Теория компенсации в специальной психологии 588

Компенсация как замещение или перестройканарушенных или недоразвитых функций организма; сложный, многообразный процесс приспособляемости организма вследствие врожденных или приобретенных аномалий.

Л.С. Выготский о дефекте и компенсации: влияние дефекта всегда двойственно и противоречиво: с одной стороны, он ослабляет организм, подрывает его деятельность, является минусом; с другой – именно потому, что он затрудняет и нарушает деятельность организма, он служит стимулом к повышенному развитию других функций организма, он толкает, побуждает организм к усиленной деятельности, которая могла быкомпенсировать недостаток, преодолеть затруднения; минус дефекта превращается в плюс компенсации, т.е. недостаток оказывается стимулом повышенного развития и деятельности.

Два основных вида компенсации: прямая, или органическая, и непрямая, или психическая. Прямая – при повреждении или удалении одного из парных органов (например, при удалении одной почки, одного легкого, другой оставшийся парный орган компенсаторно развивается и принимает функции больного органа. Непрямая, когда прямая компенсация невозможна, задачу берет на себя центральная нервная система и психический аппарат человека, создавая над больным или недостаточным органом защитную надстройку из высших функций, обеспечивающих его работу. По мнению А.Адлера, ощущение дефективности органов служит для индивида постоянным стимулом к развитию психологии.

Опора не непрямую, психическую компенсацию при воспитании ребенка с тем или иным физическим дефектом, так как прямая, органическая, компенсация слепоты, глухоты и т.п. недостатков невозможна.

Теория компенсации психических функций Л. С. Выготского;

В теории компенсации психических функций Л. С. Выготского можно выделить ряд важных положений.

Первое. Л. С. Выготский придавал большое значение включе­нию детей с нарушениями психического развития в разнообраз­ную социально значимую деятельность, созданию активных и дей­ственных форм детского опыта. При выпадении из нормального функционирования какого-либо органа чувств другие органы на­чинают выполнять те функции, которые у нормального человека ими обычно не исполнялись. Так, у глухого человека зрение игра­ет иную роль, чем у человека с сохранными органами чувств, так как оно должно содействовать восприятию и переработке огром­ного количества информации, которую глухой другим путем по­лучить не может. Сущность работы с детьми, имеющими недостат­ки слуха, заключается не столько в развитии у них оставшихся органов восприятия, сколько в создании активных, действенных форм детского опыта.

Второе. Л. С. Выготский ввел понятие о структуре дефекта, о системном характере нарушений. Это положение является ключе­вым при организации необходимых условий обучения и воспита­ния, условий, способствующих успешной компенсации.

Педагогическое воздействие в первую очередь направлено на пре­одоление и предупреждение вторичных дефектов. С его помощью может быть достигнута значительная компенсация нарушенных функций.

Своеобразие структуры психического развития глухого ребенка можно представить в следующем виде: первичный дефект — нару­шение слуха, вторичное отклонение — нарушения в развитии речи или отставание в нем, отклонения третьего порядка — своеобраз­ное развитие всех познавательных процессов — восприятия, памя­ти, воображения, мышления, отклонения четвертого порядка — нарушения в развитии личности.

Третье. Л.С.Выготский сформулировал положение о связи задач общего воспитания и специальных методик, подчинение спе­циального воспитания социальному, их взаимозависимость. При этом необходимость специального воспитания не отрицалась: обу­чение детей с любыми нарушениями требует специальной педаго­гической техники, особых приемов и методов. Например, при на­рушении слуха обучение детей устной речи становится не только специальным вопросом методики формирования ее артикуляции, но и центральным вопросом сурдопедагогики. Глухота и даже не­значительные нарушения слуха, по мнению Л. С. Выготского, ока­зываются для человека большим несчастьем, поскольку изолиру­ют его от общения с другими людьми, препятствуют установле­нию социальных связей. Следует как можно раньше так организо­вать жизнь ребенка с нарушенным слухом, чтобы речь была ему нужна и интересна.

Развитие человека происходит путем присвоения исторически выработанных форм и способов деятельности. Побудительные фак­торы развития приводятся в движение деятельностью субъекта, которая возникает в ответ на появление потребности. Потребно­сти, в свою очередь, формируются в процессе психического разви­тия ребенка, одна из первых и важнейших потребностей — по­требность в общении со взрослым. На ее основе младенец вступает в практическое общение с людьми, отношения и способы взаимо­действий с которыми в дальнейшем усложняются (используются предметы, знаковые системы).

В сурдопедагогике это положение Л. С. Выготского было разви­то и реализовано С. А. Зыковым, разработавшим и обосновавшим коммуникационную систему обучения глухих детей словесной речи. Глухие дети должны усваивать язык как средство общения, пользо­ваться им на всех этапах обучения и в условиях социального взаи­модействия. Для возникновения и развития потребности в обще­нии организуется предметно-практическая деятельность.Четвертое. Основной путь к компенсации людей с различ­ными нарушениями развития Л.С.Выготский видел во включе­нии их в активную трудовую деятельность, которая обеспечивает возможность формирования высших форм сотрудничества. Л. С. Вы­готский высоко оценивал потенциальные возможности компенса­ции у людей с нарушениями слуха, при этом считал, что таким людям доступны очень многие виды трудовой деятельности за ис­ключением некоторых областей, непосредственно связанных со звуком. При правильном подходе к делу именно благодаря вклю­чению в трудовую деятельность создаются условия для полно­ценной интеграции в общество. Включение людей с недостатками слуха в активную трудовую жизнь вместе со слышащими — вот главное направление компенсаторной работы. Расширение списка специальностей, рекомендуемых для глухих людей, которое бази­руется на знании их психофизиологических особенностей и воз­можных ограничений, было достигнуто в работах, проведенных под руководством А. П. Гозовой.

Пятое. Глубокий научный и практический смысл имеет поло­жение Л. С. Выготского о том, что «сама по себе слепота, глухота и тому подобные частные дефекты не делают еще носителя их де­фективным». По его мнению, судьбу личности решает не дефект сам по себе, а его социально-психологическая реализация. Поэто­му говорящий глухой, участвующий в общей жизни и восприни­мающий ее во всей полноте и многообразии, не будет сам ощу­щать своей неполноценности и не даст для этого повода другим. При анализе теории А.Адлера Л.С.Выготский отрицательно оце­нивал спонтанность возникновения стремления к сверхкомпенса­ции. Положительной стороной идеи сверхкомпенсации он считал оценку не страдания, а усилий, направленных на его преодоление.

Компенсаторные возможности индивида полностью раскрыва­ются только при условии, когда дефект становится осознанным. Сверхкомпенсация, с одной стороны, детерминируется характером, степенью дефекта и резервными силами организма, а с другой — внешними условиями. Это положение ярко иллюстрируют слова К. Э. Циолковского, который с детства имел нарушенный слух: «Глу­хота была моим погоняем, кнутом, который гнал меня всю жизнь. Она отдаляла меня от людей, от шаблонного счастья, заставила меня сосредоточиться, отдаться своим навеянным наукой мыслям. Без нее я никогда бы не сделал и не закончил столько работ» (Жизнь глухих. — 1967. — № 1. — С. 11). Таким образом, в процессах ком­пенсации участвуют и биологические и социальные факторы.

В дальнейшем в работах отечественных психологов (А. Р. Лурия, Б.В.Зейгарник, В.В.Лебединского) была продолжена разработка проблем компенсации психических функций; вопросы компенса­ции глухоты разрабатывались в исследованиях И.М.Соловьева, Ж. И. Шиф, А. И. Гозовой, Т. В. Розановой, Н. В.Яшковой и других.

Практическая реализация основных положений Л. С. Выготско­го была осуществлена отечественными сурдопедагогами Ф. Ф. Pay, С. А. Зыковым, К. А. Волковой, Е. П. Кузьмичевой, Э.И.Леонгард, Г.Л.Выгодской, Г.Л.Зайцевой и другими.

5. Параметры, определяющие тип нарушения психичес­кого развития (дизонтогенез) по В. В.Ле­бединскому

Положения Л. С. Выготского легли в основу выделенных В. В.Ле­бединским параметров, определяющих тип нарушения психичес­кого развития (дизонтогенез). В соответствии с этими параметрами психическое развитие лиц с недостатками слуха относится к дефи-цитарному типу дизонтогенеза. Рассмотрим его особенности по от­дельным параметрам.

Первый параметр связан с функциональной локализа­цией нарушения и определяет его вид — общий дефект, связан­ный с нарушением регуляторных систем (корковых и подкорко­вых), или частный дефект, обусловленный недостаточностью от­дельных функций. Общие и частные нарушения выстраиваются в определенную иерархию. Поскольку нарушения в деятельности ре­гуляторных систем в той или иной степени влияют на все аспекты психического развития, недостатки слуха как частные нарушения можно компенсировать из-за сохранности регуляторных или других частных систем в условиях адекватного обучения и воспитания.

Второй параметр — время поражения — обуславливает характер нарушения психического развития. Чем раньше произошло поражение (врожденная или рано приобретенная глухота), тем вероятнее явление недоразвития психических функций; при позд­нем возникновении нарушения возможны повреждения психичес­ких функций с распадом их структуры (в случае несвоевременного начала коррекционной работы у позднооглохших детей).

В ходе психического развития каждая функция проходит сензитивный период, который отличается не только наиболее интен­сивным развитием данной функции, но и наибольшей ее уязви­мостью по отношению к воздействиям. Неустойчивость психичес­ких функций может привести к явлениям регресса — возврата функ­ции на более ранний возрастной уровень — или к явлениям рас­пада, т.е. грубой дезорганизации. По мнению В.В.Лебединского, нарушение в развитии никогда не имеет равномерного характера: в первую очередь страдают те психические функции, которые в это время находятся в сензитивном периоде, затем — функции, непосредственно связанные с поврежденной. Поэтому у детей с недостатками слуха одни функции будут относительно сохранны­ми (например, зрительное восприятие, вибрационная чувствитель­ность), другие — в разной степени задержанными (например, ося­зание, развитие движений).

Третий параметр вытекает из идеи Л. С. Выготского о си­стемном строении нарушения и характеризует взаимоотношения между первичными и вторичными дефектами. Нарушение слуха как первичный дефект ведет к недоразвитию речи как психической функции, связанной с пострадавшей наиболее тесно, а также к замедлению развития других функций, связанных с пострадав­шей опосредованно.

Четвертый параметр — нарушение межфункциональных взаимодействий. В психическом развитии ребенка выделяются та­кие типы взаимодействий психических функций, как временная независимость функций, ассоциативные и иерархические связи. Вре­менная независимость функций характерна для ранних этапов он­тогенеза, например относительная независимость развития мыш­ления и речи до двухлетнего возраста. У детей с недостатками слу­ха, особенно у ранооглохших, эта независимость в развитии мыш­ления и речи может сохраняться намного дольше. С помощью ас­социативных связей разномодальные чувственные впечатления объединяются в одно целое на основе пространственно-времен­ной близости (например, образ дома, времени года). Самый слож­ный — иерархический — тип взаимодействия обладает высокой пластичностью и устойчивостью, которые позволяют в случае не­обходимости произвести компенсаторную перестройку психичес­кой функции (Н.А.Бернштейн, 1966).

Смотрите так же:  Исковое заявление о взыскании утс по осаго 2019

Перестройка и усложнение межфункциональных взаимодей­ствий происходят в определенной последовательности, при этом каждая из психических функций имеет свой цикл развития, в котором чередуются периоды более быстрого и более медленного их формирования. У людей с недостатками слуха наблюдаются нарушения межфункциональных взаимодействий, возникновение диспропорций в психическом развитии, например несоразмер­ности в развитии наглядно-образного и словесно-логического мышления, формировании письменной и устной речи (И. М. Со-ловьев, 1971).

Другие нарушения межфункциональных взаимодействий будут охарактеризованы при анализе развития познавательной сферы детей с нарушениями слуха.

1.Определите понятие «компенсация психических функций».

2.Какие теории компенсации глухоты вы знаете? Раскройте их сущность.

3.Что нового внес Л.С. Выготский в решение проблемы компенса­ции психических функций при разных типах нарушений психического развития?

4.К какому типу дизонтогенеза относится психическое развитие при нарушении слуха?

5.Охарактеризуйте данный тип по его основным параметрам.

6.Приведите примеры сверхкомпенсации при нарушении слуха — из жизни, из художественной литературы, из литературы по специальной педагогике и психологии.

Раздел 2. Влияние снижения слуха на развитие психических процессов у ребенка с нарушенным слухом.

Теория компенсации: Виталий Куренной о том, как суррогаты помогают бороться с неопределенностью

Alexey Pavperov

В постоянно меняющемся, нестабильном обществе человеку нужны границы для определения собственного места в истории и фиксирования своей социальной роли. Для этого он может прибегать к суррогатам и упрощенным средствам ориентации. Об этом философ Виталий Куренной рассказал сайту «Постнаука», а «Теории и практики» записали основные тезисы.

Теория компенсаций разрабатывалась группой авторитетных немецких ученых во главе с Яхимо Риттером. Они внесли ощутимый вклад в европейскую послевоенную философию — но, к сожалению, почти неизвестны в России. Теория компенсаций является расширением более общей цивилизационной теории, которая утверждает, что общественные процессы в мире протекают гомогенно и однонаправленно. Они нацелены на расширение пространства рациональности во всех сферах жизни — в науке, культуре, финансах, повседневности — но в разных местах протекают с разной скоростью.

Теория компенсаций призвана объяснить запрос на иррациональные средства ориентации в мире, которые, казалось бы, должны идти вразрез с опытом, образованием и окружением современных людей. Один из самых простых примеров — гороскопы. Также можно упомянуть рецидивы национализма или потребность в повествовательных исторических нарративах. Если вы зайдете в любой книжный магазин Москвы, вы обнаружите обширную секцию исторической литературы, как правило, довольно низкого качества, которая все равно будет пользоваться успехом.

«Мир кажется все более нестабильным и непонятным, поэтому люди стараются компенсировать это при помощи суррогатов и упрощенных средств ориентации. Потребность в исторических нарративах объясняется необходимостью поставить себя в некоторые рамки повествования, найти свое место в историческом процессе»

Вследствие того, что темпы изменений и появления инноваций в окружающем мире все время ускоряются, горизонт нашего существования начинает сужаться. Мир кажется все более нестабильным и непонятным, поэтому люди стараются компенсировать это при помощи суррогатов и упрощенных средств ориентации. Потребность в исторических нарративах объясняется необходимостью поставить себя в некоторые рамки повествования, найти свое место в историческом процессе. Исходя из этого, кажется, что тезис постмодернистов о конце больших нарративов не совсем соответствует базовым основам модернистского общества.

Необычайно востребованной вновь становится классика. Человеку необходимы определенные культурные якоря, за которые можно ухватиться в условиях экзистенциальной неопределенности. Ускорение мира формирует сложность в отборе качественной продукции, поэтому общество все чаще обращается к классическим произведениям. Также компенсация может выражаться в политических явлениях. Национализм в данном случае помогает человеку зафиксировать одну из его постоянно меняющихся социальных ролей, сделать ее независимой и несменной. А поддержка политики «сильной руки» формирует политический миф, создающий иллюзию возможности удержания ситуации под контролем.

Важно понимать, что подобные компенсации — всего лишь спутники модернизационного процесса, а не уникальные цивилизационные особенности. Узнать об этом подробнее, а также полностью посмотреть лекцию Виталия Куренного можно на сайте «Постнауки».

Теория социальной компенсации Л.С. Выготского

Проблема компенсации дефекта нашла отражение в большинстве работ Л.С. Выготского, посвященных проблемам дефектологии.

Л.С. Выготский выдвинул положение, согласно которому задачей педагогики является компенсация вторичных дефектов доразвитием высших психических функций. То есть он противопоставил первичный и вторичный дефекты и ограничил функции педагога и психолога.

Компенсация психических функций (от лат. compensatio – уравновешивание, уравнивание) – возмещение недоразвитых или нарушенных психических функций путем использования сохраненных или перестройки частично нарушенных функций.

Теория компенсации органично входила в исследуемую Выготским проблему развития и распада высших психических функций. Уже в 20-х гг., Л.С. Выготский выдвинул и обосновал необходимость социальной компенсации дефекта как задачи первостепенной важности: «Вероятно, человечество победит раньше или позже и слепоту, и глухоту, и слабоумие, но гораздо раньше оно победит их социально и педагогически, чем медицински и биологически».

Всякий телесный недостаток не только изменяет отношение человека к физическому миру, но сказывается также на отношениях с людьми. Дефективный ребенок есть прежде всего особенный ребенок, к нему складывается исключительное, не обычное, не такое, как к другим детям, отношение. Его несчастье раньше всего изменяет его социальную позицию, социальную установку в среде. Все связи с людьми, все моменты, определяющие место человека в социальной среде, его роль и судьбу как участника жизни, все функции общественного бытия перестраиваются; физический дефект вызывает как бы социальный вывих. Дефект сам по себе еще не есть трагедия. Он есть только предлог и повод для возникновения трагедии. «Причитания и вздохи, — говорит А.М. Щербина, — сопровождают слепого в течение его жизни; таким образом, медленно, но верно совершается огромная разрушительная работа» (1916. С. 39).

Сам по себе органический дефект (слепота, глухота и т. п.) есть факт биологический. Но воспитателю приходится иметь дело не столько с этими фактами самими по себе, сколько с их социальными последствиями. Когда перед нами слепой ребенок как объект воспитания, здесь приходится иметь дело не столько со слепотой, сколько с теми конфликтами, которые возникают у такого ребенка при вхождении в жизнь. Поэтому воспитание дефективного ребенка есть социальное воспитание. Так же точно и процессы компенсации, возникающие у такого ребенка под влиянием дефекта, направляются в основном не по линии органического восполнения недостатка (что невозможно), а по линии психологического преодоления, замещения, выравнивания дефекта, по линии завоевания социальной полноценности или приближения к ней. Дефект, как сказано выше, есть не только минус, недостаток, слабость, но и плюс, источник силы и способностей, стимул к компенсации. Одновременно с дефектом даны и психологические тенденции противоположного направления, даны силы для преодоления этого дефекта. Наука указывает путь для воспитания дефективного ребенка: надо построить весь воспитательный процесс по линии естественных тенденций к компенсации дефекта.

Дата добавления: 2015-04-19 ; просмотров: 2341 . Нарушение авторских прав

§ 13.1. Теория компенсации как психологическая основа коррекционно-воспитательного процесса в школе для детей с нарушениями слуха

Полная компенсация происходит тогда, когда у личности развито чувство общности; дефект слуха осознается как своя индивидуль- ность; стремление к превосходству выражено в прагматическом виде — стремления к стандартам большинства, стремления преодолеть ограничения через позитивный стиль жизни, не более. Он не стремится к превосходству, его достижение — быть не хуже большинства. Г лухой овладевает вербальными средствами коммуникации, чтобы включиться в разнообразную и социально полезную деятельность. Одновременно такой глухой гармонично идентифицирует себя с сурдостатусом, интегрируется в соответствии и адекватно ситуации либо в общество слышащих, либо в субкультуру глухих Он самостоятельно обеспечивает себя на основе профессиональной деятельности, строит семью, водит машину, занимается спортом и т.д. О многочисленных житейских и поучительных биографиях глухих, ведущих самостоятельный и незави
симый образ жизни, можно узнать из материалов российского журнала для глухих «В едином строю». Вот как описывается в этом журнале стиль жизни глухого водителя автобуса из Финляндии: «В 23 года Паули вместе с группой инвалидов по слуху добивается разрешения в порядке исключения посещать курсы обучения на водителей автобусов. И вот уже четвертый год Паули возит пассажиров в различные города своей страны. за рубеж. — А как ты общаешься со своими пассажирами? -спрашивали мы его. — Ноу проблем! По губам, по карте, письменно. У меня есть специальный значок о том, что я не слышу. » [из журнала «В едином строю». — 2001. — № 11].
Неполная компенсация происходит чаще всего в случае неразвитого (невоспитанного) чувства общности ни с сурдокультурой, ни со слышащим большинством, а осознание дефекта слуха приобретает характер комплекса неполноценности; стиль жизни отличается депрессивными тенденциями, коммуникативной тревожностью, напряженностью, неуверенностью в себе, несмотря на то, что при этом глухой человек имеет профессию, обеспечивая самостоятельно свою жизнедеятельность, ведет нормативный образ жизни. Примерно так описывают глухого, неполно скомпенсированного в этой жизни, неслышащие ученые-исследователи В. З. Базоев и В. А. Паленный: «Глухой одинок в толпе, он находится за барьером тишины и наблюдает за окружающим, как сквозь стекло. Со слышащими. меня часто охватывает страх: а вдруг тебя не поймут. Знакомиться с новыми людьми не могу, испытываю комплекс, теряюсь при вопросе: а почему говоришь с акцентом?» [8; с. 504].
Сверхкомпенсация: этот тип компенсации избирает глухой с развитым чувством общности и выраженным стремлением к превосходству, к высоким планкам, не уступающим планкам успеха слышащего большинства; несмотря на дефект слуха, он желает самореализоваться и находит выход в творческой деятельности. История знает немало неслышащих людей, избравших данный стиль жизни. Это композитор Л. Бетховен, художник Ф. Гойя, скульптор В. И. Мухина, актер

А. А. Остужев, ученый К. Э. Циолковский, астроном Дж. Гудрайк, кандидат педагогических наук И. Цукерман, доктор исторических наук М. Диманис, кандидат технических наук Д. Сметанин и др.
В своем знаменитом свидетельстве К. Э. Циолковский раскрыл психологическое содержание явления сверхкомпенсации: «Г лухота была моим погоняем, кнутом, который гнал меня всю жизнь. Она отдаляла меня от людей, от шаблонного счастья, заставила меня сосредоточиться, отдаться навеянным наукой мыслям. Без нее я никогда бы не сделал и не закончил столько работ» [Цит. по: Жизнь глухих. — 1967. — № 1. — С. 11.].
Мнимая компенсация. Это бегство в болезнь, которое воплощено в двух формах. Первая — особая ипохондрическая реакция типа аноми. (смирение перед особо тяжелой болезнью, глубоким дефектом; потеря перспективы; отгороженность или равнодушие). Вторая форма мнимой компенсации — стремление и умение найти социальную выгоду от дефекта. Психологической базой мнимой компенсации является неразвитое чувство общности с миром, эгоизм; острое или сосредоточенное переживание дефекта в сочетании с отсутствием стремления к успеху и/или к превосходству. Примером могут служить взрослые неработающие глухие, живущие на пенсию или в семье, на иждивении родителей, родственников.
Если говорить о психологическом содержании цели воспитания в школе для глухих и слабослышащих, то ориентиром в постановке этой цели может плодотворно служить описанная выше теория компенсации: педагогический коллектив должен подготовить выпускника к самостоятельной жизнедеятельности на уровне полной компенсации и сверхкомпенсации и предупредить формирование личности неслышащего по типу неполной и мнимой компенсации.
Вопросы и задания Раскройте на психофизиологическом и социально-психологическом уровне понятие «компенсация». Каковы психологические механизмы полной компенсации? Приведите примеры данной модели поведения из жизни лиц с отклонениями в развитии. Каковы психологические механизмы сверхкомпенсации? Приведите примеры данной модели поведения из жизни лиц с отклонениями в развитии. Исходя из теории компенсации сформулируйте психологические цели воспитания детей с нарушениями слуха. На педагогической практике в специальном (коррекционном) образовательном учреждении, используя метод наблюдения, выявите детей, копинг-стратегия поведения которых соответствует таким типам компенсации, как неполная компенсация, мнимая компенсация, сверхкомпенсация, полная компенсация.

Смотрите так же:  Как написать приказ на совмещение должности

Компенсация отклонений в развитии. Л.С.Выгодский о дефекте и компенсации. Компенсанаторные механизмы. Декомпенсация. Гиперкомпенсация.

Компенсация – это возмещение недоразвитых или нарушенных функций путем использования сохранных или перестройки частично нарушенных функций. При компенсации возможно вовлечение новых нервных структур, которые раньше не участвовали в ее осуществлении.

Любая ….. система должна обладать определенным запасом прочности на случай резких неблагоприятных изменений во внешней или внутренней среде. Его обеспечивают процессы адаптации и компенсации.

Общее: эффект приспособления

Различное: адаптация включается когда нарушается равновесие между организмом и средой в результате изменений в среде. Баланс достигается внутренним изменением индивида, он должен отказаться от прежнего исходного состояния.

Компенсация – начинается в результате изменений в самом индивиде. Баланс возможен при условии полного или частичного возвращения к исходному состоянию.

Адаптация и компенсация едины, но разнонаправлены и в онтогенезе развиваются неравномерно.

В начале адаптационные процессы обгоняют формирование компенсаторных, по мере взросления они приблизительно уравниваются, по мере старения сначала ослабевают адаптационные процессы, позже компенсаторные.

Компенсация дефекта рассматривается как сложный синтез социальных и биологических факторов, определяющими среди которых является деятельность и социальные отношения, в которые вступает Ч в процессе этой деятельности.

В результате первичного нарушения в организме возникают различного рода перестройки и замещения функций, в основе которых в общебиологическом смысле лежит мобилизация резервных возможностей ЦНС, сложившихся в ходе онтогенеза и филогенеза. В тоже время компенсаторная перестройка функций у Ч в отличии от животных носит качественно иной характер. На биологическом уровне компенсаторные процессы преимущественно автоматичны и бессознательны. У человека процессы компенсации заключаются не столько в биологической адаптации организма, сколько в формировании способности действий и усвоения соц-го опыта в условиях сознательной целенаправленной деятельности. Формирование способов усвоения базируется на использовании не элементарных функции, а высших форм психической деятельности. Ведущую роль в процессах компенсации играет сознание, обусловленное социальными отношениями. Таким образом компенсация у человека связана с развитием всех сторон личности.

История развития теорий компенсации основывается на философских идеях о сущности Ч и связана с развитием научных физиологических исследований о возможностях человеческого организма и закономерности его функционирования.

Литвак выделяет 4 этапа развития представления о компенсации:

1. компенсацию как проявление высших духовных сил (все в воле божьей);

2. как чисто биологическое развитие и автоматическое «изощрение» сохранных анализаторов;

3. социологизаторское направление;

4. этап материалистического детернинизма.

В основе всех теорий выявилось два направления истолкования компенсации:

1. опора Ч с недостатками развития на деятельность сохранных анализаторов:

2. использование высших психических функций.

Для П конца 19 века начала 20 века нехарактерно было рассмотрение психики человека и ее формирование как результата общественно-исторического развития, утверждение независимости психики от внешнего мира.

Общие взгляды на Ч как существо только биологическое сформировали биологизаторское направление в теории компенсации. Среди многочисленных попыток объяснить эти процессы биологическими факторами известно учение, согласно которому. Выпадение того или иного вида ощущений влечет за собой автоматическое повышение сохранных видов чувствительности. Происходит это благодаря якобы высвобождению специфической энергии пострадавшего анализатора, которая направляется в сохранные виды чувств, за счет чего автоматически повышается их чувствительность.

Выделение биологических факторов при компенсации как основных несостоятельно, потому что органический дефект той или иной системы не может оказать глобального действия на психику. В гораздо большей мере отклонения в психоразвитии обусловлены смещением в социальных связях и отношениям создаваемых органическим дефектом.

Понимание неправомерности биологизаторского подхода привели исследования компенсации к другой крайности – социологизаторскому пониманию замещения нарушенных или утраченных функций. Истолкование положения об общественной природе Ч обусловило игнорирование природного биологического начала в Ч и закономерный вывод: компенсация отклонений психического развития возможно лишь при создании для, напр, слепых и слабовидящих условий обучения идентичных условиям обычных учащихся.

Осознание односторонности как биологизаторского, так и социологизаторского подходов к пониманию компенсации привело к попыткам объединить их. Примером может служить создание австрийским психиатром и психологом Адлером теории сверхкомпенсации. В ее основе идея о том, что наличие дефекта не только тормозит, но и стимулирует развитие психики, так как в самом дефекте сочитаются как отрицательные так и положительные потенции.

Адлер обратил внимание на то, что неполноценные органы, функции которых затруднены или нарушены вследствие дефектов обязательно вступают в конфликт с внешним миром с целью приспособиться к нему. Вследствие дефекта у индивида возникает чувство или сознание своей малоценности в отношении социальной позиции, что становиться главной движущей силой психического развития.

Сверхкомпенсация развивает предчувствие и предвидение, а также их действующие факторы: память, интуицию, внимательность, чувствительность т.е все психические явления в усиленной степени, что приводит к выработке сверхполноценности и неполноценности к превращению дефекта в одаренность, талант (Бетховен).

Современное понимание сущности и процессов компенсации строится в диалектико-материалистическом русле.

Компенсация дефекта рассматривается как сложный синтез социальных и биологических факторов, определяющими среди которых является деятельность и социальные отношения, в которые вступает Ч в процессе этой деятельности.

Теоретические основы и принципы компенсации при нарушении функций разрабатывались на основе учения Сеченова и Павлова о ВНД, психологами Выготским, Анохиным и др.

Рассматривая сущность процессов компенсации Выготский приходит к выводу о двустороннем характере последствий дефекта: с одной стороны происходит недоразвитие функций, непосредственно связанных с органическим дефектом, с другой возникают компенсаторные механизмы.

Процесс компенсации понимается Выготским, не как автоматическое замещение пострадавшей функции, а как следствие ее самостоятельного упражнения и результат воспитания сохранных сторон психики и личности ребенка.

Выготский формулирует так называемый закон превращения минуса дефекта в плюс компенсации: положительное своеобразие ребенка с отклоняющимся развитием создается в первую очередь не тем, что у него выпадают те или иные функции, но тем что их выпадение вызывает к жизни новые образования представляющие в своем единстве реакцию личности на дефект.

Достигая в своем развитии того же, что и нормальный ребенок, глухой или слепой ребенок достигает этого иным способом иными путями и средствами, поэтому особенно важно знать своеобразие пути по которому следует повести ребенка.

Процессы компенсации у детей в отличии от взрослых глубоко специфичны. У взрослых функции ЦНС уже сложились приняли характер стройной организации, что дает широкие возможности взаимозаменяемости и переключения в случае нарушения какой либо из функций. Аномальные же дети проходят особый путь психического развития, где благодаря усилиям специального обучения и воспитания формируются новые функциональные системы, развиваются способы действий и усвоения социального опыта.

Детский организм обладает огромной пластичностью и податливостью. При оценке возможностей развития функций у ребенка следует учитывать не только уже сформировавшиеся функциональные системы, но и находящиеся в стадии созревания и становления – зону ближайшего развития. В детском возрасте многие функции ЦНС находятся в стадии формирования в результате на разных стадиях развития ребенка сложившиеся механизмы компенсации изменяются и развиваются, прежде всего под влиянием обучения.

При отклоняющемся развитии сохраняются также принципы протекания нервных процессов, что и в норме. В процессе компенсации используются сохранные анализаторы, корковые замыкательные механизмы и эффекторные органы. В результате неорганизации функций образуются новые межфункциональные связи и отношения.

Перестройка функций при разных формах аномального развития ребенка обнаруживается прежде всего в изменении сигнальных систем обеспечивающих передачу внешних воздействий в кору головного мозга, и реализацию систем обратных связей, с помощью которых оцениваются, контролируются и регулируются движения. Процесс компенсации развивается одновременно по разным каналам. Взаимодействие сохранных анализаторов при перестройке функций позволяет в зависимости от условий и содержания деятельности, выполнять одну и ту же работу разными способами. Одни виды сигнализации могут быть заменены другими. При сформировавшихся способах компенсации используются вариантные приемы действий с помощью сигналов поступающих со слухового, кожного, двигательного, зрительного и других анализаторов.

Компенсация может быть внутрисистемной и межсистемной.

При внутрисистемной компенсации используются сохранные нервные элементы пострадавшей функции. Каждая система обладает такими запасными механизмами, которые в норме не всегда используются. Самые незначительные остатки зрения у практически слепых и остатки слуха у глухих имеют большое значение для ориентации и регулирования действий.

Компенсация частичного дефекта протекает по тем же законам, но в ее систему включается информация от нарушенного анализатора. В этом случае значительную роль начинает играть коррекция первичного дефекта, развитие остаточного слуха, зрения.

Межсистемная компенсация заключается в мобилизации резервных возможностей и нервных элементов в норме не включаемых в данную функциональную систему. Здесь формируются новые межанализаторные нервные связи, используются различные обходные пути, включаются механизмы адаптации и восстановления вторично нарушенных функций. Здесь также в какой-то мере используются остаточные функции поврежденных анализаторов и широко привлекаются сложившиеся в онтогенезе функциональные системы связей. Например позднооглохшие дети при развитии устной речи опираются на сложившиеся слуховые образы, которые выливаются во вновь формирующиеся динамические системы связей. Постепенно значение сигнализации с поврежденных функций снижается и привлекаются другие способы, основанные на взаимозамещении функций.

Психологическая компенсация является центральной для Ч, истинно человеческий способ восстановления нарушенных функций. Она связана способностью и адекватной оценкой своих возможностей: к постановке реальных целей и задач, с волевыми способностями. Кроме того важное значение имеют формы психологической защиты – это специальная система стабилизации личности направленная на ограждение сознания от неприятных травмирующих переживаний, связанных с состоянием тревоги, дискомфорта, внутренними и внешними конфликтами. Эти механизмы в основном бессознательны и избирательны: вытеснение, подавление, проекция, регрессия, сублимация и т.д

Смотрите так же:  Требования к институту повышения квалификации

Конинг-стратегия – поведение, совпадение сознательное усилие личности по совпадению со стрессовыми ситуациями.

Выготский выделяет несколько вариантов компенсаторного развития ребенка:

1. реальная компенсация – возникает в ответ на более или менее реально учитываемые трудности.

2. фиктивная – установка настороженности, подозрительности, мнительности как компенсация защиты себя от возникающих трудностей. Такую компенсацию можно назвать также бредовой

3. бегство в болезнь — т.е ребенок может прикрываться своей слабостью, начиная культивировать в себе болезнь, дающую ему право требовать повышенного внимания к себе

Декомпенсация – возрастные кризисы, психогенные ситуации, соматические заболевания, черепно-мозговые травмы, нервные стрессы и переутомление могут привести к срыву нервной системы и декомпенсации, когда у ребенка снижается работоспособность, нарушаются темпы развития (усвоение учебного материала замедляется, изменяется отношение к окружающим, к учебе, внимание становится неустойчивым, возможности памяти).

Гиперкомпенсация – подчеркнутая защитная компенсация имеющейся или мнимой физической или психологической неполноценности Ч, при которой Ч пытается преодолеть ее прикладываю для этого значительно большие усилия, чем требуется.

Псевдокомпенсация – шантаж окружающих своими болезнями, чтобы вызвать сочувствие и получить поблажки.

На способ компенсации влияет обстановка в которой воспитывается ребенок, а самое главное – семья.

10.Теории компенсации

Теория компенсации прошла длительный путь развития в тесной взаимосвязи с историей развития специального обучения. Долгое время основным принципом психического развития считалось саморазвитие изначально заложенных способностей, поэтому в процессах компенсации внешнее воздействие рассматривалось лишь как толчок к их спонтанному развитию. Часто роль такого толчка отводилась слову, которому приписывалось мистическое воздействие на психику человека.

Особое место в трактовке проблемы компенсации занимает теории сверхкомпенсации австрийского психолога и психиатра Адлера, который выдвинул ряд новых идей. Среди них принцип внутреннего единства психологической жизни личности и подчеркивание роли социального, а не биологического фактора в психическом развитии человека. С точки зрения Адлера, человек – самое биологическое неприспособенное существо, поэтому у него изначально возникает ощущение малоценности. Чувство малоценности особенно остро переживается в детстве, что и составляет основной двигатель психического развития ребенка, так и расхождение между тем, чего бы хотелось, создает сложное динамическое напряжение. Еще более драматично выглядят переживания своей несостоятельности детьми с тяжелыми физическими или психическими отклонениями. В этом случае возникает «комплекс неполноценности», наличие которого в зависимости от целого ряда обстоятельств может блокировать развитие, создавая почву для невроза, так и включать механизмы гиперкомпенсации.

Самоощущение неполноценности, дефективности, согласно Адлеру является для человека постоянным стимулом к развитию его психики, т.е. дефект, неприспособленность, малоценность – не только минус, но и плюс источник силы, стимул к сверхкомпенсации. Стремясь преодолеть и чувств неполноценности и самоутвердиться среди других, человек актуализирует свои творческие возможности.

В своих работах Адлер приводит много примеров гиперкомпенсации, указывая на то, что механизм ее реализации связан с естественным для человека чувством малоценности, с одной стороны, и выраженным мотивом к превосходству с другой. Стремление к превосходству понимается Адлером позитивно, как тенденция к развитию, к самосовершенствованию.

Сам Адлер неоднократно подчеркивал, что случаи гиперкомпенсации не столь многочисленны. Н, будучи даже единичными, они ценны для науки, ибо с необковенной яркостью демонстрируют скрытые возможности человеческой природы, способности личности противостоять самым неблагоприятным условием своего существования, развиваться вопреки им.

Следует особо подчеркнуть, что в отечественной психологии судьба идей Адлера складывалась непросто. Индивидуальная психология была воспринята с энтузиазмом. Пик небывалой популярности Адлера пришелся на вторую половину 20-х 15 века. Особенно сильное влияние его идей наблюдалось в специальной психологии и коррекционной педагогике. Но драматизм положения состоял в том, что положение гиперкомпенсации было понято совершенно превратно. Адлеровская психология считалась доказательством того оптимистического факта, что почти любое физическое или психическое нарушение автоматически приводит к эффекту сверх развития.

В связи с распространением извращенного толкования идей индивидуальной психологии Выготский в 1927 году опубликовал статью «Дефект и сверх компенсация». Эта работа не критического, а исключительно аналитического характера. Выготский последовательно и весьма терпеливо, судя по многочисленным повторениям воспроизводит и трактует основные положения гиперкомпенсации, предостерегая читателя от упрощенного понимания. Вряд ли можно всерьез утверждать, что патология способна стимулировать развитие. Если человек в стесненных условиях и достигает что-то, не благодаря болезни, а только вопреки ей, за счет колоссальных волевых усилий и способностей. Идея сверкомпенсации ценна тем, что она положительно «оценивает не страдание само по себе, а его преодоление; не смирение перед дефектом, а бунт против него; не слабость саму по себе, а заключенные в ней импульсы и источники силы».

Индивидуальная психология Адлера существенно обагатила практику обучения и воспитания детей с физическими и психическими нарушениями. В частности, на ее основе, разрабатывались методы эмоционального воспитания и система психологической помощи родителям.

Теория компенсации психических функций Л.С.Выготского. Л.С.Выготский с своих работах критически проанализировал существовавшие взгляды на проблему компенсации психических функций и обосновал понимание компенсации психических функций и обосновал понимание компенсации как синтеза биологического и социального факторов. По мнению Выготского, Адлер выводит основной психологический закон превращения органической неполноценности – через субъективное чувство малоценности, которое является оценкой своей социальной позиции – в стремлении к компенсации и сверхкомпенсации.

Л.С.Выготский формулирует так называемый закон превращения дефекта в плюс компенсации, согласно которому положительное своеобразие ребенка с отклоняющимся развитием создается в первую очередь не тем, что у него выпадают те или иные функции, но тем, что их выпадение вызывает к жизни новые образования, представляющие в своем единстве реакцию личности на дефект.

В процессе компенсации и коррекционного обучения формируются «обходные пути» процесса становления психики. Достигая в своем развитии того же, что и нормальный ребенок, глухой или слепой ребенок добивается этого иным способом, иными путями и средствами. Как отмечает Сорокин, нормальным путь развития считается не из-за того, что результат всегда достигается определенным образом, и не на основании того, что этот способ является наиболее экономным путем достижения нужного результата. Отклоняющиеся развитие – это развитие, вынужденное в силу неблагоприятных условий идти обходной дорогой, во многом утрачивая характеристики оптимальности. Достижение того или иного результата обходится высокой психофизиологической «ценой»; усилия, которые при этом затрачивает ребенок с отклонениями в развитии, значительно выше чем в норме.

Примером может служить способность к пространственной ориентации у лиц с глубокими нарушениями зрения. У детей, с раннего возраста лишенных зрения, интенсивно развиваются некоторые способности, достигающие минимального развития в норме. Например, «шестое чувство» как способность улавливать наличие приближающихся предметов возникает в результате развивающейся способности интегрировать раздражения, воспринимаемые сохранившимися анализаторами. Если для зрячих ориентация в пространстве относительно проста и протекает автоматически, то для слепого – это сложный акт, требующий серьезных усилий. В данном случае достижение одного и того же результата связано с различным напряжением сил, тратами нервной и психической энергии и, стало быть, имеют разную »цену». Следствием этого является увеличение нагрузки, падающее га центральную нервную систему. Не случайно многими авторами отмечается более высокая частота проявления у лиц с отклонениями в развитии невротической симптоматики, склонность к дезадаптации и снижение фрустрационной толерантности.

При рассмотрении теории компенсации психических функций Выготского можно выделить несколько важных моментов.

Во-первых, Выготский придавал большое значение включению аномальных детей в разнообразную социально-значимую деятельность, созданию активных и действенных форм детского опыта. Как говорил Выготский, при выпадении какого-либо органа чувств другие органы начинают выполнять такие функции, которые не выполняются ими обычно. Зрение у глухого человека, осязание у слепого играют не ту же роль, что и у человека с сохраненными органами чувств, так как должны воспринять и переработать огромное количество информации, которая у нормальных людей проходит другим путем. Сущность работы с детьми, имеющими какие либо нарушения, например в сенсорной сфере, должна заключаться не в развитии у них оставшихся органов восприятия, но в более активных и действенных формах детского опыта.

Во-вторых, это положение о связи общих задач воспитания и специальных методик, подчинение специального воспитания социальному, их взаимозависимость. Необходимость специально воспитания не отрицалась – обучение детей с любыми нарушениями требует специальной педагогической техники, особых приемов и методов. Например, при нарушении слуха вопрос обучения глухонемых детей устной речи становится не только специальным вопросом методики обучения его артикуляции, но и центральным вопросом сурдопедагогики. Необходимо как можно раньше так организовать жизнь ребенка с нарушенным слухом, чтобы речь была ему нужна и интересна. «Надо создавать потребность в общечеловеческой речи-тогда появиться и речь».

В-третьих, основной путь компенсации людей с различными нарушениями Выготский видел во включении их в активную трудовую деятельность, которая обеспечивает возможность формирования высших форм сотрудничества. Выготский высоко оценивал физические возможности компенсации, например, у людей с сенсорными нарушениями, при этом считал, что таким людям доступны очень многие виды трудовой деятельности, за исключением некоторых областей, непосредственно связанных с первичным нарушением. При правильном подходе к делу именно благодаря включению в трудовую деятельность открывается дверь в жизнь, создаются условия для полноценной интеграции в общество.

В-четвертых, глубокий нацчный и практический смысл имеет положение Выготского о том, что «сами по себе слепота, глухота и частые дефекты не делают еще носителя их дефективным». По его мнению, решает судьбу личности не дефект сам по себе, а его социально-психологическая реализация. Выготский считал, что компенсаторские возможности индивида полностью раскрываются только при условии, что дефект становится осознанным. При этом уровень компенсации определяется, с одной стороны, характером и степенью дефекта, резервными силами организма, а с другой стороны-внешними социальными условиями. Очень ярко это положение иллюстрируют слова Циолковского, который с детства имел нарушенный слух: «Глухота была моим погоняем, кнутом, который гнал меня всю жизнь. Она отдаляла меня от людей, от шаблонного счастья, заставила меня сосредоточиться, отдаться своим навеянным наукой мыслям. Без нее я никогда бы не сделал и не закончил столько работ». Таким образом, в процессы компенсации психических функций включаются и биологические, и социальные факторы.

Эффект приспособления ребенка с отклонениями в развитии зависит и от его индивидульных особенностей. Чем больше у него сохранных познавательных возможностей, тем выше эффект приспособления. Особое значение имеют личностные качества: интерес, положительная эмоциональная направленность на окружающий мир, способность к произвольной деятельности, активность личности.

В дальнейшем в работах отечественных психологов была продолжена разработка проблем компенсации психических функций.