Проблемы возмещения морального вреда

Главная > Реферат >Государство и право

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

По дисциплине: Гражданское право РФ.

На тему: Проблемы возмещения морального вреда.

Студент 2 курса

Гончар Лилия Николаевна

Глава 1. Определение размера компенсации морального вреда ………… 6

1.1. Выдержки из ряда судебных решений по конкретным делам….. 6

1.2. Сравнение размеров компенсации морального вреда……………9

1.3. Ряд критериев для определения размеров компенсации

1.4.Методика А.М.Эрделевского об определении размеров

компенсации презюмируемого морального вреда……………………18

Глава 2. Проблемы компенсации морального вреда

2.1.Кому может быть причинен моральный вред. 22

2.2.Дело «О защите чести и достоинства музея»…………………….23

Глава 3. Переход и зачет права на компенсацию……………………………27

3.1. Права, неразрывно связанные с личностью кредитора………27

3.2. Переход права на компенсацию морального вреда в порядке

3.3.Переход права на компенсацию морального вреда

Список использованной литературы……………………………………. 35

Приложение №1. Таблица размеров компенсации презюмируемого морального вреда………………………………………………………………………………37

В последнее время довольно часто можно услышать фразу: «Я требую возмещения морального вреда!». В средствах массовой информации то и дело фигурируют рассказы об исках с требованием возместить от одного условного до многих миллионов долларов. Однако редко кто задумывается о процессуальных особенностях подобного рода исков. А это не мешало бы делать, поскольку довольно часто только после направления иска в суд выясняется, что по данной категории дел моральный вред «не предусмотрен», что данное лицо не могло требовать возмещения вреда и т.д. Как следствие, у потерпевшего возникает ложное ощущение, что добиться возмещения нанесенного вреда «у нас невозможно». А у виновника появляется уверенность в тщетности попыток привлечения к такого рода ответственности.

Российское законодательство позволяет требовать возмещения морального вреда в судебном порядке, но этим правом, к сожалению, пользуются немногие. В основном это так называемые публичные люди — звезды эстрады, политики и бизнесмены. В последние годы интерес к данной проблеме постоянно растет, и, возможно, в ближайшем будущем мы приблизимся в этом вопросе к имеющейся у цивилизованных государств практике.

Проблема установления критериев и определения методик компенсации морального вреда является одной из самых актуальных и наименее исследованных в этом институте гражданского права.

В России, как и во многих странах мира, одним из основных способов защиты неимущественных благ является институт компенсации морального вреда. Этот институт существует в российском законодательстве чуть более десяти лет, поэтому в настоящее время он находится в стадии совершенствования правоприменительной практики российского судопроизводства.

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека (Всеобщая декларация прав человека; Международный пакт о гражданских и политических правах и др.), предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека. Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает их эффективную охрану и защиту. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда. Статья 1 Конституции РФ провозгласила Российскую Федерацию правовым государством.

Целью данной работы является рассмотрение некоторых проблем возмещения морального вреда. Структура работы. Работа состоит из трех глав, введения заключения и приложения.

Первая глава посвящена определению размера компенсационных выплат. Этот вопрос окончательно не урегулирован законодательством, поэтому на практике он порождает массу проблем. Некоторые пути их решения предлагаются в данной главе. Дискуссионным остается вопрос компенсации морального вреда юридическому лицу, поэтому вторая глава посвящена анализу этой проблемы. В третьей главе рассматриваются проблемы возможности перехода и зачета права на компенсацию. Полагаю, что эти вопросы недостаточно рассмотрены в литературе и требуют более глубокого анализа и четкого разъяснения.

Курсовая работа имеет приложение в виде таблицы компенсации презюмируемого морального вреда, разработанная А.М. Эрделевским.

Следует отметить, что источниковая база по проблемам возмещения морального вреда является весьма ограниченной. В связи с этим каждый источник имеет особую ценность. В курсовой работе используются следующие виды источников: нормативно- правовые акты (причем как действующие, так и прекратившие свое действие), постановления Пленума Верховного Суда РФ, комментарии к Гражданскому кодексу РФ, судебная практика, публикации в юридических изданиях, а также учебная литература.

Важное место среди источников занимают нормативно- правовые акты. Это, прежде всего, действующий ГК РФ, ФЗ «О защите прав потребителей», Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик» и ряд других. Непосредственно к нормативно-правовым актам примыкают постановления Пленума Верховного Суда РФ, а также комментарии к ГК РФ. Здесь особо следует выделить постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994.(с изменениями от 25 октября 1996 г. и от 15 января 1998 г.) «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда».

В курсовой работе широко используются аналитические научные статьи, посвященные проблемам возмещения морального вреда. Глубиной анализа отличаются статьи А. Эрделевского «Моральный вред: соотношение с другими видами вреда», «Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда». Особо следует выделить проблемные статьи С. Нарижного, К. Голубева «Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан», В. Ускова «Как компенсировать моральный вред богатому и бедному?», А. Эрделевского «Проблемы компенсации морального вреда в зарубежном и российском законодательстве и судебной практике».

Глава 1. Определение размера компенсации морального вреда.

1.1. Выдержки из ряда судебных решений по конкретным делам.

Одним из спорных моментов, постоянно возникающих в судебной практике, является проблема определения размера компенсации морального вреда.

На мой взгляд, это один из наиболее важных и наименее урегулированных вопросов. Если в практике наблюдаются случаи, когда суд уменьшает размер заявленной компенсации в 9000 раз, это означает: и потерпевшие, и суды не имеют четких критериев для определения размера компенсации. Для анализа подхода судов к решению дел, связанных с компенсацией морального вреда, рассмотрим выдержки из ряда судебных решений по конкретным делам.

Дело 1. «В судебном заседании истец просил удовлетворить его иск в части взыскания с ответчика морального ущерба в сумме 2400 000 руб. (неденоминированные). Прося об удовлетворении иска в результате ДТП, он потерял практически новую машину, его супруге были причинены телесные повреждения, а ему причинены нравственные и физические страдания.

. Суд полагает, что подлежит удовлетворению иск лица в части возмещения морального вреда, предусмотренного ст. 131 Основ гражданского законодательства. Соглашаясь с сумой в 2400 000 руб., указанной истцом, суд считает необходимым учесть, что дело находиться в производстве суда более 8 месяцев и приняло затяжной характер в связи с систематической неявкой ответчика в судебное заседание, предложение ответчика о мирном разрешении вопроса фактически им не выполнено, в результате аварии супруге истца причинены телесные повреждения, по поводу которых она находилась на излечении, более года истец лишен возможности пользоваться принадлежащим ему транспортным средством, что позволяет сделать вывод о наличии физических и нравственных страданий, причиненных истцу данным ДТП».

Дело 2. «. Автомашине истца были причинены механические повреждения. Истец. просит возместить причиненный моральный вред в размере 1000000 руб. Вина ответчика подтверждена справкой ГАИ и не оспаривается сторонами, вместе с тем судом учитывается также то обстоятельство, что в результате аварий водитель получил множественные ссадины тела, ушибы, что повлекло кратковременное расстройство здоровья, нахождения на больничном листе . Таким образом, суд приходит к выводу, что имеют место как нравственные, так и физические страдания, и требования о возмещении морального ущерба подлежит удовлетворению в сумме 800000 руб. (неденоминированные).

Дело 3. «. Истец просит взыскать 600000 р. морального вреда. Ответчик иск признал в полном объеме. Из материалов дела усматривается, что в связи с данным ДТП истцу причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) в результате ушибов при аварии, в результате стресса появились головные боли, ухудшился сон, повысилась нервная возбудимость, по поводу которых истец обращался к врачу, что подтверждается медицинской справкой. Был сорван отпуск в августе и пропали путевки для отдыха и лечения. В связи с необходимостью устранения последствий аварии, оценки машины, ведение процесса истец отпрашивался с работы и испытывает чувство вины и морального неудобства перед руководством и коллегами по службе, которым приходилось выполнять чужую работу. Поэтому суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца моральный вред в размере 600000 руб.

Дело 4. «. Истец просит возместить ему моральный вред, причиненный в результате покуса собаками в размере материального ущерба, причиненного ему. . суд приходит к выводу, что истцу в результате укусов собак был в большей части причинен моральный, нежели материальный ущерб, поскольку истец был вынужден пройти курс профилактических прививок от бешенства.

. взыскать с ответчика в пользу истца в счет возмещения материального ущерба 3675 руб., и в счет возмещения морального вреда 3675 руб.».

Дело 5. «Н. Обратилась в суд с заявлением, в котором просит взыскать с ответчика материальный ущерб, складывающийся из расходов, связанных с похоронами ее мужа, умершего в результате травмы, полученной на работе у ответчика. Кроме того, Н., просит взыскать 10 млн. руб. в качестве возмещения морального ущерба. Суд считает возможным согласиться с требованиями истицы по возмещению морального вреда в размере 10 млн. руб.

Суд согласился с утверждением истицы о том, что ей и близким родственникам смертью мужа (отца) причинены нравственные страдания. Предъявленная сумма, по мнению суда, соразмерна. Суд учел материальное положение сторон при разрешении указанного требования.

Дело 6. «. Истица просит возместить ей расходы по восстановительному ремонту в сумме 1234423 руб., а также возместить ей моральный ущерб, причиненный дорожно-транспортным происшествием, в размере 10 млн. руб. Ответчик иск признал в части расходов. В части морального вреда иск не признается в полном объеме, так как ответчик считает, что моральный вред не отвечает заявленным 10 млн. В части возмещения морального вреда суд полагает, что указанный иск подлежит частичному удовлетворению в части 350 тыс. руб., поскольку судом принимается то обстоятельство, что истица в момент рассмотрения дела являлась беременной, отсутствие в ее распоряжении автомашины при указанных обстоятельствах, создает определенный дискомфорт. Кроме того, судом учтены также обстоятельства, что в таком состоянии женщина вынуждена обращаться в соответствующие органы «для оформления судебных и автотранспортных документов. ».

Смотрите так же:  Страхование прицепов по осаго 2019

Дело 7. В ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению К. в нарушении правил безопасности движения, повлекшем смерть потерпевшего, родители потерпевшего предъявили гражданский иск о компенсации морального вреда. Суд учёл, что погибший был единственным сыном у родителей, которые в силу возраста не смогут больше иметь детей, что им причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны сына, и присудил компенсацию морального вреда в размере 40 млн. руб.». 1

Проблемы компенсации вреда судебная практика

На практике применение положений института компенсации морального вреда вызывает ряд трудностей, связанных скорее с неверной трактовкой положений законодательства, нежели его недостаточности.

В судебной практике значительные трудности вызывает вопрос о соотношении понятий «моральный вред» и «вред», используемые в деликтных обязательствах. Конечно же вопрос о том, включает ли возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, компенсацию морального вреда, имеет важное практическое значение. Как мы уже подчеркнули в первой главе нашего исследования, необходимо различать физический вред, то есть вред здоровью и вред моральный. В тоже время любой телесный вред в целях его возмещения. распадается на моральный вред и имущественный вред. При этом необходимо учитывать, что суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно (п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Одним из проблемных вопросов – является вопрос о возможности компенсации морального вреда, причиненного членам семьи умершего. Дискуссионным, в целом, является вопрос о возможности приобретения прав на компенсацию морального вреда третьими лицами.

Прежде всего, подчеркнем, что согласно п.1 ст.150 ГК РФ «в случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя». Однако ни ст.151 ГК РФ, ни ст.ст.1099-1101 не содержат нормы о переходе прав на компенсацию морального вреда другим лицам. Поэтому, дабы подтвердить такое право ученые-юристы ссылались на Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей (утв. постановлением ВС РФ от 24 декабря 1992 г. № 4214-1) (с изменениями от 24 ноября 1995 г.), которые предусматривали «работодатель обязан возместить моральный вред семье, потерявшей кормильца вследствие трудового увечья». Однако в настоящее время Правила утратили свою юридическую силу.

Рассматривая данный вопрос необходимо отметить, что в данном случае не возникает какого-либо правопреемства в отношении права на компенсацию морального вреда. В соответствии со ст.151 ГК моральный вред компенсируется гражданину, если он причинен действиями, нарушающими именно его неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Поэтому право членов семьи на компенсацию морального вреда возникает в связи со страданиями, перенесенными ими вследствие нарушения принадлежащего им неимущественного блага (семейных связей).

Смерть человека нарушает целостность семьи и семейные связи. Одновременно с причинением вреда семейным связям человека нарушается еще ряд его личных неимущественных прав, состав которых зависит от специфики семейных связей члена семьи с умершим. Наряду с причинением вреда семейным связям как неимущественному благу члена семьи в случае смерти потерпевшего могут быть нарушены и личные неимущественные права членов семьи. Так, в случае смерти родителя нарушается право ребенка на заботу со стороны этого родителя, право на воспитание этим родителем и на совместное проживание с ним. Представляется, что, конструируя состав семьи для целей компенсации морального вреда в случае противоправного причинения смерти одному из ее членов, следует ориентироваться прежде всего на Семейного кодекса РФ.

Несмотря на то, что прямых норм предусматривающих такое право членов семьи – нет, практика идет по пути признания за ними права на компенсацию. Приведем показательный пример:

«Л. обратился в суд с иском к прокуратуре Брянской области о возмещении материального вреда в сумме 29 тыс. рублей и компенсации морального вреда в сумме 100 тыс. рублей, ссылаясь на то, что 13 мая 1999 г. был незаконно задержан и три месяца незаконно содержался в местах лишения свободы, в результате чего ему причинен материальный ущерб и моральный вред, ухудшилось состояние здоровья и пострадала его репутация.

7 февраля 2000 г. он умер, после чего в дело вступила его жена Ш., которая просила признать незаконными действия работников милиции и прокуратуры, признать Л. жертвой ареста и заключения под стражу, признать факт нарушения ее права на уважение семейной жизни, взыскать с Генеральной прокуратуры РФ, МВД России и Министерства юстиции РФ по 1 млн. рублей, а также компенсацию морального вреда в размере: 40 тыс. рублей — с Генеральной прокуратуры РФ, 40 тыс. рублей — с МВД России, 20 тыс. рублей — с Министерства юстиции РФ.

Заочным решением Советский районный суд г.Брянска от 15 октября 2001 г. иск удовлетворил частично, признал незаконными действия работников Советского РОВД г. Брянска, изолятора временного содержания г.Брянска и бездействие работников прокуратуры Советского района г.Брянска; признал, что было допущено нарушение права Ш. на уважение семейной жизни; с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации в пользу истицы взыскал компенсацию морального вреда в сумме 10 тыс. рублей, а в остальной части иска отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда 15 ноября 2001 г. заочное решение в части компенсации морального вреда отменила, а в остальной части оставила без изменения; по делу вынесла новое решение об отказе Ш. в иске о компенсации морального вреда.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения в части отмены заочного решения и вынесения нового решения и об оставлении в силе заочного решения.

Президиум Брянского областного суда 7 августа 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Отмену заочного решения в части компенсации истице морального вреда и вынесение нового решения об отказе в этой части иска кассационная инстанция мотивировала тем, что моральный вред был причинен не истице, а ее мужу, но в связи с его смертью не может быть компенсирован; возмещение же вреда за нарушение права на уважение семейной жизни законом не предусмотрено.

Между тем с этим выводом согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

Как видно из дела, Л. вместо однофамильца был незаконно задержан работниками Советского РОВД г.Брянска по подозрению в совершении убийства и помещен в изолятор временного содержания. Три месяца он незаконно находился под стражей в следственных изоляторах г.Брянска и г.Коломны Московской области, что причинило моральный вред как ему, так и его жене.

Однако судебная коллегия областного суда не учла эти обстоятельства, а, отказывая в иске о компенсации морального вреда, сослалась на отсутствие закона, регулирующего данные правоотношения.

Между тем согласно ч.1 ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни и т.п.).

Суд первой инстанции правильно признал, что Ш. незаконными арестом мужа и заключением его под стражу был причинен моральный вред, который подлежит компенсации.

При таких обстоятельствах у кассационной инстанции не имелось предусмотренных ст.306 ГПК РСФСР оснований к отмене решения в части компенсации морального вреда.

Учитывая, что материалами дела подтверждено нарушение права Л. на уважение частной и семейной жизни, закрепленное ст.8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.23 Конституции Российской Федерации, умалено достоинство ее личности, которое в соответствии со ст.21 Конституции Российской Федерации охраняется государством, вынесенное кассационной инстанцией решение об отказе ей в иске о компенсации морального вреда подлежит отмене, а заочное решение — оставлению в силе как законное и обоснованное» [1] .

Долгое время дискуссионным являлся вопрос об определении ответчика по делам о компенсации морального вреда причиненного полномочными государственными органами. Так в качестве ответчика привлекалась и органы прокуратуры, и органы предварительного следствия, и, даже, Судебный департамент при Верховном Суде РФ, с возложением на него обязанности по компенсации истцу морального вреда за незаконное осуждение не основано на законе [2] .

Между тем, удовлетворяя иск о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями следственных органов и иных полночных органов должны руководствовать ст. 1070 ГК РФ, закрепляющей, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, возмещается за счет казны РФ. Приведем пример из практики:

«Пелых В.Ф. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, управлению федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Магаданской области, прокуратуре Магаданской области о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 24 сентября 1999 г. следственным управлением прокуратуры Магаданской области ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ст. 292 УК РФ и 24 сентября 1999 г. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Смотрите так же:  Расчет размера пособия по временной нетрудоспособности 2019

25 октября 1999 г. уголовное дело в отношении него было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ст. 292 УК РФ, и недоказанностью его участия в совершении инкриминируемых преступлений, а примененная в отношении него мера пресечения в виде подписки о невыезде, избранная 24 сентября 1999 г., отменена.

Незаконными действиями органов предварительного следствия и прокуратуры, выразившимися в незаконном привлечении его к уголовной ответственности и незаконном применении к нему в качестве меры пресечения подписки о невыезде, ему причинен моральный вред.

Сам факт незаконного привлечения к уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления и незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде нарушили его личные неимущественные права, принадлежащие ему от рождения: достоинство личности, личную неприкосновенность, право не быть привлеченным к уголовной ответственности за преступления, которые он не совершал, честное и доброе имя, деловую репутацию, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства.

Факт привлечения истца к уголовной ответственности, несмотря на предусмотренную законом тайну предварительного следствия и секретность самого данного уголовного дела, стал достоянием большого круга лиц и создал у многих людей представление о нем, как о преступнике. Истец просил взыскать компенсацию морального вреда из средств федерального бюджета в размере 70 000 рублей.

Решением Магаданского областного суда от 4 декабря 2002 г. иск Пелых В.Ф. был удовлетворен частично: с Министерства финансов РФ в его пользу была взыскана компенсация морального вреда в сумме 30 000 руб., в остальной части иска было отказано.

В кассационной жалобе Управления Федерального казначейства по Магаданской области поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда не усматривает.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии со ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Министерство финансов Российской Федерации.

Суд правильно применил указанные нормы материального права и возложил обязанность по компенсации причиненного истцу морального вреда за счет казны Российской Федерации на Министерство финансов Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы о том, что в данном случае вред должна возмещать Генеральная прокуратура Российской Федерации, как главный распорядитель кредитов, был предметом обсуждения в суде первой инстанции. В решении этому доводу дана правильная оценка.

Правила возмещения вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде устанавливаются гражданским законодательством, в частности — статьями 1100, 1101, 1070, 1071 ГК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 3 ГК РФ гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов (далее — законы), регулирующих отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса.

Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.

Нормы Бюджетного кодекса РФ не могут противоречить нормам Гражданского кодекса РФ, определяющего в ст. 1071 ГК РФ порядок возмещения вреда за счет средств казны Российской Федерации.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Правительством РФ принято Постановление от 09.09.2002 г. № 666, которым утверждены «Правила исполнения Министерством финансов РФ судебных актов по искам к казне Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти либо должностных лиц органов государственной власти», не является основанием для отмены правильного судебного решения, поскольку в указанных Правилах отсутствуют нормы, устанавливающие иной, отличный от норм ГК РФ, порядок возмещения вреда за счет казны Российской Федерации.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. № 10 (п. 8), размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимание обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных и физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

При определении размера компенсации морального вреда суд учел фактические обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, данные о личности истца и характере причиненного ему морального вреда. Размер компенсации морального вреда размере 30 000 рублей определен судом обоснованно и правильно.

На основании ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Магаданского областного суда от 4 декабря 2002 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Федерального казначейства по Магаданской области — без удовлетворения» [3] .

Еще один вопрос требующий, на наш взгляд, внимания – это дискуссия о возможности индексации денежных сумм, взысканных в счет компенсации морального вреда. Точку в споре поставил Верховный суд от 29 марта 2005 г. № 78-В04-44. Приведем данный пример:

«Приговором военного суда Санкт-Петербургского гарнизона от 18 апреля 1997 г. с Р. в пользу Б. взыскано в возмещение материального ущерба 10 млн. рублей и компенсация морального вреда в сумме 20 млн. рублей. Б. обратилась в суд с заявлением об индексации взысканных денежных сумм, ссылаясь на то, что приговор суда вступил в законную силу 14 июля 1997 г., однако в части гражданского иска до настоящего времени в полном объеме не исполнен.

Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга 6 декабря 2001 г. требования Б. удовлетворил частично: проиндексировал сумму материального ущерба, в индексации суммы, взысканной в счет компенсации морального вреда, отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда 4 апреля 2002 г. и президиум Санкт-Петербургского городского суда 17 сентября 2003 г. судебные постановления оставили без изменения.

В надзорной жалобе Б. просила судебные постановления отменить.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 29 марта 2005 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

По данному делу судом первой, кассационной и надзорной инстанций допущено существенное нарушение норм процессуального права.

Согласно ст. 207.1 ГПК РСФСР (действовавшего на момент рассмотрения дела в суде) суд может произвести соответствующую индексацию взысканных судом денежных сумм на момент исполнения решения суда.

Судом первой инстанции была проиндексирована сумма материального ущерба, в требовании об индексации суммы, взысканной в счет компенсации морального вреда, отказано, так как ее размер определен судом исходя из степени нарушения личных неимущественных прав гражданина. Поэтому, по мнению суда, не имеется оснований для увеличения суммы компенсации морального вреда пропорционально росту индекса потребительских цен.

Между тем денежная компенсация, взысканная судом и своевременно не выплаченная, является денежным обязательством и в силу ст. 207.1 ГПК РСФСР подлежит индексации независимо от того, в возмещение чего она взыскивается. Следовательно, суд неправомерно отказал в индексации суммы, взысканной в счет компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции».

Таким образом, денежная сумма, взысканная судом в счет компенсации морального вреда, в случае задержки ее выплаты подлежит индексации на общих основаниях»

[1] Постановление Президиума Брянского областного суда от 7 августа 2002 г. «Требование истицы о компенсации морального вреда, причиненного незаконными арестом и заключением под стражу ее мужа, подлежит удовлетворению» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2003г. — №1.

[2] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 января 2002 г. «Привлечение к участию в деле Судебного департамента при Верховном Суде РФ в качестве ответчика и возложение на него обязанности по компенсации истцу морального вреда за незаконное осуждение не основано на законе» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2002г. — №7.

[3] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2003 г. № 93-Г03-3

ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО НЕПРАВОМЕРНЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ

Конституция Российской Федерации провозглашает право на жизнь, здоровье, честь и достоинство, как естественные и неотчуждаемые права личности, что обуславливает необходимость их эффективной правовой защиты.

Одной из основных задач правового государства является обеспечение справедливого восстановления нарушенных прав и возмещения причиненного вреда, в том числе и морального.

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда является одним из способов защиты гражданских прав.

Статьей 151 ГК РФ определено: «в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Кроме этого, суд должен учитывать, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред». При этом, законодатель не обязывает суд принимать во внимание индивидуальные особенности причинителя вреда, его характеристики и тому подобное. Вместе с тем, законодатель исключил карательную суть правового воздействия на причинителя вреда при определении суммы, подлежащей взысканию, возлагая на институт компенсации морального вреда только функцию восстановления нарушенного права.

Смотрите так же:  Для чего нужен договор купли продажи гаража

Стоит отметить, что взыскание морального вреда в Российской Федерации возможно и без вины причинителя, так на основании ст. 1100 ГК РФ «Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях когда:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

— вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

— а также в иных случаях, предусмотренных законом».

Не смотря на то, что правовой институт компенсации морального вреда в отечественном гражданском законодательстве сравнительно «молодое» явление, он оказался довольно востребованным обществом.

В связи с чем, для развития и совершенствования указанного института в РФ, а также с целью формирования однородной правоприменительной практики Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» определил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Одним из условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключением могут стать только случаи, прямо предусмотренные законом. Такой подход законодателя, на наш взгляд, является оправданным, и защищает законопослушных ответчиков по делам о возмещении морального вреда от необоснованных решений, а отсутствие несправедливой и порой абсурдной судебной практики, оберегает суды от рассмотрения дел, в которых истец преследует цель обогащения, а не восстановления нарушенных прав.

Так, например, в странах с прецедентной (англосаксонской) системой права, (в практике США и Англии) есть судебные прецеденты, когда недобросовестные потребители, имеющие цель обогащения, требуют возмещения морального вреда, который им причинен в результате подачи им слишком горячего обеда или в случае, когда в инструкции по эксплуатации микроволновой печи производитель не указал, что в ней нельзя сушить домашних питомцев. Конечно нельзя говорить, что в судебной практике Англии и США существует только парадоксальные случаи. Принимая во внимание длительное развитие института возмещения морального вреда за рубежом, России безусловно есть чему поучиться.

Принципы прецедентной правовой системы лежат в основе законодательства многих государств, в том числе в Англии и США, там в вместо применяемого в России термина «моральный вред» используется термин «психический вред», под которым понимается: «психиатрический вред»; «нервный шок»; «нервное потрясение»; «обыкновенный шок»; «обыкновенное потрясение». В зависимости от применяемого термина суды различным образом подходят к установлению обязательств, вытекающих из причинения «психического вреда». Кроме того, законодательство Англии в отличие от российского законодательства, при определении размера компенсации при причинении психического вреда, учитывает не только само наличие вины, но и ее форму. То есть существует дифференцированный подход к задаче возмещения вреда. Кроме той функции (задачи), которую подразумевает российский законодатель при определении размера компенсации морального вреда – восстановление нарушенного права, английское законодательство допускает карательную функцию для причинителя такого вреда, в случае если вред был причинен умышленно. В таком случае сумма компенсации будет выше, чем в случае неосторожного причинения вреда и будет носить штрафной характер. Такой подход оправдан, так как если рассматривать обязанность выплаты денежной суммы, как наказание за какое – либо деяние, то субъективная сторона, то есть психическое отношение причинителя с к содеянному, безусловно должно оказывать влияние на наказание.

Положительный пример законодательства, регулирующего подход к компенсации морального вреда — законодательство Германии, так например истцу, при тяжком повреждении его здоровья, вызвавшем прогрессирующее нарушение жизненных процессов в организме, за перенесенные страдания, могут быть присуждены периодические выплаты. В данном случае, на наш взгляд, имеет место обдуманный подход к восстановлению нарушенного права, так как в результате нарушений жизненных процессов в организме, истец (потерпевший) может утратить трудоспособность, и его право нарушено не только к моменту подачи иска, но и в последующем. В связи с чем логично обязать причинителя вреда восстанавливать права истца до того момента, пока не пройдут последствия неправомерного деяния.

Указанные положительные примеры зарубежной практики в области возмещения морального вреда безусловно наложили отпечаток на формирование законодательства Российской Федерации в этой области, однако существуют проблемы, как при определении оснований для возмещения морального вреда, так и при определении размера компенсации, подлежащей взысканию. Основанием для возмещения морального вреда с точки зрения российского законодательства, является физические или нравственные страдания, пережитые гражданином. К нравственным страданиям относятся переживания, связанные с испытываемыми негативными ощущениями, открытым остается вопрос о том, что же такое физические страдания. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ говорится о физическом страдании, которое является одним из видов морального вреда, однако, что конкретно относится к моральным страданиям, так же не определяется.

Если рассмотреть моральный вред, как испытываемое страдание, то последствия от действий причинителя вреда должны найти отражение в психическом здоровье потерпевшего, в свою очередь неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах потерпевшего, вызывать у него негативные ощущения, которые можно назвать физическими страданиями. Однако, это субъективное мнение, которое может подвергнуться критике, так как оно не отражено в законодательстве.

Статьей 1101 ГК РФ законодатель попытался урегулировать вопрос об определении размера компенсации морального вреда. Закон, в данном случае, говорит о том, что этот размер определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. То есть в настоящее время, применим закон, который в полной мере предоставляет судье единолично принимать решение о сумме компенсации, при этом формируется практика, когда при схожих обстоятельствах суды могут принимать различные решения относительно размера компенсации.

При анализе сложившейся в России судебной практики по делам о возмещении морального вреда, можно сделать вывод о том, что размеры компенсации морального вреда не соответствуют принципу восстановления права, то есть в пользу истца взыскиваются ничтожно маленькие суммы. Из судебных решений следует, что индивидуальные особенности истца учитывается судом формально. В результате чего, можно сделать вывод о том, что такой способ защиты своих прав как компенсация морального вреда в Российской Федерации не совершенен и требует более жесткого (конкретного) законодательного регулирования. Прежде всего, изменения в законодательстве должны применяться к понятиям, используемым в нормотивно-правовом регламенте компенсации морального вреда, тогда решаться проблемы, связанные с неверной, а порой неоднообразной трактовкой положений законодательства, о которых говорилось выше.

Список литературы

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Российская газета 2009. № 7.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ // Правовая система «Консультант плюс».

3. Материалы судебной практики

4. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Правовая система «Консультант плюс».

5. Решение «О взыскании задолженности по заработной плате, денежной компенсации за неиспользованный отпуск, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, от 30.11.2011» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-leningradskij-rajonnyj-sud-g-kaliningrada- kaliningradskaya-oblast-s/act-102350573/

6. Решение «О возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, компенсации морального вреда, от 18.05.2011» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-zelenogradskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva- s/act-102993152/

7. Решение «По иску Ф. к Ш. компенсации морального вреда, причиненного преступлением, от 23.11.2011» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-mezhdurechenskij-gorodskoj-sud-kemerovskaya-oblast-s/act- 100170361/

8. Решение «По иску о взыскании компенсации морального вреда. Иск удовлетворен частично», от 09.02.2012» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-kujbyshevskij-rajonnyj-sud-g-irkutska- irkutskaya-oblast-s/act-100210785/

9. Решение «По иску о защите прав и свобод человека и компенсации морального вреда. В удовлетворении иска отказано, от 09.02.2012» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-kujbyshevskij-rajonnyj-sud- g-irkutska-irkutskaya-oblast-s/act-100210801/

10. Дело «О компенсации морального вреда, причиненного в результате уголовного преследования» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-shadrinskij-rajonnyj-sud-kurganskaya-oblast-s/act-100414280/

11. Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. — М., 1986.

12. Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // В сб.: Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав.- Свердловск, 1973.

13. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. — М., 1970.

14. Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. — М., 1998.

15. Райхер В.К. Вопросы ответственности за причинение вреда // Советское государство и право. 1971. № 5.

16. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства. – 3-е изд., испр. и доп. – М., 2004.

17. Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 341.

18. Рахмилович В.А. о пробелах и противоречиях // Журнал российского права. 1997. № 12. С. 59.