А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я 
Главная - У - Уолт Уитмен - Стихотворения и поэмы


 
Уолт Уитмен Уолт Уитмен

Стихотворения и поэмы


Уолт Уитмен. Стихотворения и поэмы

---------------------------------------------------------------------------
OCR Кудрявцев Г.Г. ---------------------------------------------------------------------------

Содержание

Из цикла "Посвящения"

Одного я пою. Перевод К. Чуковского.
Когда я размышлял в тиши. Перевод Б. Слуцкого.
На кораблях в океане. Перевод А. Старостина.
Историку. Перевод Б. Слуцкого.
Тебе, старинное дело борьбы за свободу. Перевод А. Старостина.
Читая книгу. Перевод К. Чуковского.
Штатам. Перевод И. Кашкина.
Некоей певице. Перевод К. Чуковского.
Я не доступен тревогам. Перевод К. Чуковского.
Слышу, поет Америка. Перевод И. Кашкина.
Где осажденная крепость? Перевод К. Чуковского.
Пусть безмятежен тот, кого я пою. Перевод А. Сергеева.
Не закрывайте дверей. Перевод К. Чуковского.
Поэтам, которые будут. Перевод С. Маршака.
Тебе. Перевод К. Чуковского.
В тебе, читатель. Перевод А. Сергеева.
Рожденный на Поманоке. Перевод Р. Сефа.

Песня о себе. Перевод К. Чуковского.

Из цикла "Дети Адама".

Запружены реки мои. Перевцд К. Чуковского.
О теле электрическом я пою. Перевод М. Зенкевича.
Час безумству и счастью. Перевод К. Чуковского.
Из бурлящего океана толпы Перевод К. Чуковского.
Мы двое, как долго мы были обмануты. Перевод К. Чуковского.
Однажды, когда я проходил городом. Перевод К. Чуковского.
Я слышал вас, торжественно-нежные трубы органа. Перевод. К. Чуковского.
Когда я, как Адам. Перевод К. Чуковского.

Из цикла "Аир благовонный".

Для тебя, Демократия. Перевод К. Чуковского.
Эти песни пою я весной. Перевод Б. Слуцкого.
Страшное сомненье во всем. Перевод К. Чуковского.
Суть всей метафизики. Перевод А. Сергеева.
Летописцы будущих веков. Перевод К. Чуковского.
Когда я услыхал к концу дня. Перевод К. Чуковского.
Я видел дуб в Луизиане. Перевод К. Чуковского.
Незнакомому. Перевод К. Чуковского.
В тоске и в раздумье. Перевод К, Чуковского.
Когда я читаю о горделивой славе. Перевод Н. Банникова.
Мы - мальчишки. Перевод К. Чуковского.
Нет на моем счету. Перевод Н. Банникова.
Приснился мне город. Перевод К. Чуковского.
Ради чего, вы думаете, я берусь за перо? Перевод И. Кашкина.
Если кого я люблю. Перевод К. Чуковского.
Ты, за кем, бессловесный. Перевод К. Чуковского.
Сейчас, полный жизни. Перевод А. Старостина.
Salut au Monde! Перевод М. Зенкевича и Н. Банникова.
Песня большой дороги. Перевод К. Чуковского.
На Бруклинском перевозе. Перевод В. Левика.
Песня радостей. Перевод К. Чуковского.
Песня о топоре. Перевод М. Зенкевича..
Из "Песни о выставке". Перевод К. Чуковского.
Песня разных профессий. Перевод М. Зенкевича.
Молодость, день, старость и ночь. Перевод Н. Банникова.

Из цикла "Перелетные птицы".

Пионеры! О пионеры! Перевод К. Чуковского.
Тебе. Перевод К. Чуковского.
Франция (18-й год наших Штатов,). Перевод И. Кашкина.





Страницы (155) : Полный текст книги


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15  ...  >>
Тем временем:



И вот за это - долгими ночами
пытал нас враг железом и огнем.
- Ты сдашься, струсишь, - бомбы нам

кричали,
забьешься в землю, упадешь ничком...
Дрожа, запросят плена, как пощады,
не только люди - камни Ленинграда.

Но мы стояли на высоких крышах
с закинутою к небу головой,
не покидали хрупких наших вышек,
лопату сжав немеющей рукой.
...Наступит день, и, радуясь, спеша,
еще печальных не убрав развалин,
мы будем так наш город украшать,
как люди никогда не украшали.

И вот тогда на самом стройном зданье
лицом к восходу солнца самого
поставим мраморное изваянье
простого труженика ПВО.

Пускай стоит, всегда зарей объятый,
так, как стоял, держа неравный бой:
с закинутою к небу головой,
с единственным оружием - лопатой.



5



О древнее орудие земное,
лопата, верная сестра земли,
какой мы путь немыслимый с тобою
от баррикад до кладбища прошли!

Мне и самой порою не понять
всего, что выдержали мы с тобою.
Пройдя сквозь пытки страха и огня,
мы выдержали испытанье боем.

И каждый, защищавший Ленинград,
вложивший руку в пламенные раны.
не просто горожанин, а солдат,
по мужеству подобный ветерану.



6



Я никогда героем не была.
Не жаждала ни славы, ни награды.
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
я не геройствовала, а жила.

И не хвалюсь я тем, что в дни блокады
не изменяла радости земной,
что, как роса, сияла эта радость,
угрюмо озаренная войной.

И если чем-нибудь могу гордиться,
то, как и все друзья мои вокруг,
горжусь, что до сих пор могу трудиться,
не складывая ослабевших рук.
Горжусь, что в эти дни, как никогда,
мы знали вдохновение труда.

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,
где смерть, как тень, тащилась по пятам,
такими мы счастливыми бывали,
такой свободой бурною дышали,
что внуки позавидовали б нам.

О да, мы счастье страшное открыли, --
достойно не воспетое пока,
когда последней коркою делились,
последнею щепоткой табака,
когда вели полночные беседы
у бедного и дымного огня,
как будем жить, когда придет победа,
всю нашу жизнь по-новому ценя.


«Стихи»

Все книги


Наши друзья:

SciLib: Библиотека зарубежной фантастики






Copyright © 2004- ClassicLibr.ru
Проект Михаила Городецкого

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу [email protected] и мы немедленно удалим указанные работы.

Администрация сервера не несет ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимает все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс classiclibr.ru, автора материала и уведомления администрации ресурса о дате и месте размещения.