Ликвидация РАО «ЕЭС» одобрена абсолютным большинством акционеров

РАО «ЕЭС России» прекратит свое существование 1 июля 2008 года.

Сегодня утром глава энергохолдинга Анатолий Чубайс должен объявить результаты внеочередного собрания акционеров, которое абсолютным большинством проголосовало за реорганизацию.

Вчера вечером стало известно, что протокол собрания акционеров РАО ЕЭС, состоявшегося в пятницу, подписан. Как рассказал источник, знакомый с его содержанием, кворум внеочередного собрания акционеров, основным вопросом которого была окончательная реорганизация энергохолдинга, составил 77,5%. Из них 95% голосовавших одобрили реорганизацию и лишь 3% проголосовали против. Это подтвердил и источник, близкий к РАО ЕЭС. Однако в самом энергохолдинге комментировать эти данные отказались.

Эксперты ожидали такого результата и не прогнозируют резкого роста акций РАО ЕЭС, пишет газета «Коммерсантъ».

Последнее собрание РАО «ЕЭС» 127 месяцев назад

Ликвидация РАО «ЕЭС» не отразится на простых потребителях

Ликвидация РАО «ЕЭС России» не отразится на простых потребителях электроэнергии. «Обычные потребители пока никак не почувствуют ликвидацию», — об этом сказал финансовый директор РАО Сергей Дубинин в эфире информационного канала «Вести».

«Это главное, что удалось нам сделать для потребителей», — отметил он, напомнив, что РАО «ЕЭС» перестанет функционировать к 1 июля 2008 года.

В среду в Зеленограде проходит финальное годовое собрание акционеров энергохолдинга. Акционерам предстоит утвердить бухгалтерский отчет компании, избрать членов ревизионной комиссии и Совета директоров, который будет принимать решение о финальных событиях реорганизации, утвердить аудитора компании. На 15 мест в Совет выдвинуты 18 кандидатур, среди которых нынешний председатель Александр Волошин, Анатолий Чубайс, глава Росэнерго Дмитрий Аханов, глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, гендиректор «Межрегионгаза» Кирилл Селезнев.

Ликвидация РАО «ЕЭС России» одобрена абсолютным большинством акционеров

РАО «ЕЭС России» прекратит свое существование 1 июля 2008 года. Сегодня утром глава энергохолдинга Анатолий Чубайс должен объявить результаты внеочередного собрания акционеров, которое абсолютным большинством проголосовало за реорганизацию. Эксперты ожидали такого результата и не прогнозируют резкого роста акций РАО ЕЭС.

Вчера вечером Ъ стало известно, что протокол собрания акционеров РАО ЕЭС, состоявшегося в пятницу, подписан. Как рассказал Ъ источник, знакомый с его содержанием, кворум внеочередного собрания акционеров, основным вопросом которого была окончательная реорганизация энергохолдинга, составил 77,5%. Из них 95% голосовавших одобрили реорганизацию и лишь 3% проголосовали против. Это подтвердил Ъ и источник, близкий к РАО ЕЭС. Однако в самом энергохолдинге комментировать эти данные отказались. Акционеры, одобрившие реорганизацию, получат доли в генерирующих и сетевых компаниях, которые сейчас являются дочерними структурами РАО ЕЭС. Те, кто выступает против реорганизации, могут предъявить свои акции к выкупу. Энергохолдинг прекратит свое существование 1 июля следующего года.

В том, что реорганизация будет одобрена государством, в РАО ЕЭС не сомневались, однако опасались, что многие миноритарии проголосуют против реорганизации, чтобы предъявить свои акции к выкупу по выгодной цене (см. Ъ от 26 сентября). Она была установлена на уровне 32,15 руб. за акцию, тогда как в последний месяц бумаги энергохолдинга торговались ниже 31 руб. По закону об АО РАО ЕЭС не может потратить на выкуп более 10% стоимости чистых активов, то есть до 109 млрд руб. Это примерно 8% уставного капитала энергохолдинга. Для оплаты выкупа РАО ЕЭС даже взяло кредит на 50 млрд руб.

Эксперты полагают, что такой суммы на выкуп акций не потребуется. «РАО намеренно создало такие условия, что голосовать против было очень рискованно: выгода от этого больше, но только потенциально»,— сказал аналитик «Антанты Капитал» Дмитрий Терехов. По его словам, к выкупу могут быть предъявлены от 0,5 до 2%. Исходя из того, что государство владеет 53% акций РАО, еще 10% принадлежит «Газпрому», 3,5% — «Норильскому никелю» и 1% — СУЭК, за реорганизацию проголосовало порядка 9% миноритариев, подсчитал аналитик ИК «Уралсиб» Матвей Тайц. По его мнению, маловероятно, что акции РАО ЕЭС вырастут на новости о реорганизации, так как она была ожидаемой.

Ликвидация РАО «ЕЭС России»: что это было?

«Все, что нажито непосильным трудом: . » — любимая цитата Чубайса Анатолия Борисовича, бывшего главы ОАО РАО «ЕЭС России», компании, ликвидированной в строгом соответствии с законодательством 30 июня 2008 года.

Фразу также любила повторять секретарь дирекции информации и коммуникаций Центра управления реформой ОАО РАО «ЕЭС России» Ольга Валерьевна Хечинашвили.

И это — прямое свидетельство того, что представляло собой РАО, а именно бюрократическую структуру общероссийского масштаба. То есть нечто в значительной степени бесчеловечное, но способное транслировать слова НАЧАЛЬНИКА сверху вниз по служебной вертикали со всей возможной искренностью.

Цитата приведена по книге «Крест Чубайса» авторства Михаила Бергера и Ольги Проскуриной. Книги, выданной на выходе из РАО уволенным сотрудникам. Хорошее средство, чтобы понять, где же ты работал и чем все это было поверх статистической информации, тематических справок и пресс-релизов. То есть создан конкретный сверхсмысл, задуманный в виде «правда, как она есть» и реализованный отнюдь не бестолково.

По формату книга — сборник обработанных интервью с «электроэнергетическими людьми», где высказывания расположены по темам, с разъяснениями разных труднопонимаемых технологических и финансовых особенностей работы электроэнергетической отрасли. С момента создания РАО «ЕЭС России» до даты его ликвидации, включая прогнозы на будущее до 2011 года.

Но главный интервьюируемый — Анатолий Чубайс. С ним журналисты разговаривали несколько раз, задавая ему вопросы, возникшие в ходе бесед с другими участниками представления под названием реформирование электроэнергетической отрасли Российской Федерации. Что само по себе невероятно — график АБЧ почти не позволяет такую роскошь, как долгая беседа-воспоминание. Плюс к этому чтение конечного текста на предмет выявления того, что все-таки не стоило упоминать по разным причинам. И уточнение цифр. И проверка фактов. Гигантская работа, равная по масштабу и компании, и реформе.

Есть ответы на три главных вопроса, которые задают все, кто только немного подумал о РАО «ЕЭС России» и его кончине: зачем переструктурировали электроэнергетическое хозяйство; можно ли все взять и отменить, вернуть обратно; и что будет с тарифами на электроэнергию для населения? Удовлетворяется интерес и насчет реформы в стране, где формируются госкорпорации: как совмещается?

Ответ на первый вопрос: все ради инвестиций, которые идут на развитие, причем не только электроэнергетики, но и других отраслей промышленности. Здесь как раз размещается развилка под названием «крест Чубайса» — это когда прогноз роста потребления электроэнергии в какой-то момент пересекается с прогнозом роста мощностей. В точке пересечения мощностей начинает не хватать, из чего делается вывод о необходимости реформы. То есть мощности надо наращивать, а для этого нужны ресурсы, которые можно привлечь только через реформирование.

И здесь авторами книги зафиксирована важная нестыковка, совершенно для российской действительности неожиданная. Признается, что «крест Чубайса» — это выдумка. Пиаровский ход. И вывод этот делается на основе услышанного разноголосия, различия мнений. Вот Чубайс выдвигает один главный тезис, убеждает и так далее, но даже не все члены правления РАО «ЕЭС России» с ним согласны. Нынешний глава Федеральной сетевой компании Андрей Раппопорт, например. Да и Александр Волошин, который, в отличие от Раппопорта, до сих пор не сменил своей точки зрения на этот счет.

Второй ответ столь же неожиданный: утверждается, что «фарш можно провернуть назад». В том смысле, что разделение АО-энерго на генерирующие, сетевые, сбытовые и диспетчерские компании, которые, в свою очередь, также различным способом структурированы, можно переиграть. Хотя бы теоретически. Возможность имеется. Для «Газпрома», например, такая задача вполне реализуема. Тут, понятно, должна следить антимонопольная служба. Но государственная политика в целом может обойти подобные преграды, если таковое действие будет признано целесообразным.

Из этого следует соображение насчет госкорпораций, «Единой России» и прочих структурообразующих элементов фактически антирыночной политики. Чубайс утверждает, что одно другому не противоречит. Что иначе просто и не могло быть — в момент сворачивания конкуренции в стране в целом дело с реформой отрасли зашло уже слишком далеко.

В книге отчетливо, даже настойчиво, фиксируется это второе противоречие, опровергающее победоносный пиар самой корпорации: ведь «точка невозврата» не пройдена до сих пор. Вот бывший премьер-министр Михаил Фрадков в 2006 году взял время подумать, самому разобраться с реформированием электроэнергетики, и дело встало на полгода. И таких «остановок» было множество, причем часть из них относилась даже и непонятно к чему, вроде личного неприятия бывшего советника президента Андреем Илларионовым личности Анатолия Чубайса.

И отрасль из такой неопределенности так и не выбралась. После ликвидации РАО курирование электроэнергетики перешло к новосозданному Минэнерго и вице-премьеру Игорю Сечину. Это предполагает если не смену либеральной идеологии, в том числе для Совета рынка, который законодательно является саморегулируемой организацией, то уж точно введение некоторых ограничений для того, чтобы в любой момент можно было «достать все из желудка и раздать бедным», как угрожал недавно премьер-министр Владимир Путин.

Бедные тоже оказываются в подвешенном состоянии. Тарифы для населения росли, растут и будут расти. Так решило правительство, установив график либерализации цен оптового рынка электроэнергии и мощности — к 2011 году обещано стопроцентно свободные цены. На розничном рынке это отражается почти напрямую.

Ситуация еще усугубляется наличием так называемого перекрестного субсидирования, «дарованного» отрасли бывшим президентом Борисом Ельциным в начале 90-х годов. Это когда для населения установлен пониженный тариф, в то время как промышленные потребители оплачивают электроэнергию, которая им по доставке обходится значительно дешевле, по повышенному тарифу.

У правительства вроде бы есть несколько вариантов решения проблемы, чтобы и тарифы отменить, и избежать последствий типа тех, которые случились после монетизации льгот, но страх перед народными волнениями парализует министерские умы. Оттого для населения все пока остается по-прежнему. Но только до 2009 года. Юрий Удальцов, занимавшийся этим вопросом в РАО, так и заявляет: правительство непременно столкнется с проблемой свободных цен для населения уже в конце 2008 года. Для книги такое заявление имеет исключительный характер: как правило, эта тема в публичном пространстве в лучшем случае подается очень-очень осторожно, но в основном — замалчивается.

Население, однако, заняло всего одну главу в 450-страничной книге, что отчасти компенсируется уже и вовсе небывалым вниманием к собственно человеку. Хотя это и выглядит в ряде случаев как простой «человеческий фактор». И все-таки это такой бонус — ответ на вопрос, где человек. Является ли Анатолий Борисович, например, человеческим существом, или он распадается на ряд служебных функций? Или Михаил Абызов, решавший и решивший вопросы с неплатежами и бартером, — есть ли у него друзья и как он работает с подчиненными?

Здесь много всего. Даже не о манерах «ведения дел по-русски», а о том, что можно было бы выделить в качестве нормы, причем такой, которая имела место, реально практиковалась, в одной бюрократической корпорации общероссийского масштаба. И на ее периферии — в правительстве, консалтинговых компаниях, регионах, странах СНГ и Европе.

Что ценится, например, в главе Минэкономразвития Эльвире Набиулинной? То, что она «порядочный переговорщик», а это, в свою очередь, значит, что это «тот, кто прислушивается и идет на компромиссы» (с.280). Герман Греф, нынешний председатель «Сбербанка», обладает такой особенностью: «. Когда ему серьезные вещи рассказывают, он обычно внимательно слушает, долго молчит, а потом произносит: полная чушь, полнейшая, какой идиот мог это придумать?» (с.302). Бывший зампредправления РАО «ЕЭС России» Яков Уринсон как-то «прилюдно послал» на заседании правительства вице-премьера Александра Заверюху (с.61). Но это все — высказывания второстепенных лиц.

Главный же «оценщик» — Анатолий Борисович. Журналисты-авторы в ряде мест приходят в слабо скрываемое восхищение от умения АБЧ формулировать. Бывший член правления РАО Михаил Абызов как человек представлен в книге лучше, полнее прочих.

«- Я сам могу жесткие переговоры провести с тем же Дерипаской, — продолжает Чубайс. — Но на всех меня просто физически не хватит. Мне нужны люди, которые могут приехать на Кузбасс, собрать там местных и сказать: значит так, с сегодняшнего дня порядок расчетов за электроэнергию такой. Если нет — отключаем. Целую, до свидания. И чтобы ни одна. — Чубайс на секунду задумался, подбирая правильное печатное слово, но это ему так и не удалось, — организация не усомнилась, что слова моего человека не пустой звук. Жесткость задачи требовала абсолютно особого класса людей. Эта темка, в которой стреляли без дураков. У меня к Абызову тоже есть претензии, но без него я бы не сделал того, что сделать удалось. И эта боевая темка, которой Абызов занимался по всей стране, включала в себя колоссальный интеллектуальный компонент, — это я хочу особо подчеркнуть» (с.110).

Но АБЧ ни разу не упоминает о дружеских отношениях. В отличие от «жесткого» Абызова.

«- Вторым важным результатом моей работы на этом участке — вот он меня совсем не радует — стало то, что я в хлам испортил отношения с огромным количеством людей. . Потеря личных отношений была для меня очень болезненна.

— Вы жалеете об этом?

— У меня не было вариантов, я не мог друзей и партнеров исключить из общих правил. А жалею я только о том, что тогда не нашел времени и способов нормально объяснить им свою позицию» (с.124).

Чубайс же «в первую очередь государственник, а потом уже все остальное, убеждены очень многие» (с.138). И действительно, Чубайс на протяжении всей книги, по сути, безжалостен, жесток.

И жестокость тоже транслируется сверху вниз в корпорации общероссийского масштаба, чье существование наконец прекратилось.

М.Бергер, О.Проскурина. Крест Чубайса. — М.: «КоЛибри», 2008 — 447 с.

Ликвидация РАО “ЕЭС России” обогащает мошенников

В Челябинске появился аферист, зарабатывающий на истории с ликвидацией РАО “ЕЭС России”.

Мошенника видели жители Центрального и Советского районов. Он ходит по квартирам и настойчиво предлагает пенсионерам заменить за деньги электрические счетчики. Причину срочной замены объясняет прекращением деятельности РАО “ЕЭС России”. Между тем в компании “Челябэнергосбыт” утверждают: расформирование РАО не повлияет на привычный порядок потребления электроэнергии. Пока мошенник не пойман, в “Челябэнергосбыте” разводят руками: остается только уповать на сознательность граждан.

Главной целью реформы было обеспечение инвестиционного рывка. Потребность отрасли в инвестициях была беспрецедентной. Только в 2006–2010 гг. она оценивалась примерно в 11,8 трлн руб., из которых 6,75 трлн руб. требовались на создание новых генерирующих мощностей.

Запуск программы привлечения инвестиций был осуществлен еще на этапе существования РАО ЕЭС: в 2007–2008 гг. было проведено 18 публичных размещений акций генерирующих компаний, обеспечивших привлечение почти 1 трлн руб. частных инвестиций. Эти средства были направлены на осуществление беспрецедентной программы нового строительства.

В конце 1990-х гг. оплачивалось менее 80 % потребления электроэнергии (из них оплата денежными средствами – менее 20%, остальное – зачеты, бартеры, векселя и пр.). Из-за неплатежей на электростанциях возникал дефицит топлива, энергетики проводили массовые забастовки и голодовки из-за задержки зарплат до полугода. 20 региональных энергосистем и федеральных станций находились на разных стадиях банкротства. Из-за неоплаты энергии и нехватки топлива вводились веерные отключения промышленных потребителей, впоследствии замененные на адресные отключения неплательщиков. В список регионов высоких рисков прохождения отопительного сезона входили Московская, Ленинградская, Кубанская и другие крупные энергосистемы. К 2001 году до 100% электроэнергии оплачивались денежными средствами, в полтора раза сократились объемы кредиторской и дебиторской задолженностей РАО ЕЭС.

Общая мощность объектов, введенных по разработанному в ходе реформы механизму договоров на поставки мощностей (ДПМ), составила за 2008–2017 гг. 26,5 ГВт, а всего за тот же период введено 39,8 ГВт (здесь и далее данные расчетов Российского энергетического агентства Минэнерго России). Это крупнейший объем вводов в энергетике за несколько десятилетий. Для сравнения: в 1991–2001 гг. общая мощность введенных генерирующих мощностей в стране составила лишь 12,4 ГВт.

Смотрите так же:  Регистрация ооо и ип в челябинске

Уровень исполнения обязательств по новым вводам оказался достаточно высоким: из запланированных по ДПМ 136 объектов было запущено 129. В основном новые объекты – это парогазовые блоки, самые современные технологии в тепловой энергетике.

В сетевом комплексе, оставшемся под контролем государства, невозможно было рассчитывать на частные инвестиции. Здесь работал другой, предложенный в ходе реформы механизм – инвестиционное тарифообразование (так называемое RAB-регулирование). Он также обеспечил беспрецедентный объем вводов сетевых мощностей. В 2008–2017 гг. было построено более 73 000 МВА подстанций и почти 36 000 км линий электропередачи классами напряжения 220–750 кВ.

Критики реформы до 2008 г. были убеждены в ее провале, полагая, что привести масштабные частные инвестиции в электроэнергетику – задача неразрешимая. Нереальным считалось и обеспечение задуманного в ходе реформы объема новых вводов.

Из приведенных выше данных видно, что тезисы о невозможности привлечения частных инвестиций в электроэнергетику России на рыночной основе и прогнозы срыва программы ввода оказались несостоятельны. Позднее же основной вектор критики сместился в противоположную сторону: осуществленные вводы стали оценивать как избыточные.

Соглашаясь с критиками в самом факте избыточности генерирующей мощности в ЕЭС России (максимум нагрузки – 151 ГВт при установленной мощности 243 ГВт), считаю нужным пояснить причины его возникновения. Напомню, что реорганизация РАО ЕЭС была осуществлена в июне 2008 г., всего лишь за несколько месяцев до глобального экономического кризиса. Разрабатывая инвестиционную стратегию, энергетики полагались на существовавшие в то время прогнозы российской экономики, которые никак не предвидели ни глобальных экономических кризисов, ни экономических последствий будущих геополитических кризисов. Эти прогнозы были ориентированы на среднегодовой темп роста ВВП России в следующие 10 лет на уровне 4–5%. Как известно, фактические среднегодовые темпы роста ВВП за этот период не превысили 1%.

Параллельно с вводами осуществлялся вывод устаревших мощностей: в 2008–2017 гг. объем демонтажа мощностей в ЕЭС России составил почти 16 000 МВт. Тем не менее его темпы должны были быть существенно выше. Историческое окно превышения установленной мощности над пиковой закроется, по мнению экспертов, в период с 2021 по 2025 г. Это значит, что в энергосистеме страны параллельно с выводами возникла возможность разворачивания масштабной программы модернизации существующих мощностей, которую, как известно, невозможно осуществить без временного вывода мощностей из работы. Таким образом, созданный реформой задел может и должен быть использован для масштабной модернизации тех мощностей, которые не были заменены новыми вводами в рамках реформы. Именно это и является сегодня предметом обсуждения в рамках так называемой второй программы договоров на поставку мощности (далее ДПМ-2). Интенсивное, а иногда и эмоциональное обсуждение этой программы не может отменить того факта, что задел для нее был создан в результате реформы. И сама идея, и юридическая конструкция ДПМ стали важной частью реформирования рынка мощностей.

Кроме того, важно отметить, что избыток не создает избыточного ценового давления на потребителей.

Как менялись тарифы

Именно цены и последствия реформы для их уровня были одним из наиболее острых рисков, по которым позиции сторонников и противников реформы были противоположными. Так, один из наиболее убежденных критиков реформы, заслуженный энергетик России, доктор технических наук, профессор Виктор Кудрявый писал: «При переходе к либеральному рынку по модели «равновесная цена» из-за запредельного подъема тарифов на электроэнергию неизбежна стагнация экономики вследствие потери конкурентных преимуществ энергоемкого национального бизнеса, который является основным налогоплательщиком».

И консервативные энергетики, и большинство политиков были убеждены, что переход к рынку создаст неприемлемую ценовую нагрузку как на население, так и на промышленных потребителей, а реформаторы говорили, что реформа призвана сдержать темпы роста цен на электроэнергию. Чтобы объективно проанализировать, что в этой чувствительной сфере на самом деле произошло за 10 лет, мне представляется разумным сделать три группы сравнений:

– сравнение цен на электроэнергию с общим уровнем инфляции в стране,

– сравнение цен на электроэнергию в России и в развитых странах мира,

– сравнение цен на электроэнергию с ценами на ключевые виды топлива – газ и уголь.

В первой группе целесообразно сравнивать рост цен на электроэнергию для промышленных потребителей с ростом цен производителей промышленных товаров, а рост цен для населения – с уровнем потребительской инфляции. За 10 лет, с 2008 по 2017 г., прирост цен производителей промышленных товаров составил 124%, а прирост цен на электроэнергию для промышленных потребителей за этот же период – 126%. Иными словами, динамика этих двух показателей за 10 лет была практически идентичной.

Что касается населения, то прирост цен на электроэнергию для населения в 2017 г. по сравнению с 2008 г. составил 107%, а уровень потребительских цен за этот же период вырос на 94%. Таким образом, среднегодовое превышение темпов роста цен на электроэнергию для населения по сравнению с инфляцией составило 1,2%.

Межстрановое сопоставление уровня цен на электроэнергию возможно двумя способами – по номинальному курсу рубля и по паритету покупательской способности. Первый способ в отношении населения в России и за рубежом, как известно, показывает, что в России один из самых низких уровней цены электроэнергии. По данным OECD (учитывает паритет покупательной способности), в 2016 г. уровень цен на электроэнергию в России был на 12% ниже, чем в США, на 65% ниже, чем во Франции, и более чем втрое ниже, чем в Германии.

Сравнение по покупательной способности цены на электроэнергию для промышленных потребителей в России показывает, что цена в России примерно на 51% выше, чем в США, практически равна цене в Германии и почти на 50% ниже, чем в Великобритании. Таким образом, цена для российских промышленных потребителей ниже, чем для их конкурентов в большинстве зарубежных стран.

Третья группа сравнений – с ценами на топливо – дает однозначные выводы. С 2006 по 2016 г. средневзвешенная цена электроэнергии для всех потребителей выросла в 2,5 раза при росте цены угля в 2,8 раза и росте цены природного газа в 3,8 раза.

Наш анализ подтверждает, что никаких катастрофических ценовых последствий от перехода к рыночному ценообразованию в результате реформы за 10 лет не произошло. Более того, тарифы на газ, регулируемые государством, росли существенно быстрее, чем рыночные цены на электроэнергию. Не вызвала реформа и драматических социальных последствий – тарифы для населения росли почти синхронно с уровнем инфляции. На мировом фоне уровень цен на электроэнергию в России продолжает оставаться заниженным, что, несомненно, сдерживает развитие энергоэффективности в России. Вопреки опасениям реформа электроэнергетики позволила сдержать темп роста цен в ТЭКе страны в целом.

Аварий меньше, оборудования больше

Важно понять, как реформа повлияла на надежность энергосистемы. Количество аварий на электростанциях установленной мощностью более 25 МВт сократилось с 4497 в 2011 г. до 3804 в 2017 г., т. е. на 16%. В электрических сетях напряжением 110 кВ и выше за тот же период количество аварий снизилось с 19 580 до 15 086, т. е. на 23%.

Еще один важный показатель – это средняя длительность перерывов электроснабжения потребителя в распределительных сетях, где находятся все бытовые потребители, малый и средний бизнес. Этот показатель, по данным Минэнерго, с 2010 по 2013 г. сократился с 5,39 до 2,15 часа, т. е. в 2 раза. В 2014–2016 гг. этот показатель снизился еще на 6,7%.

По данным Минэнерго, в результате обновления фондов с 2013 г. начал сокращаться средний возраст энергооборудования. Министр энергетики Александр Новак на слушаниях в Госдуме констатировал долгожданное для энергетиков событие: впервые за десятилетия в 2012 г. темп обновления оборудования электростанций превысил темп его естественного старения.

Важно отметить, что практически исчезла одна из важнейших причин аварийности – региональные дефициты мощности. К середине 2000‑х гг. эта проблема была настолько остра, что вынудила энергетиков ввести специальную категорию – регионы с высокими рисками (РВР). В них в период осенне-зимнего максимума в условиях низких и сверхнизких температур приходилось вынужденно отключать промышленных и бытовых потребителей с целью сохранения самой энергетической системы. В список этих регионов относились целые области, в том числе московская, приморская, калининградская энергосистемы, Западная Сибирь, Южный Урал (включая свердловскую энергосистему), Юг России (в том числе сочинский энергорайон).

Можно с определенностью сказать, что проблемы дефицита мощности на национальном уровне больше не существует, она решена благодаря новым вводам в ходе реформы. Сегодня в категорию РВР временно попадают лишь отдельные районы внутри региональных энергосистем, а риски отключения, как правило, снимаются за счет адекватных ремонтных мероприятий в сетях.

Эффекты реформы за пределами электроэнергетики

Производство паровых турбин в России с 2010 до 2017 г. выросло на 79%. Производство паровых котлов, кроме котлов центрального отопления и их составных частей, за тот же период выросло на 36%, изолированных проводов и кабелей – на 93%, электродвигателей, генераторов и трансформаторов – на 60%.

Эти цифры подтверждаются мнением экспертов. Так, глава СУЭК Владимир Рашевский считает, что в 2010–2017 гг. загрузка предприятий отечественного машиностроения выросла вдвое, что позволило «воссоздать энергетическое машиностроение России после кризиса 1990-х – начала 2000-х гг.».

По итогам послереформенного десятилетия можно уверенно утверждать, что реформа оказалась важнейшим драйвером развития для отечественного энергомашиностроения и электротехнической промышленности. Российские производители (эти отрасли находятся практически полностью в частных руках) сумели динамично и оперативно отреагировать на возникший спрос и выиграть в открытой конкурентной борьбе с лучшими мировыми производителями.

Завершена ли реформа

В 2008 г. авторы реформы отдавали себе отчет, что для ее полного завершения потребуется еще ряд серьезных решений. Вместе с тем они исходили из того, что наиболее значимые и масштабные решения уже реализованы и их достаточно, чтобы придать реформе необратимый характер. Именно этот тезис подвергался серьезной критике. Многие эксперты были убеждены, что правительство не выполнит обещания по последовательной либерализации рынка электроэнергетики в соответствии с постановлением от 7.04.2007 № 205. Напомню, что по состоянию на июнь 2008 г. либерализованный оптовый рынок электроэнергии составлял всего 25%, а последовательный рост его доли до 100% планировался лишь к 1 января 2011 г.

К этому добавлялся скепсис по сохранению частной собственности в генерации, о котором директор Института энергетической политики Владимир Милов писал в 2008 г.: «Есть высокая вероятность, что после ухода Чубайса эти игроки используют свои высокие лоббистские возможности, быстро перетряхнут и структуру компаний, укрупнив их, и модель рынка электроэнергии. Вероятно, иностранцы продадут свои пакеты в ОГК и ТГК «Газпрому» в обмен на газовые активы, крупные промышленные группы разберут эффективные электростанции на долгосрочные контракты поставки электроэнергии по дешевым ценам, а остальным потребителям останутся риски в виде рынка излишков и наименее эффективной генерации. Ни о какой конкуренции в таких условиях и речи быть не может. А по итогам возможных в будущем всплесков цен и прочих неприятностей не исключен пересмотр всей концепции реформы и возврат к вертикальной интеграции».

Эти прогнозы не сбылись. Правительство в полном объеме исполнило взятое на себя обязательство по последовательной либерализации рынка. Зарубежные генерирующие компании, пришедшие тогда в Россию, работают на этом рынке вплоть до сегодняшнего дня. Таким образом, опираясь на итог 10 прошедших лет, следует признать, что, несмотря на незавершенность отдельных элементов, реформа электроэнергетики России доказала свою необратимость.

Что не получилось? Не были осуществлены те завершающие преобразования, о которых говорили в 2008 г. Не возник целевой рынок мощности, ничего не сделано по созданию рынка системных услуг, объем перекрестного субсидирования продолжает нарастать, и, самое главное, розничные рынки, либерализация которых дала бы значительный эффект для потребителя, в стране так и не построены.

Что надо сделать

Сегодня, в 2018 г., перед электроэнергетикой страны стоят новые задачи. Не претендуя на целостную программу развития электроэнергетики, отмечу лишь то, что опыт реформирования российской электроэнергетики может дать для решения сложных проблем ее развития в ближайшие годы. Возьмем ситуацию на розничных и на оптовом рынке.

Мне представляется, что наиболее сложный узел экономических и технологических проблем сегодня завязывается на розничных рынках электроэнергии: цифровизация сетевых технологий, усиление роли постоянного тока (особенно в быту), развитие бытовых систем хранения электроэнергии, активное развитие распределенных источников генерации и микрогенерации, рост количества активных потребителей и появление нового явления – просьюмера (потребителя, одновременно являющегося производителем). Один из крупнейших специалистов в отечественной электроэнергетике и бывший технический директор РАО «ЕЭС России» Борис Вайнзихер справедливо говорил о появлении нового, парадоксального для традиционной энергетики свойства потребителя – независимости. Эти и другие технологические тренды на наших глазах изменяют основных участников розничного рынка: распределительные сети, сбытовые компании, потребителей.

Фундаментальной экономической предпосылкой для возникновения мотивации к использованию всех этих новых технологий является цена розничной электроэнергии. Систематическое занижение розничной цены на электроэнергию и вызванный этим растущий объем перекрестного субсидирования (со 140 млрд руб. в 2008 г. до 400 млрд руб. в настоящее время) – это одна из перезревших проблем российской электроэнергетики.

Сегодня, когда объем электропотребления прямо связан с уровнем жизни, фактически создана система, при которой самая низкодоходная группа населения дотирует богатых. Владельцы дорогих загородных поместий приобретают в десятки, а то и сотни раз больше электроэнергии, чем низкодоходные группы населения. Продавая ее по одинаковой искусственно заниженной цене, мы, по сути, создаем постоянный финансовый поток от бедных к богатым.

Такого рода проблемы обладают неприятным свойством – со временем они становятся все более и более разрушительны по своим последствиям, и, как показывает опыт пенсионной реформы, бесконечное откладывание их становится невозможным.

Конечно, прежде чем решать эту проблему, нужна серьезная программа мер по защите низкодоходных групп населения. Ряд элементов этих программ был опробован в ходе самой реформы, например социальная норма потребления электроэнергии для населения, позволяющая оплачивать ограниченный объем потребления по более низкому тарифу.

Убедившись, что системы защиты низкодоходных групп населения отработаны, нужно переходить к главному вопросу – реальному, а не на словах устранению перекрестного субсидирования и либерализации розничных рынков. Все базовые технологические и экономические предпосылки для этого уже созданы осуществленной реформой электроэнергетики. Осталось решить главное – отказаться от искусственной привязки уровня цен к уровню инфляции. Это тем более актуально сейчас, когда инфляция в стране опустилась ниже 4%. Отдавая себе отчет в сложности такого рода преобразований, считаю целесообразным начать их с эксперимента на нескольких розничных рынках в некоторых регионах. Опыт конкуренции на розничном рынке за потребителя, с которым мы ежедневно сегодня сталкиваемся в телекоммуникациях, можно и нужно перенести на подготовленную для этого почву в электроэнергетике. Разумно организованная конкуренция сбытовых компаний на розничных рынках электроэнергии способна сдержать темпы роста цен, как мы убедились в этом за 10 лет на примере оптового рынка электроэнергии.

Конкурентный сбыт поможет решить еще одну застарелую проблему современной электроэнергетики – неплатежи. В противном случае мы не просто будем продолжать нагружать промышленных потребителей искусственной дополнительной нагрузкой, но и сдерживать развитие крупнейшего сектора розничного рынка энергоэффективности для потенциальных российских производителей в электротехнике и машиностроении.

А на оптовом рынке основные тренды уже лежат в повестке дня правительства. Это программа ДПМ-2, базирующаяся на использовании важнейшего инструмента, рожденного реформой, – ДПМ. Его цель не столько рост установленной мощности, сколько ее модернизация. Не хочу вмешиваться в активно идущий спор о распределении высвобождающихся средств на проект «ДПМ-2», но решение по этому вопросу следовало бы принять уже в 2018 г.

Не менее важен и второй вектор – выводы устаревших мощностей. Их объемы существенно возросли в последние годы, и это само по себе важный позитивный итог реформы. Однако пока существует историческое окно возможностей в виде созданного реформой резерва мощностей, необходимо существенно ускорить эту работу. Вывод электростанции – сложнейшая в технологическом отношении задача, и было бы правильно принять дополнительные экономические и технологические меры, облегчающие генерирующим компаниям такие проекты. При всех сложностях вывод устаревшего оборудования даст отечественной энергетике еще один импульс для снижения удельного расхода топлива и повышения надежности.

Смотрите так же:  Судебная практика по разбою 2019

Главный вывод из анализа прошедших после реформирования электроэнергетики 10 лет – цели, ради которых осуществлялась реформа, достигнуты, а наиболее серьезных ценовых и технологических рисков удалось избежать. Прошедшее по окончании реформы десятилетие доказало, что сочетание фундаментальных либеральных рыночных принципов и разумной централизации способно решать в нашей стране сложнейшие инженерно-экономические и социально-политические задачи.

Автор — председатель правления РАО «ЕЭС России» в 1998–2008 гг.

Означает ли ликвидация РАО «ЕЭС России» закат политической карьеры Анатолия Чубайса?

Владимир Кара-Мурза: Сегодня экс-глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс получил от президента России Дмитрия Медведева предложение о новом месте работы и планирует обсудить его в сентябре после своего отпуска. РАО ЕЭС России, который Чубайс возглавлял на протяжение последних 10 лет, во вторник прекратило свое существование. В этот же день Дмитрий Медведев провел рабочую встречу с бывшим руководителем энергохолдинга, в ходе которой Чубайс рассказал президенту о завершении реформирования российской электроэнергетики. Означает ли ликвидация РАО ЕЭС России закат политической карьеры Анатолия Чубайса? Об этом говорим с главным редактором газеты «Промышленные ведомости» Моисеем Гельманом. Как вы оцениваете завершившийся этап реформирования российской энергетики?

Моисей Гельман: Прежде чем ответить на этот вопрос, очевидно, этому будет посвящена большая часть нашей беседы с вами, я хочу рассказать об одном случае, который мне вспомнился, когда вы меня пригласили на передачу. В 2001 год я опубликовал статью, она называлась «Антигосударственный заговор в РАО ЕЭС России или Бомба для президента». Эта статья была написана весьма популярно и в ней объяснялось, что такое единая энергосистема и чем чревато все это дело. Потому что согласно конституции федеральная энергосистема находится в ведении Российской Федерации. В ведении — значит в управлении, поэтому государство не имело права терять эту свою функцию. А за этим тянулся еще целый ряд статей нарушения конституции. Материал я передал Илларионову, тогдашнему советнику, и статья, насколько я понял, была на столе у Путина. Была создана рабочая группа по изменению законопроекта об электроэнергетике, который как раз регламентировал все то, что сегодня произошло, точнее происходило на протяжении всех лет, и была создана рабочая группа, во главе ее поставили губернатора Томской области Кресса, он тогда одновременно был и членом Совета федерации. Кресс позвонил мне и пригласил в эту группу. На первом заседании группы моей фамилии там уже не оказалось. То есть эта группа была, видимо, Кресс не совсем был искушен в интригах аппаратной игры и в лоббистских устремлениях тех, кто стремился рефомру провести. А вы помните, что реформа начиналась еще при Бревнове.

Владимир Кара-Мурза: Давайте поговорим о том, чем он сегодня закончилась.

Моисей Гельман: Она сегодня закончилась в основном словами, что все будет хорошо. Потому что ломать — не строить. И для того, чтобы понять трагичные последствия этого разлома, я с вашего позволения в нескольких словах, это связано как раз с тем случаем, о котором я хотел рассказать, в нескольких словах поясню, что такое единая энергосистема, постольку поскольку, к большому сожалению, об этом даже многие специалисты не представляют себе, те, которые не работали с этой системой. Так вот тогда же была, спустя некоторое время была создана согласительная комиссия — Совет федерации Госдума и представители правительства. Правительство представлял тогдашний заместитель министра экономического развития Шаронов. Я был помощником депутата и депутат, будучи членом этой комиссии, пригласил меня в качестве эксперта. Я задал Шаронову один вопрос, я его спросил: скажите, пожалуйста, почему на Западе по ночам, а в последние годы в Москве море огня и света, а в России этого нет? Шаронов, не задумавшись, заявляет, мол, там по ночам тарифы снижают, поэтому там по ночам много огня и света. Я говорю: неужели тарифы снижают для того, чтобы жечь топливо и освещать пустые улицы? Вы даже не понимаете, что вы сказали. Дело в том, что когда по ночам снижается нагрузка на энергосистемы, нужно сбрасывать мощность. Но электростанции нельзя сбрасывать их мощности до нуля. Потому что для того, чтобы вывести из холодного состояния тепловую станцию, вывести ее на режим, требуется до 8 часов, а атомную станцию, чтобы вывести с нуля на рабочий режим, требуется сутки и более. Поэтому когда уменьшается нагрузка, мощность станции снижают процентов на 30-40. Но Европа находится в двух часовых поясах, а наша единая энергосистема расположена в 6 часовых поясах. И у нас в стране была создана система, где по мере смены дня и ночи одни и те же электростанции обслуживали соседние пояса часовые. Это позволило создать целый ряд преимуществ, в частности, примерно на 20 миллионов киловатт это позволило уменьшить мощность системы по сравнению с тем, как если бы каждый регион питался от своей станции.

Владимир Кара-Мурза: Бывший министр экономики Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, уважает все сделанное Анатолием Чубайсом.

Евгений Ясин: Чубайс сделал максимум возможного в существующих условиях. Реальные условия для конкурентного рынка созданы. Если даже потребуется более высокая доля частного капитала, частных инвесторов, то в конце концов не вечно это огосударствление, с которым мы сегодня сталкиваемся, и будет, возможно, еще одна волна приватизации. Например, будет принято когда-нибудь положение о том, что «Газпром» должен избавляться от непрофильных активов, и он будет эти активы продавать. Так что предпосылки, все контуры конкурентного рынка созданы – это еще один подвиг Чубайса.

Моисей Гельман: Вы знаете, я без удивления выслушиваю высказывания господина Ясина. Дело в том, что конкурентный рынок – это один из мифов, на котором строилось это разрушение. Конкуренции на рынке электроэнергии не может быть в принципе по одной причине. Вообще на рынке действует известный экономический закон, я не знаю, почему Ясин о нем не знает, предложение не может превышать спрос. Речь идет о крупной продукции и, в частности, об электроэнергии. Дело в том, что если возникает избыточность предложения, то владелец этой электроэнергии он либо должен уйми на другой сегмент рынка, где дефицит электроэнергии, либо закрыть станцию. Поэтому никакой конкуренции по этой причине быть не может. Но существует еще целый ряд причин, по которым конкуренция не может возникнуть в принципе. Дело в том, что существует несколько различных типов электростанций, которые отличаются между собой используемым топливом — атомные станции, тепловые станции, которые используют уголь, газ, мазут, вырабатывающие электроэнергию. Есть еще тепловые электростанции, которые вырабатывают тепло и электроэнергию. Так вот, постольку поскольку нагрузка в системе меняется, к ночи она спадает, помимо суточных изменений есть сезонные изменения. И поскольку атомные станции работают примерно при постоянной мощности, то их не выключают, они работают все время, они не могут использоваться для конкуренции. Кстати, об их приоритетном использовании записано в самом законе об электроэнергетике, на котором строилась реформа. У них есть своя приоритетная ниша. В этой же приоритетной нише находятся крупные ГРЭС — это старое название – городские районные электростанции, название несколько не соответствует нашим нынешним представлениям. Крупные мощные станции тепловые, которые работают на угле, газе, мазуте, они тоже работают в приоритетной нише, они обсуживают базовую часть нагрузки, которая постоянна, независимо от суток и сезона. Вне конкуренции зимой и осенью оказываются теплоэлектростанции, потому что они непрерывно вырабатывают тепло и электроэнергию, их выгодно использовать только в таком режиме, летом они должны либо выключаться, либо переходить, если экономически эффективно, в зависимости от того, когда станция строилась, они должны переходить в режим выработки электроэнергии. Таким образом, еще гидроэлектростанции. А гидроэлектростанции — это станции, которые обладают наивысшей скоростью регулирования мощности, их используют в качестве «скорой помощи. И поэтому их тоже нельзя использовать для конкуренции, у них тоже есть своя ниша. Это только две причины, а есть еще несколько причин, по которым в принципе не может быть конкуренции.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», склонен к иронии.

Александр Проханов: Да, узнав, что Анатолий Борисович уходит из РАО ЕЭС, я надел траур, посыпал голову пеплом и, рыдая, разрывая на себе одежды, двинулся по улицам Москвы, причитая: о, Чубайс, о, Чубайс, на кого ты нас оставляешь? И вот теперь я вижу, что ужасный Советский Союз, страшная депрессивная страна построила величайшую в мире энергетическую систему. Все эти станции, в строительстве которых я участвовал, я видел воздвижение этих великих плотин, создание огромных реакторов по всей стране, Чубайс вместо всего этого создал рынок. Этот рынок по существу он продал пять или шесть генерирующих мощностей иностранцам. Иностранцы пришли сюда с одним желанием – заколачивать бабки. Они эти бабки будут заколачивать так же, как заколачивают в нашей металлургической промышленности, в нашем лесном деле, в нашем нефтекомплексе. Они будут эксплуатировать нашу энергетику, наши машины и нашу человеческую энергию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Господин Гельман, у меня к вам такой вопрос. Есть роман у Золя «Его превосходительство Эжен Рогон». Этот Эжен Рогон был министром у Наполеона Третьего и привлекался для разного рода не очень красивых дел. Так вот, вы не находите, что есть некая параллель между Чубайсом Эженом Рогоном? То есть такие лица всегда были востребованы властями предержащими для дел особого рода.

Моисей Гельман: Вопрос очень сложный, поскольку, я считаю, существует понятие презумпции невиновности. Я исхожу из того, что власти вряд ли будут сами под себя копать. Но могу вам сказать следующее, что эта так называемая реформа, ее принципы – это не выдумка Чубайса. Дело в том, что предшественник Чубайса, мало кто об этом знает, если вы помните, существовала комиссия Гор-Черномырдин, и там была рабочая группа по электроэнергетике, которая разработала программу модернизации РАО ЕЭС. Причем американцы сейчас после того, как у них реформа потерпела крах, а это реформа аналогичная, которая у нас проведена, она у них потерпела крах, вы помните, в 2005 году произошла катастрофа, когда полстраны, включая и часть Канады, осталась без электричества. И после этого президент Буш созвал специалистов, и они решили создать энергосистему, подобную нашей. Потому что еще в советское время несколько раз приезжали специалисты и знакомились с нашей системой. Дело в том, что за такими системами будущее. И скорее всего, учитывая растущий дефицит на энергоресурсы, европейское сообщество вынуждено будет пойти на контакты с нами и с Азией и начать строить евразийскую объединенную энергосистему, поскольку постольку это позволит перейти к управлению балансами энергоресурсов, учитывая растущий дефицит того же газа.

Владимир Кара-Мурза: Иван Стариков, бывший заместитель министра экономики России, член руководства Народно-демократического союза, высоко оценивает заслуги Анатолия Чубайса.

Иван Стариков: Я убежден, что если бы Анатолий Борисович Чубайс 11 лет назад не возглавил РАО ЕЭС, то страна давно бы погрузилась в тьму. По той простой причине, что когда он принял руководство этой крупнейшей естественной монополией, становым хребтом российской экономики, по-моему, около 7% тарифов оплачивалось живыми деньгами, остальное все были зачетная схемы. И инвестиционная программа, состояние генерирующих мощностей, все хозяйство находилось в пикирующем положении. Сам себе замысел среды конкурирующей среды в естественной монополии, замысел был абсолютно здравый, логичный. Только у России не существует института частной собственности, а существует средневековый институт феодального держания этой собственности. Поэтому рассчитывать на серьезные долгосрочные инвестиции в энергетику, в первую очередь генерирующие мощности не приходилось. Это стало причиной дефицита мощностей, роста тарифов, рост безумных цен за подключение.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли доверять отчету Анатолия Чубайса о том, что он сумел привлечь бешеное количество инвестиций в свою отрасль?

Моисей Гельман: Сейчас я отвечу на этот вопрос, я хотел бы сначала прокомментировать высказывание Старикова. Это, на мой взгляд, просто набор деклараций человека, который несведущ в проблемах рынка и электроэнергетики. Дело в том, что дефицит электроэнергии, который возник, подобные системы должны развиваться в комплексе. Такие системы должны развиваться, исходя из поддержания баланса производства электроэнергии, потребления, то есть спроса и пропускной способности электрических сетей. Так вот господин Стариков, видимо, этого не знает, во многих регионах проблема не в том, что дефицит генерирующих мощностей, а дело в том, что нарушен баланс и зачастую пропускная способность электрических сетей, а это не просто провода, это еще подстанции, они не согласованы. Такая ситуация сложилась, кстати, в Москве. В Московской области действительно есть дефицит электрических мощностей, а по Москве несогласованность сетей. Конечно, через некоторое время и в Москве наступит дефицит при подобных темпах развития. Что касается привлечения средств, то вспомните, что это было время бартера, когда благодаря догматическим представлениям Гайдара и Чубайса, так же и команды его, был создан искусственный дефицит денежного обращения в стране. Все нормальным экономистам известно, что для того, чтобы соблюдался баланс товарно-денежного обращения, денежная масса должна составлять 60-70%, не менее, по отношению к валовому внутреннему продукту, а она тогда составляла 12-13%. Это другой вопрос. Но Чубайс добился чего: владея рубильником, он стал отключать электроэнергию. Те мизерные средства, которые были и в регионах у местных властей, и на предприятиях, они, отказавшись от той мизерной оплаты, которую осуществляли, вынуждены были все отдать. На само деле Чубайс просто воспользовался ситуацией, которая тогда существовала в стране, и создана во многом была им так же.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, что здесь, собственно говоря, и обсуждать нечего. Естественно, такая мощная организация как энергосеть страны должна быть взаимосогласована и это может быть осуществлено только в руках государства. Поэтому я просто удивляюсь, почему этот вопрос обсуждается. Но мне хотелось бы напомнить, что очередные обвинения в адрес Ходорковского выдвигаются. Наверное, у нас принято наказывать тех, кто жертвует своими средствами ради жизни и благосостояния народа.

Владимир Кара-Мурза: Этот вопрос обсуждается как раз, потому что уже не будет государственной монополии на электроэнергетику.

Моисей Гельман: Дело в том, что федеральная сетевая компания должна остаться в руках государства, но я повторяю, что единая энергосистема, ведь электроэнергия — виртуальный товар, который передается по проводам со скоростью, близкой к скорости света, и его нельзя хранить. И поэтому выработка, электроэнергия после своей выработки должна мгновенно потребляться. И поэтому такие системы должны находиться в одних руках, иначе произойдет страшное. Недавно, помните, была какая-то акция протеста и договорились, что выключат свет. Я вообще удивляюсь, почему в том же самом РАО ЕЭС не предупредили, что это делать нельзя. Потому что если мгновенно отключается большая мощность, то может возникнуть перенапряжение в сетях. А учитывая изношенность нашей автоматики и то, что она морально устарела, потому что она в основном построена на старых электромагнитных реле, а не на бесконтактных реле, это могло привести к аварии. Просто в Москве не много народу последовало этому призыву. Нельзя, чтобы подобного рода система, представьте себе, что у вас автомобиль и кому-то пришло в голову разделить его на части и продать разным хозяевам. Кто-то будет управлять колесами, кто-то будет отвечать за шасси, у кого-то будет баранка в руках. Поедет такой автомобиль? Нет. То ж самое представьте поезд и каждый вагон приватизирован, и каждый может когда ему угодно где-нибудь в Жмеринке крутануть тормозное колесо — поезд разорвет.

Владимир Кара-Мурза: Бывший губернатор Красноярского края, ныне член фракции «Справедливая Россия» Государственной думы Валерий Зубов отдает должное трудолюбию Чубайса.

Валерий Зубов: Отрицать невозможно, что проделана фантастическая работа Анатолия Борисовича в условиях, когда большинство отраслей и вообще сегментов экономики, наоборот консервировались, он сумел провести то, что было намечен, если не ошибаюсь, 10 лет назад. И с точки зрения работы как менеджера — это блестящая работа. Мы знаем, что когда блестящая работа на первом этапе, а при реализации могут быть проблемы. Нам еще предстоит увидеть окончательные результаты, я думаю, два-три года понадобится для оценки. Но это уже будет не столько результат работы Анатолия Борисовича, сколько как воспользуются этим те, кто отвечает за энергетику. Я думаю, что будет непростая работа с реализацией инвестиций, я думаю, что будет не совсем просто с тем, что все-таки основные участники появились на энергетическом поле — это монополии, зарубежные игроки, новых игроков практически не появилось. Поэтому проблема монополизации будет нас напрягать. Но сегодня есть, я не знаю, как это отрицать, есть результат, который был поставлен 10 лет назад, и сегодня он достигнут.

Смотрите так же:  Образец заявления на налоговую льготу по налогу на имущество

Владимир Кара-Мурза: Какой ценой, по вашим данным, достигнуто это изобилие в РАО ЕЭС?

Моисей Гельман: Я сейчас отвечу на ваш вопрос. Хочу прокомментировать несколькими словами это высказывание. Мы действительно увидим результат, но только увидим гораздо раньше. И дело не в том, какую работу проделал, а дело в том, насколько она обоснована и подобного рода деятельность прежде, чем ее начинать, она должна быть продумана, просчитана. Я хочу к примеру привести ту самую знаменитую схему размещения энергообъектов, о которой много говорят. Сейчас уже скандалы начинаются. К большому сожалению, инвестиционные проекты лишены технико-экономического обоснования. На этом основании отказались выполнять несколько инвестопроектов в Москве «Газпром», который сейчас владеет большим пакетом акций «Мосэнерго». Председатель совета директоров ВГК-3 заявил недавно, что им навязаны инвестпроекты, они могут не выполнить по одной простой причине: у них уже сейчас на тех станциях, которые им попали в результате покупки, две тысячи мегаватт лишних мощностей. Их заставляют строить новые на костромском блоке. А на костромской станции избыток мощностей, потому что некуда сбросить, там то, о чем мы с вами говорили, отсутствует комплексный подход к развитию системы электроснабжения. Я вам могу сказать, что уже много лет запертые мощности на рязанской ГРЭС, хотя в центре уже наблюдается дефицит электроэнергии. С 99 года по 2005 год по оценкам на непроизводственные затраты было израсходовано свыше 1,1 триллиона рублей — это оценки были даны специалистами, они опубликованы в газете «Промышленные ведомости» пару лет назад.

На ваш вопрос, откуда берутся деньги, давайте начнем с конца. Сколько получает Анатолий Борисович Чубайс? Тот вопрос, который ему многократно задавали в думе, он не отвечал. Так вот, в 6 номере журнала «Росбизнесконсалтинг» опубликован список так называемых топ-менеджеров ведущих российских компаний, сколько они заработали в прошлом году. Анатолий Борисович Чубайс заработал 24 с хвостиком миллионов долларов. Там же в этом списке члены правления, в том числе неоднократно выступавший у вас господин Гозман, у них в половину меньше. К примеру, Трапезников, который не является энергетиком, Гозман, кстати, тоже не является энергетиком. Вообще удивительное дело, в правлении, насколько сейчас можно было судить по списку, там один ‘энергетик. Я не знаю, сколько получает Волошин, председатель совета директоров. Но на деньги РАО ЕЭС дважды правление само себя благодарило крупными пакетами акций. Любопытная история произошла в начале этого года. Они у акционеров, которые якобы не голосовали за преобразование РАО ЕЭС, выкупили почти на 110 миллиардов акций, причем по самой высокой цене котировочной. Любопытно, что я тоже являюсь миноритарием, но мне никто не предлагал продать мои акции, хотя я тоже не голосовал за преобразование РАО ЕЭС. Что любопытно, что незадолго до этого года члены правления сами себя поблагодарили за прекрасно проделанную работу, о которой говорил уважаемый депутат Зубов. И я, конечно, не подозреваю их в том, что они по самой высокой котировочной цене продали те акции, которые они получили по аукциону, будем придерживаться принципа презумпции невиновности. Но что случилось дальше? Они решили эти акции продать, удалось продать только на 20 миллиардов рублей. А что с 90 миллиардами рублей? Дело в том, что федеральная сетевая компания должна перейти во владение государству и там какая-то очень темная история получается. Вместо того, чтобы государство по закону должно иметь 75%, может оно получить 52. Государство заставит выкупить эти сети. Любопытно, что эти сети у государства украли, потому что по указу президента Ельцина эти сети должны быть акционированы, но не приватизированы, они должны остаться в руках у государства, и в свое время, я не буду напоминать, все прекрасно знают, кто тогда командовал приватизацией. Но сейчас эти 90 миллиардов рублей в виде акций будут внесены в федеральную сетевую компанию в форме двух дополнительных дочек и государство еще и на этом, я не хочу произносить слово обманут.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея.

Слушатель: Добрый вечер. Я не совсем понял вопрос критики вашего гостя. Сети стратегические остались у государства. Раздали генерацию. Если Чубайс плохой, зачем вы покупали акции, не пойму.

Моисей Гельман: Я вам объясню, почему я купил акции. Во-первых, вы, наверное, подключились позже, я еще раз повторяю, что система подобного род должна развиваться сбалансировано. И если инвестор не будет уверен, что он сможет передать электроэнергию и продать ее, он никогда не будет вкладывать деньги в новые мощности, это под силу только государству. И я еще раз повторяю, что в так называемой генеральной схеме отсутствует технико-экономические обоснования большинства проектов. Если вы работали в промышленности, вы знаете, что это такое. Ни один проект без технико-экономического обоснования никто не начнет реализовывать. Что касается акций, я могу вам этот секрет раскрыть. Дело в том, что я попытался воспрепятствовать проведению этой реформы, купив у своего приятеля 10 акций, и подал иск в Конституционный суд на нарушение моих имущественных прав в результате разделения компаний. Потому что в результате разделения капитализация моих акций снизится. Это отдельный вопрос, я могу обосновать этого подробно, но это нарушение примерно с десяток статей конституции.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Сабуров, бывший член совета директоров концерна ЮКОС, бывший вице-премьер в правительстве России, считает, что Чубайс вскоре приобретет высокое кресло.

Евгений Сабуров: Если Россия хочет развиваться, если Россия бережет и дорожит своими кадрами, то место должно найтись. Мы еще не можем сказать, удалась его реформа или не удалась, посмотрим, как дальше будут дела обстоять. Но во всяком случае он был прекрасным руководителем, собрал прекрасную команду и предложил достаточно интересное и, мне кажется, полезное решение.

Моисей Гельман: Кажется — это еще не означает, что это так и есть. На самом деле, я повторяю, что цели подобных систем – это обеспечение надежного электроснабжения. В результате развала единой энергосистемы, то есть организационного технологического единства и отсутствие гарантий сбалансированного развития в ближайшее время могут возникнуть очень неприятные ситуации. Я не хочу оказаться пророком, но вы взгляните на то, что было в 2005 году, когда «Мосэнергео» было разделено на ряд компаний и было утеряно управление. В Соединенных Штатах Америки реформа по этому образу и подобию тоже потерпела крах. Что касается заслуг Анатолия Борисовича Чубайса, я хочу вам y напомнить приватизацию, я хочу вам напомнить выборы президента Ельцина, я хочу вам напомнить, как он разбудил ночью страну в 96 году, наврав о том, что стране угрожает государственный переворот. Это все произошло потому, что, помните, вынесли коробку с деньгами из Белого дома, и Чубайс пошел на крайние меры, чтобы отвлечь. Я думаю, ваш призыв вряд ли поддержит много народу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Господин Гельман, скажите, пожалуйста, дайте ваш прогноз, что будет с так называемой энергетической независимостью России? Какой капитал сейчас в основном придет инвестировать в нашу электроэнергетику — иностранный капитал или наш российский капитал? И вообще я считаю, что такие реформы должны осуществлять не идеологи не экономисты, не психологи, как господин Гозман, а кондовые управленцы. Они должны завязывать перекрестные связи, обратные связи в экономике, вы понимаете, о чем я говорю.

Моисей Гельман: Безусловно, я понимаю, что вы говорите, я полностью с вами согласен. Я вам могу сказать следующее: во времена Советского Союза, когда все было в руках государства, у нас существовало планирование. Такое планирование существует во всех нормальных странах. Дело в том, что отдельные товаропроизводители должны иметь ориентиры. Развитие энергетики должно всегда опережать развитие промышленности. Больше того, я вам скажу, что сама по себе промышленная продукция никому не нужна, если она не востребуется в производстве конечной потребительской продукции. Таким образом платежеспособность на всех этажах экономики целиком и полностью определяется платежеспособным спросом населения. У нас этот платежеспособный спрос угробили. Яркий пример тому является наша авиапромышленность, когда резко упали доходы населения, резко сократилось количество авиапассажиров, авиакомпании лишились средств для покупки самолетов. Они тогда пошли на закупки по лизингу, то есть по сути дела в зависимости от того, какой это лизинг был. В общем это кредит. И сегодня наша авиапромышленность подняться не может с тех пор. Поэтому совершенно очевидно, что генплан, который составлен, он вызывает, мягко говоря, сомнения по одной простой причине: в стране нет плана, речь идет не об обязательном плане, а об индикативном планировании, где на основе баланса ресурсов и прогнозного спроса, причем прогнозный спрос должен быть научно обоснованный, были бы разработаны программы, планы развития экономики, в первую очередь ориентированной, как в Китае это сделали, на развитие собственного внутреннего рынка. А то, что сделано, я сомневаюсь, что инвесторы, вряд ли это будет массовое инвестирование. Отдельные наши, типа «Базового элемента» которые сейчас владеют рядом активов, они, конечно, в интересах своих предприятий вложат деньги. Если речь идет о производстве алюминия, то они как раз развивают электроэнергетику. Сейчас будет просто повышение тарифов для того, чтобы как можно больше выкачать из страны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. Нам не нравится слушать про оклады Чубайса, но вопрос может быть в правовом государстве один – это законно или незаконно. Если законно, значит такие у нас законы. В связи с этим недавно были события в связи со сменой собственника, ряд топ-менеджеров ОКГ подали заявление, по закону положено было порядка 500 миллиардов рублей. В связи с этим интересно, была авария не так давно на подстанции московской, стоимость того несчастного трансформатора, который сгорел, сравнить с этим. Еще хотел сказать, что эти две крайности, одна — все под руководством государства, другое в частных руках. Видимо, должен быть баланс, который учитывает и технологические особенности и частную инициативу, интересы.

Моисей Гельман: Я вам отвечу следующим образом. На мой взгляд, большая беда, что в советах директоров присутствуют чиновники. Это должны быть наемные специалисты, которые будут управлять компаниями. Не просто так называемые менеджеры, у которых непонятно, какое базовое образование. Если это энергосистема, там безусловно, должен быть человек, у которых два базовых образования. Что касается законности, незаконности, конечно, к сожалению, у нас сегодня нет законов, ограничивающих зарплату менеджеров в компаниях. Я могу сказать, я сделал расчеты по 2004 году, потому что это был последний год, когда компания была цельной, в 2005 началось разделение. В 2004 году энергохолдинг выручил свыше 507 миллиардов рублей, а переплата превысила половину. Я хочу вам сказать, если вы не знаете, что за всю электроэнергию, так же как за все стране, кроме экспортной продукции платит население страны, когда оно покупает потребительскую продукцию. Напомню еще раз: промышленная продукция и электроэнергетика, если она не используется для бытовых целей, сама по себе не нужна, если она не используется в производстве конечной потребительской продукции. Поэтому когда мы с вами покупаем потребительскую продукцию, мы выплачиваем абсолютно все затраты, мы выплачиваем все налоги и мы выплачиваем всю прибыль, которую получает тот или иной товаропроизводитель. Для вашего сведения могу сказать, что мы платим не 13% подоходного налога, если вы посмотрите статистику, то из года в год налоги и прибыль, которая выплачивается, корме экспортной деятельности, составляет примерно 70% по отношению к годовой заработной плате населения. И вот считайте, нужно ограничивать или не нужно ограничивать зарплату менеджеров при том, что их деятельность носит весьма сомнительный характер.

Владимир Кара-Мурза: Экономист Ирина Ясина, бывший директор проектов фонда «Открытая Россия», сдержано оцениваете реформу российской энергетики.

Ирина Ясина: Так как Чубайс ее задумывал, она все-таки не удалась, вернее так – удалась частично. Потому что план были более грандиозными. Но по сравнению с тем, что могло произойти в настоящих условиях при том давлении и общем огосударствлении, то есть против ветра оказалось под силу только ему. Но то, что радиус движения оказался меньше, чем сам он планировал. Понимаете, в предлагаемых обстоятельствах это, несомненно, успех. Успех страны, потому что Чубайс один из редких людей, которые думают о стране.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Конечно, не сравнить оклады любого президента Германии, Франции, Америки, максимум 400 тысяч в год. Я помню Чубайса, еще плачущего на похоронах Маневича, как он клялся найти убийц. И почему он все-таки не искал и кто был заинтересован, до сих пор не дает покоя. А потом я помню, как у него просыпалась чувство совести, когда ему гонорар в 100 тысяч долларов был выплачен, ему и Коху. Совесть пропала, когда Кох разгромил НТВ. Кто научил? Воспитанник Чубайса – это Путин. Многое, что мы имеем сейчас, подчиненный бывший, который сидел в администрации президента, мы имеем — это все дела рук Чубайса.

Владимир Кара-Мурза: Каково, по-вашему, политическое будущее Анатолия Борисовича?

Моисей Гельман: Для того, чтобы прогнозировать, нужно владеть фактами. Сегодня было сообщение, что Чубайсу предлагают заняться какой-то внешнеэкономической деятельностью. Но промелькнуло сообщение, то ли ему предложили, то ли он сам предложил, будет создано некоммерческое партнерство, которое будет вырабатывать принципы взаимодействия России с ЕС. Конечно, это не государственная должность. И высказывания Ясиной о том, что он заботится о стране, тут я вспомнил 94 год, когда назначили Поливанова вместо Чубайса руководителем Госкомимущества, он обнаружил около 70 американских советников, часть из которых была работниками ЦРУ. Он отобрал у них пропуска, и он это рассказывал, это было опубликовано в газете, и на вопрос Поливанова: ведь нужно, чтобы и народу что-то досталось, Чубайс сказал, речь идее по сути дела о новой российской теории рыночной. Он сказал: что вы беспокоитесь, вымрет 30 миллионов человек. Они не готовы к рынку. Новые народятся. Вот с тех пор нарождаются новые.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы узнать: то, что было — это все очень понятно вы рассказали, а что ожидает в следующем. Как так, закрыли холдинг, а что вместо него?

Моисей Гельман: Вы знаете, к большому сожалению, об этом только сейчас задумались. Потому что до сих пор непонятно, кто будет координировать. На самом деле в прошлом году президент Путин сказал, что необходимо переходить к управлению балансами энергоресурсов. И он прав, поскольку условиях дефицита энергоресурсов рано или поздно встанет вопрос о ресурсах и энергосбережения. Кстати, в программе Чубайса об энергосбережении ничего не сказано. На само деле, если сегодня один киловатт генерирующий уже зашкалил за две тысячи долларов, то сберечь киловатт у потребителя стоит в три-четыре раза дешевле. Уже одна раздача контактных люминесцентных ламп и светодиодных ламп — это экономичные лампы, они потребляют примерно на 40-50% электроэнергии меньше при той же светоотдаче, просто бесплатно с сохранением тарифа позволило бы сэкономить немало электроэнергии. С моей точки зрения, если говорить о переходе к управлению балансами, необходимо сегодня говорить о создании сначала энергогазовой компании, потому что у нас половина газа сжигается на электростанциях, а затем к энерготопливной компании, которая может стать основой евразийской топливной компании. Если вы хотите подробнее почитать, можете посмотреть апрельский номер газеты «Промышленные ведомости», там об этом сказано.