Содержание статьи:

Васильева на выход

Суд учел раскаяние Васильевой и выпустил ее на свободу

Судогодский районный суд Владимирской области принял решение об условно-досрочном освобождении экс-чиновницы Минобороны Евгении Васильевой. Суд учел положительные характеристики от прокуратуры, ФСИН и Минобороны, принял во внимание ее авторитет среди заключенных, участие в культурной жизни колонии и постановил, что Васильева достойна свободы. Экс-чиновница даже не будет ждать 10 дней, как положено по закону — суд разрешил ей выйти сразу.

Вопрос об условно-досрочном освобождении Евгении Васильевой — фигурантки крупнейшего дела о хищениях в Министерстве обороны — был, кажется, решен еще до того, как ее дело начали рассматривать в Судогодском районном суде Владимирской области.

Административная комиссия, которая рассматривала ходатайство об УДО, не озвучила каких-либо претензий к Васильевой. Никто из потерпевших также не возразил против освобождения экс-чиновницы, в связи с чем адвокаты осужденной потребовали освободить экс-чиновницу немедленно.

Крайне положительную характеристику осужденной предоставило ТСЖ «Молочный»: Васильева проявляла себя исключительно с положительной стороны, не скандалила и даже участвовала в строительстве детских площадок.

«Газета.Ru» выяснила подробности биографии судьи экс-чиновницы Минобороны

В характеристике от администрации колонии, зачитанной во время заседания, подтвердили, что Васильева оказалась в колонии 23 июля. 7 августа она была переведена в отряд, устроена на работу в качестве подсобного рабочего. В колонии экс-чиновница не нарушала распорядок дня и форму одежды, посещала собрания и репетиции концертов, прошла психологическое обследование. «Внешний вид опрятный. Спальное место содержит в порядке», — зачитал судья.

«Пытается ли осужденная Васильева заслужить поощрения?» — поинтересовался судья у представителя колонии. Тот ответил, что экс-чиновница посещает лекции, культурно-развлекательные мероприятия, «общается с осужденными положительной направленности».

Освобождение по УДО поддержал даже прокурор. Он напомнил, что с 23 ноября 2012 года по 8 мая 2015-го Васильева находилась под домашним арестом, то есть фактически отбыла 2 года 9 месяцев под домашним арестом. По словам гособвинения, у Васильевой положительные характеристики, нареканий в колонии не было, потерпевшие не против ее освобождения, ущерб выплачен. «Просим удовлетворить ходатайство об УДО в отношении Васильевой Евгении Николаевны», — подытожил прокурор.

Когда все заинтересованные стороны представили исключительно положительные характеристики Евгении Васильевой, судья удалился для вынесения решения, а в заседании был объявлен часовой перерыв. Затем суд по условно-досрочному освобождению экс-чиновницы Минобороны продолжилось.

Судья Илья Галаган торжественно объявил, что он учел раскаяние Васильевой, принял во внимание ее авторитет среди заключенных и участие культурной жизни колонии, а затем принял решение об условно-досрочном освобождении чиновницы.

Обычно, согласно закону, осужденный должен подождать 10 дней, пока приговор не вступит в законную силу. Однако судья разрешил Васильевой выйти на свободу уже сегодня.

Сама Васильева не изъявила желания участвовать в заседании, что вновь не внесло ясности в вопрос о ее местонахождении. На прошлой неделе правозащитник Андрей Бабушкин не смог на 100% подтвердить, что встретил в колонии именно фигурантку дела «Оборонсервиса». «Сейчас появились комментарии о том, что мне предъявили не Васильеву, а это был какой-то переодетый человек. Я отпечатки пальцев у нее не брал, ДНК не брал — утверждать ничего не могу», — сказал правозащитник.

«Мы подошли, увидели женщину, она отличалась от портрета Васильевой, которую я видел. Она была моложе, худее, была похожа на Васильеву года два-три тому назад», — добавил Бабушкин.

Отец Евгении Васильевой рассказал «Газете.Ru» о планах дочери

Пока в судах решалась судьба Васильевой, в Госдуме придумывали, как сделать так, чтобы осужденная чиновница все-таки не смогла выйти по УДО. Заместитель председателя фракции «Справедливая Россия» нижней палаты парламента Олег Нилов предложил интегрировать в уголовное право положение, в соответствии с которым лицо, совершившее коррупционное преступление, не сможет претендовать на УДО или подпасть под амнистию. По мнению парламентария, принятие соответствующего закона сняло бы все дальнейшие рассуждения об УДО в делах, подобных делу Васильевой.

Напомним, что Васильева была осуждена по так называемому делу «Оборонсервиса» на пять лет лишения свободы в колонии общего режима, однако под стражей она проведет в два раза меньше времени, так как с ноября 2012 года она находилась под домашним арестом.

Суд признал экс-главу департамента имущественных отношений виновной в легализации денежных средств, добытых преступным путем, мошенничеством и хищением агентских вознаграждений.

Отец Васильевой, возместивший ущерб в 216 млн за дочь, работает на оборонку

На прошлой неделе отец осужденной погасил ущерб по делу «Оборонсервиса» за свою дочь в размере 216 млн руб., после чего экс-чиновница Минобороны получила возможность просить об условно-досрочном освобождении. В интервью с «Газетой.Ru» отец Евгении Васильевой рассказал, что на свободе экс-чиновница в первую очередь займется своим здоровьем, которое было подорвано во время заключения. По словам отца, Васильева получает много предложений по работе, а также может заняться ювелирным бизнесом.

Про удо васильевой

Правозащитник и основатель социальной сети для заключенных Gulagu.net Владимир Осечкин намерен обратиться в Следственный комитет и Генпрокуратуру с требованием провести проверку в отношении должностных лиц ФСИН России, способствовавших освобождению осужденной по делу «Оборонсервиса» Евгении Васильевой. По его мнению, принятые в таких случаях стандартные процедуры были грубо нарушены, что может свидетельствовать о наличии коррупционной составляющей.

Васильева вышла на свободу во вторник. Всего она провела в заключении 109 дней с момента взятия ее под стражу в зале суда 8 мая после приговора Пресненского суда Москвы. Судья также учел два с лишним года, проведенные бывшей чиновницей под домашним арестом, и приговоренная к пяти годам лишения свободы Васильева получила законное право рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Чтобы подать на УДО, Васильева отказалась от обжалования приговора суда, признавшего ее виновной в хищении 215 млн руб. ​и легализации этих средств. Экс-чиновница полностью возместила причиненный государству ущерб, огласил суд во вторник.

Галопом по этапу

Приговор по делу «Оборонсервиса» вступил в силу 21 августа 2015 года, после рассмотрения апелляционной жалобы подельников Васильевой Мосгорсудом, до этого момента ее не могли этапировать в колонию, объясняет Осечкин. По его словам, обычный осужденный после этого, как правило, еще месяц проводит в СИЗО. Васильева же была доставлена в колонию Владимирской области уже 23 июля, за месяц до вступления приговора в законную силу.

Минимальный срок самого этапа — две-три недели, во время которых осужденный задерживается на пересыльных пунктах, пока сотрудники ФСИН подберут ему «попутчиков», этапируемых в том же направлении, говорит правозащитник. После попадания в колонию еще 10 дней заключенный проводит в изоляции, в так называемом карантинном отряде, откуда его распределят в общий отряд. До этого ни о каком ходатайстве об условно-досрочном освобождении не может идти речи, настаивает Осечкин. Если бы Васильеву селили в колонии на общих основаниях, подать прошение об УДО она смогла бы не раньше шестого августа. Ходатайство Васильевой поступило в суд 13 августа, утверждается на сайте суда.

Слишком быстро расхвалили

Суд принял во внимание положительную характеристику осужденной из колонии, согласно которой она «пользуется уважением у других осужденных, вежлива и тактична как по отношению к сотрудникам колонии, так и к другим лицам, отбывающим наказание». В 99% случаев суды отклоняют прошения об условно-досрочном освобождении без положительной характеристики от администрации учреждения, утверждает Осечкин.

Внутренние документы ФСИН отводят руководству исправительного учреждения от трех до шести месяцев на изучение личности осужденного, говорит Осечкин. «На практике никого не освобождают до отбытия полугода наказания в колонии», — подчеркивает собеседник РБК. Васильева провела в колонии три недели.

Васильева прошла программу коррекции личности, говорится в характеристике руководства колонии. Администрация также отметила, что вероятность совершения Васильевой повторного преступления невелика. Коррекция личности — это система взысканий и поощрений в учреждениях ФСИН, введенная бывшим руководителем службы Александром Реймером, объясняет член СПЧ Андрей Бабушкин. «То, что Васильева за такой короткий срок пребывания в колонии сумела добиться столь выдающихся характеристик, беспрецедентный акт гуманизма, не имеющий аналогов в современной истории», — говорит Бабушкин.

Немедленное освобождение

Вызывало вопросы у правозащитников и постановление судьи Ильи Галагана освободить Васильеву из колонии, не дожидаясь вступления в законную силу самого решения об освобождении. Суд всегда оставляет 10 рабочих дней, в течение которых прокуратура или потерпевшие могут обжаловать УДО, объясняет Осечкин. «Освобождать по УДО немедленно перестали после истории с [экс-сотрудником ФСБ, сослуживцем Литвиненко, осужденным за незаконное хранение оружия Михаилом] Трепашкиным. Его сначала освободили, а потом в апелляции отменили и вернули», — согласен с Осечкиным член СПЧ руководитель правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков.

По словам Бабушкина, посещавшего Васильеву в колонии на прошлой неделе, в этом учреждении с начала года подали на УДО 48 человек. «Администрация колонии поддержала менее 20 из них, но на свободу в итоге вышли 35 человек. Это показывает, что обычному человеку приходится провести длительное время в колонии и не иметь взысканий, чтобы мочь выйти по УДО», — объясняет Бабушкин.

Смотрите так же:  Осаго скидка за безаварийную езду кбм

ФСИН и Минобороны отказались комментировать освобождение Васильевой. Ее адвокат также отказался от общения с журналистами.

Сколько женщин в местах лишения свободы

За последние 10 лет количество заключенных, освобожденных условно-досрочно, в России стабильно снижалось: со 160 тыс. в год (27% от общего числа) в 2004 году до 58 тыс. (10%) в 2014 году.

По состоянию на 1 августа в учреждениях ФСИН содержались 53 тыс. женщин. Из них 42 тыс. — в исправительных колониях, еще 10 тыс. — в следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов при колониях. При женских колониях работают 13 домов ребенка, в которых рядом со своими мамами проживают 659 детей в возрасте до трех лет.

В 2014 году большинство женщин в российских колониях (17 тыс.) отбывали наказание за преступления, связанные с оборотом наркотиков, еще 12 тыс. — за убийства, 6,5 тыс. — за кражи, 3 тыс. — за причинение тяжких телесных повреждений, 1,5 тыс. — за грабежи, 1 тыс. — за разбойные нападения, 47 — за сексуальные преступления, пять — за хулиганство, за остальные преступления — 4 тыс. Статистику о количестве женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы по экономическим статьям, ФСИН не приводит.

Генеральная прокуратура подтвердила законность УДО Васильевой

Заместитель генерального прокурора РФ Сабир Кехлеров в ответе зампреду комиссии по безопасности Общественной палаты Дмитрию Чугунову подтвердил законность УДО Евгении Васильевой (документ есть в распоряжении «Известий»). По словам замгенпрокурора РФ, Судогодский районный суд Владимирской области, принимая 25 августа 2015 года решение об условно-досрочном освобождении Евгении Васильевой, действовал в полном соответствии с нормами закона.

«Ст. 72 УК действительно не содержит правил зачета домашнего ареста в срок лишения свободы, однако согласно ст. 308 УПК время, в течение которого осужденный был под следствием, либо содержался в лечебном учреждении, либо был задержанным, засчитывается в срок наказания», — говорится в ответе Кехлерова.

При этом, по словам замгенпрокурора, ст. 109 УПК предписано, что засчитывать срок домашнего ареста в срок содержания в СИЗО следует день в день.

«Именно так и поступили судьи при назначении УДО Васильевой, зачтя ей в срок лишения свободы всё время, пока она находилась под домашним арестом в квартире в Молочном переулке, то есть с 23 ноября 2012 года. Таким образом, установленные законами принципы условно-досрочного освобождения Васильевой судом были соблюдены», — считает замгенпрокурора.

В начале сентября 2015 года Дмитрий Чугунов направил в Генпрокуратуру обращение с просьбой проверить законность решения Судогодского районного суда Владимирской области, освободившего Васильеву по УДО. Он сомневался в том, что судья законно зачел время, проведенное осужденной под домашним арестом, в срок наказания, что позволило ей выйти досрочно.

Чугунов отмечал в своем письме в Генпрокурору, что многие юристы и граждане в своих обращениях, поступающих в Общественную палату, утверждают, что срок домашнего ареста Васильевой не может быть засчитан судом в качестве времени, проведенного под стражей, так как в уголовном законодательстве отсутствует норма о том, что домашний арест является видом содержания под стражей.

«По ст. 72 УК РФ не предусмотрена замена части наказания домашним арестом, а предусмотрен расчет срока наказания с учетом только помещения в СИЗО. Если же суд применил норму ст. 109 УПК РФ, то это также необоснованно, потому что она относится именно к выбору меры пресечения при продлении срока следствия», — заявляли юристы.

Ранее прокуратура Москвы провела проверку законности этапирования Евгении Васильевой из столичного СИЗО № 6 в женскую колонию во Владимирской области. Как выяснили прокуроры, поводом для отправки экс-чиновницы Минобороны в колонию послужило письмо из Пресненского районного суда города Москвы, поступившее 22 июля 2015 в администрацию СИЗО, в котором сообщалось, что приговор в отношении Евгении Васильевой вступил в законную силу 21 июля.

«23 июля 2015 года в соответствии с требованиями ст. 75 УИК РФ Васильева Е.Н. направлена для отбывания наказания в распоряжение Управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) РФ по Владимирской области. Нарушений закона в действиях сотрудников УФСИН по городу Москве не выявлено», — говорится в ответе и.о. начальника отдела по надзору за соблюдением законов исполнении уголовных наказаний прокуратуры Москвы Евгения Захарова.

Инициатор письма в столичную прокуратуру правозащитник Владимир Осечкин с выводами прокуратуры не согласен.

— Теперь мы направим заявление генеральному прокурору РФ по данным вопиющим нарушениям закона, и я буду настаивать на изобличении всех предателей интересов государственной службы и наказании виновных, — заявил Осечкин.

Напомним, что Евгения Васильева была приговорена 8 мая 2015 года Пресненским районным судом Москвы по уголовному делу «Оборонсервиса» к 5 годам колонии. При этом в срок Васильевой зачли те 2,5 года, что она находилась под домашним арестом. 20 августа стало известно, что Васильева погасила ущерб перед государством за себя и за других фигурантов дела «Оборонсервиса» на общую сумму более 216 млн рублей.

А 25 августа 2015 года суд Судогодского района Владимирской области принял решение об условно-досрочном освобождении экс-чиновницы Минобороны Евгении Васильевой. Судья Илья Галаган решил, что Васильевой не нужно дожидаться вступления в силу решения суда, находясь в заключении. Суд учел раскаяние Васильевой и ее примерное поведение в колонии, а также то, что Васильева поддерживает связь с родственниками, вежлива с осужденными и сотрудниками колонии и проявляет интерес к культурно-массовым мероприятиям.

УДО Васильевой, закон и справедливость. Юридический анализ

Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru

Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!

В очередной раз общественное мнение раскололось на два недружелюбных лагеря. Евгения Васильева, осужденная по уголовному делу «Оборонсервиса» на пять лет лишения свободы, условно-досрочно освобождена от отбывания наказания на основании постановления суда Владимирской области и в тот же день покинула колонию, где, со слов руководителей ФСИН, находилась с 23 июля 2015 года.

СМИ и блогосфера по этому поводу пестрили экспертными (и не только) мнениями адвокатов, юристов и иных лиц, тем или иным образом причисляющих себя к последним.

Юридические изыски сводились к трем понятным мыслям:
– Васильева должна вернуться в колонию;
– освобождение знаменитой дамы законно и обоснованно;
– надо запретить УДО в принципе.

На этой волне стали появляться совсем экзотические, но сегодня уже неудивительные инициативы депутатов Госдумы РФ лишить права на условно-досрочное освобождение виновных в коррупции и некоторых тяжких преступлениях. Ничем, кроме популизма и начала нового предвыборного цикла, подобные заявления объяснить нельзя. Внесение таких поправок ведет к дискриминации и прямому нарушению предусмотренного Конституцией РФ права каждого осужденного на помилование или смягчение наказания. Про доктрину уголовного права «наказываем, чтобы исправлять» депутаты, естественно, никогда не слышали.

Более оправданной в этой связи видится инициатива коллег из Совета Федерации по усовершенствованию института условно-досрочного освобождения, направленная на ресоциализацию и реабилитацию осужденных. Законопроект сенаторов дифференцирует условия и основания применения условно-досрочного освобождения в зависимости от вида и тяжести преступления, смягчая условия виновным в преступлениях небольшой тяжести и сохраняя суровые для совершивших тяжкие. Редкая по нынешним меркам гуманизация института УДО обнадеживает.

Однако предлагаем не вдаваться в мистификаторство и не гадать, была или нет гражданка Васильева узницей замка Иф, а посмотреть на ситуацию с применением к ней института условно-досрочного освобождения через призму уголовного закона и судебно-следственной практики.

Самый гуманный в мире

Становление института условно-досрочного освобождения в России началось еще в XIX веке и прошло в своем развитии четыре полноценных периода. Первоначальное формирование досрочного освобождения от наказания наблюдается в XIX – начале XX века, когда в 1819 году под покровительством императора Александра I создается Общество попечительное о тюрьмах, а одна из его задач – выкуп заключенных за долги. В 1845 году Уложением о наказаниях уголовных и исправительных введено применение досрочного освобождения из отряда «исправляющихся». Второй период ознаменован тюремной реформой 1879 года. Затем, в 1909 году, принят закон «Об условном досрочном освобождении», где впервые законодательно закреплено появление поощрительного института условно-досрочного освобождения, дошедшего до нас. В советский период в Уголовном кодексе 1922 года закреплено применение условно-досрочного освобождения к осужденным, «обнаружившим исправление», но с середины тридцатых годов (кто бы сомневался) практика применения УДО постепенно сокращается, и 15 июня 1939 года система досрочного освобождения заключенных отменена приказом НКВД СССР. Она вновь возродилась лишь спустя четыре десятка лет, под конец СССР. Четвертый период развития института связан с периодом демократических преобразований.

Сегодня действующее законодательство РФ устанавливает три основные цели наказания:
– восстановление социальной справедливости;
– исправление осужденного;
– предупреждение совершения им новых преступлений.

При этом законодатель исходит из того, что наказание, назначаемое судом, должно быть минимально достаточным для исправления осужденного. А учитывая, что наказание на осужденных влияет по-разному, цели наказания вполне могут быть достигнуты полностью или частично до полного отбывания срока. Для этого государством предусмотрен институт условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, позволяющий стимулировать осужденных к исправлению, отказу от преступной модели мышления и возвращению к нормальной жизни в обществе.

Кого освобождать

В соответствии с нормами УК РФ вопрос об условно-досрочном освобождении рассматривается судом, в том числе на основании ходатайства осужденного, с учетом требований ст. 79 УК. При этом не каждый желающий имеет право досрочно покинуть стены колонии. Есть опять же три необходимых для этого условия. Первое – суд, исследовав предоставленные стороной в материалы дела доказательства, должен признать, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Второе – осужденный должен возместить причиненный преступлением вред (полностью либо частично). Третье – фактическое пребывание осужденного в изоляции от общества должно составлять срок, регламентированный ст. 79 УК РФ, в зависимости от тяжести совершенного преступления, но не менее шести месяцев.

Смотрите так же:  Приказ о пропускном режиме школы

В законе предусмотрен ряд дополнительных условий для досрочного освобождения осужденного: поведение осужденного в период отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию (переводя с юридического – признает ли осужденный вину), однако они не обязательны для суда при принятии соответствующего решения.

Кроме того, в результате обобщения практики применения института УДО Пленум Верховного суда РФ 21 апреля 2009 года принял Постановление №8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания». Согласно п. 6 указанного акта: «Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.».

В частности, в случае с Васильевой суд, руководствуясь Постановлением Пленума, верно применил арифметику по части отбытия осужденной Васильевой достаточного срока для применения к ней института УДО. Учитывая тяжесть совершенного ею преступления, срок, в течение которого Васильева должна была быть изолирована от общества в колонии, не мог быть менее двух лет и шести месяцев. И согласно тому же постановлению — ни кажущаяся многим мягкость назначенного наказания, ни отсутствие явного признания вины не являются препятствием для УДО. Например, досрочное освобождение девушек из Pussy Riot так же произошло без признания ими вины.

При этом, исходя из норм УПК РФ и УК РФ, время домашнего ареста (мера пресечения, избранная Васильевой) засчитывается в срок уголовного наказания в виде лишения свободы. Таким образом, суд при решении вопроса об условно-досрочном освобождении Васильевой правомерно учел два с половиной года, проведенные ею под домашним арестом, как фактически отбытый срок наказания. Следовательно, одно из трех обязательных условий для применения института УДО судом соблюдено.

Относительно второго условия – ущерб, причиненный преступлением и установленный в приговоре суда – более 216 млн рублей, был погашен. Вопрос о том, что ущерб возмещен за Васильеву, а не ею и не из принадлежащих ей средств, с точки зрения закона отношения к делу не имеет. На практике именно родственники возмещают ущерб за осужденных. Правовая природа денежных средств, поступивших в казну государства в счет возмещения ущерба, причиненного Васильевой, – это уже другая история. Несомненно, интересная, но проверяться должна отдельно.

И последнее, небесспорное, но неизмеримое в точности. Суд, основываясь исключительно на внутреннем убеждении, счел поведение осужденной Васильевой за весь период отбывания наказания положительным, учел возмещение ею ущерба, а также принял во внимание заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности ее условно-досрочного освобождения.

Закон и справедливость

В результате проведенного анализа действующего уголовного законодательства об УДО и судебно-следственной практики можно уверенно сказать, что решение суда Владимирской области о досрочном освобождении осужденной Васильевой в целом соответствует требованиям закона. Однако есть нюансы или буквы закона, которые несколько выпадают из общепринятого правового алфавита.

В соответствии с нормами УПК РФ постановление суда об УДО вступает в законную силу и обращается к исполнению по истечении десятидневного срока его обжалования в апелляционном порядке либо в день вынесения судом апелляционной инстанции определения или постановления. Очевидно, гражданка Васильева могла покинуть колонию, но только по прошествии десяти суток со дня вынесения постановления. То есть не ранее 4 сентября 2015 года.

Вопросы о досрочном выходе осужденной Васильевой из колонии есть, и задавать их надо руководству ФСИН, которое любезно освободило Васильеву до истечения установленного законом срока. Однако этот факт не является безусловным основанием для отмены постановления суда об условно-досрочном освобождении Васильевой. Подобный случай по «условно-досрочно-ускоренному» освобождению из колонии осужденной Васильевой явно свидетельствует о необходимости доработки института УДО и, возможно, дисциплинарных выводов в отношении некоторых сотрудников системы ФСИН.

Вместе с тем нельзя оставлять без внимания вопрос, почему соответствующее нормам права решение суда вызвало такой ажиотаж и неприятие в обществе. Про резонанс и размер похищенного понятно. Вдобавок многие ощутили себя оскорбленными принятым решением.

Невзирая на закрепленную в ч. 2 ст. 43 УК РФ цель наказания – восстановление социальной справедливости, общественность ощутила обратное: нашего мнения никто не спрашивал. Правда, общественность часто ратует за ужесточение наказания. Но даже позицией реально потерпевшей стороны по этому уголовному делу – Министерства обороны РФ, никто не поинтересовался. А следовало бы. Причем и поинтересоваться публично, и ответ тоже выслушать публично.

Абстрагируясь от ситуации с Васильевой – не всякий вред можно выразить в денежном эквиваленте, а тем более возместить деньгами, особенно моральный. А соблюдение цели наказания – восстановление справедливости – без удовлетворения, в том числе моральных требований потерпевшей стороны, невозможно. В действующем же законодательстве не предусмотрена обязанность суда оценивать, наряду с иными дополнительными основаниями, являющимися предпосылками к УДО, мнение потерпевшей по делу стороны. Такой правовой пробел можно и нужно устранить, дополнив ч. 4.1 ст. 79 УК РФ, предусматривающую процедуру рассмотрения судом ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, нормой об обязательном участии в процессе потерпевшей стороны и выяснении судом ее мнения о досрочном освобождении осужденного.

Алексей Добрынин – партнер, адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов Pen & Paper

Сергей Токарев – старший юрист, адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов Pen & Paper

УДО Васильевой живет и побеждает

Высокопоставленные воры на «конвейере милосердия»

Кирово-Чепецкий суд Кировской области в пятницу, 15 июля, условно-досрочно освободил из колонии одного из фигурантов знаменитого дела «Оборонсервиса» Максима Закутайло. Об этом корреспонденту РИА Новости сообщил его адвокат Олег Бессонов. Осужденный покинет колонию через 10 дней, когда решение суда вступит в силу.

Между тем, не прошло и месяца, как другой суд — Судогодский Владимирской области — также условно-досрочно освободил еще одну осужденную по делу «Оборонсервиса» — Ирину Егорову. Эта дама — подельница многоталантливой Евгении Васильевой — перестала быть заключенной 20 июня нынешнего года.

Сама же ключевая фигурантка — г-жа Васильева, которой следствием вменялось совершение 36 преступлений, общий ущерб государству от которых оценен в 3 млрд руб. и осужденная 8 мая того же года на пять лет в колонии, вышла на свободу по УДО 25 августа 2015 года.

— Суд удовлетворил наше ходатайство об УДО, несмотря на возражения колонии, — сказал в свое время адвокат Егоровой Юрий Гервис.

Таким образом, наш самый «гуманный и милосердный» суд, даже — как в данном случае — не идя в ногу с исправительными структурами, решает совершенно непредсказуемо: кому сидеть за несанкционированные пикеты с бумажными плакатами, кому за перепост картинки в Интернете, а кому через пару месяцев выходить на волю вольную после доказанного в судебном порядке мошеннипчества в особо крупных размерах.

На какие направления сделает ставку правительство?

При этом адвокат Егоровой уточнил, что администрация исправительного учреждения дала Егоровой положительную характеристику, хотя и выступила против ее досрочного освобождения. Осужденная обратилась в суд с ходатайством об УДО после того, как отбыла половину трехлетнего срока.

Напомним, уголовное дело «Оборонсервиса» было возбуждено в 2012 году после вскрытия разветвленной схемы хищений госсобственности в Минобороны РФ. Экс-глава ведомства Анатолий Сердюков, осуществлявший кадровую политику в структурах вверенного ему министерства, в результате которой (а также вследствие прямого попустительства с его стороны) и стала возможной сама история с «Оборонсервисом», сблизился поневоле с персонажем Ильфа и Петрова, который при столкновении с лошадью отделался, как помним, легким испугом. Сердюков был всего лишь навсего снят с должности министра, избежав уголовного преследования по амнистии.

Позднее его чиновничья карьера благополучно (для него) продолжилась. Поработав некоторое время индустриальным директором корпорации «Ростех», он в декабре 2015 года вошел в совет директоров холдинга «Вертолеты России».

По главной версии следствия, сообщники во главе с Васильевой через структуры «Оборонсервиса» и ряд частных фирм продавали по значительно заниженным ценам объекты военного ведомства, имея в этом прямую корыстную заинтересованность.

— Налицо признаки лоббизма в исходе всех дел по «Оборонсервису», — считает депутат Госдумы, член фракции «Справедливая Россия» Андрей Туманов. — Вообще, в нашей стране, к сожалению, уже стало недоброй традицией, когда крупная компания либо, скажем так, лица с немалыми финансовыми возможностями стараются своевременно отмазывать своих «героев». В тех же случаях, когда отсидка неминуема, тогда в качестве инструмента «спасения» безотказно прибегают к УДО.

В принципе, в самом понятии лоббизма нет ничего плохого, — общемировая практика, как известно, задействует хороших адвокатов, которые в условиях состязательности защищают, отстаивают права и интересы своих подзащитных, соблюдая дух и букву закона. Но в случае с очередным фигурантом «Оборонсервиса», выходящим по УДО, — это все-таки не качественная юридическая защита обвиняемого в суде, а нечто другое: как я предполагаю, вертикальные связи, которые проходят через судебные инстанции. Поэтому сообщение о подобном исходе дела поборников законности, конечно, порадовать никак не может.

«СП»: — Вам, как парламентарию, наверняка приходилось сталкиваться и с давлением «сильных мира сего» в ситуации, когда избиратели просят защитить их от произвола, и — с проявлениями того же лоббизма

— Да, вот почти два года в Архангельской области мне приходилось откликаться на многочисленные жалобы по поводу недостойных, граничащих с нарушением закона, действиях одного из местных активистов «Единой России» Мышковского.

Смотрите так же:  Заявление о смене тарифов мгтс

Я обещал жителям, что всерьез посодействую в рамках своих парламентских полномочий расследованию всех дел, связанных с этим господином, и добьюсь наказания виновных. Никто в Архангельске этому не верил. И вот, представьте, буквально на днях, 13 июля, он сел на 6,5 лет — за, как говорится в решении Ломоносовского районного суда Архангельска, «покушение на мошенничество и преднамеренное банкротство ОАО «Лесозавод № 3». Я на своих ресурсах в Интернете сразу же опубликовал сообщение об этом. Но что примечательно: в комментариях все как один пишут — рано радуетесь, все равно его «отмажут», все равно он под теми или иными формулировками в самом ближайшем будущем выйдет на свободу. Никто не верит, что он будет сидеть присужденные ему шесть с половиной лет…

«СП»: — Где же выход из не очень оптимистичной перспективы, которую вы обозначаете? Безропотно ждать, когда и его отпустят по УДО?

— Выход, в частности, в том: надо понять, с чего нужно начинать, чтобы становиться цивилизованным государством. Не мешало бы в прямой связи с этим вспомнить германского императора Фридриха Великого. Он стал великим благодаря не войнам, завоевательным походам, и т. д. , а благодаря тому, что провел судебную реформу. Более того, закончив ее, он инициировал, как известно, процесс против себя. Когда крестьянин выиграл процесс и возвратил земельный надел, когда-то отобранный у него подручными Фридриха, никто в стране не сомневался — вот они, реальные плоды реформы, в результате чего суд действительно стал независимым. Вот торжество закона без оглядки на самые высокие персоны. Так что и нам, рано или поздно, придется через это пройти. Лучше, конечно, чтобы все-таки — пораньше. Потому что без независимого суда никаких перспектив не будет ни для экономики, ни для отдельно взятой личности.

Налоговики разрабатывают механизм борьбы с серыми доходами

— На примере таких УДО мы видим, что и те, кто является фигурантами подобных уголовных дел, и те, кто их же сажает, а вскоре выпускает на свободу, делают то, что всем им хочется, а вовсе не то, чего требует закон, — считает публицист Артемий Троицкий. — Люди, выходящие на демонстрацию с плакатами, — те же осужденные, например, по Болотному делу, — для таких правоохранителей куда более зловещие преступники, чем мега-воры из «Оборонсервиса», нанесшие государству миллиарды убытков.

А причина этого в следующем. Выносящие приговоры, а затем сводящие их на «нет» кому надо уже отработанным конвейером «условно досрочного освобождения», прекрасно знают и чувствуют: с «болотными» они — чуждой крови, а с «блатными» — одной.

Эдуард Лимонов: Судя по всему, в Кремле начали раскулачивание олигархов

Встав на сторону США, Ташкент рискует попасть под удар Ирана и талибов

Исторические факты позволяют Москве претендовать на часть территории Японии

«Шокирующее» УДО Евгении Васильевой еще раз тщательно проверят

Теперь этим будет заниматься Судогодская районная прокуратур

04.09.2015 в 01:50, просмотров: 33768

Неприлично скорое условно-досрочное освобождение скандальной фигурантки дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой не дает покоя общественности. От граждан поступают десятки обращений с требованием разобраться, почему «мошенница в особо крупных», не отбыв в колонии и двух месяцев, уже разгуливает на свободе. В итоге, готовится очередное разбирательство.

О предстоящей проверке сообщил основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин. По его словам, в областную прокуратуру поступили многочисленные обращения с просьбой проверить законность решения судьи Ильи Галагана об УДО Васильевой. В итоге ведомство переадресовало вопрос нижестоящей инстанции — Судогодской районной прокуратуре.

Правда, разбирательство в этой инстанции выглядит немного странно, ведь именно Судогодская районная прокуратура и ходатайствовала о предоставлении УДО чиновнице.

Ранее историю с освобождением Васильевой уже прокомментировали в Минюсте. Там отметили, что предварительно нарушений в процедуре УДО для Васильевой не наблюдается, все выглядит законно.

«Основательная проверка не проводилась, но на первый взгляд нарушений закона нет», — заявил руководитель Минюста Александр Коновалов в ответ на запрос омбудсмена Эллы Памфиловой инициировать проверку факту стремительного освобождения фигурантки дела «Оборонсервиса», которую обвиняли в хищении 3 млрд рублей при сделках с недвижимостью.

Памфилову такой ответ не удовлетворил и она намерена обратиться к Владимиру Путину с предложением поручить Совету Безопасности страны «тщательно проанализировать действия всех должностных лиц и инстанций, принимавших решения по делу «Оборонсервиса».

В свою очередь пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не знает, поступало ли уже Владимиру Путину обращение от омбудсмена.

  • Самое интересное
  • По теме
  • Комментарии

Оставьте ваш комментарий

Комментарии пользователей

  • В интернете появился фильм о романе Васильевой и Сердюкова
  • Социологи: 70% россиян против условно-досрочного освобождения Евгении Васильевой
  • Песков ответил на вопросы об УДО Васильевой
  • В Кремле отреагировали на просьбу проанализировать «шокирующее» освобождение Васильевой
  • Минюст не видит нарушений при «шокирующем» освобождении Васильевой
  • Законность УДО Евгении Васильевой еще раз проверят

Самое интересное

Популярно в соцсетях

© ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец» Электронное периодическое издание «MK.ru»

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-45245 Редакция — ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец». Адрес редакции: 125993, г. Москва, ул. 1905 года, д. 7, стр. 1. Телефон: +7(495)609-44-44, +7(495)609-44-33 , e-mail [email protected] Главный редактор и учредитель — П.Н. Гусев. Реклама третьих сторон

Все права на материалы, опубликованные на сайте www.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте www.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

«С формальной точки зрения все сделано красиво»: реакция на УДО Евгении Васильевой

МОСКВА, 25 августа. /ТАСС/. Судогодский районный суд Владимирской области условно-досрочно освободил экс-главу департамента имущественных отношений Минобороны Евгению Васильеву. При этом суд постановил освободить Васильеву незамедлительно.

Пресненский суд Москвы 8 мая приговорил пятерых подсудимых по делу «Оборонсервиса», в том числе Евгению Васильеву, к реальным срокам от 3,5 до 5 лет лишения свободы.

В срок заключения, к которому приговорены все фигуранты дела, зачтено время, которое они провели под стражей и домашним арестом. Таким образом, все они могли претендовать на условно-досрочное освобождение (УДО). Кроме того, отец Васильевой, бизнесмен Николай Васильев, полностью возместил ущерб в размере более 216 млн рублей потерпевшим за всех фигурантов дела.

Реакция на решение об освобождении Васильевой — в материале ТАСС.

Решение «выглядит очень странным и неубедительным»

Практику УДО в РФ необходимо расширить, считает глава Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

Комментируя решение Судогодского районного суда, правозащитник отметил, что «на общем фоне крайне редкого применения института условно-досрочного освобождения» решение «выглядит очень странным и неубедительным».

«Нам нужно менять судебную практику по делам об условно-досрочном освобождении, нужно чаще применять этот институт, и тогда подобные решения не будут казаться удивительными», — подчеркнул он.

«Независимо от фамилии»

У суда были все основания, чтобы отпустить Евгению Васильеву на условно-досрочное освобождение. Такое мнение высказал журналистам адвокат Анатолий Кучерена.

«Я особо хочу подчеркнуть, что независимо от фамилии, независимо от того, какое преступление совершил гражданин, в данном случае суд формально должен обращать внимание на отбытый срок, то есть отбытое наказание и возмещение ущерба, и соответственно положительную характеристику из мест лишения свободы», — сказал адвокат.

Он напомнил, что при решении вопроса об УДО суд должен учесть, отбыл ли осужденный более половины срока наказания, а также возместил ли осужденный ущерб. По словам Кучерены, Васильева, которой было назначено 5 лет лишения свободы, «отбыла наказание уже больше половины срока» (считая время, проведенное под домашним арестом).

«Насколько мне известно — и потерпевшая сторона признает это — ущерб полностью возмещен. Суд при решении этого вопроса, обязательно должен учитывать эти два фактора», — подчеркнул адвокат.

Также Кучерена обратил внимание, что вопрос о перевоспитании осужденного находится в компетенции колонии, руководство которой дает соответствующую характеристику. «И если эта характеристика положительная, то в данном случае у суда есть все основания решить этот вопрос (об УДО) положительно», — заметил юрист.

«Решение надо рассматривать с точки зрения закона»

Условно-досрочное освобождение Васильевой из колонии надо рассматривать только с точки зрения закона и процедуры, без каких либо эмоций, заявил ТАСС глава комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников.

«Решение надо рассматривать с точки зрения закона и процедуры. Васильева выполнила все нормы, касающиеся УДО», — подчеркнул он.

По словам главы профильного комитета, «как бы в обществе не относились к Васильевой, она как любой другой заключенный имеет на право на условно-досрочное освобождение и им полностью воспользовалась».

«Абсолютно законное решение»

Решение об условно-досрочном освобождении Евгении Васильевой является законным и нравственным. Такое мнение высказал журналистам полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях, адвокат Михаил Барщевский.