О порядке участия адвокатов в уголовном судопроизводстве по назначению. Июль 2015 г.

Методические рекомендации о порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в порядке статей 50, 51, 52 УПК РФ

Утверждены Решением Совета АП РО

(протокол от 31.07.2015 года № 8)

Авторами и составителями данных Методических рекомендаций являются члены Научно-методического Совета Адвокатской палаты Ростовской области.

Настоящие Методические рекомендации приняты во исполнение требований Конституции Российской Федерации, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвокатов, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, а также Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Методические рекомендации разработаны в целях разъяснения порядка участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда (в порядке статей 50, 51, 52 УПК РФ) и содержат подробные рекомендации при осуществлении защиты по назначению.

Действие настоящих Методических рекомендаций распространяется на всех адвокатов, внесенных в реестр адвокатов Ростовской области.

Раздел 1. Случаи оказания юридической помощи по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда

В соответствии со статьей 50 Уголовно-процессуального кодекса РФ защитник по уголовному делу приглашается самим подозреваемым, обвиняемым, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

По просьбе подозреваемого, обвиняемого, подсудимого участие защитника может быть обеспечено дознавателем, следователем, или судом.

Защитник, обеспечивающий защиту без соглашения по инициативе дознавателя, следователя, или суда является защитником по назначению.

Защита по уголовным делам, участие защитника в которых обязательно (статья 51 УПК РФ), может оказываться бесплатно, с последующей оплатой из средств государственного бюджета если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ;

2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

3.1) судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 247 УПК РФ;

4) подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу;

5) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

6) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;

7) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 УПК РФ;

8) подозреваемый заявил ходатайство о производстве по уголовному делу дознания в сокращенной форме в порядке, установленном главой 32.1 УПК РФ. В случаях, предусмотренных пунктами 6 и 7, адвокат судом назначается с момента заявления хотя бы одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, либо ходатайства о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 УПК РФ.

Раздел 2. Порядок привлечения адвоката по назначению в порядке статьи 51 УПК РФ

При наличии оснований, предусмотренных УПК РФ, дознаватель, следователь или суд признав необходимым назначение подозреваемому, обвиняемому, подсудимому защитника, выносит соответствующее постановление.

Адвокат, получив от руководителя адвокатского образования требование в порядке статьи 51 УПК РФ, должен явиться с ордером к дознавателю, следователю или в суд строго в соответствии с утвержденным графиком дежурств и осуществлять защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в установленном законом порядке.

При невозможности адвокатами адвокатских образований осуществлять защиту в порядке статьи 51 УПК РФ в дни, которые указаны в графике дежурств, руководители адвокатских образований обязаны сообщить об этом в правоохранительные и судебные органы о временном изменении графика дежурств. В этом случае дежурство принимает на себя следующее по графику адвокатское образование.

Отказ адвоката, приглашенного в порядке статьи 51 УПК РФ возможен только при наличии оснований, установленных УПК РФ.

Раздел 3. Права и обязанности адвокатов, обеспечивающих защиту по назначению

Адвокаты, осуществляющие защиту граждан по назначению, в своей деятельности должны руководствоваться Определениями Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 года № 488-О-О, от 17 декабря 2006 года № 424-О, от 08 февраля 2007 года № 251-О-П, от 29 мая 2012 года № 1014-О. Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской федерации» от 31.05.2002 года № 63-ФЗ и Кодексом профессиональной этики адвоката. Решением Совета Федеральной палаты адвокатов РФ от 27.09.2013 года, Решением Совета Адвокатской палаты Ростовской области № 1от 08.01.2003 года (с изменениями и дополнениями от 01.11.2010 года и 25.10.2013 года).

Раздел 4. Действия адвоката по назначению на предварительном следствии и дознании

Адвокат, получивший извещение, определение, постановление с резолюцией руководителя адвокатского образования о принятии поручения в порядке статьи 51 УПК РФ, должен выписать ордер и выполнить следующие процессуальные действия:

· ознакомиться с материалами уголовного дела;

· провести беседу с подозреваемым, обвиняемым;

· выяснить, имеется ли у подозреваемого, обвиняемого адвокат по соглашению;

· выяснить, имеется ли в материалах уголовного дела ордер адвоката по соглашению;

· проверить, извещал ли следователь или дознаватель адвоката по соглашению о дате, времени и месте проведения следственных действий и дознания в сроки, установленные УПК РФ;

· при неявке адвоката по соглашению для проведения следственных действий и дознания, выяснить причину его неявки;

· выяснить, согласен ли подозреваемый, обвиняемый на свою защиту адвокатом в порядке статьи 51 УПК РФ;

· если подозреваемый, обвиняемый не согласен на защиту адвокатом по назначению, выяснить причины отказа и предложить ему написать мотивированное письменное заявление об отказе от адвоката по назначению. Если подозреваемый, обвиняемый содержится под стражей, то он вправе направить свой письменный отказ от адвоката по назначению дознавателю или следователю в установленном порядке;

· написать письменное заявление и подать его в канцелярию органа дознания, следствия, в котором изложить ставшие ему известными обстоятельства и невозможность принять на себя защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого сведения о котором изложены в извещении, постановлении, определении. В данном заявлении должно быть указано об отсутствии у адвоката по назначению правовых оснований для принятия на себя защиты.

При этом адвокат по назначению обязан помнить, что согласно части 2 статьи 52 УПК РФ «…Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда. ».

Если дознаватель, следователь не удовлетворили заявление подозреваемого, обвиняемого об отказе от адвоката по назначению, необходимо подать жалобу в порядке статей 124, 125 УПК РФ. Если жалоба оставлена без удовлетворения, то адвокат по назначению не вправе самоустраниться от участия в следственных действиях. Однако адвокат по назначению должен обратить внимание следствия и дознания на то, что он будет лишен возможности осуществлять защиту с учетом настоящей позиции подозреваемого, обвиняемого и, что защита будет осуществляется исходя из той позиции подзащитного, которая стала известна адвокату только из материалов уголовного дела. И поэтому такая защита не будет являться полноценной и квалифицированной.

Часть 7 статьи 49 УПК РФ гласит: «. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого…».

Раздел 5. Действия адвоката по назначению в судебном заседании

Адвокат, получивший извещение, определение, постановление с резолюцией руководителя адвокатского образования о принятии поручения в порядке статьи 51 УПК РФ, должен выписать ордер и выполнить следующие процессуальные действия:

· ознакомиться с материалами уголовного дела;

· провести беседу с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым;

· выяснить, имеется ли у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого адвокат по соглашению;

· выяснить, имеется ли в материалах уголовного дела ордер адвоката по соглашению;

· проверить, извещал ли суд адвоката по соглашению о дате, времени и месте судебного заседания в сроки, установленные УПК РФ;

· при неявке адвоката по соглашению в судебное заседание, выяснить причину неявки;

· выяснить, согласен ли подозреваемый, обвиняемый, подсудимый на его защиту адвокатом по назначению;

· если подозреваемый, обвиняемый, подсудимый не согласен на защиту адвокатом по назначению, выяснить причины отказа и предложить ему написать мотивированное письменное заявление об отказе от адвоката по назначению. Если подозреваемый, обвиняемый, подсудимый содержится под стражей, то он вправе направить в суд свой письменный отказ от адвоката по назначению в установленном порядке;

· написать письменное заявление и до начала судебного заседания подать его в канцелярию суда, в котором изложить ставшие ему известными обстоятельства и невозможность принять на себя защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого сведения о котором изложены в извещении, постановлении, определении. В данном заявлении должно быть указано об отсутствии у адвоката по назначению правовых оснований для защиты.

В том случае, если подозреваемый, обвиняемый, подсудимый отказался от своей защиты адвокатом по назначению в судебном заседании, мотивируя свой отказ наличием адвоката по соглашению, адвокат по назначению обязан поддержать заявленный отказ и сообщить суду, что он не вправе принимать на себя защиту.

При этом, адвокат по назначению обязан помнить, что согласно части 2 статьи 52 УПК РФ «…Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда. ».

Кроме того, часть 1 статьи 243 УПК РФ гласит о том, что: «…Председательствующий руководит судебным заседанием…».

Поэтому, если судом заявление подзащитного и адвоката не удовлетворено, то адвокат по назначению не вправе самовольно покинуть судебное заседание и обязан продолжить осуществлять защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Однако в судебном заседании адвокат по назначению должен уведомить суд о том, что он лишен возможности защищать подсудимого с учетом его настоящей позиции и, что будет вынужден защищать подсудимого исходя из той позиции, которая стала ему известна только из материалов уголовного дела. И поэтому такая защита не будет являться полноценной и квалифицированной.

Смотрите так же:  Трудовой кодекс о педагогической деятельности

После окончания судебного заседания, на котором был заявлен отказ, адвокат по назначению обязан ознакомиться с протоколом судебного заседания и проверить занесено ли в протокол судебного заседания заявление подзащитного об отказе от адвоката по назначению, а также заявление адвоката по назначению о том, что он полностью поддерживает позицию подозреваемого, обвиняемого и подсудимого. При отсутствии такой записи, адвокат по назначению обязан в установленном законом порядке принести свои замечания на протокол судебного заседания.

После постановления приговора адвокат по назначению обязан ознакомиться с протоколом судебного заседания и при необходимости принести свои замечания на протокол судебного заседания, а также при необходимости обжаловать приговор в установленном законом порядке, указав, что основанием для отмены приговора является, в том числе, и нарушение права на защиту подсудимого, которому, вопреки его воле, судом был предоставлен адвокат для защиты.

Адвокат обязан помнить, что в соответствии с частью 7 статьи 49 УПК РФ «. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого…».

Раздел 6. Работа адвоката по назначению

Статья 13 Кодекса профессиональной этики адвоката гласит:

«…Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

Адвокат-защитник не должен без необходимости ухудшать положение других подсудимых. Всякие действия адвоката, направленные против других подсудимых, чьи интересы противоречат интересам подзащитного, оправданы лишь тогда, когда без этого не может быть осуществлена в полной мере защита его доверителя.

Адвокат-защитник обязан обжаловать приговор:

1) по просьбе подзащитного;

2) если суд не разделил позицию адвоката-защитника и (или) подзащитного и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просили адвокат и (или) подзащитный;

3) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.

Отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату…».

Раздел 7. Порядок взаимодействия адвоката по назначению и адвоката по соглашению на предварительном следствии и в судебном заседании

Адвокат по назначению находится в процессуально-правовой зависимости от адвоката по соглашению, так как адвокат по соглашению владеет позицией подзащитного по делу. Для того, чтобы не нарушить право на защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого адвокаты по соглашению и по назначению должны между собой обсуждать все процессуальные действия, которые могут возникнуть по уголовному делу.

При осуществлении защиты адвокаты по соглашению и по назначению не должны конфликтовать между собой ни на предварительном следствии, ни в суде, поскольку такое поведение адвокатов умаляет не только их авторитет, но и авторитет адвокатуры в целом.

Раздел 8. Ответственность адвоката, оказывающего юридическую помощь в порядке статьи 51 УПК РФ

Невыполнение адвокатом требований, предусмотренных настоящими Методическими рекомендациями, влечет ответственность адвоката в установленном законом порядке.

Раздел 9. Заключительные положения

Настоящие Методические рекомендации разработаны в целях реализации Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», «Кодекса профессиональной деятельности адвоката» и исполнения порядка участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда в соответствии со статьей 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Отсутствие адвоката по уголовным делам в процессе не является нарушением закона.

Эта статья отражает практику адвоката, участвующего в одном из процессов в городе Москве по конкретному уголовному делу во всех стадиях процесса, включая рассмотрение апелляционной жалобы.

Одними из принципов правосудия в России есть справедливость и состязательность, которые рассматриваются защитой с точки зрения норм Конституции, УПК и должны неукоснительно соблюдаться всеми участниками процесса, без исключения. Не должно быть исключения ни для кого, в том числе и для суда как вершителя судеб человеческих. Однако последствия результатов дела, в котором участвовал адвокат, ставит под сильное сомнение желание отдельных работников правоохранительной системы считаться с указанными принципами, что в свою очередь наводит на мысль подмены понятий и рвения к получению положительных статистических данных, где уж тут до справедливости.

Состязательность в основном исходит из требований статьи 15 УПК, которая строго и четко регламентирует функции суда, обвинения и защиты как участников Российского судопроизводства. И вроде бы все с этим согласны, а как не исполнять установленные требования Основного закона?

По общему правилу законодатель не отождествляет обвинение и защиту с единым органом, на который могут быть возложены эти две досточного разные функции уголовного судопроизводства. Обвинение занимается сбором и доказательством совершеного деяния, защита направляет свои действия на противоположную сторону и старается представить суду иные добытые ею факты, указывающие на невиновность подозреваемого или обвиняемого лица, в частности это может происходить по материалам того же обвинения, только с иной точки зрения и мотивации. И вся состязательность сторон происходит в суде при условии равных правах и возможностях в отстаивании своей точки зрения при строгом следовании норм УПК.

Суд остается арбитрам к «не присоединившемуся» мнению сторон до тех пор, пока в процессуальном споре не найдет свою точку зрения, которую впоследствии и выразит в приговоре, подводящем итог в состязательном споре. Главное в этом споре то, что суд не может выступать ни на чьей либо стороне и примерно так можно понимать состязательность, в пределах которой идет «пошаговая» борьба за свою справедливость путем устранения противоречий друг друга в зале судебного разбирательства.

Адвокат по уголовным делам в практической деятельности всегда опирается и считает своей настольной книгой Постановление Пленума ВС № 1-2004г., в указаниях которого обращено внимание судов не нарушать принципы, исходящие от требований главы 2 УПК. В данном Постановлении главным и основополагающим требованием является защита личности, а суд не может подменять какую либо сторону в процессе и ему не дано право брать на себя роль «прокурора» и доказывать виновность подсудимого в том или ином деянии.

Вот ситуация по уголовному делу, в котором лично участвовал адвокат.

В одном из центральных судов города Москвы рассматривалось дело по обвинению трех лиц в совершении хранения и сбыта наркотика. Двух защищали адвокаты по соглашению с момента возбуждения уголовного дела, а третьему подсудимому защитника назначил суд.

Начало процесса шло как обычно. Прокурор, адвокаты и подсудимые работали вместе с судом и ничего необычного не предвещало. Суд допросил всех свидетелей, после чего приступил к исследованию документов, доказательств и так далее, но в процессе ознакомления один из адвокатов обнаружил в доказательствах, представленных суду обвинением противоречия, которые в принципе «хоронили» все предыдущие доказательства по делу и ставили «крест» на перспективе обвинительного приговора по делу в отношении одного из подсудимых. Случай вроде как невероятный, но вполне предсказуемый на практике, так как обвинение в суде всегда в этом случае ждет «помощи» от суда, который посредством установления объективной истины начинает свое судебное расследования по сбору доказательной базы вины подсудимого, а выявленные «нестыковки» в обвинении защитой разбивает в пользу обвинительного приговора. Адвокат защитник при рассмотрении конкретного уголовного дела увидел в лице суда активного участника поддержки обвинения, под личиной установления объективной истины и ничего не мог противопоставить председательствующему кроме молчаливого анализа и текста будущей апелляционной жалобы.

Все обращения адвоката к суду о нарушениях УПК обвинением приводить не буду, они легли в жалобу, но хочется остановиться на вопиющем и грубом нарушающем закон действий, связанных с рассмотрением материалов дела в отсутствии адвоката-защитника.

Складывается впечатление, что суд и обвинение учились по другим учебникам юриспруденции и в последствии выработали тактику при которой все показания предварительного следствия имеют незримое преимущество над судебными. Не понятно почему, но суд практически на сто процентов считает до судебные показания более достоверными и правдивыми, а защита по понятным причинам именно к ним относится более настороженно, так как на стадии дознания и следствия происходит фальсификация и прочие нарушения закона и где, как ни в суде выявлять и устранять это беззаконие. И в данном судебном заседании, один из защитников указал на нарушение прав своего подзащитного на следствии, обратив внимание на то, что в одном из протоколов подпись «карманного» адвоката, приглашенного следствием проставлена в отсутствии подзащитного. Что тут началось. Суд непонимающе посмотрел на обвинителя, а прокурор с ходу отверг все ходатайства адвоката как преждевременные и заявленные на «пустом» месте.

Но заявление вовсе не было «пустыми». Защитник обращая внимание суда на протокол, проходящим по делу как одно из доказательств, просил его исключить из дела как недопустимое доказательство, которое получено с нарушением, что подтверждается другими участниками, допрошенными лично судьей. Более того на момент совершения следственных действий, внесенных в протокол подсудимый находился на лечении в стационаре, куда как указывал защитник, не приходили ни следователь ни защитник по назначению. Ходатайство о допросе медицинского персонала, первого защитника и следователя, который в это время был уже уволен со службы, судом было отклонено.

Прокурор, видя перспективу большого разоблачения, с инициировал вызов на допрос в суд второго следователя, заканчивавшего расследование и направившего дело в суд. Вызванный второй следователь показал: в протоколе вроде как имеются технические ошибки, к которым он никакого отношения не имеет, но они никак не могут повлиять на предъявленное обвинение. Судья со своей стороны более ничего не испросив от данного свидетеля признал прокол допустимым доказательством. Так сказать, нивелирование технических ошибок следствия закрыло доступ ко всем нарушениям закона на предварительном следствии, в частности проведение следственных действий с подозреваемым без участия адвоката, и это было только начало!

Смотрите так же:  Образец приказа на режим работы магазина

Уже в ходе судебного допроса «ключевого» свидетеля обвинения, по материалам следствия, проходившим ка понятой, последний дал свои показания, которые полностью опровергали его предыдущие, даваемые им на следствии. После чего всем участникам: защитнику, прокурору, в том числе и суду стало понятно, что своими показаниями понятой устраняет вменяемое подсудимому преступное деяние. Остальные свидетели, в основном это сотрудники полиции, проводившие оперативный эксперимент, давали показания суду как заученные по одному и тому же написанному тексту. Что интересно, но даже в при таких обстоятельствах адвокат сумел найти противоречия в показаниях полицейских-свидетелях, которые они давали в одном случае на следствии, в другом в суде. Но суд и обвинение на все происходящее при допросе понятого и противоречиях в показаниях полицейских особого внимание не обратили, более того, показания всех свидетелей в этой части «обошли стороной» протокол судебного заседания. Обстановка в зале судебного заседания накалилась и суд объявил перерыв.

После перерыва, судебное следствие возобновилось, но без участие третьего адвоката-защитника, который не смог участвовать в продолжении рассмотрения дела по причине занятости в другом, как оказалось более важном деле. В дальнейшем, два адвоката заявили свой протест и были против рассмотрения дела без участия третьего их коллеги, но суд как ни в чем не бывало, заручившись поддержкой обвинения продолжил судебное следствие

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор по уголовным делам

В обзоре судебной практики, опубликованным Верховным судом, сказано, что в случае изготовления протокола судебного заседания по частям, каждая его часть, как и весь протокол в целом, должна быть подписана председательствующим и секретарем. Отсутствие в уголовном деле надлежаще оформленного протокола может повлечь отмену приговора.

В качестве примера ВС разобрал дело в отношении некого Ц., протокол по делу которого состоял из нескольких частей. Первую часть составил секретарь К., затем секретарь В., а последнюю — опять К. Отмечается, что в судебных заседаниях были допрошены свидетели и исследованы доказательства по делу, положенные в основу приговора, по которому Ц. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК.

Коллегия по уголовным делам ВС, рассмотрев кассационную жалобу, приговор отменила, так как части протокола не были подписаны секретарями, которые их составляли, и председательствующим. Полнота и правильность изложения хода судебного заседания и исследования доказательств, указал ВС, надлежаще не заверены. Таким образом, отсутствие протокола в том виде, в каком он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК, свидетельствует о несоблюдении судом обязательной к исполнению процедуры фиксации уголовного процесса, что ставит под сомнение законность и обоснованность вынесенного приговора (дело № 46-УД 17-3).

У сторон защиты и обвинения должны быть равные права

ВС также указал, что оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего при наличии таких существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право на представление доказательств, в частности, право стороны обвинения на допрос свидетеля.

Б. был осужден по приговору суда, вынесенному с участием присяжных по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу). Он же оправдан по обвинению в совершении преступления по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (убийство), за непричастностью к его совершению. В апелляционном представлении прокурор просил приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, так как суд ограничил сторону обвинения в представлении доказательств, отказав в допросе свидетеля под псевдонимом «И», что повлияло на необоснованное оправдание Б. за убийство и переквалификацию его действий с разбоя на кражу. Отменить приговор просила и потерпевшая Г.

Коллегия по уголовным делам ВС отменила приговор в части осуждения Б. по п. «а» 84 ч. 3 ст. 158 УК и оправдания по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а уголовное дело передала на новое разбирательство в тот же суд иным составом со стадии отбора кандидатов в присяжные. ВС указал, что показания свидетеля «И» приведены в обвинительном заключении как доказательство стороны обвинения, которая просила вызвать его и допросить в суде. Однако суд в этом отказал, так как «его показания не относятся к существу предъявленного Б. обвинения». При этом, как отметил ВС, из показаний свидетеля видно, что показания имеют непосредственное отношение к существу предъявленного Б. обвинения.

Таким образом, отказ в допросе свидетеля повлек ограничение права стороны обвинения на представление доказательств, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. При новом рассмотрении суду надлежит создать участникам процесса со стороны как защиты, так и обвинения необходимые условия для осуществления предусмотренных законом прав, указала уголовная коллегия ВС (дело № 30-АПУ17-1СП).

Кто заплатит за работу адвоката?

Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и адвокат участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда защитника возмещаются за счет средств федерального бюджета, указал ВС.

В качестве примера ВС привел дело, когда по определению судебной коллегии по уголовным делам ВС адвокатам А. и В. было выплачено вознаграждение за осуществление защиты осужденных М. и Ч. в суде апелляционной инстанции соответственно в размере 21 600 и 25 200 руб. из средств федерального бюджета. А процессуальные издержки в размере указанных сумм были взысканы в доход бюджета с осужденных, которые потом подали жалобу с просьбой отменить это определение, так как от услуг адвокатов они отказались.

Президиум ВС исключил из определений указания о взыскании с осужденных процессуальных издержек, указав, так как осужденные отказались от услуг защитников при рассмотрении уголовного дела в апелляции, однако их отказ не был удовлетворен и адвокаты участвовали при рассмотрении дела по назначению суда, на осужденных не может быть возложена обязанность по возмещению расходов, связанных с оплатой труда защитников (дело № 96-П16).

Суд должен обосновать назначение дополнительного наказания

ВС также указал, что если установленное в санкции статьи дополнительное наказание в виде штрафа или ограничения свободы не является обязательным, то суд в описательно-мотивировочной части приговора должен привести основания их назначения.

В пример ВС привел дело некого К., который по разным статьям (по ч. 3 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 222 УК) был приговорен в общей сложности к 18 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 руб., и дополнительно к ограничению свободы сроком на 2 года. Ему также запретили изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного госоргана, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Кроме того, К. запретили выезжать за пределы территории Подольска Московской области, его обязали являться в специализированный государственный орган для регистрации четыре раза в месяц. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС приговор оставлен без изменения.

Однако Президиум ВС отменил штраф и дополнительное ограничение свободы, указав, назначение таких дополнительных наказаний не является обязательным, их применение возможно по усмотрению суда, который в описательно-мотивировочной части приговора это решение не мотивировал. Кроме того, Президиум ВС исключил указание на запрет К. выезжать за пределы территории Подольска, поскольку исходя из положений ч. 3 ст. 471 УИК наименование муниципального образования определяется той уголовно-исправительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после отбывания лишения свободы (дело № 191-П16)

Ознакомиться с текстом Обзора можно здесь.

ВС подтвердил, что статус защитника наряду с адвокатом сохраняется после приговора

Юрист, помощник адвоката в АК «Реальное право» Владимир Шмидт участвовал в уголовном деле в отношении Константина Борисова в качестве защитника наряду с адвокатом. Борисов был признан виновным и направлен отбывать наказание в исправительное учреждение в Красноярский край. В дальнейшем он проходил лечение в Краевой туберкулезной больнице № 1 и Лечебном исправительном учреждении № 37 ГУФСИН России по Красноярскому краю.

Во время нахождения Константина Борисова в лечебных учреждениях ФСИН Владимир Шмидт неоднократно пытался провести с ним рабочие встречи, однако ему было в этом отказано.

Владимир Шмидт обратился в Чертановский районный суд г. Москвы с административным иском. Суд удовлетворил требования юриста в части признания незаконными устных отказов начальника ЛИУ-37 Константина Вернера допустить его на рабочие встречи с подзащитным – осужденным Борисовым с использованием средств связи, фотоаппарата, видеокамеры и диктофона, которые были необходимы для осуществления деятельности по оказанию защиты его прав, свобод и законных интересов.

Одновременно с этим судья отказала в удовлетворении административного искового заявления в части признания незаконными устных отказов Вернера на проведение рабочих встреч между ними конфиденциально. Также было отказано в части удовлетворения требования о признании незаконными устных запретов начальника КТБ-1 ГУФСИН России по Красноярскому краю Олега Стыка посещать Борисова, а также признания незаконным решения прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Владимира Ульянова, посчитавшего отказы должностных лиц ФСИН законными.

Московский городской суд отменил решение первой инстанции, указав, что так как приговор в отношении Константина Борисова вступил в законную силу, то предоставленные Владимиру Шмидту по постановлению Наро-Фоминского городского суда Московской области полномочия по осуществлению его защиты по уголовному делу наряду с адвокатом и связанные с правом на проведение рабочих встреч с осужденным в месте его содержания прекращены. При указанных обстоятельствах Владимиру Шмидту может быть предоставлено свидание с осужденным Борисовым исключительно на общих основаниях.

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в Президиуме Мосгорсуда юристу было отказано, в связи с чем он обратился в Верховный Суд. В кассационной жалобе он указал, что в силу положений ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитник – это лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Как установлено ч. 1 ст. 401 УПК РФ на постановление суда, вынесенное при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, могут быть поданы апелляционные жалоба или представление в порядке, установленном гл. 45.1 настоящего Кодекса.

Смотрите так же:  Исковое заявление английский перевод

«Поскольку уголовно-процессуальным законом определен только начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь защитника, включая лицо, допущенное к участию в качестве защитника наряду с адвокатом, то, учитывая положения п. 51 ст. 5 УПК РФ, в соответствии с которым под судебным разбирательством понимается судебное заседание в суде первой, второй и надзорной инстанций, реализация закрепленного права должна обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в суде надзорной инстанции и в порядке гл. 49 УПК РФ», – подчеркивалось в жалобе.

Владимир Шмидт указал, что право осужденного на рабочую встречу (свидание), связанное с получением юридической помощи, должно обеспечиваться защитнику наряду с адвокатом на всех стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии исполнения приговора по конкретному делу, по которому он и был допущен в качестве защитника, а также для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание.

Юрист указал, что после вступления в законную силу Решения Верховного Суда РФ от 26 июня 2007 г. № ГКПИ07-520 была изменена редакция п. 83 ранее действующих Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, согласно которой для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. «Какого-либо указания на необходимость предоставления отдельного заявления для свидания защитника с осужденным для оказания последнему юридической помощи данный пункт Правил не содержит. Не содержит такого указания и ныне действующий п. 79 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», – отмечается в жалобе.

Кроме того, Владимир Шмидт сослался на Определение КС РФ от 1 апреля 2004 г. № 77-О, в котором указано, что конституционные положения о праве на получение квалифицированной юридической помощи применительно к осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, конкретизированы в ч. 4 ст. 89 УИК РФ, которая связывает предоставление свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи осужденным, только с подачей осужденным соответствующего заявления. Каких-либо дополнительных, носящих ограничительный характер условий предоставления осужденному свиданий с адвокатом закон не предусматривает, из чего следует, что установленный ч. 4 ст. 89 УИК РФ порядок предоставления осужденному свиданий с адвокатом носит уведомительный, а не разрешительный характер, в связи с чем администрация учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, не вправе отказать в удовлетворении заявления осужденного о свидании с приглашенным им адвокатом.

Защитник сослался и на Определение КС РФ от 24 июня 2008 г. № 453-О-О, в котором указано, что лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу (в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе). Это означает, что статус защитника в стадии надзорного производства не требует дополнительного подтверждения судом. Часть 1 ст. 402 УПК РФ прямо называет защитника в числе лиц, уполномоченных ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора.

Владимир Шмидт отметил, что также имеются положения гл. 49 УПК РФ «Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств», которыми закреплено право защитника наряду с адвокатом подавать заявления в органы прокуратуры.

29 августа Судебная коллегия по административным делам ВС РФ рассмотрела жалобу, удовлетворила ее в полном объеме и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Мотивированное решение на данный момент не опубликовано.

В комментарии «АГ» Владимир Шмидт пояснил «АГ», что проблем непосредственно с допуском к осужденному у него не возникало, так как его статус приравнен к статусу адвоката. «Но мы требовали, чтобы меня допускали на каждую встречу с телефоном, чтобы я мог вести аудио- и видеозапись, мог фотографировать и т.д. Заявление о том, что нам нужны конфиденциальные встречи, мы подавали в канцелярию, но и в этом нам было отказано. В ходе таких встреч я мог бы узнать, подвергался ли Борисов пыткам, а при наличии телесных повреждений – зафиксировать их. Борисов бы мог сказать, кто его пытал, однако этого не происходило, так как конфиденциальных встреч добиться не удалось», – рассказал он.

Владимир Шмидт считает, что апелляционное определение отменено на том основании, что Мосгорсуд сделал вывод, противоречащий материальному праву, что если приговор вступил в законную силу в отношении Борисова, то защитник утратил свой процессуальный статус.

В ГУФСИН России по Красноярскому краю отметили, что в связи с отсутствием текста определения ВС РФ ответ на запрос будет предоставлен после его получения.

Обвинительный приговор без доказательства вины

Белгородский областной суд отменил приговор в отношении осужденного по ч. 3 ст. 281.3 УК РФ за незаконную транспортировку наркотиков и возвратил уголовное дело прокурору.

Как следует из материалов дела, приведенных в частном определении суда апелляционной инстанции, районным судом в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве гражданин М. был признан виновным в сбыте наркотических средств.

Как рассказал «АГ» адвокат АП Белгородской области Алексей Уколов, который вступил в дело в качестве защитника обвиняемого на стадии апелляционного обжалования, несмотря на досудебное соглашение о сотрудничестве, приговор оказался достаточно суровым – 7 лет лишения свободы. Кроме того, изучив материалы дела, адвокат обнаружил в нем целый ряд нарушений уголовно-процессуального закона.

Сторона защиты оспорила приговор, указав в апелляционной жалобе, что судебное заседание районного суда по делу М. было назначено без ссылки на гл. 40.1 УПК РФ, предусматривающую особый порядок. Адвокат утверждал, что в нарушение ч. 3 ст. 317.5 УПК РФ подзащитному не была вручена копия представления прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения, что оставлено судом первой инстанции без внимания.

Проверив материалы уголовного дела, областной суд напомнил, что судья обязан проверить, имеются ли в материалах дела документы, необходимые для его рассмотрения в особом порядке, а также удостовериться, вручена ли обвиняемому и его защитнику копия представления прокурора об особом порядке проведения судебного заседания. При отсутствии необходимых документов и сведений судья должен принять решение о возвращении дела прокурору.

Установлено, что судом первой инстанции все эти вопросы были оставлены без внимания. С учетом изложенного апелляционная инстанция согласилась с доводами защитника о нарушении судом первой инстанции требований УПК РФ при назначении судебного заседания, так как невручение указанных документов является существенным нарушением законодательства. Кроме того, не были исследованы характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии преступления.

Таким образом, не удостоверившись надлежащим образом в соблюдении подсудимым всех условий и выполнении всех обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением, суд первой инстанции в нарушение уголовно-процессуального законодательства вынес обвинительный приговор в особом порядке, подчеркивается в определении областного суда.

На основании изложенного приговор районного суда был отменен, жалоба адвоката удовлетворена частично, в отношении М. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

«По моему мнению, процессуальные нарушения, послужившие основанием для отмены приговора суда по данному делу, являются очевидными и грубейшими. Обязанность прокурора вручить обвиняемому копию представления, предусмотренного ст. 317.5 УПК РФ, прямо следует из закона. Кроме того, в ст. 317.7 УПК РФ также прямо предусмотрено, что обвиняемый по таким делам обязательно должен быть допрошен как по существу обвинения, так и по обстоятельствам исполнения досудебного соглашения. Эти требования закона не были выполнены. Поэтому оставить в силе такой приговор при наличии жалобы защиты областной суд не мог», – пояснил адвокат.

Кроме того, Алексей Уколов пришел к выводу, что, несмотря на согласие с предъявленным обвинением, участие его доверителя в совершении преступлений не доказано. Так, его подзащитный обвиняется в организации доставки семян мака с примесью маковой соломы неустановленными лицами с территории Украины к другой обвиняемой. Одновременно с этим в деле имеется неотмененное постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении доверителя по факту контрабанды наркотиков, поскольку данный факт следствием не был установлен.

«На этом основании в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 27, п. 1 ст. 254 УПК РФ я требовал в апелляционной жалобе прекратить уголовное преследование. Но суд апелляционной инстанции не дал оценки этим доводам и предпочел вернуть дело прокурору», – указал защитник.

Он подчеркнул, что в деле нет никаких сведений о том, к доставке каких именно семян (с примесью соломы или без нее) имеет отношение его доверитель. На этом основании он намерен возражать против обвинения при новом рассмотрении дела.

По мнению Алексея Уколова, все указанные выше обстоятельства в силу положений УПК РФ должны были еще при первом рассмотрении дела повлечь прекращение разбирательства в особом порядке и проведение полноценного судебного разбирательства, но этого не произошло.

Таким образом, отметил адвокат, если обвиняемый и защитник соглашаются с обвинением, то осуждение гарантировано практически на 100%. «На практике суды по своей инициативе не будут проверять доказанность обвинения и готовы осудить человека при наличии любых процессуальных нарушений, а также в отсутствие доказательств, если на это согласен обвиняемый, даже если его вина сомнительна», – пояснил он.

Также Алексей Уколов добавил, что уже не раз сталкивался в своей практике с тем, что даже при наличии неопровержимых оснований для прекращения уголовного преследования либо для оправдания суды, вместо того чтобы принять законное решение, предпочитают вернуть дело прокурору, чтобы «дать следствию возможность как-то это устранить».