Фарносовой Е.А. к МВД по Республике Татарстан 15 февраля 2016 г. суд апелляционной инстанции в обоснование вывода об отказе в удовлетворении её требований сослался на заключение судебной медико-социальной экспертизы от 13 января 2016 г., проведённой федеральным государственным бюджетным учреждением «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда, занятости и социальной защиты Российской Федерации, согласно которому Фарносовой Е.А. не установлена стойкая утрата трудоспособности, поскольку имеющееся у неё заболевание не входит в Перечень увечий и иных повреждений здоровья, при которых сотруднику органов внутренних дел Российской Федерации устанавливается стойкая утрата трудоспособности, утверждённый постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2013 г. N 70 «О порядке определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации».

Смотрите так же:  Тестирование мгу на гражданство

При рассмотрении настоящего дела, разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Фарносовой Е.А. о взыскании с ответчика единовременно задолженности по выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью за период с 1 апреля 2014 г. по 1 января 2017 г. и обязании выплачивать с 1 января 2017 г. в её пользу ежемесячную денежную компенсацию в возмещение вреда здоровью бессрочно, суд первой инстанции со ссылкой на заключение судебной медико-социальной экспертизы от 13 января 2016 г., проведённой федеральным государственным бюджетным учреждением «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда, занятости и социальной защиты Российской Федерации, которым Фарносовой Е.А. не установлена стойкая утрата трудоспособности, исходил из того, что истцом не соблюдён определённый законом порядок для назначения и выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью. Суд указал, что решение органа медико-социальной экспертизы об отказе в определении Фарносовой Е.А. стойкой утраты трудоспособности не обжаловано, следовательно при отсутствии документа о стойкой утрате трудоспособности ответчик лишён возможности назначить ей выплату спорной компенсации.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно сославшись на положения Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам, утверждённой приказом МВД России от 18 июня 2012 г. N 590 (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений), и указал, что истцом не представлены необходимые документы для решения вопроса о назначении ей спорной компенсации. Также, суд апелляционной инстанции признал несостоятельным довод Фарносовой Е.А. о её праве на получение ежемесячной денежной компенсации на основании положений статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2015 г. N 15-ФЗ «О внесении изменения в статью 43 Федерального закона «О полиции», указав, что данная норма не может быть применена к возникшим правоотношениям, поскольку истцу размер ежемесячной денежной компенсации на момент вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2015 г. N 15-ФЗ определён не был, а срок выплаты ранее назначенной компенсации истёк. Истец, по мнению суда апелляционной инстанции, приобрела право на выплату спорной компенсации с 24 февраля 2016 г. (с момента вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2015 г. N 15-ФЗ), между тем реализация права на её назначение предполагает заявительный характер, однако данный порядок истцом не соблюдён, в связи с чем оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Право на получение ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью при исполнении служебных обязанностей, возникло у Фарносовой Е.А. на основании норм Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» (далее — Федеральный закон «О полиции»).

Частью 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» (в редакции, действовавшей до 24 февраля 2015 г.) предусматривалось, что в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц.

Действие положений указанной нормы распространяется на сотрудников органов внутренних дел, не являющихся сотрудниками полиции (часть 2 статьи 56 Федерального закона «О полиции»).

Во исполнение статьи 43 Федерального закона «О полиции» приказом МВД России от 18 июня 2012 г. N 590 утверждена Инструкция о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам.

Подпунктом «а» пункта 23 названной инструкции (в редакции на момент назначения Фарносовой Е.А. ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью 12 октября 2012 г.) было предусмотрено, что для решения вопроса о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации кадровым подразделением в комиссию представляются заявление гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел Российской Федерации, о выплате ежемесячной денежной компенсации с приложением копии выписки из акта освидетельствования в государственной медико-социальной экспертной комиссии, документов об установлении стойкой утраты трудоспособности в процентах, группы инвалидности и их причине.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2013 г. N 70 «О порядке определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации», вступившим в силу 19 февраля 2013 г., утверждены Правила определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, согласно которым стойкая утрата трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации определяется учреждениями медико-социальной экспертизы.

Как установлено судом, 25 мая 2012 г. по результатам освидетельствования заключением государственного автономного учреждения здравоохранения «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Татарстан» Фарносовой ЕЛ. установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 80%.

Также, согласно заключению государственного автономного учреждения здравоохранения «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Татарстан» с октября 2014 года степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 80% установлена Фарносовой Е.А. бессрочно. Процент утраты профессиональной трудоспособности определён экспертным учреждением на основании Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789, и в соответствии с Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, утверждёнными постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56.

На момент обращения Фарносовой Е.А. в суд с требованиями о назначении выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, взыскании задолженности по выплатам ежемесячной денежной компенсации (8 декабря 2016 г.) приказом МВД России от 22 апреля 2015 г. N 459 в подпункт «а» пункта 23 Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам», утверждённой приказом МВД России от 18 июня 2012 г. N 590, были внесены изменения, в соответствии с которыми исключалось требование о необходимости предоставления сотрудником органов внутренних дел документов об установлении стойкой утраты трудоспособности в процентах при решении вопроса о назначении ему ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью.

Принимая во внимание, что процент утраты профессиональной трудоспособности впервые установлен Фарносовой Е.А. до введения постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2013 г. N 70 «О порядке определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации» иного порядка определения стойкой утраты трудоспособности при назначении ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью сотрудникам органов внутренних дел, а также то обстоятельство, что ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда здоровью была назначена ей приказом МВД по Республике Татарстан от 12 октября 2012 г. N 560 л/с с учётом установленного размера утраты профессиональной трудоспособности (80%), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что у ответчика отсутствовали законные основания для повторного направления Фарносовой Е.А. на медико-социальную экспертизу с целью определения стойкой утраты ею трудоспособности при решении вопроса о возобновлении выплаты Фарносовой Е.А. ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью.

Федеральным законом от 12 февраля 2015 г. N 15-ФЗ «О внесении изменения в статью 43 Федерального закона «О полиции» (далее — Федеральный закон от 12 февраля 2015 г. N 15-ФЗ) внесены изменения в часть 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции», вступившие в силу с 24 февраля 2015 г.

Частью 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» в редакции Федерального закона от 12 февраля 2015 г. N 15-ФЗ предусмотрено, что при установлении гражданину Российской Федерации, уволенному со службы в полиции, инвалидности вследствие военной травмы, полученной в связи с выполнением своих служебных обязанностей и исключившей возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему в порядке, который определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, выплачивается ежемесячная денежная компенсация с последующим взысканием выплаченных сумм указанной компенсации с виновных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Размер ежемесячной денежной компенсации исчисляется исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий, с применением следующих коэффициентов:

1) в отношении инвалида I группы — 1;

2) в отношении инвалида II группы — 0,5;

3) в отношении инвалида III группы — 0,3.

В отличие от ранее действовавшего порядка, предусматривавшего согласно части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» назначение и выплату ежемесячной денежной компенсации сотруднику органа внутренних дел исходя из размера утраченного им денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности, новой редакцией части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» размер выплаты ежемесячной денежной компенсации сотруднику устанавливается исходя из размера оклада месячного денежного содержания и ежемесячной надбавки к окладу за стаж службы, с применением соответствующих коэффициентов в зависимости от установленной ему группы инвалидности.

Статьёй 2 Федерального закона от 12 февраля 2015 года N 15-ФЗ предусмотрено, что в случае, если размер ежемесячной денежной компенсации, выплачиваемой в соответствии с частью 6 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» гражданину Российской Федерации, уволенному со службы в полиции, превышает размер ежемесячной денежной компенсации, исчисленный в соответствии с частью 6 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» (в редакции настоящего Федерального закона), ежемесячная денежная компенсация выплачивается указанному гражданину в размере, который причитался ему до дня вступления в силу настоящего Федерального закона. Выплата ежемесячной денежной компенсации в таком размере производится до дня возникновения у указанного гражданина права на получение ежемесячной денежной компенсации в большем размере.

Таким образом, приведённые нормативные положения статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2015 года N 15-ФЗ предусматривают возможность изменения размера выплачиваемой уволенному со службы в органах внутренних дел гражданину ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью только в сторону увеличения, исходя из принципа сохранения им права на получение такой компенсации в размере, установленном законодательством, действовавшим на момент её назначения, и не допускают снижения ранее определённого размера ежемесячной денежной компенсации.

С учётом того, что полученная Фарносовой Е.А. травма привела к невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью и повлекла увольнение её со службы по болезни, а также того, что истцу уже установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 80% бессрочно на основании проведённой судебно-медицинской экспертизы, определена II группа инвалидности в связи с военной травмой бессрочно, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признаёт неправомерным отказ судебных инстанций со ссылкой на отсутствие документа о стойкой утрате трудоспособности в удовлетворении исковых требований Фарносовой Е.А. о выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью как бывшему сотруднику органов внутренних дел, получившему травму при исполнении служебных обязанностей, при наличии всех предусмотренных частью 6 статьи 43 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» (как в редакции, действовавшей на момент прекращения выплаты спорной компенсации, так и в редакции Федерального закона от 12 февраля 2015 года N 15-ФЗ) условий для назначения спорной выплаты.

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статьи 387 ГПК РФ, является основанием для отмены указанных судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

решение Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 19 января 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 мая 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Вахитовский районный суд г. Казани Республики Татарстан.