А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 
Главная - С - Сергей Николаевич Сергеев-Ценский - Верю!


 
Сергей Николаевич Сергеев-Ценский Сергей Николаевич Сергеев-Ценский

Верю!


Сергей Николаевич Сергеев-Ценский. Верю!


Стихотворение в прозе


---------------------------------------------------------------------
Книга: С.Н.Сергеев-Ценский. Собр.соч. в 12-ти томах. Том 1
Издательство "Правда", Библиотека "Огонек", Москва, 1967
OCR & SpellCheck: Zmiy ([email protected]), 12 октября 2002 года
---------------------------------------------------------------------


Давали "Цыганского барона".
Это было в провинциальном городе, в жалком маленьком театре с порванными, замызганными декорациями.
Я сидел с той, которую любил когда-то и с которой мы были чужими теперь.
Впереди нас и сзади нас, сбившись в одно тяжело дышащее стадо, сидела публика. На сцене пел хор цыганок.
Неизвестно было, для кого и зачем они пели и зачем на их телах были странные, пестрые костюмы.
Хор был большой, театрик слишком мал, и звуки пения слишком громки. Они тупо скрипели, как большие пилы лесопильного завода, и вонзались в барабанные перепонки, как кривые гвозди.
Было ясно, что здесь никто не заботился об иллюзии, что никто не мог принять хористок за цыганок, что никого не обманывали их костлявые, сильно декольтированные груди, подведенные глаза и черные букли над глазами.
Когда они весело вздрагивали и все сразу подымали вверх голые руки с бубнами, мне было жутко на них смотреть. И моей соседке было также жутко, - я видел это по ее испуганным глазам.
Это была одна из тех душ, для которых тесно в жизни. Она впивала в себя впечатления жизни, как губка, но после каждого приема выжимала себя насухо и оставалась снова жадной и пустой.
Стены театра были дощатые, расписанные пестрыми букетами и плохими портретами композиторов и драматургов, и, когда в них ударялись нестройные волны звуков, казалось, колебались цветы и удивленно подымались брови у портретов.
Публика сидела густо и плотно, и в передних рядах ярко блестели почтенные лысины и жирно золотели эполеты.
И воздух в театре был жирный от женских духов, испарений и ожиданий. Весь в мишуре и блестках, в потертой синей кацавейке, Баринкай - цыганский барон - запел свою пошлую, всем давно надоевшую арию.
Пел он ее зябким жидким тенором, срывавшимся на верхних нотах, и это было противно, и противны были его шутовской наряд и накрашенное старое лицо с лихими усами.
Капельмейстер оркестра качал вправо и влево седой кудлатой головою, а около него, точно откуда-то из бездны, подымался и качался безобразно-огромный гриф контрабаса.
Я вспомнил, как в детстве видел издыхающего грача. Он сидел под кустом бузины и тяжело дышал, то подымая, то вытягивая шею.
Тогда было ненастное, плаксивое утро. Чуть темнели вдали, выплывая из тумана, свежевспаханные поля, чуть золотели расцвеченные осенью деревья.
И театральный зал был похож на это утро, а капельмейстер и гриф контрабаса - на этого грача.
Мне казалось даже, что на этого грача был похож и я сам, не потому, что издыхал, а потому, что задыхался, - и это было почти одно и то же.





Страницы (5) : Полный текст книги


1 2 3 4 5
Тем временем:

Ползут все выше Бюргерские туши. Не зная, Что на роковой черте Путь преградят им Люди Те, Чьи души Подобны этой Горной высоте. Здесь вздрагивали Даже ледники От грозных схваток, От сплошных атак. Хваленые немецкие Стрелки, Зажатые В наш огненный кулак, Сдавались в плен, Летели в пропасть с круч, Под наши пули, Обезумев, шли. Клубился дым На фоне черных туч И таял где-то В снеговой дали. Арийцы снова Убедились здесь, Что на земле Стальные люди есть, Которые книг на кострах Не жгут, Из кожи пленных Не сплетают жгут, Не душат в газокамерах Детей. Но только тронуть их Рукой посмей- Подымутся они Громадой всей, Громоотводом Родины своей. Закрыты все дороги, Все пути. Как высшее возмездье - Царство льда. Сюда пришел - Отсюда не уйти, Не выбраться отсюда Никогда. Пробиться не сумеет Ни один, Мечтая о тепле И о весне, К разливам моря, К зелени долин, К той нефти, Что мерещилась во сне.

x x x
Я здесь один С утратою своею И с памятью своей Наедине. Цветы на склонах Огненно алеют, Но кажутся В накрапах крови мне. Вот желтые, Как цвет разлуки, Сизые И белые, как летом, Облака. Посмели же назвать Свои дивизии Фашисты Нежным именем цветка, Который чист, Пронизан солнцем весь. Я отыщу на склонах Эдельвейс. * * * Корявый камень Буро-рыжих скал, Наверно, тоже В эти дни страдал. Но он не может Рассказать сейчас О доблестных делах Твоих, Кавказ. А тот, о ком Мы говорим: он жил, Один атаки Немцев отразил, Один сразился С ротой егерей, - Живет сегодня В памяти друзей. Хожу у этих Солнечных долин, Смотрю на пики Ледяных вершин И думаю: От имени живых Я должен реквием Сложить о них. Святое пламя Вечного огня Сюда сквозь годы Привело меня, Чтоб видеть Мирного селенья дым, Встречать в горах Альпийскую весну, Предаться Размышлениям своим, Постичь людского горя Глубину. Грань ледников, Их дальняя черта, Теряется В синеющих миражах... Они, как чистота, Как прямота, Как высота Всех устремлений Наших. Хожу у этих рек, У этих скал, У этих перевалов ледяных. Я чище стал, Я сам сильнее стал, И днем, и ночью Думая о них. * * * Здесь одинокий Обелиск стоит. И вновь к подножию Зовет меня. Мое молчанье У скалистых плит, Моя печаль У Вечного огня Как музыка, Как реквием звучит В сиянье Ослепительного дня. Кто пал здесь? Генерал или сержант? Командующий или рядовой? Где их останки Славные лежат? В долине?, В этой глыбе ледяной? Как поименно Каждого назвать, Как перечислить Всех до одного...


«"Хитрая девчонка"»
«Аракуш»
«Бабаев»
«Благая весть»
«Ближний»
«Блистательная жизнь»
«Бред»
«В грозу»
«В.Козлов, Ф.Путнин. Творческий путь Сергеева-Ценского»
«Верховод»
«Взмах крыльев»
«Виктор Чалмаев. "С солнцем в крови"»
«Воинский начальник»
«Воронята»
«Воспоминания»
«Гриф и граф»
«Движения»
«Дифтерит»
«Дрофы»
«Жестокость»

Все книги


Наши друзья:

SciLib: Библиотека зарубежной фантастики






Copyright © 2004- ClassicLibr.ru
Проект Михаила Городецкого

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу [email protected] и мы немедленно удалим указанные работы.

Администрация сервера не несет ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимает все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс classiclibr.ru, автора материала и уведомления администрации ресурса о дате и месте размещения.