Содержание статьи:

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 февраля 2012 г. N 69-Д12-3 Суд частично удовлетворил надзорную жалобу осужденного, отменив ранее принятые решения и прекратив производство по делу ввиду отсутствия состава преступления, поскольку суд нижестоящей инстанции, прекращая производство по делу в связи с истечением сроков давности, не учел того, что уголовные дела о побоях относятся к делам частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, которое в данном случае в материалах дела отсутствует

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.,

судей Воронова А.В. и Ситникова Ю.В.,

при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Мельниченко Д.Ф. на приговор Октябрьского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 6 мая 2010 года, по которому

Мельниченко Д.Ф. . осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с исполнением властных полномочий в правоохранительных органах на срок 3 года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным, с испытательным сроком 3 года, с возложением определенных обязанностей.

По ч. 1 ст. 286 УК РФ Мельниченко Д.Ф. оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления.

По данному делу осужден также Тимофеев С.И.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 23 марта 2011 года приговор в отношении Мельниченко Д.Ф. оставлен без изменения.

Постановлением президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 9 сентября 2011 года приговор и кассационное определение в отношении Мельниченко Д.Ф. изменены, его действия переквалифицированы с п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ. В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ производство по уголовному делу прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. о деле, основаниях возбуждения надзорного производства, доводах жалобы, выступление Мельниченко Д.Ф. в поддержку его жалобы о прекращении дела по реабилитирующему основанию, мнение прокурора Гулиева А.Г. об изменении основания прекращении дела в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия заявления потерпевшего, и о признании права на реабилитацию, судебная коллегия установила:

по приговору суда, с учетом внесенных изменений, Мельниченко Д.Ф. признан виновным в нанесении побоев потерпевшему Я.

Деяние совершено 5 мая 2008 года . при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе Мельниченко Д.Ф. просит об отмене состоявшихся судебных решений в связи с отсутствием события преступления; указывает, что 5 мая 2008 года он находился в г. Екатеринбурге и не мог в этот день совершить вмененные ему действия в отношении потерпевшего; что его алиби не опровергнуто судом и подтверждается доказательствами, имеющимися в материалах дела; считает, что судом не проверена версия о том, что потерпевший Я. мог получить обнаруженные у него телесные повреждения при иных обстоятельствах; ссылается на то, что при рассмотрении дела в суде надзорной инстанции он не был согласен с прекращением в его отношении дела в связи с истечением сроков давности, однако президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры принял такое решение; утверждает, что в материалах дела отсутствует заявление потерпевшего о привлечении его к уголовной ответственности, тогда как уголовные дела по ч. 1 ст. 116 УК РФ возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выводы суда о доказанности деяния, включая время, место, способ и другие подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

Алиби Мельниченко Д.Ф., а также версия о получении потерпевшим телесных повреждений при иных обстоятельствах проверены судом и обоснованно отвергнуты.

В этой связи судебной коллегией не могут быть признаны состоятельными доводы жалобы о наличии алиби и об отсутствии события преступления.

Довод Мельниченко Д.Ф. том, что при рассмотрении дела в президиуме суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры он не был согласен с прекращением в его отношении уголовного дела за истечением сроков давности, опровергается протоколом судебного заседания суда надзорной инстанции, в котором отсутствуют указанные возражения Мельниченко Д.Ф. Замечаний на данный протокол он не подавал.

Как усматривается из материалов дела, президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, пересматривая в порядке надзора приговор и кассационное определение в отношении Мельниченко Д.Ф., пришел к выводу о том, что действия осужденного по причинению побоев потерпевшему Я. не были связаны с исполнением возложенных на него полномочий сотрудника милиции, и переквалифицировал содеянное им на ч. 1 ст. 116 УК РФ, прекратив дело производством в связи с истечением сроков давности.

Вместе с тем, принимая указанное решение, суд надзорной инстанции не учел, что в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, относятся к делам частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя.

Из материалов дела следует, что заявление о привлечении к уголовной ответственности Мельниченко Д.Ф. потерпевший Я. не подавал, а уголовное дело было возбуждено по факту получения Я. телесных повреждений, по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

В протоколах допроса потерпевшего и в протоколах судебных заседаний такие заявления также отсутствуют. Отсутствует такое заявление и в других материалах уголовного дела.

Суд надзорной инстанции не принял во внимание и то, что по смыслу закона, придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного обвинения на статьи Уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, при отсутствии в деле жалобы, суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности.

Между тем из материалов дела видно, что потерпевший Я. в судебном заседании при рассмотрении дела в суде надзорной инстанции не присутствовал и, соответственно, данный вопрос судом не выяснялся. Оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, по делу также не имеется.

При таких обстоятельствах, в связи с неправильным применением Уголовно-процессуального закона судебные решения по делу подлежат отмене; уголовное дело в отношении Мельниченко Д.Ф. подлежит прекращению в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия состава преступления, поскольку обязательным основанием квалификации содеянного судом по ч. 1 ст. 116 УК РФ является заявление потерпевшего.

Указанное основание, в отличие от прекращения дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, как это было сделано судом надзорной инстанции, является реабилитирующим и улучшает положение Мельниченко Д.Ф.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407-409 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу Мельниченко Д.Ф. удовлетворить частично.

Приговор Октябрьского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 6 мая 2010 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 23 марта 2011 года и постановление президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 9 сентября 2011 года в отношении Мельниченко Д.Ф. отменить и производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, ввиду отсутствия состава преступления.

В связи с прекращением уголовного дела в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ признать за Мельниченко Д.Ф. право на реабилитацию. Вопросы, связанные с реабилитацией, подлежат разъяснению и разрешению судом первой инстанции, по месту вынесения приговора и хранения дела.

Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

СТ 24 УПК РФ

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

Смотрите так же:  Договор залога на имущество в будущем

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 24 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи 24 УПК РФ определяют основания прекращения уголовного дела либо основания отказа в возбуждении уголовного дела при производстве по уголовным делам. При этом основания, связанные с прекращением уголовного дела, действуют на всех частях, стадиях уголовного судопроизводства. Это связано с тем, что гл. 4 УПК РФ находится в Общей части УПК РФ. Кроме того, в соответствии со ст. 254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в ходе судебного разбирательства, если установит некоторые из указанных оснований, предусмотренные комментируемой статьей. Пункт 2 ст. 389.15 УПК РФ, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ, определяет для суда апелляционной инстанции основания отмены или изменения судебного решения суда первой инстанции. Данные основания принятия процессуального решения сводятся к тому, что суд первой инстанции не прекратил уголовное дело по одному из оснований, которые установлены в комментируемой статье 24 УПК России. Кроме того, непрекращение уголовного дела по данным основаниям признается существенным нарушением УПК РФ. Данное положение позволяет отменить или изменить в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ и ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ судебное решение при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной или надзорной инстанции.

2. Исходя из системного толкования положений ст. ст. 24, 254 и 389.17 УПК РФ прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным положениями комментируемой статьи, является не правом для соответствующих участников уголовного судопроизводства, а обязанностью принять процессуальное решение о прекращении уголовного дела либо отказать в возбуждении уголовного дела по данным основаниям. Дело в том, что в случаях, когда охраняемые государством при помощи УК РФ ценности становятся объектом преступного посягательства, то осуществляется уголовное преследование лиц, преступивших уголовный закон, и возможно применение уголовного наказания за их нарушение. А при наличии определенных оснований, предусмотренных положениями комментируемой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ, недопустимо постановление обвинительного приговора суда, установление вины лица, которому оно инкриминировалось, отсутствует необходимость подтверждения его виновности в совершении деяния и, соответственно, недопустимо дальнейшее уголовное преследование такого лица. При этом доказывание в предусмотренном федеральным законом порядке его вины, а тем более — подтверждение судом его виновности в совершении деяния, в силу данных оснований, не представляется возможным. Кроме того, по мнению Конституционного Суда РФ: «. Необоснованное уголовное преследование — это одновременно и грубое посягательство на человеческое достоинство, а потому непосредственным выражением конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности, презумпции невиновности, права каждого на защиту, в том числе судебную, его прав и свобод применительно к личности подозреваемого (обвиняемого) являются возможность реабилитации, т.е. восстановления чести, доброго имени опороченного неправомерным обвинением лица, а также обеспечение проверки законности и обоснованности уголовного преследования и принимаемых процессуальных решений, в случае необходимости — в судебном порядке» .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П // .

3. Правом принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела при наличии оснований, предусмотренных положениями комментируемой статьи, в пределах своей компетенции на досудебной части уголовного судопроизводства, обладают: руководитель следственного органа, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело ; следователь, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело; дознаватель, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело; начальник подразделения органа дознания, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело; начальник органа дознания, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело . Прокурор не обладает полномочиями по прекращению уголовного дела либо по отказу в возбуждении уголовного дела. Но в силу наличия элемента процессуального контроля прокурором за дознавателем, определенного в ст. ст. 37, 41 УПК РФ, прокурор вправе давать указания дознавателю, которые являются обязательными для реализации. (Более подробно см. комментарий к ст. ст. 37, 41 настоящего Кодекса.) Это касается и вопросов принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или вопросов прекращения уголовного дела. Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК РФ прокурор вправе принять процессуальное решение об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. (Более подробно см. комментарий к ч. 6 ст. 148 настоящего Кодекса.) В ходе судебного производства по уголовному делу соответствующее процессуальное решение принимает суд (судья). Это касается рассмотрения уголовного дела в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, а также рассмотрения уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. При этом в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования. (Более подробно см. комментарий к ст. 246 настоящего Кодекса.)
———————————
В соответствии с ч. 4 ст. 11 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ «О Следственном комитете РФ» в случае, если в ходе проверки обращения о правонарушении будет установлено отсутствие в деянии состава преступления, но наличие в нем признаков административного правонарушения, руководитель следственного органа СК направляет соответствующие материалы в орган, должностному лицу, в компетенцию которых входит решение вопроса о привлечении к ответственности лица, совершившего такое правонарушение ().

Начальник органа дознания вправе прекратить уголовное дело в соответствии со ст. 157 УПК РФ при производстве неотложных следственных действий.

4. Принятие процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или прекращении уголовного дела, при наличии соответствующих оснований, предусмотренных в комментируемой статье, порождает перед соответствующими участниками уголовного судопроизводства обязанности. Эти обязанности возникают в отношении тех лиц, по которым принимаются данные процессуальные решения. Кроме того, данные обязанности связаны с разъяснением оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, права возражать против отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не допускается, если лицо, в отношении которого принимается данное процессуальное решение, против этого возражает.

5. Перечень оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, предусмотренный в комментируемой статье, не является исчерпывающим. УПК РФ предусматривает еще и другие основания для прекращения уголовного дела. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 319 УПК РФ уголовное дело также подлежит прекращению мировым судьей в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, если имеется заявление о примирении сторон.

6. Все основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, предусмотренные в комментируемой статье 24 УПК, делятся на реабилитирующие и нереабилитирующие. Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела, как правило, свидетельствуют о том, что было уже возбуждено уголовное дело, но его прекращают при наличии нереабилитирующих оснований. Кроме того, прекращение уголовного дела в данном случае порождает последствия, неблагоприятные для лица, в отношении которого прекратили уголовное дело. Речь идет об ограничении при приеме на государственную службу и т.д. Нереабилитирующие основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела предполагают наличие факта совершения преступления данным лицом. Законодатель связывает эти основания с истечением сроков давности уголовного преследования; смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

7. К реабилитирующим основаниям отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела следует отнести такие, которые исключают совершение лицом общественно опасного деяния. Кроме того, они не порождают негативных последствий для лиц, в отношении которых уголовное дело прекращается. К ним в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ относят: отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (за исключением случаев, когда следователь, руководитель следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами); отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно СФ, ГД РФ на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ; в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

8. Основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела в связи с отсутствием события преступления не связано с фактом невиновности лица в совершении преступления. Наличие данного основания в первую очередь связано с объективными обстоятельствами, исключающими сам факт наличия преступного деяния. Отсутствие события преступления предполагает, что определенное событие было ошибочно воспринято как преступление (например, лицо заявляет о факте кражи какой-то вещи, в то время как она утеряна самим хозяином; в процессе расследования убийства выясняется, что лицо умерло естественной смертью, и т.д.).

9. Отсутствие в деянии состава преступления означает отсутствие в деянии хотя бы одного из признаков состава преступления (объекта преступного посягательства, объективной стороны преступления, субъекта преступления, субъективной стороны преступного деяния). Объект преступного посягательства отсутствует тогда, когда совершенное деяние не причинило вреда и не создало угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам, т.е. когда деяние не предусмотрено уголовным законом в качестве преступления. Признаки объективной стороны преступления отсутствуют в деянии тогда, когда отсутствуют внешние признаки деяния, причинная связь между совершенным деянием и наступившими общественно опасными последствиями и т.д. Кроме того, к данному критерию отсутствия признаков объективной стороны состава преступления относят следующее: наличие в деянии лишь формальных признаков преступления, предусмотренных УК РФ, которые в силу малозначительности не причинили вреда интересам, которые охраняются УК РФ; деяние не содержит признаков преступления, а является составом правонарушения и т.д. Отсутствие субъекта преступления означает недостижение лицом, совершившим общественно опасное деяние, возраста уголовной ответственности; невменяемость лица, совершившего общественно опасное деяние; отсутствие признаков специального субъекта преступления там, где они являются необходимыми для квалификации преступления. Отсутствие субъективной стороны преступления предполагает отсутствие вины лица в совершении общественно опасного деяния в виде умысла или неосторожности. Уголовное преследование лица ввиду отсутствия в деянии состава преступления прекращается также, если имеются обстоятельства, исключающие преступность общественно опасного деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость, обоснованный риск, физическое или психическое принуждение и др.). Уголовное дело по делам частного обвинения будет прекращено по данному же основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и в случае, когда потерпевший (частный обвинитель) без уважительных причин не явился на судебное заседание. Уголовное дело подлежит прекращению по данному основанию (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ при полном или частичном отказе государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства.

Смотрите так же:  Статья 12.15 часть 4 лишение или штраф

10. Уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) также и в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом. По мнению Конституционного Суда РФ, «такое решение констатирует отсутствие преступности и наказуемости деяния по смыслу нового уголовного закона и, соответственно, не влечет для лица каких-либо уголовно-правовых последствий; напротив, оно направлено на защиту прав этого лица и само по себе не может рассматриваться как причинение ему вреда, а потому — учитывая, что вопрос об уголовной ответственности за деяние, утратившее качество преступности, исключается в принципе, — и уголовное преследование в отношении подозреваемого, обвиняемого подлежит прекращению» . Процессуальное решение может быть принято на любой из частей, стадий уголовного судопроизводства соответствующими участниками уголовного процесса, обладающими на это данным правом.
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2013 г. N 24-П // .

11. Истечение сроков давности уголовного преследования, как основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, означает прекращение действия сроков, текущих с момента совершения преступления, в течение которых лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. Эти сроки регламентированы ст. 78 УК РФ, предусматривающей освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Лицо не может быть подвергнуто уголовному преследованию, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: два года после совершения преступления небольшой тяжести; шесть лет после совершения преступления средней тяжести; десять лет после совершения тяжкого преступления; пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ днем совершения преступления, с которого начинается течение и исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности, следует понимать день совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. В соответствии с п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12 августа 2010 г. в 18 часов, то срок давности в данном случае начинает течь 12 августа 2010 г., последний день срока давности — 11 августа 2012 г., по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12 августа 2012 г., привлечение к уголовной ответственности недопустимо). При этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день . Течение сроков давности уголовного преследования приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной. Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое возможно наказание в виде пожизненного лишения свободы или смертная казнь, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то пожизненное лишение свободы не применяется. К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны; применение запрещенных средств и методов ведения войны, геноцид, экоцид), сроки давности не применяются.
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. N 19 // .

12. Одним из оснований отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения возбужденного уголовного дела является смерть лица, подлежащего уголовному преследованию, — подозреваемого или обвиняемого. Однако производство по делу даже в случае смерти подозреваемого и обвиняемого может быть продолжено, если этого требуют задачи реабилитации умершего, восстановления его доброго имени, чести и достоинства, иных законных интересов. Его право на реабилитацию может быть признано в порядке ст. 134 УПК РФ судом, прокурором, следователем и дознавателем. (Более подробно см. об этом комментарий к ст. 134 настоящего Кодекса.) Производство по делу в отношении умершего может быть продолжено только в том случае, когда имеющиеся в деле данные дают основания сделать вывод об отсутствии события преступления, состава преступления, виновности умершего в совершении преступления и т.д.

13. Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, делает уголовное преследование невозможным и влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение возбужденного уголовного дела. По заявлению потерпевшего возбуждаются дела частного обвинения — дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 (побои) и ч. 1 ст. 128.1 (клевета без отягчающих обстоятельств) УК РФ; а также дела частно-публичного обвинения, перечень которых определен ч. 3 ст. 20 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 20 настоящего Кодекса.) Исключение составляют случаи, когда следователь или дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. В данном случае отсутствие заявления потерпевшего не является основанием для прекращения возбужденного прокурором, следователем или дознавателем уголовного дела.

14. Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовного дела регламентирован соответственно ст. 148 и гл. 29 настоящего Кодекса. (Более подробно см. комментарий к ст. 148 и гл. 29, настоящего Кодекса.)

15. Положения ч. 3 комментируемой статьи 24 УПК РФ устанавливают, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно и прекращение уголовного преследования. Речь идет о прекращении уголовного преследования применительно к конкретному уголовному делу, производство по которому прекращено. Если лицо совершает другое преступление, о котором возбуждается другое уголовное дело, уголовное преследование лица, его совершившего, осуществляется в общем порядке. Но при этом прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица не влечет за собой прекращения уголовного дела.

16. При производстве по уголовному делу как на досудебной, так и на судебной ее части дознаватель, следователь, суд (судья) при наличии обстоятельств, которые позволяют освободить подозреваемого, обвиняемого, подсудимого от уголовной ответственности, в соответствии со статьями Особенной части УК РФ, принимают процессуальное решение об освобождении лица от уголовной ответственности на основании примечания к той или иной статье уголовного закона. Положения, предусмотренные ст. ст. 24, 27 УПК РФ, в данных случаях не используются. Так, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 1 «О судебном приговоре» определено, что «при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. ст. 291, 222 УК РФ), дело прекращается на основании примечания к той или иной статье уголовного закона» .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 // .

17. Существенным элементом, регламентирующим положения данной статьи, является наличие процессуальных гарантий у потерпевшего, гражданского истца, предусмотренных ч. 4 ст. 213 УПК РФ и связанных с разъяснением им права на предъявление гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства. Данное право возникает в случае прекращения уголовного дела, а также в случае прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого по основаниям, предусмотренным п. п. 2 — 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. п. 2 — 4 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ следователь (дознаватель) должен указать суд, в который вправе обратиться потерпевший, срок, в течение которого потерпевший вправе обратиться в этот суд, вред, о возмещении которого может ходатайствовать потерпевший, и статьи ГК РФ, которыми он при этом должен руководствоваться .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2005 г. N 11-О // .

18. Вопросы, связанные с прекращением уголовного дела или прекращением уголовного преследования на досудебной части уголовного судопроизводства, регламентированы Приказами Председателя Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете РФ», N 2 «Об организации предварительного расследования в Следственном комитете РФ», N 3 «Об организации процессуального контроля при возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия, избрания и продления срока меры пресечения в виде заключения под стражу», указанием Председателя Следственного комитета РФ от 25 марта 2011 г. N 3/224 «О дополнительных мерах по усилению процессуального контроля в досудебном производстве», а также Приказом Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия».

Признаки события преступления подлежат обязательному установлению и доказыванию

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Признаки события преступления подлежат обязательному установлению и доказыванию»

Смотрите так же:  Досмотр адвоката сизо

В соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию признаки события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления.

Данная норма не содержит положений об установлении приблизительных сведений о признаках событиях преступления.

Таким образом, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления требуют точного установления при расследовании уголовного дела.

Обратное свидетельствует о недоказанности признаков объективной стороны состава преступления, что влечет прекращение уголовного дела по основаниям п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ.

Приговором Фрунзенского районного суда города Иваново от 18 мая 2015 года М. осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанности, указанных в приговоре, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путём поглощения менее строгого наказания более строгим по совокупности преступлений М. назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанности, указанных в приговоре, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно М. назначено наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанности, указанных в приговоре, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Ивановского областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). С учётом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, в том числе с указанием места, времени и способа его совершения.

Указанные требования закона судом по настоящему уголовному делу не учтены. Как следует из приговора, суд, признавая М. виновным в незаконном приобретении наркотических средств в значительном размере, указал, что в период времени до 15 часов 45 минут 26 сентября 2014 года включительно М. при неустановленных обстоятельствах у неустановленного лица незаконно приобрёл для собственного употребления без цели сбыта наркотическое средство марихуана общей массой не менее 27,2 грамма, что является значительным размером.

Таким образом, судом в нарушение требований уголовно-процессуального закона не установлено событие данного преступления — время, место и обстоятельства приобретения М. наркотического средства. Вместе с тем, установление указанных обстоятельств имеет значение для исчисления сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Вывод суда о совершении М. незаконного приобретения без цели сбыта наркотических средств в значительном размере по преступлению от 26 сентября 2014 года исключён из приговора, наказание снижено (Апелляционное определение по делу № 22-1378/2015)

2.2. Постановление оправдательного приговора в случае, если не установлено событие преступления

Событие преступления является одним из элементов предмета доказывания (п.

Согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова, событие — это «то, что произошло, то или иное значительное явление, факт общественной, личной жизни»205. Преступление следует определять как запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое действие или бездействие (ст. 14 УК РФ).

Исходя из положений теории доказательств, событие преступления — это предусмотренное уголовным законом деяние и наступившие последствия, а также причинная связь между ними. Таким образом, термин «событие преступления» используется для обозначения круга обстоятельств, характеризующих существенные признаки объективной стороны и объекта преступления206.

Вместе с тем, большинство практических работников отождествляет общее понятие «событие» и частное понятие — «событие преступления», что зачастую приводит к избранию оснований постановления оправдательного приговора, не соответствующих обстоятельствам дела. Так, ipynne работников правоохранительных органов была предложена следующая задача: сгорел дом, в поджоге обвинили гражданина Иваном. В ходе расследования уголовного дела было установлено, что пожар возник вследствие неосторожных действии

Петрова, собственника сгоревшего дома. Слушателям следовало указать, по какому основанию следует прекратить уголовное дело Иванова: за неустановлением события преступления или за отсутствием в деянии подсудимого состава преступления? 30 % избрали первый вариант решения (не установлено событие преступления), 70% — второй (отсутствие в деянии подсудимого состава преступления)207. Пожар — это, несомненно, событие, но не событие преступления. Поэтому нельзя даже ставить вопрос об отсутствии или наличии состава преступления в деянии Иванова, если он не предпринимал никаких действий, повлекших пожар.

Под отсутствием события преступления понимают не только не установление события, по поводу которого ведется производство по уголовному делу, но и ситуацию, когда это событие является результатом действий самого пострадавшего или стихийных сил208.

В теории уголовно-процессуального права отношение к рассматриваемому основанию неоднозначно. Так, некоторые авторы предлагали вместо события преступления вести речь одеянии, в совершении которого обвиняется подсудимый, что, по их мнению, «позволит более точно выразить ситуацию доказывания»209. Представляется нецелесообразным менять уже сложившуюся в законодательстве, теории и практике формулировку «событие преступления» на термин «деяние», поскольку неустановление события преступления, как основание оправдания, представляет собой результат судебного разбирательства уголовног о дела, характеризующийся недостаточностью доказательств для достоверного вывода о существовании деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый.

По мнению Л.М. Карнеевой, вместо формулировки «отсутствие события преступления» точнее было бы указать в законе на «отсутствие события (деяния), подлежащего расследованию»210, либо на «отсутствие события (или деяния), предположение о наличии которого послужило основанием возбуждения уголовного дела»211. Данное предложение, на мой взгляд, вряд ли можно признать обоснованным. Событие преступления, событие, подлежащее расследованию, событие, послужившее основанием возбуждения уголовного дела это термины, обладающие сходным смысловым значением, сугь которых сводится к их противоправности и уголовной наказуемости.

В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой, неустановление события преступления следует толковать как отсутствие этого события212. Несмотря на лексическую близость указанных формулировок, следует учитывать, что они несут различную смысловую нагрузку. Думается, что понятие «не установлено событие преступления» является более широким, чем понятие «отсутствие события преступления». Формулировка «не установлено событие преступления» применима ко всем возможным ситуациям доказывания, при которых событие преступления не установлено с достоверностью, а именно: к случаям, когда достоверно установлено отсутствие события, а также когда сторонам не удалось достоверно доказать суду наличие или отсутствие события преступления.

Следует обратить внимание, что рассматриваемое основание является также основанием отказа в возбуждении уголовного дела и основанием прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Вместе с тем, п. I ч. 1 ст. 24 УМК РФ устанавливает, что уголовное дело не может быть возбуж- дено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению вследствие «отсутствия события преступления». Таким образом, п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ необходимо привести в соответствие с п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: «не установлено событие преступления».

Наряду с неустановлением события преступления, в литературе предлагалось предусмотреть в уголовно-процессуальном законе такое основание оправдания, как отсутствие деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый213. Считаю нецелесообразным выделять данное основание в качестве самостоятельного. Дело в том, что суд выносит оправдательный приговор как в тех случаях, когда вмененное подсудимому деяние либо вообще не имело места, гак и в тех, когда не было достоверно установлено, что деяние имело место, либо указанные в обвинении события или их последствия не наступили вообще либо произошли независимо от чьей-либо воли.

Ф.Н. Фаткуллин различал понятия «неустановление события преступления» и «недоказанность события преступления»214, полагая, что в случае недоказанности события преступления следует выносить оправдательный приговор215. Если обратиться к Словарю русского языка, то «доказанный» означает «подтвержденный фактами или доводами», соответственно, «недоказанность» можно определить как нсподтвержденис фактами или доводами какого-либо положения. Термин «установить» означает «доказать, выяснить, обнаружить» \ В этой связи думается, что «неустановленно события преступления» и «недоказанность события преступления» — синонимы.

Отсутствие в теории и практике уголовного процесса единообразного толкования понятия «событие преступления» побудило Пленум Верховного Суда СССР дать соответствующие разъяснения. В уже упомянутом выше По- становлении от 30 июня 1969 г. он указал, что оправдательный приговор за неустановлением события преступления постановляется в случаях, когда вменяемое подсудимому деяние не совершалось, либо когда указанные в обвинении последствия наступили вследствие действий лица, которому причинен вред, или независимо от чьей-либо воли (например, в результате стихийных сил природы)216.

Интерес к исследованию понятия «событие преступления» сохраняется и в современной юридической литературе217. Так, Г.П. Химичева, рассматривая термин «событие преступления» как совокупность признаков, характеризующих деяние как преступление, считает, что в законе следует использовать формулировку «отсутствие деяния (действия или бездействия)»218. Аналогичное понятие предлагает и О.В. Волынская, определяя данное основание как «отсутствие события, содержащего признаки преступления»219. Как было указано выше, термин «отсутствие» значительно сужает сферу действия данного основания.

Отсутствие события преступления, по амнснию Б.М. Сергеева, предполагает случаи отсутствия деяния, о котором поступило заявление или сообщение, и которое можно бы было расценить как преступное либо нарушающее другие нормы права или же как правомерное220. Позволю себе не согласиться с позицией указанного автора. Если деяние, совершенное подсудимым, не запрещено уголовным законом, но не исключается иная юридическая ответственность (административная, дисциплинарная), то речь необходимо вести об отсутствии в деянии состава преступления.

Совершенно справедливым является суждение Д.В. Татьянина о том, что «неустановление события преступления характеризуется недостаточностью доказательств для достоверного вывода о существовании деяния»221.

Неустановление события преступления, как основание постановления оправдательного приговора, подразумевает отсутствие достаточных доказательств наличия неправомерного деяния, вменяемого подсудимому, то есть несостоятельность обвинения. Событие преступления не установлено тогда, когда не подтверждается какое-либо противоправное действие лица вообще.

Таким образом, словосочетание «не установлено событие преступления» означает, что первоначальное сообщение о преступлении не получило фактического подтверждения либо было опроверг нуто.