Основные изменения по Лиссабонскому договору и поправкам

Обновленный Европейский Союз будет функционировать на базе двух учредительных договора:

1. «Договора о Европейском Союзе» (от 7 февраля 1992 года)

2. «Договор о функционировании Европейского Союза» (от 25 марта 1957 года)

Обновленный Европейский Союз не будет делиться на опоры.

Евратом – некий «филиал», узкая специализация.

Лиссабонский договор осуществил реформу правового статуса органов и других учреждений Союза (и создание Европейской Прокуратуры, и расширение полномочий законодательного органа и др.)

Председатель Европейской комиссии (премьер-министр)

Вместо Председателя Совета ЕС – председатель Европейского совета (физическое лицо) (президент)

Вместо Генсека – Верховный представитель Союза по иностранным делам и политике безопасности (министр иностранных дел)

Дается возможность добровольного выхода из Европейского Союза.

Предусматривает привилегированные отношения Европейского Союза и сопредельных государств.

Лиссабонский договор. Справка

Лиссабонский договор, известный также, как Договор о реформе (официальное название – «Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском Союзе и Договор об учреждении Европейского Сообщества», Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community ) – международный договор, подписанный на саммите ЕС 13 декабря 2007 года.

Лиссабонский договор призван заменить проект европейской Конституции, от которой руководители стран ЕС решили отказаться после выраженного ей недоверия на национальных референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 году.

Целью Лиссабонского договора является повышение эффективности Евросоюза, укрепление его демократической легитимности и унификация деятельности ЕС.

Лиссабонский договор вступит в силу после того, как его ратифицируют все 27 стран – членов Евросоюза.

Основные статьи Лиссабонского договора

Правосубъектность ЕС

ЕС может заключать международные договоры во всех сферах его компетенции в четырех случаях: если это предусмотрено основополагающими договорами ЕС; если того требует достижение целей, обозначенных в договорах; если того требует юридически обязательный документ ЕС; если данный договор может «повлиять на общие правила ЕС или изменить их». Государства-члены имеют право заключать любой международный договор при условии, что он не противоречит соглашениям, подписанным ЕС или не относится в зону компетенции Союза.

Принципы и цели ЕС

Принципы, рассматривавшиеся ранее как декларативные: защита граждан ЕС по всему миру, экономическое, социальное и территориальное единство, культурное многообразие и др., наряду с социальными целями становятся основополагающими задачами политики ЕС. Задачей ЕС также становится создание «внутреннего рынка» и достижение целого ряда целей: полная занятость, социальный прогресс, высокий уровень защиты окружающей среды, борьба против дискриминации, социальная справедливость, защита прав детей и т. д.

Договор о реформе вносит изменения в Договор о ЕС в отношении следующих институтов Союза:

Европейский Парламент

Вводится новая система распределения мест в Парламенте. Число членов ограничивается 750 + 1 (председатель Парламента); места распределяются по принципу «снижающейся пропорциональности»: минимум 6 представителей от государства, максимум – 96. Эта система распределения мест вступит в силу в 2014 году.

Европейский Совет

Евросовет становится полноценным институтом Союза. Он состоит из глав государств или правительств государств-членов, его председателя и председателя Комиссии. В работе будет участвовать Высокий представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности. Если раньше председатель назначался по принципу ротации каждые полгода, то теперь Евросовет будет избирать его квалифицированным большинством на срок два с половиной года. Председатель Евросовета будет представлять Союз во внешней политике в рамках своих полномочий и по вопросам Общей внешней политики и политики безопасности.

Совет («Совет министров»)

Изменения касаются новой системы голосования по принципу квалифицированного большинства. Начиная с 1 ноября 2014 года, квалифицированным большинством считаются голоса как минимум 55 % членов Совета (как минимум 15 стран), которые представляют как минимум 65 % населения Союза. Блокирующим меньшинством становятся четыре государства-члена Совета. Председательство в Совете будет осуществляться заранее определенными группами в составе трех государств-членов на протяжении 18 месяцев. Члены Совета, в свою очередь, занимают пост председателя каждые 6 месяцев.

Европейская Комиссия

До 2014 года Комиссия будет состоять из одного представителя от каждого государства-члена, в том числе и Высокого представителя по внешней политике и политике безопасности. С ноября 2014 года Комиссия будет состоять из числа представителей, соответствующего 2/3 количества стран-членов ЕС, «в случае, если Евросовет единогласно не примет иного решения». Члены Комиссии будут избираться на основе системы равной ротации между государствами-членами. Председатель Комиссии избирается большинством голосов в Европарламенте по предложению от Евросовета.

Высокий представитель по внешней политике и политике безопасности

Европейский Совет по согласованию с председателем Еврокомиссии, квалифицированным большинством назначает высокого представителя Союза по внешней политике и политике безопасности. Высокий представитель будет осуществлять Общую внешнюю политики и политику безопасности Европейского Союза путем внесения предложений и фактической реализации международных обязательств на внутригосударственном уровне уже достигнутых договоренностей. Он будет возглавлять C овет по международным отношениям. Высокий представитель одновременно также является одним из вице-председателей Комиссии, в сферу компетенции которого входят внешние связи ЕС с миром.

Компетенции Союза и национальных правительств

ЕС обладает исключительной компетенцией в вопросах определения и проведения общей внешней политики и политики безопасности, определения действий для поддержки, координации или дополнения действий, предпринимаемых государствами-членами, но без ущемления их компетенций в этих областях. Вопросы функционирования таможенного союза, внутреннего рынка; монетарной политики государств-членов, официальной валютой которых является евро; общей коммерческой политики и заключения международных договоров в ряде случаев также относятся к ведению Союза. К сферам совместной компетенции Договор относит функционирование внутреннего рынка, социальную политику, экономическую, социальную и территориальную политику сплочения, сельское хозяйство и рыболовство, проблемы окружающей среды, защиту потребителей, транспорт, энергетику, пространство свободы, безопасности и правопорядка, общие проблемы здоровья населения, исследования, технологическое развитие, космическое пространство, развитие сотрудничества и гуманитарной помощи, координацию вопросов занятости и социальной политики в странах-членах. В следующих областях Союз будет оказывать поддержку государствам-членам: защита здоровья населения, промышленность, культура, туризм, образование, проблемы молодежи и спорт.

Политика обороны

Договор о реформе прописывает обязательную коллективную ответственность стран-членов ЕС. Если государство стало жертвой агрессии, другие государства «обязаны» оказать помощь и поддержку «всеми возможными средствами».

Гражданская инициатива

Граждане ЕС получают право выступать с предложением Европарламенту или Совету изменить законодательства. Для этого необходимо заручиться поддержкой данной инициативы со стороны миллиона граждан. Комиссия сохраняет за собой право решать, следует ли предпринимать действия для удовлетворения этого запроса

Еврозона

ЕС получает право определять модели координации экономической политики стран-членов еврозоны. Комиссия может выступить с предупреждением государства о том, что его экономическая политика не соответствует общим рамкам экономической политики ЕС.

Выход из Союза

В Договоре оговаривается возможность и процедура выхода из состава Союза. Статья 35 Договора о ЕС предусматривает условия и процедуру выхода из Союза (в соответствии с законодательством страны; уведомление Евросовета и по решению Совета, принятого квалифицированным большинством).

Страны ЕС, в которых завершен процесс ратифицикации Лиссабонского договора:

Венгрия – 18 декабря 2007 года; Словения – 29 января 2008 года; Мальта – 29 января 2008 года; Румыния – 6 февраля 2008 года; Франция – 7 февраля 2008 года; Болгария – 21 марта 2008 года; Словакия – 10 апреля 2008 года; Дания – 24 апреля 2008 года; Австрия – 28 апреля 2008 года; Латвия – 8 мая 2008 года; Литва – 8 мая 2008 года; Португалия – 9 мая 2008 года; Люксембург – 29 мая 2008 года; Финляндия – 11 июня 2008 года; Эстония – 11 июня 2008 года; Греция – 12 июня 2008 года, Испания – 26 июня 2008 года, Кипр – 3 июля 2008 года, Нидерланды – 8 июля 2008 года, Бельгия – 11 июля 2008 года, Великобритания – 17 июля 2008 года, Италия – 23 июля 2008 года, Швеция – 21 ноября 2008 года, Германия – 25 сентября 2009 года.

Процесс ратификации Лиссабонского договора не завершен только в трех европейских странах – Ирландии, Чехии и Польше.

12 июня 2008 года на референдуме в Ирландии большинство населения (53,4%) проголосовало против нового основополагающего документа о деятельности Европейского Союза. 2 октября 2009 года в стране пройдет новый референдум по Договору.

Смотрите так же:  Образец заявления на прикрепления в поликлинику

Президент Польши Лех Качиньский отказался завершить процесс ратификации до голосования в Ирландии.

Президент Чехии Вацлав Клаус отказался подписывать документ, завершающий процесс ратификации, до вердикта Конституционного суда, куда была подана жалоба группы сенаторов. Суд должен решить, не нарушает ли Договор суверенитет страны.

Лиссабонский договор о функционировании европейского союза

  • Право. Юридические науки
  • 40.03.01: Юриспруденция
  • 40.04.01: Юриспруденция
  • 41.03.05: Международные отношения
  • 41.04.05: Международные отношения

Европейский Союз: основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями / отв. ред. С.Ю. Кашкин ; пер. А.О. Четвериков. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : ИНФРА-М, 2017. — 650 с. — www.dx.doi.org/10.12737/21547. — Режим доступа: http://znanium.com/catalog/product/557067

В настоящем издании приводится полный перевод на русский язык основополагающих актов Европейского Союза в новейшей редакции, вытекающей из Лиссабонского договора («Договора о реформе» ЕС) от 13 декабря 2007 г.: «Договор о Европейском Союзе» и «Договор о функционировании Европейского Союза» с протоколами и приложениями, «Хартия Европейского Союза об основных правах» с официальными разъяснениями, «Лиссабонский договор» вместе с «Заключительным актом» и декларациями Межправительственной конференции государств — членов Европейского Союза 2007 г. Перевод сопровождается постатейными аннотациями и комментариями, изложенными в форме примечаний к документам, и общим вводным комментарием, который дает разъяснения, необходимые для понимания новых правовых основ организации и деятельности ЕС и его взаимоотношений с Россией. Публикуемые документы и комментарии к ним соответствуют учебной программе курсов «Европейское право» («Право Европейского Союза»), «Конституционное право», «Международное право» и могут также использоваться в качестве учебного пособия при изучении этих предметов. Для работников органов государственной власти, внешнеполитических и внешнеэкономических организаций, правоохранительных органов, юристов-практиков, руководителей предприятий, предпринимателей, научных работников, преподавателей, студентов и аспирантов юридических вузов и факультетов, а также для всех заинтересованных читателей. Во втором издании отражены изменения и дополнения, внесенные в основополагающие акты Европейского Союза после вступления в силу Лиссабонского договора, в том числе связанные с приемом в Европейский Союз нового государства-члена (Хорватии) и реформой правового статуса Суда Европейского Союза. Во второе издание также включены полные переводы на русский язык документов, дополняющих собой основополагающие акты Европейского Союза по вопросам регулирования экономического и валютного союза и зоны евро, которые были приняты после вступления в силу Лиссабонского договора — Договора о стабильности, координации и управлении в экономическом и валютном союзе и Договора об учреждении Европейского стабилизационного механизма 2012 г.

Структура и общая характеристика Договора о функционировании Европейского Союза и Договора о Европейском Союзе

Организационная структура ЕС наряду с политическими органами включает Суд, который осуществляет свои полномочия в соответствии с условиями для достижения целей, предусмотренных положениями договоров, учреждающих ЕС. Суд ЕС относится к институтам, которые выполняют возлагаемые на ЕС задачи, т.е. Суд является основным органом ЕС.

На это обстоятельство следует обратить внимание, потому что основатели европейской интеграции прекрасно отдавали себе отчет в том, что без обеспечения независимого судебного контроля за выполнением международных обязательств, особенно в такой сфере, как социально-экономическая интеграция, никакие иные политические органы (правотворческие, исполнительные, осуществляющие административный контроль и т.д.) международной организации не смогут обеспечить решение интеграционных задач правовыми средствами.

Более подробно вопросы создания и деятельности Суда ЕС изложены в части шестой Договора о функционировании ЕС.Помимо этого, функции, состав, судопроизводство и иные вопросы Суда ЕС урегулированы в его Уставе, который ранее содержался в протоколах, прилагаемых к каждому учредительного договору Сообществ, а в настоящее время изложен в едином Протоколе к учредительным договорам ЕС и Евратом. Данный факт подчеркивает высокий уровень легитимности этого института, поскольку его деятельность основана на договорных нормах международного права. Помимо этого, вопросы судопроизводства более подробно урегулированы в его правилах процедуры, принятых в 1974 г. и затем неоднократно дополнявшихся и уточнявшихся.

Общая характеристика полномочий Суда Европейского Союза

Для достойного выполнения своей миссии по обеспечению «соблюдения права при толковании и применении договоров», возложенной на Суд ЕС (ст. 19 Лиссабонского договора), этот институт располагает широкими полномочиями, которыми его наделяют учредительные договоры ЕС и которые позволяют ему осуществлять судебный контроль над значительной частью права ЕС. Следует иметь в виду, что как судебный орган международной организации, Суд ЕС располагает только делегированными полномочиями, которые закреплены за ним в нормах права ЕС, видимо поэтому современная судебная модель Союза отводит национальным судебным органам выполнение первостепенной роли обычных судов, применяющих нормы права Сообщества.

Как следствие этого между Судом ЕС и национальными судебными органами устанавливается органическая связь с целью достижения гармоничного и единообразного применения права ЕС, а также его целостного развития. Полномочия Суда ЕС представляют, кроме того, опору судебной системы ЕС.

Сферу компетенции Суда ЕС, определяемую в общей форме п. 3 ст. 19 Договора о ЕС, а более конкретно в ст. 258-273 Договора о функционировании ЕС, в соответствии с которой Суд ЕС продолжает осуществлять свои традиционные полномочия Суда ЕС, можно классифицировать следующим образом:

— контроль за нарушениями права ЕС, вменяемыми государствам-членам. Этот контроль осуществляется путем рассмотрения исков о невыполнении права ЕС;

— контроль за законностью деятельности или бездействием институтов ЕС. Осуществляется, в основном, посредством рассмотрения исков об аннулировании актов ЕС, исков о бездействии институтов ЕС и исключения незаконности действий институтов, которые могут быть поданы государствами-членами, институтами ЕС, а также, при определенных условиях частными лицами;

— толкование права ЕС в преюдициальном порядке, реализуемое благодаря подаче просьбы о рассмотрении преюдициальных вопросов о толковании норм права ЕС;

— оценка действительности актов институтов путем рассмотрения преюдициальных вопросов, касающиеся оценки действительности актов;

— констатация внеконтрактной ответственности ЕС. В принципе, за исключением того, что в сами контракты могут включать компромиссные оговорки, допускающие юрисдикцию Суда ЕС, контрактная ответственность передается под юрисдикцию внутренних судов государств-членов;

— споры между ЕС и его служащими и иными агентами, находящимися на его службе;

— консультативные заключения в связи с международными договорами;

— кассационные жалобы на решения Трибунала.

Что касается Трибунала, то он по первой инстанции полномочен рассматривать иски о правомерности (законности) актов институтов ЕС (ст. 263 Договора о функционировании ЕС), иски о бездействии институтов и Европейского центрального банка (ст. 265 Договора о функционировании ЕС), споры о возмещении убытков (ст. 268 Договора о функционировании ЕС), споры между персоналом и Союзом (ст. 270 Договора о функционировании ЕС), и споры об исполнении государствами — членами Устава ЕИБ и актов его органов (ст. 271 Договора о функционировании ЕС), за исключением тех, которые переданы в юрисдикцию специализированных трибуналов и тех, которые Устав резервирует за Судом.

Амстердамский договор расширил полномочия Суда ЕС в основном за счет создания так называемого пространства свободы, безопасности и правосудия, которое стремится сгруппировать в возможно гомогенную нормативную совокупность все вопросы, связанные со свободным перемещением лиц и с упразднением пограничного контроля внутри ЕС. В настоящее время эти вопросы регулируются в разд. V Договора о функционировании ЕС «Пространство свободы, безопасности и правосудия». При осуществлении своих функций применительно к положениям гл. 4 и 5 (соответственно, судебное сотрудничество по уголовным делам и полицейское сотрудничество) указанного разд. V части третьей Договора о функционировании ЕС, Суд ЕС не наделен полномочиями по проверке действительности или соразмерности операций, проводимых полицией или другими репрессивными службами в государствах-членах, равно как и выносить решения относительно выполнения обязанностей государств-членов по поддержанию общественного порядка и охране внутренней безопасности.

Дата добавления: 2015-04-19 ; просмотров: 1581 . Нарушение авторских прав

Юридические свойства регламента (ст. 288 Договора о функционировании Европейского Союза)

Важнейшим по своей юридической силе среди актов вторичного права является регламент (reglement – франц., Verordnung – нем., regulation – англ.).

Регламент обладает тремя юридическими свойствами, отличающими его от других актов вторичного права и ставящих его на самое высокое место в иерархии источников вторичного права Союза. Регламент содержит нормы права, носит обязательный характер, имеет прямое действие на всей территории ЕС. Регламент является актом унификации законодательства государств-членов и обладает в государствах-членах силой закона.

Метод унификации предполагает издание Сообществом нормативного акта прямого действия, который «замещает», «становится на место» акта внутригосударственного права, ранее регулировавшего определенную область общественных отношений. Иными словами, унификация предполагает создание единообразного правового режима в соответствующей области отношений. Вместо различных законов и подзаконных актов, действовавших в государствах-членах, отныне действует один акт – регламент.

Смотрите так же:  Заявление на аттестацию учителя на первую категорию 2019 год физкультура

Схема 3.6. Юридические свойства регламента

Юридические свойства директивы (ст. 288 Договора о функционировании Европейского Союза)

Следующую позицию в иерархии источников вторичного права Европейского Союза занимает директива (directive – франц., Richtlinie – нем., directive – англ.).

Директива носит обязательный характер, содержит «модельные» нормы права, которые нуждаются в трансформации в национальное законодательство государств-членов. Выбор же форм и методов такой трансформации остается за самими государствами-членами. Для трансформации директивы предоставляется определенный срок. Если государство-член просрочит трансформацию директивы, то конкретная директива получает частичное прямое применение в соответствии с прецедентным правом [1] . Директива является актом гармонизации законодательства государств-членов.

Гармонизация имеет своей целью установление схожих правовых норм, регулирующих определенные отношения в государствах – членах ЕС. В отличие от унификации, гармонизация более мягкий, более гибкий метод. Суть гармонизации заключается в установлении в ЕС об-

Схема 3.7. Юридические свойства директивы

щих правил, направленных на сближение положений законодательных и иных нормативных актов государств-членов в определенной области.

Формы решений по общей внешней политике и политике безопасности

До вступления в силу Лиссабонского договора содержание и формы решений, принимаемых органами Союза по вопросам общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ), существенно отличались от тех, которые утверждались им в рамках первой «опоры». Как известно, после 1 декабря 2009 г. в Европейском Союзе действует единая система нормативных актов. Тем не менее в отношении ОВПБ сохранились существенные особенности.

Новая редакция Договора о Европейском Союзе, как и раньше, не предусматривает осуществления унификации либо гармонизации регламентарных и законодательных положений государств-членов в сфере ОВПБ. Таким образом, исключается возможность издания регламентов или директив в рассматриваемой сфере. Единственным законодательным источником вторичного права, издаваемым в сфере ОВПБ, является решение.

Помимо решений в области ОВПБ Европейский Союз правомочен также издавать общие принципы и ориентиры (principles and general guidelines – англ., Grundlagen allgemeinen Leitlinien – нем.). Они представляют собой генеральные политические программы и заявления общего характера и принимаются Европейским Советом, являющимся основным исполнительным органом в сфере ОВПБ.

Практические задачи, подлежащие решению в рамках ОВПБ, и способы их решения формулируются Европейским советом в форме заключений, принимаемых по итогам сессий Европейского совета. Эти заключения не обладают юридической силой, но являются чрезвычайно значимыми с политической точки зрения и часто впоследствии воспроизводятся в текстах юридически обязательных решений, принимаемых Советом ЕС.

Также Союз может заключать международные договоры по вопросам

Схема 3.8. Формы решений по ОВПБ ОВПБ

[2] . Все формы решений Европейского Союза по ОВПБ, за исключением международных договоров, не являются общеобязательными.

  • [1] Case 152/84, Marshall, [1986] ECR 732.
  • [2] Соответствующие полномочия были предоставлены Европейскому Союзу

Лиссабонский договор и институциональная система Европейского союза

Страницы в журнале: 146-148

О.М. Мещерякова,

доктор юридических наук, профессор кафедры международного права Российского университета дружбы народов Россия, Москва [email protected]

Анализируется Лиссабонский договор 2007 года в аспекте проблемы расширения компетенции институтов ЕС. На примере анализа норм Лиссабонского договора рассмотрены вопросы структуры и функции институтов ЕС. Рассматривается также важнейшая для интеграционных сообществ проблема наднациональности в ЕС, где в качестве основного принципа действует принцип приоритета права Союза над национальным правом государств-членов, а также принцип прямого действия права ЕС и суверенной государственности государств-членов.

Ключевые слова: институциональная система Европейского союза, Лиссабонский договор, наднациональность, суверенитет государств-членов Европейского союза, интеграция, Европейский союз, разграничение компетенций, специальные меры правового регулирования, глобализация, полномочие, международная организация.

На протяжении развития европейского интеграционного процесса институциональная система подвергалась неоднократным преобразованиям. Можно с полным правом заявить, что в Европейском союзе изменение функций его институтов является одним из ключевых моментов всех системных и структурных преобразований, которые предпринимаются на протяжении всего развития ЕС.

Лиссабонский договор 2007 года, ознаменовавший очередной этап реформирования ЕС и принятый после неудавшейся попытки конституционализации ЕС, продолжил традицию, начатую в двух предыдущих ревизионных договорах Европейского союза: Амстердамском (1997) и Ниццком (2001). Все три указанных договора являются договорами об изменениях и дополнениях, вносимых в учредительные договоры ЕС. Поэтому представляется, что Лиссабонский договор можно поставить в один ряд с указанными двумя договорами и также отнести к ревизионным договорам.

Вместе с тем с принятием Лиссабонского договора процесс реформирования ЕС вступает в свою решающую стадию. Новый договор о реформе определяет основные направления интеграционного процесса на длительный период и является бессрочным.

Вопрос об изменении функций институтов ЕС напрямую связан с другой важнейшей для интеграционного права проблемой — взаимодействием права ЕС и внутригосударственного права государств-членов [3].

Кроме того, значение Лиссабонского договора усиливается еще и тем обстоятельством, что он был принят «взамен» проекта Договора, устанавливающего Конституцию для Европы, который должен был стать источником права, «беспрецедентным по своему объему в сравнении как с национальными конституциями, так и с большинством международных договоров» [2, с. 28].

Большинство положений об институциональной реформе, содержащихся в проекте указанной Конституции, были включены в текст Лиссабонского договора.

Одной из особенностей организационного механизма ЕС является то, что вектор развития его институциональной системы был задан еще в 1950-е годы ХХ века, когда преобладала федералистская концепция развития интеграции. В последующие годы развития и углубления интеграционного процесса федералистская концепция стала постепенно вытесняться, уступив место более реалистичной суверенитистской концепции [5, р. 24].

Однако структура институциональной системы сохранила свои основные характеристики, заданные согласно плану Шамана-Монне. Это привело к дисбалансу в распределении полномочий между Союзом и государствами-членами [3]. По мере развития и углубления интеграции эта проблема не только не была решена, но и приобрела новые очертания. Поэтому все последующие реформы организационного механизма были направлены на обеспечение баланса полномочий между государствами-членами, с одной стороны, и ЕС — с другой, так как нарушение этого баланса снижает не только эффективность институциональной системы, но и легитимность институтов [4].

Таким образом, основной целью всех до сих пор предпринимавшихся реформ институциональной системы ЕС всегда было повышение легитимности институтов. Не стал исключением и Лиссабонский договор.

Наиболее существенные изменения, вносимые им, касаются места и роли Европейского парламента в институциональной системе ЕС, а также процесса принятия решений в Совете ЕС.

Лиссабонский договор значительно расширил компетенцию Европейского парламента по многим аспектам, имеющим ключевое значение для функционирования институциональной системы ЕС.

Во-первых, расширяя сферу применения процедуры совместных решений, называемой по Лиссабонскому договору обычной законодательной процедурой (ст. 294), Лиссабонский договор фактически уравнивает Европейский парламент с Советом.

Теперь, согласно Лиссабонскому договору, Европейский парламент наряду с межправительственным институтом — Советом — в рамках общей законодательной процедуры вотирует законопроекты, исходящие от Комиссии.

Поскольку Лиссабонский договор значительно расширяет количество сфер, в которых решения принимаются на основе общей законодательной процедуры (теперь это 27 сфер сотрудничества), можно говорить о том, что Лиссабонский договор расширяет полномочия Европейского парламента в процессе принятия решений.

Во-вторых, роль Европейского парламента усиливается также при избрании Председателя Европейской комиссии. Согласно п. 7 ст. 17 Договора о Европейском Союзе в Лиссабонской редакции, Европейский совет, постановляя квалифицированным большинством, предлагает кандидатуру на пост Председателя Комиссии Европейскому парламенту. Парламент принимает решение большинством голосов. Если Европарламент не утверждает предложенную кандидатуру, то она отклоняется.

В-третьих, Парламент наделяется равными с Советом полномочиями в процессе утверждения бюджета Европейского Союза.

В-четвертых, если, согласно Договору о Европейском союзе в прежней редакции, предложения об изменении учредительных договоров могли исходить от государств-членов или Комиссии, то по Лиссабонскому договору Европейский парламент также наделен этим полномочием (п. 2 ст. 48 Договора о Европейском союзе в редакции Лиссабонского договора).

Другим нововведением Лиссабонского договора, затрагивающим институциональную систему ЕС, является изменение процедуры принятия решений в Совете: Лиссабонский договор вводит новые правила для определения квалифицированного большинства.

Согласно новым правилам, для того чтобы решение было принято квалифицированным большинством, необходимо, чтобы за него проголосовало не просто определенное число государств, но также чтобы проголосовавшие «за» государства представляли определенный процент населения Союза.

Положения о квалифицированном большинстве в Совете, установленные Протоколом о переходных положениях на основе системы так называемых взвешенных голосов, создают элемент наднациональности в межправительственном органе — Совете.

Как устанавливается нормами Протокола о переходных положениях, члены Совета, представляющие разные государства, не располагают одинаковым числом голосов.

Голосование в Совете производится так называемыми взвешенными голосами. Интересно, что «вес» каждого государства определяется не на основе экономических показателей, — решающее значение при определении числа «взвешенных голосов», которыми будет располагать каждое государство, является размер территории и численность населения.

Количество «взвешенных голосов» каждого государства закреплено в Протоколе.

В указанном Протоколе закреплены три временных периода [1]:

1. До 31 октября 2014 г. голосование будет производиться «взвешенными голосами». Квалифицированное большинство составляет 255 «взвешенных голосов», если законопроект представлен Европейской Комиссией.

Если законопроект исходит не от Комиссии, то устанавливается дополнительное условие: поддержка со стороны 2/3 государств-членов.

2. С 1 ноября 2014 г. по 31 марта 2017 г. решение должно быть принято 55% от числа государств. Причем эти 55% государств-членов должны представлять минимум 65 % населения Европейского союза (ст. 16 Договора о функционировании Европейского союза).

3. С 1 апреля 2017 г. решения будут приниматься голосами 55% государств-членов, представляющих не менее 55% населения ЕС.

Таким образом, значительное усиление роли такого наднационального института, как Европейский парламент, в процессе принятия решений усиливает элемент наднациональности в ЕС и не только не способствует упрощению законодательной процедуры, но и, напротив, усложняет ее.

Что касается новых правил определения квалифицированного большинства в Совете, то показатели, взятые за основу при «взвешивании» голосов, также не способствуют установлению справедливого баланса интересов в этом межправительственном институте. В соответствии с ними, например, Германия, Великобритания и Франция располагают 29 взвешенными голосами, а Польша — 27. При этом Германия, Великобритания и Франция являются государствами-донорами, а Польша получает значительные финансовые вливания из бюджета ЕС. Это, разумеется, вызывает недовольство государств-основателей ЕС.

Таким образом, система определения «веса» голосов государств-членов в Совете не способствует эффективности функционирования институциональной системы ЕС в целом. Напротив, она, во-первых, усиливает элемент наднациональности в ЕС, а во-вторых, обостряет еще одну неразрешимую проблему ЕС — проблему его неоднородности.

Лиссабонский договор, увеличивая степень наднациональности в функционировании институтов Европейского Союза, не только не решает задач, стоящих перед Союзом, но и ведет к усугублению и без того обостряющейся с каждым последующим расширением Союза проблемы его неоднородности.

Задача повышения легитимности институтов ЕС в Лиссабонском договоре также не решена. Это легко можно проиллюстрировать, основываясь на введенной Лиссабонским договором системе распределения взвешенных голосов в Совете.

Кроме того, усиление роли Европейского парламента и расширение его полномочий осложняет процесс принятия решений, поскольку преодолевать разногласия между Советом и Европейским парламентом в процессе обсуждения законопроектов становится все сложнее.

На основании анализа новелл Лиссабонского договора, касающихся двух институтов, участвующих в процессе принятия решений, — Совета и Европейского парламента, — можно сформулировать следующие выводы.

Проблема создания институциональной системы, способной обеспечить баланс полномочий между институтами Союза и государствами-членами, осложняется неоднородностью ЕС. Именно в вопросе построения институциональной системы, наделения институтов Союза компетенцией сталкиваются суверенные интересы государств-членов. Проблема расширения компетенции институтов ЕС напрямую связана не только с вопросом о наднациональности, но и с усиливающейся неоднородностью этого интеграционного объединения.

Как показывает практика, неоднородность ЕС — это на сегодняшний день важнейшая проблема, от решения которой зависит, будет ли ЕС проводить в дальнейшем преобразования, направленные на укрепление так называемого твердого ядра в интеграционном процессе. Отметим, однако, что опыт, полученный в результате членства Греции в еврозоне, может стать толчком к дальнейшей фрагментации в европейском интеграционном процессе.

1. Европейский Союз: основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора / отв. ред. С.Ю. Кашкин. М., 2011.

2. Конституция Европейского Союза: договор, устанавливающий Конституцию для Европы / отв. ред. С.Ю. Кашкин. М., 2005.

3. Мещерякова О.М. Взаимодействие права ЕС и внутригосударственного права государств-членов // Правовая инициатива. 2012. № 3.

4. Мещерякова О.М. Финансовая политика Европейского Союза и Федеральный Конституционный Суд ФРГ // Юридический мир. 2012. № 10.

5. Favret J.-M. Droit et pratique de l’Union europeene. Paris, 2003.

4.3 Виды компетенции Европейского союза

В целях более четкого разграничения компетенции и ответственности между европейским (союзным) и национальным (внутригосударственным) уровнями публичной власти Лиссабонский договор 2007 г. по образцу многих федеративных государств включил в учредительные документы ЕС специальный раздел, посвященный определению разных категорий компетенции ЕС – раздел I «Категории и сферы компетенции ЕС» ч.

Категории компетенции ЕС различаются между собой объемом полномочий, предоставленным ЕС, и соотношением этих полномочий с теми, которые сохраняются за государствами-членами.

Самые широкие полномочия ЕС и, соответственно, наиболее значительные ограничения суверенных прав государств-членов присущи исключительной компетенции ЕС [55]. В рамках этой категории компетенции национальные власти полностью лишены права принимать решения, если только они специально не уполномочены на это ЕС или не действуют во исполнение принятых им правовых актов (параграф 1 ст. 2 Договора о функционировании ЕС).

Количество сфер исключительной компетенции ЕС относительно невелико – пять (ст. 3 Договора о функционировании ЕС). К ним относятся:

– установление пошлин общего таможенного тарифа и другие вопросы таможенного союза в рамках ЕС;

– установление правил конкуренции, необходимых для функционирования единого внутреннего рынка ЕС (запрет согласованных действий предприятий, нарушающих конкуренцию, злоупотребления доминирующим положением, правила оказания государственной помощи предприятиям в ЕС и др.);

– денежная политика в отношении государств-членов, перешедших на евро;

– определение квот на рыболовство и другие вопросы сохранения морских биологических ресурсов в рамках общей политики по вопросам рыболовства как особого направления общей сельскохозяйственной политики ЕС;

– общая торговая (внешнеторговая) политика, включая установление антидемпинговых пошлин и других защитных мер в отношении продукции из третьих стран.

К исключительной компетенции ЕС также отнесено заключение международных соглашений по вопросам, вытекающим из реализации его внутриполитической компетенции (так называемая доктрина «параллелизма» внутренней и внешней компетенции ЕС, сформулированная еще в 1970-е гг. Судом Европейских сообществ).

Своеобразной противоположностью исключительной компетенции ЕС является категория его компетенции, названная «компетенцией осуществлять деятельность, направленную на поддержку, координацию или дополнение деятельности государств-членов» (параграф 5 ст. 2 Договора о функционировании ЕС), или, более кратко, поддерживающая, координирующая или дополняющая деятельность ЕС.

Сферы этой деятельности (всего их семь) перечислены в ст. 6 Договора о функционировании ЕС:

– повышение конкурентоспособности промышленности;

– образование, профессиональное обучение, молодежь и спорт;

– координация административного сотрудничества государствчленов при реализации права ЕС.

В этих сферах государства-члены сохраняют за собой всю полноту законодательной власти, а ЕС лишен права осуществлять гармонизацию (сближение) правовых норм, принятых на национальном уровне (кроме отдельных исключений в сфере здравоохранения). Роль ЕС сводится к поддержке (в том числе финансовой из союзного бюджета) и различным формам координации или дополнения мероприятий государств-членов (рекомендации, программы, обсуждение общих проблем, координирующие инстанции и др.), что и дало название этой категории его компетенции.

Остальные сферы ведения ЕС отнесены к категории его совместной компетенции с государствами-членами (параграф 2 ст. 2 Договора о функционировании ЕС). Перечень этих сфер зафиксирован в параграфе 2 ст. 4 Договора о функционировании ЕС (внутренний рынок, пространство свободы, безопасности и правосудия, энергия и т. д.), но он является не исчерпывающим (примерным). В соответствии с параграфом 1 той же статьи к совместной компетенции ЕС отнесены любые вопросы его ведения, которые не входят в число сфер исключительной компетенции либо сфер его поддерживающей, координирующей и дополняющей деятельности. В специальном протоколе, подготовленном непосредственно при работе над Лиссабонским договором 2007 г. («Протокол об осуществлении совместной компетенции»), уточняется, что в рамках совместной компетенции государства-члены сохраняют за собой права нормотворчества по всем аспектам (элементам), не урегулированным правовыми актами ЕС.

В сферах совместной компетенции ЕС правом издавать законодательные и другие юридически обязательные акты обладают и ЕС, и отдельные государства-члены. Однако государства могут делать это лишь в том случае, если ЕС не воспользовался своей компетенцией или прекратил ее осуществление. В случае противоречия национального закона и правового акта ЕС по конкретному вопросу преимущественную силу имеет акт ЕС, что вытекает из принципа верховенства (примата) его права в целом (см. выше, п. 2.3).

Отсюда следует, что к совместной компетенции ЕС и государств-членов могут быть отнесены общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ), а также координация на уровне ЕС экономической, социальной политики и политики занятости государств-членов. Однако поскольку эти направления деятельности предусмотрены в отдельных параграфах ст. 2 Договора о функционировании ЕС (параграфы 3 и 4), а также в ст. 5 этого Договора, существуют определенные основания рассматривать указанные направления деятельности в качестве специфических категорий компетенции ЕС (табл. 5).

Смотрите так же:  Органы опеки в советском районе брянска