А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 
Главная - У - Уистан Хью Оден - Уистан Оден. Музей изящных искусств


 
Уистан Хью Оден Уистан Хью Оден

Уистан Оден. Музей изящных искусств


Уистан Оден. Музей изящных искусств


© Ольга Меерсон ([email protected]), перевод
"Свободная вещь: поэтика неостранения у Андрея Платонова", Беркли, 1997
Origin: http://poetrypages.lemon8.nl/life/musee/museebeauxarts.htm Ў http://poetrypages.lemon8.nl/life/musee/museebeauxarts.htm

Живописуя нам страданье, мастера старинные не ошибались, им была внятна без слов вся человеческая суть его, когда при нем же пьют, едят, идут себе куда-то, окна открывают, как вчера, когда, опять же, старики во исполнение пророчества, дыханье затаив, ждут чуда Рождества, а радостный народ мальчишек коньками звучно режет лед у кромки леса, позабыв иль вовсе не заметив ни волов, ни яслей, ни семьи, ни пастухов.
О, старики-то мастера не позабыли, что цветет и плодоносит страстотерпца корень в безвестных дырах, часто под покровом пыли, что тут же пес собачьей жизнью без остатка поглощен, а конь почесывает зад о дерево, пока хозяин-всадник мученика мучит.
Вот брейгелев "Икар", к примеру: каждый спину несчастью кажет, занятый своим. Ну, пахарь, положим, слышал всплеск иль крик "почто мене оставил", но пан, упал или пропал Икар - ему едино, солнце льет, как и положено, лучи на ноги, что в углу белеют, погружаясь в тину, изысканный корабль, что стал свидетелем невиданного - мальчик упал с небес - спокойно далее плывет.






x x x

About suffering they were never wrong, The Old Masters; how well, they understood Its human position; how it takes place While someone else is eating or opening a window or just walking dully along; How, when the aged are reverently, passionately waiting For the miraculous birth, there always must be Children who did not specially want it to happen, skating On a pond at the edge of the wood: They never forgot That even the dreadful martyrdom must run its course Anyhow in a corner, some untidy spot Where the dogs go on with their doggy life and the torturer's horse Scratches its innocent behind on a tree. In Breughel's Icarus, for instance: how everything turns away Quite leisurely from the disaster; the ploughman may Have heard the splash, the forsaken cry, But for him it was not an important failure; the sun shone As it had to on the white legs disappearing into the green Water; and the expensive delicate ship that must have seen Something amazing, a boy falling out of the sky,
had somewhere to get to and sailed calmly on.
Copyright ї 1976 by Edward Mendelson, William Meredith and Monroe K. Spears, Executors of the Estate of W. H. Auden.





Страницы (1) : Полный текст книги


1
Тем временем:

И все-таки в наброске автобиографии легко уловить все ту же интонацию Безайса: "Интересное в моей жизни начинается с 1918 года, когда я с группой товарищей организовал в г.Борисоглебске ячейку комсомола". Полностью автобиографичен отрывок "Мой отъезд на польский фронт". Сын, уходящий на фронт добровольцем, это сам Виктор Кин. Отец, названный в рукописи паровозным кочегаром, а в действительности бывший железнодорожным машинистом, - это отец Кина, Павел Ильич Суровикин. Из различных заметок и черновых записей, сохранившихся в бумагах Кина, видно, какое значение он придавал этому фрагменту, имевшему по существу "программный" характер. Речь, которую должен был бы произнести, но не сумел произнести отец и которую за него произносит автор, - это настоящее "кредо" русского трудящегося человека, испытавшего на своей шкуре все "прелести" капитализма: "Мой отец был средний человек - жертва и материал статистики. Таких, как он, в стране жило несколько миллионов, и он ничем от них не отличался. На его долю приходилось сорок лет работы, шесть лет безработицы и три года фронта - все это он получил сполна".
"Мой отъезд на польский фронт" представляет особый интерес и потому, что в этом отрывке отчетливо звучит лейтмотив, который читатель узнает в римских и парижских записях, во фрагментах романа "Лилль", - не только ненависть (это не то слово), а прежде всего безграничное презрение к буржуазии: "Я - автор, и моим оружием является презрение", - так начинается одна из заметок 1932 года о фашистском режиме Муссолини. Кин был очень цельным человеком - между тем что он писал и как он поступал никогда не возникало противоречий. Когда в Риме его шестилетнему сыну надо было сделать противостолбнячные уколы и мальчик испугался, Кин сказал ему, показывая глазами на врача: "Ты видишь у него фашистский значок? Неужели ты покажешь фашисту, что боишься укола?" Мальчик понял; он вел себя стоически, и Кин, чрезвычайно довольный, немедленно пошел и купил ему в подарок ружье. Тема презрения к врагу, тесно переплетающаяся с темой мужества и бесстрашия, органически входит в поэтику Кина. В этом смысле очень интересны его фельетоны, особенно фельетоны, написанные на международные темы. Кстати, в записных книжках разных лет много чисто профессиональных заметок об искусстве фельетона, и не случайно, так как этот жанр был Кину особенно близок.


«W.H.Auden. Selected poems»
«Стихи»

Все книги


Наши друзья:

SciLib: Библиотека зарубежной фантастики






Copyright © 2004- ClassicLibr.ru
Проект Михаила Городецкого

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу [email protected] и мы немедленно удалим указанные работы.

Администрация сервера не несет ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимает все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс classiclibr.ru, автора материала и уведомления администрации ресурса о дате и месте размещения.