Слава Богу, за все Ему слава, Он имеет на это право

2.Слава Богу за дни погожие,

За характеры наши несхожие,

За дороги тяжёлые дальние,

За разлуки всегда печальные.

3.Слава Богу за слёзы с песнями,

Что Он тропками вёл чудесными,

Слава Богу за многие милости,

Что помог христианами вырасти.

4. Что Он путь нам всегда указывал,

Что не больно Он нас наказывал,

Что прощал, забывая прошлое,

Что давал Он нам только хорошее!

________________________________

Небесная родина D F#m 1.Я иду туда, где царит весна, G A Где цветут сады и все поля. D F#m Птицы там поют, поет земля, G D F# A Я иду туда, я иду туда. D F#m Небесная родина, G A Там, где ждет меня Отец, D F#m Небесная родина, G A G D Где сияет вечный Божий свет.

2.Там не будет больше горя, зла, Там царит любовь и доброта. И в своих мечтах моя душа Рвется в небеса, рвется в небеса.

3.Так пускай бывает жизнь трудна И бушует море, бьет волна, Все же верю я, придет весна, Я дойду туда, я дойду туда.

Славьте Бога Em D 1.Господи, как странно, что я жил, Тебя не зная, C Жил без благости Твоей святой D B7 И без Tвоей любви. Em Но ныне я с Тобой D Меня в семью своих детей Ты принял, C D B7 Я благодарю Тебя и прославлять тебя хочу я. Em C D G Славьте, славьте Бога, прославляйте Бога, C Am D B7 Прославляйте Бога, всё больше день за днём. Em C D G Славьте, славьте Бога, прославляйте Бога, C Am D Em Прославляйте Бога в сердце своём.

Без труда не бывает плода. С трудом – бывает, и еще какой!

Возношу Тебя G C D C-G 1.Возношу Тебя, Господь! G C D C-G Прославляю Тебя пеньем! G C D C-G Счастлив я, что Ты — мой Бог, G C D C-G И в Тебе моё спасенье. G C D C G Сошел на землю с небес, путь показать. G C D C G Свой путь продолжил на крест, мой грех забрать, C D B7 Em Со креста — в царство тьмы, а оттуда – опять C D G В небеса, чтоб нам сиять!

Наша любовь ко Христу истинна ровно настолько, насколько истинна наша любовь к ближнему.

З кожным днём

1.З кожным днём даражэй неба зорнае, Я жадаю і мару там быць. Дзе пануе любоў непрытворная, Там хачу апынуцца і жыць.

Там, дзе сонца начуе і дзе зорачка днюе, Ёсць краіна цудоўных сяброў. Там Ісуса ўбачу і ад шчасця заплачу, Што нарэшце прыйшоў ужо дамоў.

2.На зямлі я чужы, на зямлі я не свой. Дружа мой, я і ты тут у гасцях. Можа ўлетку ці ўвосень, а можа зімой, Я закончу жыццевы свой шлях.

Em Am H Em (H) (E) Am D G C Am H Em (E)-2р.

Чем больше ты будешь стремиться в небеса, тем меньше тебе будет нравиться этот мир.

Любовь в ладонях Am F C G 1.Запуталось солнце в ресницах твоих Am F C G В ладонях ладони, и мир на двоих. Am F C Em Давай любовь свою любовь в ладонях нести Am F C G Она одна однажды нас сумеет спасти.

2.Огромнее моря и хрупче стекла Она друг для друга нас в мире нашла.

3.В глазах твоих небо, в улыбке – расвет. На нашу похожей любви больше нет.

Любить – находить в счастье другого свое собственное счастье.

Ты велик Dm C B F B 1.Вот и я. Твоим величием смирён, F Hm C Благодатью освобожден. Dm C B F B Вот он я. Нечистый, грешный человек, F Hm C Омытый жертвою за грех. Dm C F Dm C F На кресте распятый Божий Сын страдал, F C/D# B За грех мой умирал, чтоб я свободным стал. F C Dm B Ты велик! Ты велик! F C Меня покрыла милость Твоя, Dm D B К новой жизни воскресила она!

2. Вот и я. Твоей любовью так восхищен, Прощаю, потому что прощен. Вот он я. Знаю, что я нужен Тебе, Освящен, очищен в огне.

Бог слишком богат, чтобы продавать спасение, а человек слишком беден, чтобы его купить.

Здесь я, чтобы славить D A Em G 1.Светом своим Ты прогнал сумрак ночи И мне глаза Ты открыл. Всю жизнь мою я хочу быть с Тобою, Надежду Ты подарил. D Здесь я чтобы славить, A Пред Тобой склониться Hm G И сказать Тебе, что Ты – мой Бог! D Ты один достоин, A Кто с тобой сравнится? Hm G Кто так возлюбить меня бы смог?

2.Царь всех царей, высоко вознесенный, Прославленный в небесах. С неба сошел Ты, чтоб дать всем спасенье, Унижен был ради нас.

Слава Богу за все даяния

Слава Богу за все даяния,

Слава Богу за все страдания,
Слава Богу за ночи мрачные,

Дни удачные и неудачные.

Слава Богу, за все Ему слава,

Он имеет на это право!

Слава Богу, за все Ему слава,

Он имеет на это право!

Слава Богу за дни погожие,

За характеры наши несхожие,
За дороги тяжелые, дальние,

Слава богу за всё ему слава он имеет на это право

1. Слава Богу за все даяния,
Слава Богу за все страдания,
Слава Богу за ночи мрачные,
Дни удачные и неудачные.

Припев:
Слава Богу, за все Ему слава,
Он имеет на это право!

2. Слава Богу за дни погожие,
За характеры наши несхожие,
За дороги тяжелые, дальние,
За разлуки, всегда печальные.

3. Слава Богу за слезы с песнями.
Что Он тропками вел чудесными.
Слава Богу за многие милости.
Что помог христианами вырасти.

4. Что Он путь нам всегда указывал,
Что не больно Он нас наказывал,
Что прощал, забывая прошлое.
Что давал Он нам только хорошее!

Текст песни Неизвестен — Слава Богу за все даяния

Припев:
Слава Богу, за все Ему слава, Он имеет на это право!

Куплет 1:
Слава Богу за все даяния, Слава Богу за все страдания, Слава Богу за ночи мрачные, Дни удачные и неудачные.

Куплет 2:
Слава Богу за дни погожие, За характеры наши несхожие, За дороги тяжелые, дальние, За разлуки, всегда печальные.

Куплет 3:
Слава Богу за слезы с песнями. Что Он тропками вел чудесными. Слава Богу за многие милости. Что помог христианами вырасти.

Куплет 4:
Что Он путь нам всегда указывал, Что не больно Он нас наказывал, Что прощал, забывая прошлое. Что давал Он нам только хорошее! Chorus:
Thank God, thank Him for all He has that right!

Verse 1:
Thank God for all the giving, Glory to God for all the suffering, thank God for the darkest night, good and bad days.

Verse 2:
Thank God for the days serene, the nature of our disparate, on the road heavy, long, For parting is always sad.

Verse 3:
Thank God for tears with songs. What he led the wonderful trails. Thank God for the many graces. Helping Christians grow.

Verse 4:
It is the way that we have always pointed out, it did not hurt he punished us, to forgive and forget the past. What he gave us only good things!

(«Беседа Бога с душою человека» Преподобный Серафим Вырицкий)

Пост, который занимает Сергей Сторчак на госслужбе, – четвертый в иерархии государственных должностей. Он – заместитель министра финансов России. Выше же министра на назначаемых должностях – только вице-премьер и премьер – председатель правительства. И вместе с тем Сторчак – отнюдь не обычный, чуждый обществу высокопоставленный чиновник. Он – часть русского народа, один из его сыновей. Конечно, узнав о том, что замминистра скоропалительно попал под государственную секиру (Сторчак отсидел почти год под следствием в Лефортово по обвинению «в подозрении в покушении на хищение» денег из бюджета), простой человек может легко впасть в осуждение и поспешить с обобщениями: ага! – да это же человек из кудринского окружения! – значит, неспроста его взяли! Как же, как же! Дыму без огня не бывает, а тут – сплошные финансы. Все ясно-понятно…

Но не будем торопиться с вынесением эмоциональных вердиктов. Это – в компетенции беспристрастного суда

Для тех читателей, кто не знаком с делом Сергея Анатольевича Сторчака, мы, учитывая всю деликатность данной проблемы, предлагаем ее краткое резюме в изложении А.М. Ромашова, адвоката С.А. Сторчака. Главный редактор «Шестого чувства», протоиерей Михаил Ходанов встретился с Андреем Михайловичем в его адвокатской конторе на Новой Басманной:

А. М. Ромашов. В силу занимаемой должности Сергей Анатольевич был обязан рассматривать вопросы, относящиеся к международной финансовой деятельности Российской Федерации. Одно из направлений этой работы – урегулирование долговых проблем, возникающих между Россией и иностранными государствами. Ваши читатели, наверное, знают или слышали о том, что нередко для решения таких проблем используются коммерческие организации – банки, компании и так далее. ЗАО «Содэксим», о котором долго говорят в СМИ, в 1996 году оказалось в числе тех, кто участвовал как представитель РФ в погашении долгов зарубежных стран перед Россией. Одно из таких государств – Алжир, задолжавший России как бывшей СССР более миллиарда долларов. Алжирская сторона отдавала долги товарными поставками – той продукцией, которую традиционно производила, – финиками, ароматизаторами, местным вином. В середине 90-х годов у нашего государства был большой дефицит бюджета – не хватало денег даже на выплату зарплаты учителям, врачам, военным и так далее. «Содэксим» внес в госбюджет России двадцать четыре миллиона долларов США. После этого он обрел право получить (бесплатно!) у алжирских фирм товаров на сумму 80 миллионов долларов США и привлек к работе еще одну структуру, которая должна была стать конечным получателем алжирского товара. Почему последний должен был быть получен бесплатно? И почему – на 80 миллионов, если в бюджет было заплачено только двадцать четыре? Ответ очень прост: потому что алжирские фирмы получали деньги за поставленный товар у алжирского Минфина, который тем самым погашал долг перед Россией. И – потому что ни Минфин, ни Правительство России не имели возможности продать россиянам упомянутые выше товары по цене, которая позволяла бы компенсировать затраты равные 80 миллионам долларов.. Об этом говорил также опыт других российских компаний, которые в 1992–1995 годах поставили в Россию алжирские «долговые» товары на миллиард долларов США, но фактически перечислили в доход бюджета не более трети этой суммы. Итак, деньги «Содэксимом» были внесены, открылись аккредитивы, но алжирская сторона по непонятным причинам поставки товара в распоряжение ЗАО «Содэксим» блокировала. Произошло это в 1996 году. Государством предпринимались попытки разблокировать аккредитивы, но успеха это никакого не принесло. Ситуация оказалась подвешенной.

«Содэксим» настаивал на том, чтобы аккредитивы были исполнены. Началась продолжавшаяся десять лет переписка между ЗАО «Содэксим», Правительством России и Министерством финансов. ЗАО бомбило эти структуры письмами с различными просьбами: «просим принять участие», «просим принять меры», «просим дать возможность», «просим перевести наши средства на реализации долгов других стран» и прочее. И надо сказать, что ни на одно письмо от ЗАО «Содэксим» отказа не было – ни от Правительства, ни от Минфина. В течение всех десяти лет ЗАО отвечали: «подождите», «изыскиваем возможности», «сейчас пока не то время», «на переговорах все решим». Однако 10 марта 2006 года было подписано соглашение с Алжиром, согласно которому Алжир получал возможность не возвращать советские кредиты. Это – решение властей двух стран, к которому «Содэксим» не имеет какого-либо отношения. Третьей статьей этого соглашения предусматривалось следующее: возможные претензии, возникающие у юридических лиц России или Алжира, должны самостоятельно урегулироваться той стороной, структура которой предъявляет эти претензии.

Соглашение – международный договор. В нем нет ссылок на то, что ситуации со всевозможными претензиями должны разрешаться или регулироваться в судебном порядке. После того, как соглашение было ратифицировано и Президент подписал соответствующий закон, Правительство фактически получило прямое указание разбираться с вышеозначенными претензиями, если таковые возникают. Как только «Содэксим» узнал о соглашении и ему стало понятно, что никаким образом реализовать ситуацию с аккредитивами и получением товара уже невозможно (долги – прощены, а алжирский товар предлагался ранее именно в зачет этих самых долгов), он обратился напрямую к российскому Правительству с просьбой вернуть деньги в размере 24 000 000 долларов США с хвостиком. И – согласовать вопрос об убытках. Деньги, собственно, в течение десяти лет как-то использовались Казной, находились в обороте и приносили государству какие-то дивиденды. И, как считают все юристы, поставленный вопрос являлся законным правом «Содэксима».

В ответ на полученную просьбу Правительство России поручило Минфину разобраться с ситуацией с «Содэксимом». Министр, со своей стороны, поручает ее разбор Сторчаку – по той простой причине, что все это относилось к его прямым должностным обязанностям – урегулировать отношения, так или иначе связанные с внешними долгами. Около года Сторчак занимался этой проблемой и пришел к выводу о том, что требования «Содэксима» вполне правомерны и что спор может состоять только в размере суммы, которую Правительство сочтет уместным возвратить. Но здесь следует оговориться. Бюджетная система в России устроена таким образом, что деньги налогоплательщиков не могут быть израсходованы только по решению Минфина, Правительства и, тем более, лично Сергея Сторчака. Соответствующие расходы обязательно должны быть предусмотрены в федеральном законе о федеральном бюджете. Напомню, что в нашей стране любой федеральный закон подписывается Президентом. Итак, Сергей Анатольевич, по поручению своего руководства, проект статьи федерального закона о внесении поправки в Федеральный бюджет на 2007 год разработал. После этого проект был передан на рассмотрение министру финансов, затем исследовался экспертами Правительства, в Правовом управлении Госдумы, в Счетной Палате РФ. Далее законопроект был принят Госдумой, после чего – одобрен Советом Федерации ФС РФ и, наконец, подписан Президентом России.

Смотрите так же:  1. Наследование основания

Каждая стадия в изучении и исследовании проекта предполагала участие нескольких сотен человек – компетентных экспертов различного уровня и должностных лиц. Но – как только закон был принят, сразу же было возбуждено уголовное дело, по которому сейчас Сергей Анатольевич и привлекается. Мне кажется, что идеальное совпадение дат процедуры принятия закона с датами процесса уголовного преследования – далеко не случайное явление. Очевидно, что правоохранительные органы сознательно ожидали факта вступления закона в юридическую силу для последующего возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения.

Сторчак был взят под стражу за неделю до подписания закона Президентом. Почему органы не предупредили преступления, коль они уж за ним следили с самого начала, почему не информировали главу государства, Правительство и другие федеральные органы о выявленных фактах? А вот почему: противоправное бездействие правоохранительных органов, своевременно не уведомивших законодательные органы о наличии информации, препятствующей принятию закона, было, судя по всему, вызвано стремлением избежать объективной проверки этой информации законодательными органами, результаты которой могли исключить основание для возбуждения уголовного дела. И главное – подтвердить необходимость возвращения чужих денег. По обвинению Сторчаку инкриминируется издание закона, который позволяет похитить из бюджета некую сумму. То есть обвинение расценивает законодательный процесс как способ хищения. Однако в содержании указанного обвинения – а весь его объем практически состоит из общих фраз – нигде не указано, кого и при каких обстоятельствах Сторчак обманул или чьим доверием злоупотребил. Кроме того, вмененные ему деяния не конкретизированы. Все это говорит о несостоятельности предварительного следствия в целом.

Как юрист, должен особо отметить следующее: в обвинении указано, что конкретное лицо обеспечило принятие федерального закона. Фактически подобная конструкция является обвинением всем участникам законодательного процесса в том, что все они не обладают необходимыми знаниями, квалификацией, трудолюбием, добросовестностью, а также в том, что на них может оказать влияние один человек. При таком положении обвинением фактически ставится вопрос о профессиональной и политической неразборчивости участников правотворчества, включая законодательный орган и главу государства. Таким образом, предположение о возможных негативных последствиях от реализации закона и даже противоправное поведение участников правотворческой процедуры не дают основание иным органам государственной власти, кроме Конституционного Суда РФ, подвергать оценке закон и осуществлять применение мер юридической ответственности к участникам законодательного процесса. Кто и какой бы вопрос не поставил перед законодателем, он не несет за это ответственность после принятия данного закона, так как презумпция конституционного закона распространяется и на действия всех участников законодательного процесса. Их конституционность подтверждается принятием закона.

Не буду касаться технической стороны ведения следствия, которая поразила меня своей незаконностью и попранием основ нашего строя – откровенной ложью и так далее. Сейчас до нашего сведения довели, что обвинение все-таки будет перепредъявлено с учетом наших жалоб, а также замечаний и предложений со стороны Генеральной прокуратуры – надзорного органа за следствием.

Сегодня президент духовно-светского сообщества «Переправа», общественный деятель Александр Нотин и главный редактор журнала «Шестое чувство» (печатного органа «Переправы») протоиерей Михаил Ходанов – в гостях у заместителя министра финансов РФ Сергея Анатольевича Сторчака в его квартире, в доме преподавателей МГУ на Ломоносовском проспекте. Разговор посвящен в основном духовной стороне жизни Сторчака за последние несколько лет. С ним вместе гостей встречает и его супруга Людмила.

В Можайском районе есть Лужецкий Ферапонтов монастырь, в который часто ходит семья Сторчаков. Кстати, в отличие от других олигархов и влиятельных лиц, у Сергея с Людмилой до сих пор нет собственного загородного дома, и они проводят время отпуска в простом деревенском домике Людмилиной матери, который расположен под Можайском.

Алтарь монастырского храма украшен иконами с изображением преподобного Сергия Радонежского и святой Людмилы Пражской, частица мощей которой в настоящее время находится на чешском подворье в Москве. Эти святые – небесные покровители семьи Сторчаков. Именно в этом монастыре в течение ряда лет Сергей и Людмила периодически вносили скромные личные пожертвования, молились там на богослужениях. Они также оказывали внимание монахине Василиссе – матери иеромонаха Василия, убиенного в Оптиной пустыни. Кроме того, супругов связывают добрые отношения и с маленьким подворьем Марфо-Мариинской обители в селе Каменки Волоколамского района Московской области. Подворью они также оказывают посильную помощь. Именно там несколько лет назад сотрудники «Переправы» с ними и познакомились – в глубинке, на отшибе, вдали от шумной столицы. Показательный факт – люди, известные в финансовых кругах России, обычно жертвуют средства на шумные проекты, чтобы их дела были видны и люди воздавали им хвалу и пели «осанну». Здесь же – все наоборот. Все делается самым неприметным образом. С этого момента – а произошла встреча в 2006 году – и начались добрые взаимоотношения «Переправы» и журнала «Шестое чувство» с этой верующей семьей.

Следствие по делу замминистра все еще ведется, но после почти года неволи, проведенного в Лефортово, Сергей выпущен на свободу. Он сохранил прежнюю должность, правда, находится в отпуске без содержания.

Людмила. – Нам всегда нравился Лужецкий монастырь, представлявший в 90-е годы сплошные руины, и мы хорошо знали отца Бориса, его настоятеля. Там шаг за шагом происходило воцерковление Сергея. И всякий раз, когда появлялись свободные деньги, мы старались не забывать о монастырских нуждах. Зная об усилиях отца Бориса по восстановлению иконостаса, мы просто не могли оставаться в стороне.

Сторчак. – Людмила как-то спросила отца Бориса, нельзя ли поместить в монастырском храме изображение святой мученицы Людмилы, княгини Чешской. И я очень удивился, когда батюшка сразу же пошел к своему начальству и получил на это благословение. Это произошло в 1994 году. Согласитесь, в храмах России не часто встретишь такую икону. Сегодня Людмила Чешская и Сергий Радонежский стали неотъемлемой частью иконостаса Лужецкого монастыря.

Нотин. – Как произошло ваше вхождение в храм, в веру? Что поначалу преобладало – внешнее или внутреннее? Есть ведь обрядовая сторона, почитание традиции, следование некоторым нравственным нормам, а в глубину религии человек входит уже потом.

С. – Большое влияние на меня оказала моя жена Людмила, дедушка которой был сельским священником. А потом… мне очень понравились православные песнопения. Слушал службу в самых разных местах – и всегда она мне очень нравилась, даже такая скромная, как в Каменках. Очень благоговейно и красиво поют девочки… Крестный моего младшего сына Андрея также оказал на меня большое влияние.

Протоиерей Михаил Ходанов. – Ощущение, что все мы ходим под Богом и что ничего не происходит без Его святой воли когда к вам пришло?

С. – Уже в тюрьме.

Прот. М. – Это очень важный момент. В неволе выстраиваются особые отношения с Богом, и человек начинает по-иному реагировать на несправедливость: жестокость, бессердечие и равнодушие.

С. — Невинному человеку особенно сложно ощущать себя за решеткой. Знаю это по собственному опыту, поверьте. Другое дело – ощущение того, кто знает за собой какой-то грех.

А вот когда ты понимаешь, что за твоей спиной – все вполне нормально и даже больше, чем нормально, то пережить несправедливость без веры – крайне тяжело. Не представляю, как народ выпутывается из этой ситуации. Мне повезло. Когда я попал в тюрьму, то уже знал наизусть несколько молитв, пять или шесть по крайней мере. Кроме того, из подсознания всплыли и другие молитвы или их отрывки. А думал, что я их и не знаю.

Н. – А молитва шла в какой момент? Когда было особенно сложно?

С. – Да, когда начинала работать память. Когда я думал: вот, столько работал, столько вложил усилий и физических, и интеллектуальных – и вдруг оказался крайним. Вот что было самым неприятным. Не изменение бытовых условий, что, мол, плохие, нет. Условия-то были даже более, чем сносные. Ощущение несправедливости… Вот тогда и приходила на сердце молитва.

Прот. М. – Мы знаем, что есть всеблагой Промысл Божий, что все в жизни человека случается не просто так, а для чего-то. В конечном итоге, для спасения души. Знание этого помогало хоть как-то определить свое отношение к новым обстоятельствам, осмыслить причины несправедливости, понять, как ее преодолеть и выжить?

С. – Безусловно, помогало. И даже не только мне, но и отчасти соседям. Они видели мой настрой, и это влияло на них положительным образом.

Л. – Я передала Сергею книжку молитв преподобного Серафима Вырицкого, который сам сидел в тюрьме, и эти молитвы стали для мужа настоящим откровением. В них сам Бог обращается к человеку и показывает ему свою беспредельную любовь. Я также передала недавно эту самую книжку с молитвой святого Серафима Вырицкого генералу Довгию, который находится сейчас в тюрьме по обвинению в коррупции, а до этого приложил немало усилий по возбуждению дела против Сергея. И по-христиански мне этого генерала очень жалко, потому что и в его судьбе все происходит неслучайно. Несомненно, что Господь любит также и Довгия. И он начал говорить правду.

С. – Он вначале был гонителем, а потом сам попал в разряд гонимых. Все происходит прямо по-библейски, не правда ли?

Информация: Д.П. Довгий с 2007 года – начальник Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ, главный следователь страны. 20 марта 2008 г. был отстранен от занимаемой должности в связи с обвинениями в коррупции, а 21 апреля уволен из СКП. В беседе с Александром Хинштейном, опубликованной в газете «Московский комсомолец» от 30.05.2008 года, генерал Довгий признался, что относительно Сергея Анатольевича Сторчака выполнял поручение, данное ему сверху: «Первый звонок прозвучал как раз из-за Сторчака. Бастрыкин (А.Бастрыкин – председатель Следственного комитета при прокуратуре – прим. ред.) вызвал меня, приказал возбудить дело по хищению кувейтского долга. Я изучил материалы, доложил: состава нет. “Посмотрите снова!” Несколько раз следователи выносили постановление об отказе, но Бастрыкин требовал “возбудиться” любой ценой. В конечном счете я выполнил его указание, но Генпрокуратура постановление о возбуждении тут же отменила. Совершенно, замечу, законно».

Л. – Вообще с Сергеем действительно все было не без промысла. За неделю до его ареста ему снится сон. Сергей идет по аллее с министром финансов Кудриным и беседует с ним. С правой стороны – колючие кусты, терние. И вдруг Кудрин спокойно проходит сквозь эти кусты и идет уже по другой стороне дороги, возвращаясь назад. А Сергей попытался пойти за ним и застрял в этих колючках. Об этом сне он рассказал своему другу, когда находился с ним в Чехословакии. Вообще он не любитель рассказывать сны. А здесь не выдержал. Вот его слова: «Я чувствовал, что мои ноги горят, вся одежда изорвалась, а Кудрин уже далеко от меня. И я никак не могу выйти, Но потом все-таки вышел, хотя одежда на мне была порвана в клочья. Костюм новый, мне его было очень жалко…»

Когда он рассказал мне об этом сне, то я сказала ему, что, с точки зрения верования наших бабушек, это очень нехороший сон. Однако мы обо всем этом вскоре благополучно забыли. А потом был арест. И только впоследствии об этом сне вспомнили. Я написала мужу в тюрьму: «Сергей, смотри, это знак Божиего внимания к тебе. Значит, вся твоя ситуация для чего-то нужна. Ты же, в конце концов, из терния вышел. Стало быть, воспринимай все это как испытание свыше. Для чего конкретно? А чтобы укрепилась в беде вера твоя»

Прот. М. – В случае с генералом Довгием есть явная причина и обоснованное следствие. В вашем же случае причины как бы сокрыты. До поры до времени. Чтобы человек, смирившись перед Богом и исповедовав ему в искреннем покаянии свои другие грехи, вышел из тюрьмы духовно более крепким и сильным, по-настоящему нужным для своего Отечества, где сегодня столь велик дефицит честных людей в высших эшелонах власти.

С. – Согласен.

Н. – Кто были ваши соседи по камере?

С. – В основном контрабандисты.

Н. – Как они восприняли ваше поведение, молитвы? Это им как-то помогало?

С. – Вообще-то некоторые из них были более продвинуты в богослужении, чем я. В своей осведомленности о духовной сфере они могли запросто дать мне фору. Но многие видели меня по телевизору и относились с интересом. И в этом плане мое поведение не оставалось для них незамеченным.

Н. – Мы не знаем будущего. Однако Господь промышляет о каждом. Могу привести свой личный пример. Я, как бывший банкир, вошел несколько лет назад «в штопор», в финансовый кризис, и о вере тогда практически ничего не знал. Пытался выходить из внутренней безысходности поначалу с помощью разного эзотерического хлама, мучился страшно – да так, как будто в тюрьме сидел, но потом появилась Оптина пустынь, схиигумен Илий, который прочистил мои мозги и сделал это методом шоковой терапии, задев мою гордыньку. Он сказал мне тогда коротко и ясно: «В православии все есть!» И позже я в этом убедился. И еще мне стало ясно, что Бог готовит нас к служению Ему и нередко – через тяжкие испытания, где очищается и отшлифовывается наш дух. Господь смотрит в душу. Видит изъяны и врачует их. Больно? Да. Но ведь и хирург лечит тоже больно.

Смотрите так же:  Адвокат жеребятьев воронеж

Л. – Есть еще один интересный аспект, помимо сна моего мужа. Мы уже давно планировали купить дом за городом. Согласитесь, что люди на подобных должностях, как правило, уже имеют хоромы, а у нас ничего такого не было и нет. И мы копили деньги. Они были полностью законны и секрета ни для кого не представляли – ни для ФСБ, ни для следственных органов. Не без трудов я нашла наконец дом недалеко от Звенигорода. Он мне понравился, и я решила его купить. Однако что-то меня сдерживало. Поехала во Введенский монастырь к отцу Илии за благословением. Там, в Оптине, я припала к мощам преподобного Амвросия и дерзновенно попросила его дать мне видимый знак, угодна ли Богу покупка дома или нет? И когда сразу же после молитвы я подошла к свечному ящику и начала писать поминальные записки, на меня упала тяжелая рама и рассекла голову до крови. Служители церкви меня очень жалели, а я была в священном ужасе, потому что вопрос о покупке был для меня закрыт. Отец Илий меня тоже пожалел и сказал: «Это хорошо – пролить кровь в храме, значит, пострадаешь Бога ради». В общем, мы приняли решение этот дом не покупать. Причем никто из нас не знал тогда, что наступит нынешний кризис. И если бы мы тогда все потратили, то сегодня остались бы без всяких средств к существованию. Впереди мужа ожидал безработный год. Один из наших сыновей также ушел с работы.

Прот. М. – Господь через вас способствовал приходу к вере вашего супруга. Вы человек решительный и смелый. Вам свойственно бесстрашно говорить с любыми людьми: как на приеме в Минфине, так и на нашей сегодняшней встрече. После ареста Сергея вы повели себя как декабристка. Такая преданность и последовательное желание сделать для Сергея все возможное и невозможное не прошли даром. Как вы молились, сколько храмов исходили! Я все это видел лишь частично, как говорится, одним глазком, но понял, что вера поистине передвигает горы… Помню, вы как-то говорили, что изо всей обоймы могущественных чиновников и прочих великосветских львов и «великих людей» тогда не осталось почти никого, кто оказал бы Сергею Сторчаку реальное содействие. Как будто кто-то голосом певца Расторгуева прокричал «атас!» – и все как по команде куда-то исчезли, позакрывались, испарились, затаились. Понятно, помощь в таком деле – известный риск, и силы против Сторчака, по всей видимости, были задействованы немалые. И по этой-то причине хаты многих знакомых (но к счастью, не всех) Сергея Сторчака оперативно перекочевали на самый край. Точнее, не хаты, а особняки, коттеджи и роскошные городские апартаменты. Единственные, кто взял на себя все тяготы по вызволению Сторчака, – это его самые родные и близкие люди.

С. – Ну, не все было так мрачно. Я никогда не оставался одинок, и те настоящие друзья, с которыми мы прожили долгие годы вместе, не покинули меня и в час испытаний. Я ощущал от них поддержку, которая приходила ко мне через письма. Мне постоянно писало двадцать – двадцать пять человек. Это меня очень утешало и придавало силы противостоять тесным обстоятельствам. Кроме того, меня поддержал ряд депутатов Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации, которые направили в следственные органы свои поручительства в отношении моего поведения в случае, если меня освободят из-под стражи.

Л. – В беде с мужем Бог сподобил меня поездить по святым местам. Я знаю, что Господь сделал человека свободным, и он, человек, не должен сидеть в тюрьме без решения суда. Каждая верующая русская женщина вымаливает своих мужей. Я была и в Оптиной пустыне – жила там неделю, ездила в Черногорию, где встречалась со старцами, общалась с необыкновенным духовным человеком, монахом Хризостомом. Он – участник боевых действий на территории бывшей СФРЮ. Его монастырь находится на горе, окруженной болотами. Весной там разливаются воды и туда можно добраться только на лодке.

С. – Удивительно! Скала – и вокруг нее – болота.

Л. – 21 сентября я стояла с отцом Хризостомом на службе, посвященной Рождеству Пресвятой Богородицы. И он мне сказал: «Люда, все будет хорошо. Через месяц Сергея отпустят». И действительно, ровно через месяц, 21 октября, его выпустили. Разве это не чудо?

Прот. М. – У людей в миру отношение к олигархам, финансистам, банкирам, высоким чиновникам, как правило, предвзятое. Вы об этом, кстати, уже говорили. Сегодня, во дворе дома, где я живу, я сказал своему соседу, журналисту-пенсионеру, что еду брать интервью у Сторчака. «Наверняка он с вами поделится?» – тут же последовал каверзный вопрос. И непонятно, что в нем преобладало – несмешной юмор или хмурая предвзятость. Среди верующих людей, с которыми вы общаетесь, такого отношения к вам все-таки нет?

Л. – Конечно, нет. Я всегда чувствовала себя в храмах особенно спокойно и уютно. Батюшки окружали меня вниманием, заботой и любовью. Это – буквально излучение любви. Я помню теплое отношение к нам и в храме святителя Николая в Котельниках, где находятся святые мощи мученицы Людмилы Чешской. Я уверена, что отношение к нам было искренним. Ведь мы были в беде, а не в силе и при деньгах, понимаете?

Прот . М. – Сергей, в тюрьме вы принимали Святые Дары. Как это было?

С. – Да, приходил батюшка, причастил меня, утешил. На встречу с ним я выходил в специальное помещение. Своим сокамерникам я обычно не говорил, куда иду. Это было не принято. Спросят – отвечу. Иначе у людей подчас возникают сложные чувства – кому-то уделяют меньше внимания, кому-то – больше. И сидельцы переживают. Но когда я вернулся от батюшки, сокамерники спросили меня: «Ты чего это весь светишься?», И только тогда я во всем признался.

Л. – На свидании в тюрьме Сергей сказал мне, что только в эту первую ночь после Святого Причастия он спал спокойно и счастливо, как младенец. Так что не иначе как по промыслу Божию Сергей оказался в тюрьме. Поймите меня правильно. Хотя бы потому, что только здесь, в застенках, он впервые прочитал Ветхий и Новый Завет. В других условиях он никогда бы этого не сделал. А какая после этого ему была польза! Но самое удивительное и благотворное состояло в том, что он стал нести Святое Евангелие в народ. На каждом заседании суда по поводу продления ему меры пресечения, то есть содержания под стражей, он неизменно цитировал что-то из Священного Писания, увещевал следователей, Об этом писали даже газеты.

Прот.М. – Но вообще-то Сергей Анатольевич был внимателен к молитве и до ареста. Когда я впервые встретился с ним в 2006 году на подворье Марфо-Мариинской обители, то принял от него исповедь. В изложении своих проблем он был искренен и серьезен, себя нисколько не жалел, выслушивал терпеливо все мои наставления (зная, что передо мной – замминистра, я тщательно подбирал слова, волновался, и главная моя мысль была следующая: внушить большому человеку, что все мы равны перед Богом, должны служить ближнему и ни при каких обстоятельствах не возноситься и не надмеваться) и в этом плане казался воцерковленным человеком. Помню, он отстоял всю длинную монастырскую службу, затем остался на панихиде и молебне – и под конец внимательно выслушал мою безыскусную и затянутую проповедь. И я понял тогда, что передо мной – необыкновенный человек. А ведь он тогда только что вернулся с успешных переговоров из Парижского клуба, где было принято историческое для России решение о досрочном погашении доставшихся ей советских долгов. И при этом – никакой гордыни. Мне это, признаться, было очень приятно.

И еще: в московском храме Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе, куда Сергей пришел поблагодарить настоятеля храма, известного и весьма почитаемого в столице протоиерея Владимира Ригина за его святые молитвы об освобождении, он обратил внимание на игумена Дамаскина (Орловского), который проходил мимо. Когда я объяснил Сергею, что отец Дамаскин уже давно по благословению Святейшего Патриарха занимается составлением жизнеописаний новомучеников и исповедников российских, большинство из которых окончило свои жизни в тюрьмах и ссылках, то увидел на лице вашего супруга неподдельный интерес и живое участие. Тема страданий и горькой неволи стала ему навсегда близкой.

Н. – Ценнее всего на этом свете – человеческая душа. Недаром в Евангелии от Марка сказано: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?». К чему я все это говорю? Мне тоже приходилось сталкиваться с теми, кто с ходу осуждал: а-а, Кудрин, ясно-понятно, а-а, олигархи-нувориши, ну-ну! Заранее приклеивается ярлык, и на этом разговор заканчивается. Ваш пример – весьма важен. Он призван обратить внимание общества на то, что везде, в том числе и на самых верхах есть честные совестливые люди, что не все еще в России заживо сгнило и умерло. И тогда люди станут милосерднее и соблюдут слова Бога: «милости хочу, а не жертвы». В этой связи – вопрос: как вы сейчас понимаете тот этап, который мы проходим в стране? Все уже вроде понимают, что на этом политиканстве, на этой коррупции, на этих страстях мы не двинемся вперед ни на йоту. Не выйдем из кризиса. Не построим нормальной экономики. Надо возвращаться к тем основам, которые прописаны в генетической памяти человека – душа ведь по природе своей христианка.

С. – Я смотрю на этот вопрос шире. Мы вплетены в глобальную цивилизацию и уже не можем существовать сами по себе. Мы стали частью мировой экономики. Поэтому нынешний кризис должен привести к переоценке ценностей, которые сложились в современном мировом бизнесе за последние двадцать лет. Вообще, предпочтительней использовать понятие «предпринимательство». В нем заложен справедливый и глубокий смысл. Успеха добивается предприимчивый человек. Не ловкий, не хитрый, не пронырливый, а честный и инициативный. Пришло время коренного пересмотра предпринимательства и возвращения к здоровым истокам. Предпринимательство – это не бонусы и не личные самолеты с яхтами, а прежде всего создание рабочих мест, большие социальные программы и благотворительность с большой буквы. Но не шумливая, а спокойная и тихая. Предпосылки к такому пересмотру есть – многие политики сейчас призывают заняться именно этим.

Слава Богу! слава Богу! слава Богу! За все, что вижу в себе, во всех, во всем — слава Богу!

Что же вижу я в себе? — Вижу грех, грех непрестанный: вижу непрестанное нарушение святейших заповедей Бога, Создателя и Искупителя моего. И Бог мой видит грехи мои, видит их все, видит бесчисленность их. Когда я, человек, существо ограниченное, немощью подобное траве и цвету полевому, чище взгляну на грехи мои: то они наводят на меня ужас и количеством и качеством своим. Каковы же они пред очами Бога, всесвятого, всесовершенного?

И доселе долготерпеливо взирает Бог на мои преткновения! доселе не предает меня пагубе, давно заслуженной и призываемой! Не расступается под мною земля, не поглощает преступника, ее тяготящего! небо не низвергает своего пламени, не попаляет им нарушителя велений небесных! не выступают воды из своих хранилищ, не устремляются на грешника, грешащего явно пред всею тварью, не похищают, не погребают его в глубинах темных пропастей! Ад удерживается: не отдается ему жертва, которой он требует справедливо, на которую имеет неоспоримое право!

Благоговейно и со страхом смотрю на Бога, смотрящего на грехи мои, видящего их яснее, нежели как видит их совесть моя. Его чудное долготерпение приводит меня в удивление, в недоумение: благодарю, славословлю эту непостижимую Благость. Теряются во мне мысли; весь объемлюсь благодарением и славословием: благодарение и славословие вполне обладают мною, налагают благоговейное молчание на ум и сердце. Чувствовать, мыслить, произносить языком могу только одно: слава Богу!

Куда еще несешься, мысль моя? Смотри неуклонно на грехи мои, возбуждай во мне рыдание о них: мне нужно очищение горьким плачем, омовение слезами непрерывающимися. Не внемлет, летит — неудержимая — становится на необъятной высоте! Её полет подобен бегу молнии, когда молния касается в одно мгновение двух оконечностей небосклона. И встала мысль на высоте духовного созерцания, оттуда смотрит на необычайное, обширнейшее зрелище, на картину живописнейшую, поразительнейшую. Пред нею — весь мир, все времена от сотворения до скончания мира, все события мира, и бывшие и настоящие, и будущие; пред нею судьбы каждого человека в многодробной их частности; над временами, общественными событиями и частными судьбами зрится Бог, Творец всех тварей и беспредельный их Владыка, все видящий, всем управляющий, всему предопределяющий свои цели, дающий свое назначение.

Бог допускает человека быть зрителем Своего управления. Но причины судеб, начала велений Божиих, ведомы единому Богу: кто уразуме ум Господень, или кто советник Ему бысть [1]? И то, что допускается человек быть зрителем Бога в Его промысле, в Его управлении тварью, в судьбах Его, есть величайшее благо для человека, источающее для человека обильную душевную пользу.

Зрение Творца и Господа всех видимых и невидимых созданий облекает зрителя силою вышеестественною: с этим зрением соединено признание неограниченной власти всемогущего Царя твари над тварью. Власы главы нашей, власы столько ничтожные по немощному мнению человеков, изочтены у этой неограниченной, всеобъемлющей Премудрости и хранятся Ею [2]. Тем более без мановения Ее не может совершиться никакого приключения, никакого переворота в жизни человеческой. Христианин, смотрящий неуклонно на промысл Божий, сохраняет среди лютейших злоключений постоянное мужество и непоколебимую твердость. Он говорит с святым Псалмопевцем и Пророком: Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся [3]. Господь мне помощник: не убоюся никаких бед, не предамся унынию, не погружусь в глубокое море печали. За все — слава Богу!

Смотрите так же:  Спор на любовь 5

Зрением промысла Божия внушается беспредельная покорность Богу. Окружат ли раба Божия отовсюду различные и многосплетенные скорби?—Так утешает он свое уязвленное сердце: “Все это видит Бог. Если б по причинам, Ему, премудрому, известным, скорби были мне не полезны и не нужны, то Он, всемогущий, отвратил бы их. Но Он не отвращает их: есть же Его всесвятая воля на то, чтоб оне угнетали меня. Драгоценна для меня эта воля, драгоценнее жизни! лучше умереть созданию, нежели отвергнуть волю Создателя! в этой воле — истинная жизнь! Кто умирает для исполнения воли Божией, тот вступает в большее развитие жизни. За все — слава Богу!

От зрения промысла Божия образуются в душе глубокая кротость и неизменная любовь к ближнему, которых никакие ветры взволновать, возмутить не могут. Для такой души нет оскорблений, нет обид, нет злодеяний: вся тварь действует по повелению или попущению Творца; тварь — только слепое орудие. В такой душе раздается голос смирения, обвиняющий ее в бесчисленных согрешениях, оправдывающий ближних, как орудия правосудного промысла. Отрадно раздается этот голос среди страданий, приносит спокойствие, утешение; он тихо вещает: “Я приемлю достойное по делам моим. Лучше мне пострадать в кратковременной жизни, нежели вечно страдать в вечных муках ада. Грехи мои не могут быть ненаказанными: того требует правосудие Божие. В том, что они наказываются в краткой земной жизни, вижу неизреченное Божие милосердие”, Слава Богу!

Зрение промысла Божия хранить, растит веру в Бога. Видящий невидимую всемогущую Руку — правительницу мира, пребывает несмущенным при страшных бурях, мятущих житейское море: он верует, что быт гражданский, кормило Церкви, судьбы каждого человека держатся всемогущею и премудрою десницею Бога. Смотря на свирепые волны, на грозные бури, на мрачные тучи, он удовлетворяет и умиряет себя мыслью, что совершающееся видит Бог. Человеку — слабому созданию — прилична тихая, смиренная покорность, одно благоговейное познание, созерцание судеб Божиих. Да направляется все по предначертанным ему путям, к определенным Свыше целям! За все — слава Богу!

Пред видением Божественного промысла не устаивают не только временные скорби, но и те, который ожидают человека при вступлении его в вечность, за рубежом гроба. Их притупляет, уничтожает благодатное утешение, всегда нисходящее в душу, отрекшуюся от себя для покорности Богу. При самоотвержении, при преданности воле Божией, самая смерть не страшна: верный раб Христов предает свою душу и вечную участь в руки Христа, предает с твердою верою во Христа, с надеждою непоколебимою на Его благость и силу. Когда душа разлучится с телом, и дерзостно, нагло, приступят к ней ангелы отверженные, она своим самоотвержением поразит, обратить в бегство ангелов мрачных и злобных. “Возьмите, возьмите меня, мужественно скажет она им, ввергните в бездну тьмы и пламени, ввергните в бездну ада, если есть на то воля Бога моего, если последовало от Него такое на меня определение: легче лишиться сладостей рая, легче сносить пламень ада, нежели нарушить волю, определение великого Бога. Ему я отдалась, и отдаюсь! Он, а не вы, Судия моих немощей и согрешений! — Вы, и при безумном непокорстве вашем, только исполнители Его определений”. Содрогнутся, придут в недоумение слуги Миродержца, увидев самоотвержение мужественное, кроткую, полную преданность воле Божией! Отвергнув это блаженное повиновенье, они сделались из Ангелов светлых и благих темными и всезлобными демонами. Они отступят со стыдом, а душа невозбранно направит свое шествие туда, где ее сокровище — Боге [4]. Там будет она зреть лицом к лицу зримого здесь верою в промысле Его, и вечно возглашать слава Богу.

Слава Богу! Могущественные слова! Во время скорбных обстоятельств, когда обступят, окружат сердце помыслы сомнения, малодушия, неудовольствия, ропота, должно принудить себя к частому, неспешному, внимательному повторению слов: слава Богу! Кто с простотою сердца поверит предлагаемому здесь совету, и при встретившейся нужде, испытает его самым делом: тот узрит чудную силу славословия Бога; тот возрадуется о приобретении столь полезного, нового знания, возрадуется о приобретении оружия противу мысленных врагов, так сильного и удобного. От одного шума этих слов, произносимых при скоплении мрачных помыслов печали и уныния, от одного шума этих слов, произносимых с понуждением, как бы одними устами, как бы только на воздух, содрогаются, обращаются в бегство князи воздушные; развиваются, как прах от сильного ветра, все помышления мрачные; отступают тягость и скука от души; к ней приходят и в ней водворяется легкость, снокойствие, мир, утешение, радость. Слава Богу!

Слава Богу! Торжественные слова! слова — провозглашение победы! Слова — веселие для всех верных рабов Бога, страх и поражение для всех врагов Его, сокрушенье оружия их. Это оружие — грех; это оружие — плотский разум, падшая человеческая премудрость. Она возникла из падения, имеет начальною причиною своею грех, отвержена Богом, постоянно враждует на Бога, постоянно отвергается Богом. К уязвленному скорбью напрасно соберутся все премудрые земли; напрасно будут целить его врачевствами красноречия, философии; тщетен труд самого недугующего, если он захочет распутать многоплетенную сеть скорби усилиями собственного разума. Очень часто, почти всегда разум совершенно теряется в этой сети многоплетенной! часто видит он себя опутанным, заключенным со всех сторон! часто избавление, самое утешение кажутся уже невозможными! и гибнут многие под невыносимым гнетом лютой печали, гибнут от смертной язвы, язвы скорбной, не нашедши на земле никакого средства, довольно сильного, чтоб уврачевать эту язву. Земная премудрость представала со всеми средствами своими: все оказались бессильными, ничтожными. Пренебреги, возлюбленнейший брат, отверженною Богом! Отложи к стороне все оружия твоего его разума! Прими оружие, которое подается тебе буйством проповеди Христовой. Премудрость человеческая насмешливо улыбнется, увидя оружие, предлагаемое верою; падший разум, по своему свойству вражды на Бога, не замедлит представить умнейшие возражения, полные образованного скептицизма и иронии. Не обрати на них, на отверженных Богом, на врагов Божиих, никакого внимания. В скорби твоей начни произносить от души, повторять — вне всякого размышления —слова: слава Богу! Увидишь знамение, увидишь чудо: эти слова прогонят скорбь, призовут в сердце утешение, совершат то, чего не могли совершить разум разумных и премудрость премудрых земли. Посрамятся, посрамятся этот разум, эта премудрость, а ты, избавленный, исцеленный, верующий живою верою, доказанною тебе в тебе самом, будешь воссылать славу Богу!

Слава Богу! Многие из угодников Божиих любили часто повторять эти слова: они вкусили сокровенную в них силу. Святой Иоанн Златоустый, когда беседовал с духовными друзьями и братиями о каких-нибудь обстоятельствах, в особенности о скорбных, в основный камень, в основный догмат беседы, всегда полагал слова: за все слава Богу! По привычке своей, сохраненной Церковною историей для позднего потомства, он, ударяя вторым перстом правой руки по распростертой ладони левой [5] всегда начинал речь свою со слов: за все слава Богу!

Братия! Приучимся и мы к частому славословию Бога; будем прибегать к этому оружию при скорбях наших; непрестанным славословием Бога отразим, сотрем наших невидимых супостатов, особливо тех из них, которые стараются низложить нас печалью, малодушием, ропотом, отчаянием. Будем очищать себя слезами, молитвою, чтением Священного Писания и писаний Отеческих, чтоб соделаться зрителями промысла Божия, все видящего, всем владеющего, всем управляющего, все направляющего по неизследимым судьбам Своим к целям, известным единому Богу. Соделавшись зрителями Божественного управления, будем в благоговении, нерушимом сердечном мире, в полной покорности и твердой вере, удивляться величию непостижимого Бога, воссылать Ему славу ныне и в век века.

Достойно и праведно — созданию непрестанно славословить Тебя, Бога Создателя, извлекшего нас в бытие из ничтожества, по единой, бесконечной, непостижимой Твоей благости, украсившего нас красотою, славою Твоего образа и подобия, введшего нас в блаженство и наслаждение рая, для которых окончания не было назначено.

Чем воздали мы Благодетелю? Что принесла в благодарность Создателю персть, оживленная Им?

Мы согласились с врагом Твоим, с ангелом, возмутившимся против Бога, с начальником зла. Мы вняли словам хулы на Благодетеля: Создателя нашего, всесовершенную Благость мы решились подозревать в зависти.

Увы, какое омрачение! увы, какое падение ума! С высоты богозрения и богословия, мгновенно род наш, в праотце нашем, ниспадает в пропасть вечной смерти.

Первоначально пал сатана; светлый Ангел соделался темным демоном: не имев тела, он согрешил умом и словом. Вместо того, чтоб в непорочном веселии, с прочими святыми Ангелами, славословить Бога — Благодетеля, он возлюбил богохульство. Едва зачал мысль мрачную, смертоносную, едва осуществил ее пагубным словом, подобным злейшему яду, как потемнел, изменился, низвергся с несказанною быстротою из высокого Эдема на землю. О быстроте его падения свидетельствует предвечное слово: Видех, говорит Оно, сатану яко молнию с небесе спадша [6].

Столько же быстрым было и падение человека, последовавшего ангелу падшему, начавшего свое падение с принятия мысли темной, богохульной, за которою последовало нарушение заповеди Божией. Это нарушение уже было предварено прикрытым презрением, отвержением Бога.

Увы, какое ослепление! какое страшное согрешение! какое страшное падение! Пред этим согрешением, пред этим падением ничтожны наказания: изгнание из рая, снискание насущного хлеба в поте лица, болезнь чадорождения, возвращение в землю, из которой Творцом взято наше тело.

Но Ты, что творишь, Благость безмерная? Чем Ты воздаешь за воздаяние наше, которым мы воздали Тебе за первые Твои благодеяния? Чем воздаешь за преслушание Тебя, за неверие к Тебе, за принятие ужасной хулы на Тебя — на Тебя, Который — Само-Благость, Само-Совершенство?

Ты воздаешь новыми благодеяниями, большими первых. Одним из Божественных Лиц Твоих приемлешь человечество; — приемлешь, кроме греха, все немощи наши, которые прилепились к естеству человеческому после падения его. Ты являешься очам нашим, прикрыв невыносимую славу Божества человеческою плотью; будучи Словом Божиим, вещаешь нам слово Божие в звуках слова человеческого. Сила Твоя — сила Бога. Кротость Твоя — кротость агнца. Имя Твое — имя человека. Это всесвятое Имя вращает небом и землею. Как утешительно и величественно звучит имя Твое! Оно, когда входит в слух, когда выходит из уст, входит и выходит, как бесценное сокровище, бесценное перло! Иисус Христос! Ты — Господь человеков, и человек. Как чудно, изящно соединил Ты Божество с человечеством! как чудно Ты действуешь! Ты — и Бог, и человек! Ты — и Владыка, и раб [7]! Ты — и Жрец, и Жертва! Ты — и Спаситель, и грядущий нелицеприятный Судия вселенной! И целишь Ты все недуги! И посещаешь, приемлешь грешников! И воскрешаешь мертвых! И повелеваешь водам моря, ветрам неба! И чудно вырастают хлебы в руках Твоих, дают тысячекратный урожай, — посеваются, жнутся, пекутся, преломляются в одно и тоже время, в одно мгновение! И алчешь Ты, чтоб нас избавить от глада! И жаждешь Ты, чтоб удалилась наша жажда! И путешествуешь по стране нашего изгнания с утруждением Себя, чтоб возвратить нам утраченное нами, спокойное, исполненное сладостей, небесное естество! И проливаешь пот Твой в саду Гефсиманском, чтоб мы перестали проливать пот наш в снискании хлеба для чрева, научились проливать его в молитвах для достойного причащения хлеба небесного. Произращенное нам проклятою землею терние, Ты приял на главу Твою; Ты увенчал, изъязвил тернием пресвятую главу Твою! Лишились мы райского Древа жизни и плода его, сообщавшего бессмертие вкушавшим; Ты, распростершись на древе крестном, соделался для нас плодом, дарующим жизнь вечную причастникам Своим. И плод жизни, и древо жизни явились на земле, в стране нашего изгнания. Этот плод и это древо превосходнее райских; те сообщали бессмертие, а эти сообщают бессмертие и Божество. Твоими страданиями Ты излил сладость в наши страдания. Мы отвергаем земные наслаждения, избираем в жребий свой страдания, лишь бы только соделаться причастниками Твоей сладости! Она, как предвкушение жизни вечной, сладостные и драгоценные временной жизни! Ты уснул сном смертным, который не мог удержать Тебя в вечном усыплении. Тебя — Бога! Ты восстал, и даровал нам возбуждение от этого сна, от лютого сна смертного, даровал блаженное и славное воскресение! Ты вознес обновленное естество наше на небо, посадил его одесную предвечного, Тебе совечного, Отца Твоего! Ты соделал Отца Твоего и нашим Отцом! Ты открыл нам путь к небу! Ты уготовал нам на небе обители. Ты руководишь к ним, приемлешь, упокоеваешь, утешаешь в них всех утружденных странников земных, веровавших в Тебя, призывавших святое имя Твое, творивших святые заповеди Твои, православно и благочестно служивших Тебе, несших крест Твой и пивших чашу Твою мужественно, с благодарением Тебе, с славословием Тебя!

Слава Тебе, Создатель несуществовавших! Слава Тебе, Искупитель и Спаситель падших и погибших! Слава Тебе, Бог и Господь наш! Даруй нам и на земле и на небе славословить, благословлять, восхвалять благость Твою! даруй нам откровенным лицом зреть страшную, неприступную, великолепную Славу Твою, вечно зреть Ее, поклоняться Ей, и блаженствовать в Ней. Аминь.

1846 года. Сергиева пустыня.

[2] Матф. X, 30. Лук. XXI, 18.

[4] Преподобный Иоанн Карпафийский. Глав. XXV. Добротолюбие, ч. 4.

[5] Histoire du Christianisme par Fleury. Liv. 21, chap. 19.

[7] Лук. XIV, 17. Объяснение блаженного Феофилакта.