Севрский мирный договор 1920 года, 10 августа (Вышинский)

Легенда карты:

Линия из жирных точек – Границы Османской империи на 1914 год.
Жирная пунктирная линия – Границы Турции по Севрскому договору 1920 года.
Сплошная жирная линия – Зона проливов, передававшаяся по Севрскому договору под контроль международной комиссии проливов.
Участок, заштрихованный точками – Территории, отходившие к Греции (район Измира формально выделялся в самостоятельную область).
Участок, заштрихованный вертикальными чёрточками со смещением – Территория, которую намечалось включить в дашнакскую Армению.
Участок, ограниченный линией из поперечных штрихов – Территория, которую намечалось включить в «автономный» Курдистан.
Также на карте обозначены «сферы влияния»:
Вертикальная штриховка – Франции,
Наклонная штриховка – Италии.

Севрский мирный договор 1920 года — между султанской Турцией и союзными державами-победительницами в первой мировой войне — Великобританией, Францией, Италией и Японией (названными Севрским мирным договором главными союзными державами), Арменией (в то время дашнакской), Бельгией, Грецией, Польшей, Португалией, Румынией, Сербо-хорвато-словенским государством, Хиджазом и Чехословакией — подписан 10. VIII в г. Севре (близ Парижа).

Севрский мирный договор принадлежит к группе международных договоров, завершивших первую мировую войну и образующих так называемую версальскую систему (см. Версальский мирный договор 1919 года). Севрский мирный договор оформил раздел Турции, составлявший одну из основных империалистических целей войны для стран Антанты (см. «Сайкс — Пико соглашение», Сен-Жан де Морьенн соглашение и Мудросское перемирие).

Вопрос о разделе Турции не раз обсуждался во время Парижской мирной конференции, однако, переплетаясь с вопросом о репарациях и территориальными вопросами в Западной Европе, он служил объектом комбинаций и сделок между державами и разрешён ими не был. Только в начале 1920 года конференция послов главных союзных держав в Лондоне разработала, наконец, проект мирного договора с Турцией. В апреле 1920 года на конференции в Сан-Ремо (см.) между Англией и Францией было достигнуто соглашение о разделе азиатских владений Турции; тогда же был выработан проект мирного договора с Турцией. 11. V 1920 года этот проект был сообщён делегации султанского правительства, прибывшей для этого в Париж, и опубликован в печати.

Созданное в апреле 1920 года в Анкаре Великое национальное собрание Турции, провозгласив себя единственной законной властью, обратилось 26. IV 1920 года к Советскому правительству с просьбой об оказании помощи в борьбе против империалистов, а после опубликования проекта мирного договора заявило, что ни в коем случае его не признает. Союзники решили использовать вооружённую силу для восстановления власти султанского правительства на всей территории Турции. К этому времени войска Антанты (английские, французские, итальянские, греческие) оккупировали уже не только все арабские земли бывшей Оттоманской империи, но и некоторые важные районы собственно Турции, в т. ч. Константинополь, зону проливов и Измир (Смирну). Согласно решению Верховного совета Антанты (принятому на заседании в Булони 21-22. VI) греческая армия, обильно снабжённая английским оружием, при поддержке английского флота 22. VI 1920 года начала наступление на турецкие национально-освободительные силы. Султанское правительство, фактически уже не обладавшее властью, полностью капитулировало перед союзниками и подписало Севрский мирный договор.

Севрский мирный договор состоял из 13 частей и 433 статей. Часть I включала текст устава Лиги наций.

Судьба территорий Турции определялась II частью договора, трактовавшей вопрос о границах, и главами III части («Политические положения»). Севрский мирный договор лишал Турцию владычества над арабами, курдами, армянами и другими угнетёнными народами, но только для того, чтобы эти народы были закабалены империалистами Антанты. От Оттоманской империи отходило 3/4 её территории. Восточная Фракия с Адрианополем, европейский берег Дарданелл и весь Галлиполийский полуостров, а также Измир, передавались Греции. Турция утрачивала все земли в европейской части империи, кроме узкой полосы вблизи Стамбула, который оставался формально в турецких руках. Однако, как указывалось в той же статье, в случае уклонения Турции от соблюдения Севрского мирного договора «союзные державы определённо оставляют за собой право изменить предшествующее условие».

Зона проливов (см.), также номинально остававшаяся в составе турецкой территории, не только подлежала полному разоружению, но и поступала целиком под контроль специальной международной «Комиссии проливов», которая образовывалась (ст. 40) из делегатов США, «в том случае и с того дня, когда они захотят принять в ней участие», Великобритании, Франции, Италии, Японии и России, «если она (Россия) сделается и с того дня, как она сделается членом Лиги наций», Греции, Румынии, а также Болгарии и Турции (в отношении двух последних с той же оговоркой, что и в отношении России). Члены комиссии согласно ст. 41 пользовались дипломатическими привилегиями; комиссия получала право действовать «в полной независимости от местной власти». Комиссия могла организовать корпус особой полиции под командованием иностранных офицеров (ст. 48) и воспользоваться вооружёнными силами по согласованию с представителями союзных держав в Стамбуле (ст. 44). Комиссия могла также устанавливать собственный бюджет и иметь флаг (ст. 42).

Статьи, касавшиеся проливов, носили явно антисоветский характер: державы, проводившие интервенцию против Советской России, получили возможность базировать свои военно-морские силы на порты зоны проливов.

Сирия, Ливан, Палестина и Месопотамия отбирались у Турции и передавались под мандатное управление (см. Мандатная система). Турция лишалась своих владений на Аравийском полуострове и обязывалась признать королевство Хиджаз (ст. 98-100). Определение границы между Турцией и Арменией предоставлялось третейскому решению президента США (ст. 89). «Великая Армения» по замыслу Вильсона и его советников должна была явиться государством, фактически зависимым от США, и плацдармом в борьбе против Советской России. От Турции отделялся Курдистан. Для определения его границ назначалась англо-франко-итальянская комиссия, после чего, если Совет Лиги наций найдёт население этой области «способным к независимости», Курдистану будет предоставлена «автономия» (ст. 62-64).

Турция отказывалась от всех прав в Египте и над Египтом (ст. 101) и признавала английский протекторат над ним, объявленный 18. XII 1914. Турция утрачивала также всякие права в отношении Судана (ст. 113), признавала британскую аннексию Кипра, провозглашённую 5. XI 1914 (ст. 115), и протекторат Франции над Марокко и Тунисом (ст. 118- 120). Она отказывалась также от всяких прав и привилегий, которые были сохранены за султаном в Ливии (ст. 121). Согласно ст. 122 Турция отдавала Италии все свои права на острова Эгейского моря (Додеканез).

Турция фактически была лишена прав суверенного государства. Специальное постановление восстанавливало режим капитуляций (см.), распространяя его и на те союзные державы, которые не пользовались им до первой мировой войны (ст. 261).

Для руководства турецкими финансами образовывалась финансовая комиссия из представителей Франции, Британской империи и Италии, а также турецкого представителя с совещательным голосом (ст. 231). В распоряжение финансовой комиссии предоставлялись «все ресурсы Турции, за исключением доходов, уступаемых или даваемых в качестве гарантии платежей по Оттоманскому публичному долгу» (ст. 236). Эта комиссия должна была «принимать такие меры, какие она сочтёт наиболее подобающими для сохранения и увеличения ресурсов Турции». Ей предоставлялся полный контроль над всей экономикой Турции. Без одобрения финансовой комиссии турецкий бюджет не мог быть поставлен на обсуждение парламента, и без её санкции парламент не мог его изменить (ст. 232).

В экономический раздел Севрского мирного договора были включены также внешнеполитические статьи, по которым Турция признавала отменёнными все договоры, конвенции или соглашения, которые она заключила когда-либо до вступления в силу Севрского мирного договора с Германией, Австрией, Венгрией или Болгарией (ст. 275), а также «с Россией или со всяким государством или правительством, территория которого составляла ранее часть России» (ст. 277).

Часть IV Севрского мирного договора касалась вопроса о «защите меньшинств», причём предусматривалось, что «главные союзные державы по совместному рассмотрению с Советом Лиги наций определят, какие меры необходимы, чтобы гарантировать выполнение постановлений настоящей части», а Турция заранее соглашалась на «всякие решения, которые будут приняты по этому предмету».

«Военные, морские и воздушные положения», составлявшие V часть Севрского мирного договора, фиксировали полную демобилизацию турецких вооружённых сил. Армия Турции не должна была превышать 50 тыс. солдат и офицеров, в т. ч. 35 тыс. жандармерии (ст. 152-164). Все турецкие военные суда сдавались главным союзным державам, а для административных нужд Турции оставлялось 7 сторожевых судов и 5 миноносцев (ст. 181-189).

Подписание Севрского мирного договора — самого кабального и грабительского из всех договоров версальской системы — вызвало негодование турецкого народа. Анкарское правительство категорически отвергло договор. Даже султан не решился ратифицировать его.

В своей борьбе за отмену Севрского мирного договора анкарское правительство опиралось на массовое антиимпериалистическое движение в стране, на поддержку Советской России (см. Советско-турецкий договор 1921) и на сочувствие угнетённых народов Востока. Одержав победу над англо-греческой интервенцией и умело использовав начавшийся уже сразу после подписания Севрского мирного договора раскол по турецкому вопросу в лагере Антанты (см. Лондонская конференция 1921, Франко-турецкое соглашение 1921), кемалисты в конечном счёте добились отмены этого договора (см. Лозаннская конференция).

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Независимый Курдистан приведет к реанимации Севрского договора?

ЕРЕВАН, 20 сен – Sputnik, Давид Галстян. Появление независимого Курдистана приведет к актуализации Севрского договора, сказал Sputnik Армения директор Института востоковедения Национальной академии наук Армении, тюрколог Рубен Сафрастян.

«С независимостью Курдистана начнет меняться карта Ближнего Востока, этот процесс приближается. Крупные страны должны будут подумать над тем, какой ход дать этому процессу. В этом контексте они обратятся к Севрскому договору как к историческому документу, так как он относился не только к нам, но и ближневосточным территориям Османской империи», — сказал Сафрастян.

Это, по его словам, единственный международный признанный договор, который хотя и не был ратифицирован государствами, но только там говорится о независимости Курдистана.

При этом Курдистан должен был быть, по большей части, на территории Турции, южнее Диарбекира.

«Если появится необходимость пересмотра границ на Ближнем Востоке, возвращения к этому договору, то Армения должна быть готова обратить внимание крупных стран на касающуюся Армении часть. Возможно, удастся как-то этим воспользоваться», — сказал Сафрастян.

Эксперт уверен, что сам договор, конечно же, не будет восстановлен, однако нужно быть готовыми к связанным с этой ситуацией процессам.

С другой стороны, считает Сафрастяна, нельзя отрицать, что появление курдского государства на территории современного Ирака приведет к аналогичным процессам в Сирии, Турции и Иране.

Турция и Иран не допустят независимого Курдистана

Секретарь Высшего совета нацбезопасности исламской республики Али Шамхани ранее заявил, что если Эрбиль проведет референдум о независимости, Иран закроет с Курдистаном границу.

Он отметил, что планируемая независимость региона приведет к аннулированию всех договоренностей Ирана и Курдистана. Шамхани призвал курдов не предпринимать действий, которые создают угрозу безопасности в регионе.

«Соглашения о границах действуют исключительно с центральным правительством Ирака», — сказал Шамхани.

В беседе со Sputnik экс-посол ИРИ в организации «Исламская конференция», советник министра иностранных дел ИРИ доктор Саббах Зангяне отметил, что Иран выступает за единство Ирака и поддерживает центральные власти в Багдаде. По его мнению, кроме закрытия границ с Курдистаном, Иран пересмотрит все также энергетические и экономические контракты.

В свою очередь, эксперт из Анкарского центра политических исследований и кризисных ситуаций (ANKASAM) Догаджан Башаран сказал Sputnik, что объединение сил Турции и Ирака приведет к провалу действий внешних сил, это доказала история.

«Можно предположить, что Иракский Курдистан не обретет независимость, поскольку против этого выступают Анкара и Тегеран», сказал Башаран.

По его мнению, «американский проект Иракского Курдистана под руководством Барзани» не состоится в качестве независимой страны.

«Турецкое руководство, как и официальный Багдад, выступает против этой инициативы. Со стороны России, США и международной общественности также поступают заявления о несвоевременности проведения референдума. Весьма опасно «передавить» и довести эту ситуацию до реального столкновения, а резкая демонстрация силы приводит именно к этому», — сказал Чевикоз.

Смотрите так же:  Образец заявления на академический отпуск

При этом он уверен, что независимость Курдистан провозглашать сразу после референдума не будет. Чевикоз считает, что нужно стремиться к налаживанию диалога между Эрбилем и Багдадом, иначе ситуация рискует обостриться внутри самой Турции.

Независимость Курдистана не опасна для Турции?

Такого мнения придерживается экс-генконсул Турции в Эрбиле Айдын Сельджен. По его словам, референдум и провозглашение независимости Курдской региональной администрации Ирака (КРАИ) не угрожает интересам Турции.

«Проведение референдума в Иракском Курдистане и даже возможное провозглашение независимости не представляет угрозы интересам Турции и ее национальной безопасности», — сказал Сельджен.

Он уверен, что примерно половина курдского населения в Турции поддерживает прокурдскую Партию демократии народов (ПДН), и еще 40 процентов турецких курдов входит в состав электората правящей Партии справедливости и развития (ПСР). А консолидированного движения в поддержку «сепаратистских настроений» нет.

Севрский мирный договор

Севрский мирный договор 1920, подписан 10 августа в Севре (близ Парижа) между султанским правительством Турции и победившими в первой мировой войне 1914 — 18 союзными государствами (Великобритания, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Греция, Польша, Португалия, Румыния, Армения, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев, Хиджаз).

В основу Севрского мирного договора были положены условия соглашения Сайкс-Пико 1916 и решения конференции держав в Сан-Ремо в апреле 1920 Согласно условиям Севрского мирного договора, Турция отказывалась от верховной власти над Фракией, от островов в Эгейском море, Кипра, Египта и арабских провинций. Греция должна была управлять Смирной и ее окрестностями и могла аннексировать этот район, если того пожелает большинство населения.

Раздел Севрского мирного договора, озаглавленный «Армения», включал статьи от 88-й по 93-ю. Турция признавала Армению как «свободное и независимое государство». Турция и Армения соглашались подчиниться президенту США по арбитражу границ в пределах областей Трапезунд, Эрзрум, Битлис и Ван и принять его условия относительно доступа Армении к морю.

Поскольку не было известно будет ли порт Трапезунд включен в Армению, то специальная статья предоставляла Армении гарантии транзитных привилегий и пожизненную аренду части этого порта. Севрский мирный договор мог бы способствовать решению Армянского вопроса и предоставить армянскому народу достаточно территории для его национальной консолидации.

Однако Севрский мирный договор так и остался на бумаге.

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
  • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

Севрский договор: в чьих интересах?

Владимир Захаров

Намерения масонов определить нельзя. Поэтому лучше с ними дружить

Севрский договор: в чьих интересах?

Божьей милостью зодчий

В армянском Дилижане установлен памятник героям фильма «Мимино»

Сборная Армении по шахматам – чемпион мира

«При единении и малое растет, при раздоре и величайшее распадается…»

Ариф Юнусов: «Число сторонников военного разрешения карабахского конфликта растет»

Турнир из серии «Futures» ITF прописался в Армении

Армянский мотив острова Мальта

Перевернуть страницу прошлого

Во время Первой мировой войны Тройственному союзу – Германии, Австро-Венгрии и Италии противостояла Антанта – союз России, Англии и Франции. Результат войны, как известно, оказался драматическим. Четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Германская и Османская в результате войны вообще распались; государства же, созданные на территории Российской империи, вынуждены были искать поддержки у Антанты. Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия сохранили независимость, остальные были присоединены к Советской России (и впоследствии – к СССР).

После победы над Германией в 1919 году Верховный совет Антанты практически выполнял функции «мирового правительства», занимаясь устроением послевоенного порядка, однако провал политики Антанты в отношении России и Турции обнаружил предел ее могуществу, подтачиваемому внутренними противоречиями между державами-победительницами. В этом политическом качестве «мирового правительства» Антанта прекратила существование только после образования Лиги Наций.

В России немедленно после Февральской революции Временное правительство упразднило посты генерал-губернаторов в Закавказье и Туркестане и передало власть комитетам, созданным из депутатов Думы, являвшихся местными уроженцами.

Закавказье переживало непростые времена. Три главные политические партии Кавказа – азербайджанская Мусульманская демократическая партия (Мусават), армянская Дашнакцутюн и грузинская социал-демократическая – сразу же после Февральской революции в ответ на признание со стороны Временного правительства получили гарантии автономии в рамках будущей федеративной России. В конце мая 1918 г. в Закавказье в результате сложных политических процессов были провозглашены три независимые республики: Грузия,

Армения, Азербайджан. Четких границ между ними не могло быть по определению, и разногласия возникли незамедлительно. Почти сразу же начались боевые действия между Арменией и Азербайджаном, возник территориальный конфликт между Арменией и Грузией. Некоторые современники указывали в этой связи на влияние внешних факторов. Так, автор статьи в первом издании Большой советской энциклопедии (вышла в 1926 г.), писал, что правительство Азербайджана само пригласило турецкие войска, а правительство Грузии пригласило войска Германии, которая решила разместить там одну «кавалерийскую бригаду и 5-6 пехотных батальонов». Но сделать это не успела – осенью 1918 г. Германии надо было разбираться со своими проблемами – перемирием и революцией, в результате чего в Грузии побывали лишь две немецкие роты.

К концу 1920 г. Республика Армения (1918-1920) контролировала области Еревана, Карса, Ардагана, Карабаха, Зангезура и Нахиджевана. А в ходе национальных съездов Карабаха в 1918-1920 гг. принимались решения о присоединении области к Республике Армения. Однако установление советской власти в Закавказье, ликвидация недолго просуществовавших независимых республик изменили ситуацию во всем регионе.

На все это следует обратить внимание для того, чтобы была ясна сложившаяся в мире ситуация к моменту подписания в Севре мирного договора, который формально оформил раздел территории Османской империи.

10 августа 1920 г. в Севре – небольшом городке недалеко от Парижа, был подписан Севрский мирный договор. Подписантами были с одной стороны страны Антанты, к которым присоединились: Италия, Япония, Бельгия, Греция, Польша, Португалия, Румыния, Королевство сербов, хорватов и словенцев, королевство Хиджаз (провозгласившее независимость от Османской империи в 1916 г.), Чехословакия и Армения. С другой стороны было только правительство султанской Турции.

Севрским мирным договором Турция и союзные державы признали независимость Армении. Согласно документу, Турция заявляла, что «признает Армению, как то уже сделали союзные державы, в качестве свободного и независимого государства». Согласно разделу «Армения», к Республике Армения переходила территория некоторых вилайетов Турции. На третейское решение президента США Вудро Вильсона, который был назначен арбитром, представлялось определение границ между Арменией и Турцией и принятие всяких мер относительно выхода Армении к морю и демилитаризации оттоманской территории, прилегающей к этой границе. Границы Армении в Закавказье должны были устанавливаться на Парижской мирной конференции. Содержались в договоре и положения, связанные с геноцидом 1915 года и устранением его последствий: «Чтобы исправить в наиболее широкой мере зло, причиненное лицам во время зверств, совершавшихся в Турции во время войны, оттоманское правительство обязуется оказать всяческую поддержку, свою и оттоманских властей, — розыску и освобождению всех лиц всякой расы и всякой религии, исчезнувших, похищенных, интернированных или лишенных свободы после 1 ноября 1914 года» и «торжественно обязуется облегчить в пределах возможности оттоманским гражданам нетурецкого племени, насильственно изгнанным после 1 января 1914 года из своих очагов либо страхом перед зверствами, либо в силу всякого иного способа принуждения, возвращение к своим очагам, а также возобновление своих дел».

22 ноября 1920 г. В. Вильсон внес на рассмотрение союзников предложение, согласно которому к Армении переходили две трети вилайетов Ван и Битлис, почти весь вилайет Эрзрум, значительная часть вилайета Трапезунд, включая и порт (около 100 тысяч кв. км). В результате территория этой «вильсоновской» Армении имела бы около 150 тысяч кв. км и получала выход к Черному морю.

Подписание договора первоначально вызвало восторг и ликование в Армении, но неожиданно быстро оно закончилось разочарованием и новыми сложностями. Мнения многих авторов, исследовавших данный документ, предысторию его подписания и нереализованные возможности, сходятся в одном – договор давал армянскому народу «исторический шанс для национального возрождения, который, к сожалению, остался на бумаге из-за противодействия Турции и усилившихся противоречий между союзниками». Но насколько исчерпывающей является подобная оценка? И для каких целей были включены в Севрский договор столь многообещающие, но заведомо труднореализуемые положения? Лишь один человек в Армении внимательнейшим образом изучил этот вопрос. Речь идет о генерал-майоре запаса Давиде Оганяне. В своей статье «Иллюзии Севрского договора» он попытался по-новому взглянуть на многие традиционные положения этого международного документа и высветить настоящие, хотя и скрытые действия союзников.

Как известно, еще в конце апреля 1920 г. в Сан-Ремо состоялась конференция, главными участниками которой стали Франция, Англия, Италия, Япония. США были представлены наблюдателями. В ходе данного международного форума были утверждены некоторые территориальные и иные условия относительно Турции. В последующем многие из пунктов принятых в Сан-Ремо решений легли в основу Севрского мирного договора. Но многие забывают, что в Сан-Ремо прозвучало и мнение британского правительства, высказанное премьер-министром Ллойд Джорджем относительно Армении и армян. Они были вполне определенными и крайне характерными для дипломатии империалистических государств во все времена. Ллойд Джордж не скрывал своего раздражения: «Если армяне не могут защитить свои границы, то. от подобного народа нет никакой пользы, и ни одно союзное государство не будет готово помочь им хоть одним батальоном». Слова весьма неприятные для народа Армении, если вспомнить, что именно Англия сделала тогда все возможное, чтобы ослабить Армению – политически, территориально, экономически… Безусловно, высказывание британского премьера является «высоким» образцом подлинной политики, проводившейся Западом в конце XIX – начале XX вв. по отношению к Армении. По свидетельству участников конференции в Сан-Ремо, отмечает армянский исследователь Р.Казанджян, уже тогда было ясно, что «союзным державам будет очень трудно создать Армению, способную защитить и отстоять себя» и «великие державы, безусловно, не смогут оказать Армении действенную поддержку», «не могут послать никаких войск на помощь армянам».

Смотрите так же:  Административный суд в актау

Турция тем временем не дремала. Весной 1920 года она сконцентрировала крупные силы на границе и готова была начать вторжение в Армению. Как справедливо считает Давид Оганян, лишь позиция Советской России, выступавшей в то время против этого и предложившей свои услуги в качестве посредника, предотвратила войну, вернее – оттянула ее на некоторое время. В конце лета начались переговоры в Москве. Нарком иностранных дел России Чичерин предложил армянской делегации отказаться от европейской дипломатии и передать разрешение армяно-турецкого спора Москве. Согласившись на подобное посредничество, представители Республики Армения не увидели никакого подвоха. Шок скорее был у союзников: ведь им было хорошо известно об уже начавшемся сближении Турции и советской России, что в свою очередь вело к потере ими Передней Азии.

И союзники не стали ожидать результатов, которые они предвидели. 10 августа 1920 г., когда переговоры в Москве еще продолжались, подписывается Севрский мирный договор, по сути, разделявший Турцию. Реакция преемников Османской империи была, конечно же, прогнозируема – война с Арменией. К этому времени у ангорского правительства были полностью развязаны руки. Позиция европейских держав, представленная, в частности, вышеприведенными словами Ллойд Джорджа, была всем известна. Вот еще одна его цитата, из работы «Правда о мирных договорах»: «. У держав нет средств добиться осуществления договора», и они «заведомо не могут и не собираются привести [договор] в жизнь». А прожекты Вильсона, предложенные в 1919 г., оказались простой видимостью. Никто в США не собирался направлять вооруженные силы для поддержания мира в Армении и снабжать армянскую армию оружием. Жаль, что в сегодняшней Армении не желают знать о подлинном поведении Америки. Оно всегда было и есть весьма, мягко говоря, двусмысленно. Соединенные Штаты преследуют только свои собственные интересы в каждом конкретном регионе, для чего могут пойти на любые ухищрения, на любые обещания и заверения, оказывающиеся на поверку банальной политико-дипломатической «пустышкой».

В мае 1920 г. Сенат США утвердил лишь резолюцию, позволяющую президенту направлять военные корабли и морскую пехоту в Черное море, но для спасения американцев, а вовсе не армян. А 1 июня Сенат окончательно отклонил идею о взятии США мандата на Армению. Таким образом, американское неоказание военной помощи Армении было гарантировано на законодательном уровне. Запад чуть ли не буквально подталкивает Турцию к войне с Арменией. И в сентябре 1920 г. Турция начинает крупномасштабное вторжение в Армению. 28 сентября Армения обращается за помощью к странам Антанты, а 8 октября – уже ко всему цивилизованному миру. Молчание всего этого «цивилизованного мира» было красноречивым ответом на просьбы армянского правительства. Согласно некоторым исследованиям, о которых упоминает Д. Оганян, в ноябре Россия предложила правительству Первой республики вооруженную помощь и посредничество, от которых она отказалась, до последнего надеясь на помощь Запада. Однако, по большому счету, это было уже не важно. 7 ноября 1920 г. между Турцией и Арменией было достигнуто соглашение о перемирии. Армянский народ сумел сконцентрировать все силы и героически остановил турецкое наступление, но и силы армянского народа были уже на пределе. 9 ноября турки выставляют такие требования, которые были равносильны капитуляции Армении. 18 ноября в Александрополе подписываются тяжелейшие для Армении условия перемирия. Таким образом, отказ Армении от Севрского договора был практически предрешен.

На фоне этих событий президент Вильсон идет на очередной фарс. 22 ноября он вносит на рассмотрение союзников арбитражное предложение, по которому Турция должна передать Армении примерно 100 тыс. кв. км. Невероятный случай – впервые в истории человечества выигравшая войну страна должна передать проигравшей огромный кусок территории! Известный специалист по армянской истории новейшего периода Ричард Ованнисян считал, что это решение уже не имело значения, поскольку войска Кемаля, захватив Карс, Александрополь, угрожали самому существованию Армении.

Но неужели этого не понимал Вильсон? Для чего президенту США было вносить бессмысленное предложение союзникам? К тому же ситуация в Закавказье, пути продвижения XI армии, устанавливавшей советскую власть, были хорошо известны всем заинтересованным сторонам. И когда через несколько дней в Армении провозгласили новую, «рабоче-крестьянскую» власть, ни для кого это не было неожиданностью.

Таким образом, все положения Севрского договора, касающиеся Армении, как и итоговое предложение Вильсона – совершенно неприемлемое для набиравшей силу и обзаводившейся мощными союзниками Турции – не просто являлись совершенно пустыми, а именно таковыми заранее и предполагались. Правды, честности в пунктах и статьях Севрского договора не было – была лишь попытка обмануть доверчивую, ослабленную Армению.

И если кто-то считает, что Вильсон хотел оказать Армении помощь и не знал о том, что происходило в Закавказье – это умышленное искажение фактов. Вот, например свидетельство двух американских офицеров, перепуганных реальным контактом с «революционно настроенными массами», которые подписывают уникальную по своему содержанию расписку:

«Мы, представители американской помощи, даем гарантии российской компартии в Армении в том, что все продовольственные грузы, предназначенные для Армении и находящиеся по пути в Армению, невзирая на то, будет ли у власти нынешнее империалистическое правительство или Советское Социалистическое, будут доставлены.

Александрополь, 4 мая 1920 г. Полковник Тельфорд – представитель главного директора NER, Экманн – районный командир».

Подобных свидетельств существует множество. Приведем еще один документ. В ходе обсуждения в Сенате вопроса о принятии США мандата на Армению в мае 1920 г. сенатор Томпсон прямо заявил: «. согласно последним данным, полученным с Ближнего Востока, можно предположить, что большевики уже в Армении». Получается, что американцы лучше знали обстановку в Армении, чем даже тогдашнее правительство Армении. До установления советской власти оставалось четыре месяца. Пойти на передачу входивших в состав Турции территорий Армении фактически означало бы их присоединение к России. Той самой большевистской России, которую страны Антанты и США люто ненавидели и боялись, видя в ней угрозу своему существованию и войну с которой они практически проиграли. Интересно, что данный момент был четко подмечен представителями белоэмигрантского движения: «Уж на что нелепо был задуман Версальский договор, но Севрский трактат, кажется, оставляет его в этом отношении далеко позади, — отмечал в декабре 1920 г. бывший депутат

IV Государственной думы (от Закавказья), общественный деятель Б. Нольде. – В ту минуту, когда стало совершенно ясным, что в Европе нет больше ни дозы свободной энергии для сколько-нибудь крупных политических действий, был составлен акт, для осуществления которого потребно колоссальное усилие, военное, финансовое и политическое. И сделано это было, когда все чувствовали, что инерция, приобретенная победителями во время войны, уже исчезла и ее сменила пока еще слабая, но все же подымающаяся обратная волна политического течения».

Совершенно справедлив Давид Оганян, утверждающий, что предложенные Вильсоном параграфы договора предназначались вовсе не для Армении, а в первую очередь для Турции! Севрский договор в сочетании с арбитражным положением президента США, угрожая расчленением Турции, создавал прекрасную почву для дипломатической торговли с главной целью – недопущения ухода Турции из сферы влияния западной дипломатии в сферу российской. По мнению Д. Оганяна, Севрский договор не впоследствии стал предметом торга, а изначально был предназначен для этого. А Армения, как всегда, использовалась в качестве предлога. Торг завершился в 1923 г. и увенчался отказом союзников от Севрского договора в ходе Лозаннской конференции.

Турция осталась в западном силовом поле. Армению даже не допустили на конференцию. А слова «Армения», «армяне», столь раздражающие турок, вообще исчезли из итоговых документов конференции. Вот теперь становится понятным, в какую логику укладываются и поведение союзников, и арбитражное предложение Вильсона. Становится понятным, почему цивилизованные Европа и США остались «глухи к призывам Армении» – не могли же они противодействовать своим собственным планам. Лица, подписавшие Севрский (вовсе не мирный) договор, не могли не сознавать, что тем самым подписывают смертный приговор тысячам и тысячам армян, а также в очередной раз подвергают армянский народ утонченной психологической пытке. Пытке надеждой, которой не суждено сбыться!

Севрский мирный договор давно уже умер. Но остался его призрак, что наверняка входило в замыслы и долгосрочные программы тех, кто приложил руку к составлению данного документа. Р. Ованнисян писал: «Севрский мирный договор продолжает оставаться напоминанием о праве армянского народа добиваться справедливого решения армянского вопроса». Но в Турции его не желают знать. Турецкие исследователи выпускают в России работы, подобные вышедшей недавно книге М. Перинчека «Армянский вопрос: 120 документов из российских архивов». Выборочно публикуя документы, автор заявляет, что проделанная им якобы работа доказывает, что никакого геноцида армянского народа в Турции не было. В этой связи исследования по новейшей истории армянского народа и государства представляют особую актуальность. Щедро оплачиваемой деятельности оппонентов необходимо противопоставлять адекватную альтернативу, основанную на исторической правде во всей ее полноте. Всестороннее изучение ошибок прошлого поможет избежать их в будущем.

Владимир Захаров, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона

Севрский договор: реалии и мифы

10 августа исполнилось 90 лет Севрскому мирному договору, который внушил нашему народу некоторые надежды на справедливое решение застарелых вопросов, в частности территориальных. Этим надеждам по разным причинам не суждено было сбыться — Севрский договор остался на бумаге. В связи с этой датой армяне еще раз вспомнили о Севрском договоре и напомнили о нем цивилизованному миру. Сыграло свою роль и замораживание процесса нормализации армяно-турецких отношений. Некоторые политические силы страны полагают, что Севрский договор еще в силе, что Армения остается правопреемницей границ, обозначенных президентом США Вудро Вильсоном. Иначе говоря, 90-летний договор вполне может стать катализатором армянской дипломатической мысли. В некоторой степени он может быть тактическим оружием наступательной и активной дипломатии.

Автор нижепубликуемой статьи Давид ОГАНЯН, генерал-майор запаса СНБ Армении, обнаружил в книге о разведке и контрразведке Первой республики немало “неувязок и неадекватных трактовок”, что подвигло его заняться изучением деятельности иностранных спецслужб в Армении в 1918-1920 гг. Он работал с открытыми документами Национального архива, с соответствующей литературой. В итоге появились статьи, в которых он делает попытку под иным углом зрения посмотреть на события и факты, вроде бы хорошо известные. Одна из них посвящена Севрскому договору. Она может показаться излишне резкой, но это взгляд незашоренного интеллектуала с ясной и твердой гражданской позицией. Автор вовсе не считает, что его трактовка далеких событий абсолютна. Однако уверен, что его версия некоторых щекотливых моментов армянской истории имеет право на существование. В конце концов, ни один факт истории не ограничивается одной-единственной версией. Так что списывать Севрский договор в архив было бы неверно. Севрский договор должен оставаться напоминанием о праве армянского народа добиваться справедливого решения Армянского вопроса.

Севрский мирный договор был подписан союзными державами 10 августа 1920 г. Согласно разделу “Армения” этого договора (отметим, что впредь при упоминании Севрского договора имеется в виду только этот раздел), к Армении переходила территория некоторых вилайетов Турции. Конкретные границы должны были определяться арбитром — президентом США Вудро Вильсоном. Последний 22 ноября 1920 г. внес на рассмотрение союзников предложение, согласно которому к Армении переходили две трети вилайетов Ван и Битлис, почти весь вилайет Эрзрум, большая часть вилайета Трапезунд, включая и порт (примерно 100 тысяч кв.км). В итоге территория Армении составляла около 150 тысяч кв.км и получала выход к Черному морю.

Договор вызвал ликование в Армении, весьма быстро закончившееся разочарованием и новыми бедами. Об этом написано достаточно много. Отметим, что исследователи сходятся в том, что договор давал армянскому народу исторический шанс для национального возрождения, но, увы, остался на бумаге из-за противодействия Турции и усилившихся противоречий между союзниками. Но рассмотрим этот вопрос под другим углом зрения. Для чего эти положения, так много обещающие Армении, вообще были включены в договор? Возможно, такая постановка вопроса покажется странной, но она того стоит. Постараемся понять алгоритм действий союзников. Начнем с технологии основных событий, происходящих в то время, когда разрабатывался договор.

Смотрите так же:  Приказ о наложении штрафа сотрудника образец

В конце апреля 1920 г. состоялась конференция в Сан-Ремо, основными участниками которой являлись Франция, Англия, Италия, Япония, а США были представлены наблюдателями. В отношении Турции был утвержден ряд территориальных и других условий, в последующем легших в основу Севрского мирного договора. Из всей дипломатической говорильни, прозвучавшей на конференции, выделим совершенно недипломатическое высказывание британского премьера Ллойда Джорджа: “Если армяне не могут защитить свои границы, то. от подобного народа нет никакой пользы, и ни одно союзное государство не будет готово помочь им хоть одним батальоном”. Высказывание не только крайне оскорбительно для армянского народа, особенно с учетом того, что именно Англия сделала все возможное, чтобы ослабить Армению. Высказывание это достойно Гитлера, делившего народы на “нужные” и “ненужные” и додумавшегося до изуверского понятия “полезный еврей”. Что стало с миллионами “бесполезных” евреев — известно всем. Признаем, что первенство все же принадлежит британскому премьеру, задолго до Гитлера сформировавшему понятие “бесполезный армянский народ”. Однако главное заключается в том, что, по сути, на конференции было сказано: “Приятного аппетита, Турция!”

Весной 1920 года Турция уже сконцентрировала крупные силы на границе и готова была начать вторжение в Армению. Лишь позиция Советской России, выступавшей против этого и предложившей свои услуги в качестве посредника, предотвратила войну, точнее — оттянула ее на некоторое время. Начались переговоры в Москве, где произошло событие, имеющее, на наш взгляд, стратегическое значение. Нарком иностранных дел России Чичерин предложил армянской делегации отказаться от европейской дипломатии и передать разрешение армяно-турецкого спора Москве. Можно представить, какой шок испытали союзники. В сочетании с другими факторами и в первую очередь наметившимся сближением Турции и России это могло привести к потере союзниками Передней Азии. И 10 августа 1920 г., когда переговоры в Москве еще продолжаются, подписывается Севрский мирный договор, означавший расчленение Турции. Реакция Турции однозначно прогнозируема — война. Что может помешать Турции, если позицию Европы Ллойд Джордж уже озвучил.

Рассмотрение грозного законопроекта, внесенного в Сенат еще в сентябре 1919 г. и уполномочивающего президента США направить вооруженные силы для поддержания мира в Армении и снабжать армянскую армию оружием, как всегда, когда речь шла об Армении, закончилось политическим выкидышем. В мае 1920 г. Сенат утвердил лишь резолюцию, позволяющую президенту направлять военные корабли и морскую пехоту в Черное море для спасения американцев. 1 июня 1920 г. Сенат окончательно отклонил идею о взятии США мандата на Армению. Таким образом, американское неоказание военной помощи Армении было гарантировано на законодательном уровне. Турцию чуть ли не буквально подталкивают к войне с Арменией. В сентябре 1920 г. Турция начинает крупномасштабное вторжение в Армению. 28 сентября Армения обращается за помощью к странам Антанты, а 8 октября — уже ко всему цивилизованному миру. Как отмечают историки, цивилизованная Европа, и не только она, осталась глуха к призывам армянского народа. Согласно последним исследованиям, уже в ноябре Россия предложила правительству I республики вооруженную помощь и посредничество, от которых она отказалась, уповая на помощь Запада.

7 ноября 1920 г. между Турцией и Арменией было достигнуто соглашение о перемирии. Армянский народ сумел сконцентрировать все силы и героически остановил турецкое наступление, однако силы были на пределе. 9 ноября турки выдвигают требования, равносильные капитуляции Армении. 18 ноября в Александрополе подписываются условия перемирия, крайне тяжелые для Армении. Таким образом, отказ Армении от Севрского договора практически предрешен. На фоне этого президент США Вильсон 22 ноября вносит на рассмотрение союзников арбитражное предложение, по которому Турция должна передать Армении примерно 100 тыс. кв.км. Непостижимый, невероятный случай — впервые в истории человечества выигравшая войну страна должна передать проигравшей огромный кусок территории!

Историк, специалист по армянской истории новейшего периода Ричард Ованнисян отмечает, что это решение уже не имело значения, поскольку войска Кемаля, захватив Карс, Александрополь, угрожали самому существованию Армении. Видимо, с ним согласятся и другие историки. Но неужели этого не понимал Вильсон? Парадоксальная ситуация — армянский народ стоит на грани гибели, а президент США с воодушевлением рассматривает карту новой Армении. Но, в конце концов, о ком идет речь? Об одиноком ковбое с уединенного ранчо или президенте? Для чего президенту США вносить бессмысленное предложение союзникам? Чтобы над ним посмеялись? Вряд ли. Следовательно, смысл был.

Для завершения картины отметим, что через несколько дней в Армении будет провозглашена советская власть, событие, не могущее произойти в одночасье и неожиданно. И в какие логические рамки все это укладывается? Ни в какие, кроме одной. Зададимся вопросом — для чего в Севрский мирный договор были включены положения, касающиеся Армении, а арбитр Вильсон 22 ноября внес как бы итоговое предложение, если ведущие европейские страны и США твердо знали, что Турция ни при каких обстоятельствах не согласится добровольно передать эти территории Армении и что Армения, находящаяся в обескровленном состоянии и к тому же обладающая слабыми вооруженными силами, не в состоянии отстоять свои интересы, наконец ни одна ведущая держава мира, не говоря уже о других странах, подписавших договор, пальцем не пошевельнет для оказания помощи Армении. Более того, не то чтобы 22 ноября, а существенно раньше все прекрасно понимали, что советизация Закавказья неизбежна. Доказательств этому более чем достаточно. Вот некоторые свидетельства. Два американских офицера, насмерть перепуганные реальным контактом с “революционно настроенными массами”, подписывают уникальную по своему содержанию расписку. Приведем ее полностью.

“Мы, представители Американской помощи, даем гарантии Российской компартии в Армении в том, что все продовольственные грузы, предназначенные для Армении и находящиеся по пути в Армению, невзирая на то, будет ли у власти нынешнее империалистическое правительство или Советское Социалистическое, будут доставлены.

Александрополь, 4 мая 1920 г. Полковник Тельфорд — представитель главного директора NER, Экманн — районный командир”.

Во время обсуждения в Сенате вопроса о взятии США мандата на Армению в мае 1920 г. сенатор Томпсон подчеркнул: “. согласно последним данным, полученным с Ближнего Востока, можно предположить, что большевики уже в Армении”. Весьма примечателен и следующий документ. Летом 1920 г. американцы начали сворачивать свою деятельность, в том числе и в Армении. Верховный комиссар Антанты и США в Армении полковник Гаскель уже находился в Батуми в ожидании отъезда в США. 27 июля 1920 г. премьер-министр Армении Амазасп Оганджанян пишет ему: “Правительство с сожалением узнало, что посланная из Америки для Армении мука последующим распоряжением отправлена в Австрию. Причина изменения первоначального распоряжения официально не сообщена правительству, но газетные сведения объясняют его большевистским движением в Армении. Вам отлично известно происхождение движения и те решительные меры, принятые правительством для подавления движения и единодушной энергией народа в корне пресечь движение. Вашему Превосходительству известно, что армянский народ сплотился сегодня больше, чем когда-либо вокруг своего правительства и никакое большевистское движение не может иметь места в Армении”. Похоже, американцы лучше знали обстановку в Армении, чем правительство. До установления советской власти оставалось четыре месяца.

Следовательно, передача этих территорий Армении фактически означала бы их присоединение к России. Той самой большевистской России, которую страны Антанты и США люто ненавидели и боялись, видя в ней угрозу своему существованию и войну с которой они практически проиграли. Мыслимо ли, чтобы Вильсон, Ллойд Джордж, Клемансо и иже с ними способствовали расширению ареала большевизма, если, конечно, все они тайно не состояли в марксистском кружке? Политика изначально аморальна, но она не может быть алогичной, по крайней мере для ведущих держав, в руках которых сосредоточено полмира. С учетом изложенного еще раз зададимся вопросом — для чего это было сделано? Мысль о том, что у политиков заговорила совесть и они хотели хоть что-нибудь сделать для армянского народа, отпадает сразу же. Политика и совесть? Если исключить версию о том, что к этому времени ведущие политики мира находились в состоянии массового умопомрачения, следует признать, что Севрский мирный договор не просто остался на бумаге в силу каких бы то ни было причин, а заведомо был обречен, запрограммирован на это. Так ради чего союзники поступились даже внешним престижем? К этому времени всему миру было понятно, что подписи ведущих держав гроша ломаного не стоят. Остается только одно — эти положения договора предназначались не столько для Армении, а в первую очередь для Турции!

Принятно считать, что кемалисты добились отмены условий договора, но каким образом и за счет чего? Чем проигравшая мировую войну Турция, находящаяся в тяжелейших экономических и внутриполитических условиях, могла устрашить когорту стран-победительниц? Неужели вторжением на Британские острова или геноцидом французского народа, особенно потомков д’Артаньяна, чья фамилия так похожа на армянскую? Ничем, кроме сближения с Советской Россией и, упаси бог, “заражением” идеями большевизма. И Севрский договор в сочетании с арбитражным положением Вильсона, угрожая расчленением Турции, создавал прекрасную почву для дипломатической торговли с главной целью — недопущения ухода Турции из сферы западной дипломатии в сферу российской. По нашему мнению, Севрский договор не впоследствии стал предметом торга, а изначально был предназначен для этого. А Армения, как всегда, использовалась в качестве предлога. Торг завершился в 1923 г. и увенчался отказом союзников от Севрского договора на Лозаннской конференции. Турция осталась в западном силовом поле. Армению, в очередной раз сыгравшую роль шиллеровского мавра, просто не допустили на конференцию и даже слова “Армения”, “армяне”, столь раздражающие турок, исчезли из итоговых документов конференции.

Вот теперь становится понятным, в какую логику укладываются и поведение союзников, и арбитражное предложение Вильсона. Становится понятным, почему цивилизованные Европа и США остались “глухи к призывам Армении” — не могли же они противодействовать своим же планам. Лица, подписавшие Севрский отнюдь не мирный договор, не могли не сознавать, что тем самым подписывают смертный приговор тысячам и тысячам армян, а также в очередной раз подвергают армянский народ утонченной психологической пытке. Пытке надеждой, которой не суждено сбыться! Но в большой политике на подобные “мелочи” внимания не обращают. Непонятным остается одно — как на фоне этого можно утверждать, что Турция добилась отмены договора?

Итак, Севрский мирный договор давно уже умер. Но остался его призрак, что наверняка входило в замыслы и долгосрочные программы тех, кто составлял договор. Р.Ованнисян пишет: “Севрский мирный договор продолжает оставаться напоминанием о праве армянского народа добиваться справедливого решения Армянского вопроса”. В первую очередь это постоянно действующее предупреждение Турции, этакий дамоклов меч, чего, судя по всему, не хотят или не могут осознать и в Турции. Потенциальная угроза возврата к договору позволяла в сочетании с другими факторами держать Турцию в узде, когда надо — выступать в благородной роли гаранта ее территориальной целостности. Возьмем хотя бы Вторую мировую войну и послевоенное переустройство мира и т.д.

Другой вопрос, что если когда-нибудь настанет время расчленения Турции (почему бы и нет?), то договор даст возможность вновь заговорить об исторической справедливости. А пока же можно поддерживать и надежды армян, тем более что опыт в этом направлении накоплен огромный. Достаточно лишь вспомнить периодические энергичные, но пока безрезультатные обсуждения в Сенате США вопроса принятия геноцида армян. Каждый кандидат в президенты этой страны в предвыборный период обещает признать геноцид, но потом напрочь об этом забывает.

В свое время Ф.Энгельс писал, что армянский народ имеет несчастье находиться между Сциллой турецкого и Харибдой русского деспотизма. Времена изменились и изменилось высказывание — Армения уже находилась между “кемалистским молотом и большевистской наковальней”. Если эти высказывания и имеют право на жизнь, то с обязательным добавлением главного фактора — и “коварством международной дипломатии”. Хватит иллюзий. Армянский народ заплатил за них слишком дорогую цену.

«Новое время»

ВНИМАНИЕ! НИЖЕ РЕКЛАМНЫХ БЛОКОВ ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ. ВСЕ КОММЕНТАРИИ ПРОХОДЯТ ПРЕМОДЕРАЦИЮ, ПОЭТОМУ ХОРОШО ПОДУМАЙТЕ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ЧТО-ТО НАПИСАТЬ.