Диалог с атеистом

У многих православных христиан, среди знакомых и родных, встречаются атеисты. Их отношение к религии весьма разнообразно: от доброжелательного равнодушия до открытой враждебности. Конечно, каждый человек имеет право верить или не верить в Бога. И православный христианин должен уважать выбор атеистов. Но иногда враждебно настроенные атеисты сами заводят спор. При этом они начинают свой разговор очень уверенно, высокомерно, с чувством превосходства. Для христианина встает дилемма: промолчать или ответить. Тем, которые рискнут поддержать этот спор, и адресована эта статья.

Итак, когда атеист узнает, что вы верующий, он обычно насмешливо восклицает:

— Ты что, в Бога веришь? Ну и где Он? Почему я его не вижу?

— Ты много чего не видишь: радиоволны, например. Но это не значит, что их не существует.

— Да ладно, все равно, наука доказала, что Его нет?

— Какая именно наука, и что именно она доказала?

— Вы что не знаете, что мы произошли от обезьяны?

— Теория эволюции потому и называется теорией, что она не доказана. Более того, происхождение одного вида животных из другого, противоречит законам биологии, физики и химии. Ни одна собака котят еще не родила. Происхождение человека от обезьяны также не доказано.

— В будущем докажут.

— Значит ты тоже верующий, потому что веришь в будущее, которое, с материальной точки зрения непознаваемо. В будущем с Землей может произойти что угодно: на нее упадет астероид, растает Антарктида, или пьяный прапорщик случайно нажмет на пусковую кнопку ядерных ракет.

— Докажут, докажут. Потому что наука непрерывно развивается. Хотя зачем я это говорю? Вы же ученых не любите.

— Что за чушь! К науке мы относимся как к способу познания нашего мира, сотворенного Богом. Просто надо различать факты и теории.

— А зачем вы Джордано Бруно сожгли?

— Ну, во-первых, сожгли не мы, а католики. И это, конечно, неправильно. Во-вторых, его казнили за то, что он считал Солнце Богом, а не центром нашей галактики. Его теория была оккультной, а не научной.

— Ой, только не надо оправдываться. Знаем мы ваши крестовые походы, инквизицию и старообрядческий раскол. Вы, верующие постоянно враждуете друг с другом.

— Вы опять вешаете на нас грехи католиков. Но, вообще вы правы. В истории религий были кровавые страницы. И они являются предупреждением для нас, чтобы подобное впредь не допускалось. Но нельзя отождествлять те войны и раздоры со всеми верующими. С таким же успехом можно сказать, что все атеисты виноваты в развязывании Второй мировой войны, на том основании, что фашисты и коммунисты были атеистами.

— Кстати, а почему ваши священники ходят в армию, солдат благословляют. Ведь у вас в Библии сказано: «не убий».

— Наши священники благословляют солдат на защиту отечества, а не на убийство невинных людей или захватнические войны. Вы же не хотите сказать, что наши деды зря воевали с фашистами, которые хотели уничтожить половину населения, а из остальных сделать рабов?

— Нет, ну, конечно не зря. Но я как-то перелистывал вашу Библию, и там ваш Бог приказывал евреям убивать людей в завоеванных городах. Это что, Он такой добрый?

— А ты там случайно не прочитал, зачем Он это приказывал?

— Большая. Когда евреи вышли из Египта, они пришли в земли, населенные язычниками, которые поклонялись богам Ваалу, Молоху и другим. В жертву этим богам приносились дети. Их сжигали в специальных жертвенниках — тофетах. И для того, чтобы евреи не окунулись в язычество, а сохранили веру в истинного Бога, и были необходимы столь жестокие меры. Иногда, для того чтобы вырезать опухоль, необходима операция для будущего здоровья пациента. Но еврейский народ, некоторой своей частью, все равно окунулся в язычество со всеми сопутствующими явлениями: человеческими жертвоприношениями, половыми извращениями, колдовством и т.д. По сути, вся борьба Ветхого Завета — борьба пророков с язычеством.

— Да ладно. Все у вас правильно. Вы только на словах такие хорошие. А вот ваши священники на иномарках разъезжают, и в золотых цепях ходят.

— Ты опять делаешь такую же ошибку. Не надо на основании нескольких людей судить всех. Если ученик в школе не знает что 2+2=4, то это свидетельствует не об изъянах в правилах арифметики, а об изъянах в знаниях самого ученика. Христос учит любви и смирению. И если какие то христиане не понимают этого, то это их грех, а не изъян христианства. А насчет остальных христиан — далеко не все такие. В Церкви много искренних, добрых людей. Может, ты слишком мало был в Церкви, чтобы их заметить?

— Да что в церкви делать? Службы ведутся долго и на каком-то непонятном языке, сидеть нельзя — скукота!

— Ну, тут уж я ничем тебе помочь не могу. Это личные переживания человека. Если ты не познал радости причастия, внутренней тишины после исповеди, молитвенного настроения, то я не могу тебе этого объяснить. Если ты приходишь в храм потому что «все ходят» или «бабушка сказала», а не к Богу, то тебе будет скучно. А насчет долгой службы и сидения, я тебе вот что скажу. Для многих людей это, к сожалению отговорки. Они прячутся за них, чтобы не принимать Христа. Разрешим это — придумают какие-нибудь другие отговорки. На Западе, в католических и протестантских храмах можно и сидеть; и службы не такие долгие; и богослужения ведутся на современных языках. А люди все равно туда не очень-то ходят. И не надо забывать, что человеку необходимо не только дух смирять, но и тело. Когда валяешься на диване — о молитве не очень то и думается. По себе знаю.

— Хорошо. Вот ты говоришь, что вы молитесь, на исповедь ходите. А какой смысл, если я покаюсь, скажем, в краже, а потом опять пойду и украду. Меня Бог опять простит?

— Понятно. Здесь дело в том: грех — это не просто нарушение Божьего закона, но и рана, которую грешник наносит своей душе. А исповедь и причастие — это таинства. Это значит, что в них невидимо действует сам Бог. Священник на исповеди читает молитву: «Пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отидеши». Поэтому, когда ты приходишь на исповедь «ради галочки» и не чувствуешь раскаяния за этот грех, то есть не хочешь очиститься от него, то Бог не очищает тебя. В каком ты духовном состоянии был до исповеди — в таком и остался. Искренне кающемуся человеку Бог прощает грех, то есть вылечивает рану и дает силы для дальнейшей борьбы с этим грехом.

— А я ничего такого не делаю, не краду, не убиваю, но в церковь не хожу. И что, меня добрый Бог в ад отправит?

— Это твое субъективное мнение о себе самом. Я вот, например, тоже себе хорошим кажусь. А окружающие меня люди знают и видят часто во мне другое. Кроме того, не надо путать две разные вещи. Одно дело, когда преступник сидит в тюрьме и не имеет физической возможности сделать зло. Другое дело, когда он на свободе и может делать что захочет, то есть воровать, убивать т.д. Так и с обычными людьми. Твои страсти все равно сидят в тебе. И когда им предоставится подходящий случай, они покажут себя. Я видел много действительно добрых , хороших людей в минуты искушений. И вот эти люди, о которых все знают что они хорошие, тоже начинают лгать, ругать всех и вся, изменять, красть…И что самое главное, они себя ни в чем ни винят. Все вокруг плохие, только они несправедливо пострадавшие или жертвы роковых обстоятельств, или непонятые. Это и называется — неумение каяться.

— Так кто тогда в рай попадет, если все такие?

— Представь такую картину. К тебе подходят два твоих сына. Один из них говорит: «Папа, прости меня, пожалуйста. Я разбил твою любимую хрустальную вазу. Я больше так не буду». А другой говорит: «Я разбил твою любимую вазу. И еще разобью. И вообще ты мне не нужен. Ты мне не отец. Я в тебя не верю». Ну и кого ты простишь?

— Я думаю, первого. Но и второго я обижать не буду.

— Также и Бог. Он прощает тех, кто искренне кается и, как я уже говорил раньше, помогает людям в борьбе с этими страстями. И в дальнейшем у этих людей даже не появляется желаний также грешить.

— А второго все-таки в ад отправит?

— Бог никого в ад не отправляет. Он ада не творил. Как сказано в Библии «Бог есть любовь…»(1 Ин 4,16). Он любит всегда и всех, не потому, что мы такие, а потому что Он есть любовь. Это значит, что Он есть источник всякого блага для человека. И наоборот, отпадая от Бога, человек неминуемо придет ко злу. Отвергая Бога, человек отвергает и избавление от страстей. После смерти человека, страсти начинают мучить его. Это и есть ад. Только там нет покаяния…

Смотрите так же:  Какой налог на авто в германии

— То есть, ты хочешь сказать что страсти мучают человека. Но я знаю многих людей, которые и пьют, и курят, и женам изменяют; и очень даже счастливы.

— По слову нашего современника: «Уши не болят на морозе, если они отморожены». У некоторых людей душа настолько обросла коростой, что они не чувствуют ни сострадания, ни любви, ни раскаяния, ни боли от своих грехов. И они чувствуют некоторую иллюзию счастья, питая свой эгоизм. Но эта иллюзия когда-нибудь кончается. У части людей, к сожалению, это происходит лишь перед смертью…Потому что туда не возьмешь ни богатства, ни любовниц, ни машину, ни бутылку водки. Кроме того, у каждого человека есть свои проблемы, богатый он или бедный. А мучение людей от страстей можно продемонстрировать на примере тех людей, в которых страсти достигли господствующего положения в душе. Я имею в виду алкоголиков, наркоманов, завистливых людей, человеконенавистников и т.д. Святой Исаак Сирин сравнивал грешника с собакой, которая лижет пилу, но не замечает боли, потому что пьянеет от вкуса собственной крови.

Спор человека с богом

№ 553 — 554
1 — 19 мая 2013

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Бог или эволюция?

Россияне рассуждают о теории Дарвина и других теориях происхождения человека

Давний спор между сторонниками дарвинизма и приверженцами креационизма снова, в который уже раз, обострился. Особую актуальность придал ему новый учебник по общей биологии для 10–11 классов под авторством С.Ю. Вертьянова, где, как сказано уже в аннотации, «наряду с общепринятым материалом излагаются самые последние научные данные, дан православный анализ ряда вопросов».

О дарвинизме слышали большинство россиян (62%), однако почти трети опрошенных нами людей это слово не знакомо. Основная идея теории Дарвина, по мнению респондентов, – «происхождение человека от обезьяны»: так описали ее 35% опрошенных. Еще 12% сказали, по сути, о том же, но в более общих выражениях: «теория о происхождении человека», «как произошел человек», «о человеке, его происхождении». Лишь 7% в качестве сути дарвинизма назвали теорию эволюционного происхождения жизни: «эволюция – изменение всего живого», «эволюционный путь развития жизни», «эволюционное развитие от простого к сложному», «эволюция биологических видов». То есть дарвинизм чаще ассоциируется именно с ответом на вопрос о происхождении Homo sapiens, чем с открытием законов эволюции.

Знакомым, так или иначе, с дарвинизмом мы предложили оценить эту теорию – верна она, по их мнению, или же нет. И можно сказать, что по сравнению с 2007 годом мнение россиян по этому вопросу несколько изменилось в сторону традиционализма и ортодоксии. Если раньше 38% опрошенных считали теорию Дарвина в целом верной, а 29% – неверной, то сегодня число противников дарвинизма увеличилось, и образовалось равенство сил: 34% поддерживают теорию Дарвина, столько же – не согласны с ней.

Один из ключевых мировоззренческих вопросов вот уже полтора столетия – произошел человек от обезьяны в процессе эволюции или создан Богом. Согласно данным нашего опроса, среди россиян преобладает «креационистская» точка зрения: 31% опрошенных считают, что человека создал Бог. Версии, что человек произошел от человекообразной обезьяны в результате эволюции, придерживается меньшая доля опрошенных: 26%.

Но существуют и другие версии, в основном – о космическом происхождении человека: «с других планет заслали людей», «НЛО», «другие цивилизации заселили», «душа от Бога, а тело пришло из космоса», «мы – люди космоса». И людей, придерживающихся таких уфологических версий, набралось 12%. Значительная часть россиян (30%) не смогли ответить нам на этот на самом деле непростой вопрос.

Согласие с теорией Дарвина не означает еще, как можно было бы предположить, согласия с тем, что человек произошел от обезьяны. Даже среди тех, кто считает теорию в целом верной, есть 10% полагающих, что человека создал Бог. Это то, что можно назвать теистическим эволюционизмом: эволюция выступает здесь как некий инструмент в руках Божьих (см. табл. 1).

Таблица 1. Скажите, пожалуйста, какую точку зрения о происхождении человека Вы считаете верной: что человек произошёл от обезьяны в результате эволюции или что человека создал Бог? Или Вы придерживаетесь иной точки зрения?

13 предложений о споре бога и сатаны

В сущности, весь спор между сатаной и богом сводится к свободе воли человека. И у сатаны и у бога есть свой план, цель которого усовершенствование вселенной. Ключевую роль в этом деле играет человек. Собственно он и является главным усовершенствователем. Цель одна, но методы ее достижения и полученный соответствующим им результат – разные.

Для бога желательно чтоб человек сохранял свободу воли и самостоятельно, без посторонней помощи делал свой выбор. На таком пути возможны разнообразные отклонения и ошибки, причем фатальные. Что еще более важно – человек может отказаться от возложенной на него божественной миссии, отвергнуть бога и выбрать какой-либо иной свой путь. Например, дьявольский.

Для сатаны важно достичь цели. Поэтому своеволие человека способное разрушить план и помешать, таким образом, достижению цели — для него нестерпимо. Сатане крайне необходимо чтобы человек был под контролем, сохраняя при этом необходимый минимум свободы воли, в рамках поставленной сатаной задачи. По сути, дьяволу нужны послушные слуги, которые, однако, будут щедро вознаграждаться.

Спор студента и профессора о Боге и вере. Обязательно к прочтению.

Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос.

Профессор: Бог хороший?

Профессор: А Дьявол хороший?

Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?

Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?

Профессор: Так кто создал зло?

Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество? Все это есть, верно?

Профессор: Так кто их создал?

Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?

Студент: Нет, сэр.

Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?

Студент: Нет, сэр.

Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?

Студент: Боюсь, что нет, сэр.

Профессор: И ты до сих пор в него веришь?

Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?

Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.

Профессор: Вот именно. Вера — это главная проблема науки.

Студент: Профессор, холод существует?

Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?

(Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)

Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.

(В аудитории повисла тишина)

Студент: Профессор, темнота существует?

Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота:

Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?
Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона.

Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина.

Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?

Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?

Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.

Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени священник, а не ученый.

(Аудитория взорвалась от смеха)

Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?

(Студенты продолжали смеяться)

Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?

(В аудитории повисла тишина)

Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.

Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь — это ВЕРА!

Споры отличаются по интеллектуальному уровню спорщиков. И по культурному уровню тоже. Ведут споры все, и православные, конечно. Поскольку споров нам не миновать, давайте рассмотрим внимательнее, что они такое. Хотя бы в самых общих чертах.

Наметим три достойных разбора разновидности спора: спор в режиме скандала, спор в режиме ток-шоу, спор в режиме методичного исследования обсуждаемого вопроса.

Спор в режиме скандала может разгораться незаметно. К примеру, опубликовал православный автор в Интернете статью о том, как людям советского воспитания объяснить про бессмертие души. Назовем публиковавшего Автором. В комментариях к статье Автора появляется тактичное замечание по мелкому поводу. Или такой вопросик: «У святителя Иоанна Златоуста о душе иначе написано. Что автор по этому поводу мог бы сказать?» Автор отвечает комментатору (пусть он будет Читателем): «У святителя Иоанна творения во многих томах. О каких именно словах Златоуста Вы говорите?» Автор отвечает в решительных, но вполне допустимых выражениях. Читатель пересказывает по памяти Златоуста и прибавляет: «Прежде чем писать статью, нужно внимательно читать святых отцов».

Смотрите так же:  Нотариус г.Маркс

Обстановка накаляется. Автор заявляет, что он кандидат богословия, неплохо знаком со святоотеческим учением и спрашивает Читателя: «Есть ли у Вас богословское образование? Уверен, что нет. Иначе Вы бы знали: прежде чем спорить, надо приготовить дословную цитату из Златоуста, указать, из какого она творения, привести место цитаты по внутренней рубрикации текста. Тогда Ваш оппонент сможет посмотреть текст и контекст цитаты. Еще желательна библиографическая ссылка на доступное авторитетное издание святителя Иоанна. Советую Вам поучиться основам работы с богословскими источниками и подучиться вести себя уважительно».

Тут Читатель выдает ему по полной программе: «У меня хватает образования, чтобы понять, как Ваши взгляды далеки от догматов святых отцов. И полученная Вами ученая степень погоды не меняет. Ваша статья противоречит учению святителя Иоанна Златоуста, зато согласна с ересью Аполлинария. Вы – еретик, Вы часть человеческой души, по сути, объявляете божественной. Сейчас подобными штуками балуются ньюэйджеры». На интернет-сленге это звучит короче: «Афтар, выпей йаду».

Автор не пьет яду и выписывает фатальную характеристику Читателю: «На каком основании Вы провозглашаете, что я в ересь впал? Вы себя с соборами святых отец не путаете? Вы, как папа Римский, может, выше соборов, единолично определяете, кто еретик?! Нет, все проще: Вы заурядный тролль. Жаль, что Вас до сих пор не забанили». Как видим, спор, едва завязавшись, перешел в конфликт. Этот вид спора подходит только для того, чтобы Автора убить. В ходе спора выдвинуты обвинения законные и незаконные; кончается перепалка вердиктами убийственной силы: «еретик», «тролль». Обратим внимание на два момента. Первый: желание иметь точную цитату святителя с грамотным указанием, где ее искать, – законное. Второй момент: Автор с первых слов мог понять, что дело идет к скандалу, поскольку Читатель начал не с вопроса о том, как согласовать текст опубликованной статьи и такую-то цитату святителя Иоанна, а сделал Автору нарекание, внешне оформленное в виде вопроса.

Впрочем, не всегда доходит до скандала. Иногда модераторы, заметив назревающую перебранку, искусно переводят спор врежим ток-шоу. В этом случае страсти тоже кипят, но пышную пену модераторы снимают ложечкой, не дают ей забрызгать все вокруг. Царит «плюрализм мнений», никто никого слышать не хочет. Спорщики озабочены лишь тем, чтобы свое мнение повсенароднее высказать. Конец такому спору полагается волевым актом модератора: «Тема для обсуждения закрыта». Если же модераторы малоактивные, то спор превращается в беспорядочный галдеж, эпатаж, оффтопик. Вообще ток-шоу не блещет последовательным развитием мысли, фактически это обрывки спора. В конце такого спора все его участники остаются при своих убеждениях, даже те, у кого их нет. Этот вид спора подходит лишь для того, чтобы время убить.

Если предыдущие разновидности спора провоцируют игру страстей, вспышки гнева и празднословия, то спор в режиме методичного исследования обсуждаемого вопроса может стать аскетическим упражнением. Странновато звучит, но, тем не менее, попробуем и это себе представить. Вот, скажем, если в приведенном примере Читатель вел бы себя скромнее, написал бы такой комментарий: «С интересом прочел Вашу статью. Тема Вашей статьи раскрыта у святителя Иоанна Златоуста. О душе он учит так: “…” (такое-то творение, такой-то раздел; см.: Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Том такой-то. М., 1998. Страница такая-то). Помогите разобраться. Как увязать эти святоотеческие слова с позициями Вашей статьи?» Вполне культурный комментарий. Правда, для подобного комментария Читателю надо было смириться.

Потом очередь смиряться Автору и без проволочек послать предварительный ответ: «Рад, что затронутая тема вызывает у Вас интерес. Я убежден, что положения моей статьи не противоречат учению святителя Иоанна. Сейчас я не могу продолжить разговор о цитате, обещаю написать Вам через неделю». Автор работает с цитатой у книжной полки, по компьютерным базам данных и набирает ответ по существу вопроса. Положим, такой: «Процитированный Вами фрагмент из русского собрания творений Златоуста переведен с греческого весьма точно. Однако русский перевод издавался в XIX веке, тогда считалось, что текст написан святителем Иоанном. С тех пор проделаны текстологические исследования, и патрологи пришли к выводу, что автор текста не Златоуст. Поскольку цитата не принадлежит святителю, вопрос о соответствии статьи и текста Златоуста снимается».

Читатель интересуется дальше: «Спасибо за информацию. Еще вопрос. Надежна ли текстологическая критика цитаты из святителя Иоанна Златоуста? А то критики Штраус и Ренан и Евангелия записывали в памятники II века от Р.Х. Теперь специалистам ясно, что их пересмотр авторства Нового Завета был по маловерию, а не от учености. Со святителем Иоанном Златоустом, которого я очень люблю, критики могли так же поступить. Как проверить аргументацию критиков Златоуста?»

Автор делает заявление о выходе спора на другой уровень: «Наша переписка до сих оставалась в рамках общедоступного. Теперь сформулирован вопрос, решение которого требует основательной подготовки – богословской и гуманитарной. Чтобы проверить аргументы, цитированный Вами текст надо штудировать по-гречески, а критические работы патрологов – на французском, английском и немецком языках. Помимо изучения языков предстоит работа со старинными рукописями, что без специальных навыков невозможно. Итак, чтобы проверить аргументацию критиков Златоуста, надо усердно учиться несколько лет, а затем, овладев научно-богословскими знаниями и методами, приступать к проверке. Только тогда можно продолжить рассуждения о цитате – уже на уровне научно-богословском. Потом можно подняться и на уровень решения проблем, над которыми ученые бьются… А Вашу любовь к святителю Иоанну я целиком разделяю и свое мнение его святоотеческому учению противопоставлять не собираюсь».

От Читателя поступает реплика: «Спасибо за ответ. Хотя из него и ясно, что окончательного решения по цитате нет. Что касается моих возможностей, я не специалист по патрологии. Я просто благодарный читатель святых отцов». Автор подводит итоги: «Я тоже не патролог. Моя статья апологетическая, не патрологическая; церковную мысль статья противопоставляет материалистической. В качестве выразителей церковного учения я с почтением цитирую святых отцов. На этом предлагаю считать нашу дискуссию законченной». Вот и все.

Кому-то вышеописанный спор покажется нафантазированным. Нет, подобные споры бывают. Правда, они требуют от участников аскетических усилий над собой, воздержания от греховной спорливости. Судите сами. Читатель начинает спор в виде вежливой просьбы Автору прояснить один вопрос, а не в виде нарекания. Читатель не ленится разыскать точную цитату. Автор добросовестно исполняет просьбу Читателя, избегая показывать свое ученое превосходство над ним. Критические издания Златоуста, патрологические исследования дают Автору ясную картину современного «состояния вопроса». Автор приводит результаты в сжатом и общедоступном виде: цитата не принадлежит святителю, поэтому обсуждаемый вопрос снимается.

Спор на этом не завершен. У Читателя появилось сомнение: может быть, патрологи, отказавшие тексту в статусе писания Златоуста, принадлежат к гиперкритическому направлению науки? Тогда ценность их работы сомнительна. И финальный вопрос Читателя: как проверить добросовестность критических работ по тексту? Читателя снова заверяют, что авторство Златоуста не подтверждается на основании взвешенных научных аргументов, отнюдь не фанатичной критики церковной традиции. По поводу финального вопроса-задачи Автор еще раз определяет уровень, на котором ведется обсуждение: чтобы решать поставленную задачу, нужно стать высококвалифицированным специалистом. Даже чтобы рассуждать о предмете на уровне хорошо осведомленного любителя, следует несколько лет учебе отдать. В принципе, если Читатель готов к упорному многолетнему труду, Автор ему пришлет ссылки на критику цитированного текста. Но Читатель ссылок не просит, выводить дискуссию на патрологический уровень не хочет. Значит, все: спору конец. Спорящие стороны сумели в достаточной мере прояснить спорный вопрос и обойтись без «убийства автора», без «убийства времени» и без выхода за рамки своей компетенции.

Спор рождает не истину, а ссоры. Почему и как этого избежать?

Мы не умеем спорить, не обижая друг друга. А уж если есть серьезное расхождение во взглядах – то просто клочья летят. Как научиться спорить правильно?

Епископ Пантелеимон. Фото: Павел Смертин

Нужно напоминать себе, что оппонент тоже стремится к доброй цели

— Владыка, я не раз видела, как вы модерируете дискуссии на острые социальные темы, и на удивление все шло «без кровопролития». Поделитесь секретом: как сделать так, чтобы споры проходили мирно?

— Когда люди, с которыми ты ведешь дискуссию, тебе дороги, когда ты понимаешь, что с человеком тебя объединяет гораздо больше, чем разъединяет, что в нем есть не только обеспокоенность проблемой, но и такое же стремление к доброй цели, как и в тебе, ты будешь стараться найти компромиссное решение, чтобы любая дискуссия, проясняя ваши расхождения, помогала лучше понять друг друга, обогащала вас, а не приводила к распаду ваших отношений.

Каждый из нас сегодня не такой, каким был вчера и каким будет завтра. Столкнувшись по какой-то проблеме сегодня, мы завтра можем увидеть, что эта проблема совершенно не важна или решается каким-то другим образом. Поэтому так важен мир.

Обязательно в споре надо самому себе напоминать, что оппонент тоже стремится к доброй цели. Это первое.

А самое главное — отстаивать свои взгляды, сохраняя мир внутри себя, в своей душе. Это второе важнее первого. В житии преподобного Максима Исповедника рассказывается о том, как он отстаивал истину перед тремя патриархами, перед людьми, которые потом – это историческая наука иногда отрицает, но в «Житии» об этом написано – отрубили ему кисть правой руки, вырезали ему язык. И он при этом говорит с ними смиренно, мирно, спокойно, с любовью. Это удивительный пример.

Смотрите так же:  Корректирующий отчет в пфр стаж

Третье: очень важно разобраться, что на самом деле хотят сказать оппоненты. Нужно учитывать, что человек, который имеет противоположную точку зрения, видит то, о чем идет спор, совсем иначе. Он не враг, просто он видит предмет спора с другой стороны. Очень часто люди, употребляя одни и те же слова, имеют в виду совершенно разные вещи. Надо выяснить, в каком значении они употребляют эти слова, что они хотят сказать .

У меня был такой случай. Я шел по улице, а рядом шла демонстрация коммунистов, которые пели песни про Ленина. И я вдруг понял, что для них Ленин — какой-то совершенно другой человек. Этот не тот человек, которого я знаю из книг Солженицына, из документов, которые у нас есть, из его выступлений против Церкви. У них совершенно другой Ленин. Он для них такой, про которого мы в детстве песню пели: «всем народам мира дорогой и близкий… великий человек». Они его как дети своим дедушкой считают.

Поэтому спорить с ними о Ленине бессмысленно. Это значит плевать им в душу, оскорблять самое святое, что у них есть. Какой в этом смысл? Можно построить с ними разговор по-другому, если они доверяют свидетельствам, документам. Можно рассказать о фактах, спросить, что они об этом думают ?

Выпустить пар, но не реагировать на него

Изображение с сайта saatchiart.com

— Нужно помнить, что спор не должен стать войной, потому что, когда люди вступают в войну, начинают действовать законы войны. В процессе спора появляется образ врага. А с врагом все позволено.

Поэтому очень важно не видеть в спорящем врага и не подозревать другого человека в этих вражеских настроениях и чувствах.

Если хочешь, чтобы из спора что-то вышло, то полезно всех выслушать, сбить пену или, как это называется, выпустить пар. А уже потом спокойно поговорить. Не реагировать на этот пар.

Я честно говоря, не понимаю изречения «в споре рождается истина». У греческих мудрецов, наверное, была какая-то договоренность друг с другом. Это было для них какое-то спортивное состязание, типа футбола. У них была технология, как вести спор. Они при ведении спора придерживались правил, которые все соблюдали.

Я помню, в школе читал Платона, и мне очень понравилось, как он доказывал истину. Я решил попробовать на своем однокласснике. Но он стал подсмеиваться надо мной, вести себя совсем не так, как оппоненты Сократа. И я оказался в дураках.

Необходимо учитывать, что сейчас у людей нет единой системы понятий. Мы все как будто живем на разных планетах. Один русский святой говорил, что будет такое время, когда будет столько вер, сколько голов. В наше время у каждого своя собственная идея, свое собственное представление обо всем. Нет общей концепции.

Мир перенасыщен информацией, в большинстве своем ложной. Мы являемся ее потребителями и сознание каждого в разной степени заражено этой ложью, которая льется на нас со всех сторон. Эта ложь очень разнообразна. Часто противоборствующие стороны стараются получше и поискуснее обмануть друг друга, а не доказать истину.

Как в споре действует дьявол

Адриан ван Остаде, «Ссора» (1653). Изображение с сайта christies.com

Очень часто сейчас и нет цели друг друга услышать. Есть желание утвердиться в своем мнении, люди ведут спор с этой целью. Они уже знают истину. Их цель – высказаться и еще больше себя в своей истине убедить.

Причем иногда спорящие даже понимают, что другого человека не убедят. У них даже не стоит такой задачи – убедить другого человека в чем-то. Ведь если ты хочешь убедить, нужно действовать по-другому: поумнее, поспокойнее. Но часто задача – только выпустить на других этот пар страстной раздраженности, обиженности, гнева.

Конечно, в этой ситуации действует дьявол. В наше время люди не чувствуют присутствие дьявола в себе и в мире. Но в таких спорах его присутствие совершенно очевидно.

Какой-то святой, когда ему говорили, что России нужны умные люди, говорил: «Умных людей у нас хватает. Каждый умный и каждый знает, как и что делать. Не хватает дураков, которые бы понимали свою ограниченность и советовались бы с другими».

Есть такое понятие как «смиренномудрие». Это мудрость без гордости; мудрость, которая осознает свою недостаточность перед Богом; мудрость, соединенная с любовью к ближнему; мудрость, которая преклоняется перед опытом и знанием святых. Настоящая мудрость – смиренна.

Наше время – это время, когда каждый человек считает, что правильно только его мнение. Мало людей, которые относятся к себе критически. Много людей, у которых, как у пациентов психбольницы, нет критики по отношению к самим себе, к своим мыслям и идеям.

Спорить ли о вере?

М.В.Нестеров, «Соловки» (1917). Изображение с сайта wikipedia.org

— Иногда не хочется спорить, потому что думаешь: сейчас опять все перессорятся. И уходишь от этих споров, в том числе по вопросам веры. Получается, что просто ради того, чтобы не напрягать свои нервы, избегаешь высказываться. Разве это правильно?

— Я думаю, что иногда нельзя молчать. Надо отстаивать истину и свидетельствовать о ней. Иногда то, что мы говорим, не воспринимается другими людьми сразу, но может быть воспринято потом. Иногда такие споры заставляют человека подумать, изменить свое мировоззрение.

В течение жизни мое мировоззрение поменялось с крайне атеистического на религиозное. Эта перемена произошла во мне не сразу. Я сначала спорил, не соглашался, слышать не мог слово «Бог». Оно у меня ассоциировалось с антирелигиозным образом, который мне был внушен в детстве. Потом я стал употреблять слово «Божество», оно не вызывало плохих ассоциаций. Теперь для меня слово, звучание которого я не переносил, стало близким, родным и любимым. Не зря, наверное, спорили со мной мои друзья, заставляя меня снова и снова задумываться о его смысле.

Я помню, как в бытность мою студентом семинарии, меня смутила чрезмерная строгость описаний подвигов покаяния у одного святого отца. Когда я поделился этими мыслями с очень известным священником, он меня поддержал и сказал, что подобный аскетизм противоречит Евангелию. Я исповедовался в Лавре у одного иеромонаха и стал доказывать ему этот тезис. Он не согласился, но говорил со мной спокойно, мирно, с любовью и был очень терпелив, выслушивая мои замечания. Далеко не сразу я понял свою неправоту. Теперь, встречаясь с этим известным духовником, я всегда благодарю его и за его любовь, и за его строгость и верность святоотеческому преданию.

— В соцсетях много дискутируют сейчас по вопросам веры. Обсуждают, нужны ли духовники, нужен ли пост, нужно ли послушание. А священников в этих спорах участвует мало. Как будто не слышно их голоса.

— Я тоже не люблю высказываться, когда вижу, что человек, который сидит передо мной или с которым я переписываюсь, имеет свое устоявшееся мнение и менять его не собирается. Такого человека не переубедишь словами. В таких случаях лучше, конечно, помолчать.

Если у человека есть какие-то сомнения, вопросы, если он хочет узнать твою точку зрения, это одно. А если он хочет утвердиться в своем мнении, конечно, не стоит с ним спорить.

Я отказался от задачи кого-то в чем-то переубедить. Я плохой спорщик. Придумывать аргументы, отвечать на выпады, выдвигать новые подтверждения своей точки зрения – это надо уметь, как уметь фехтовать. Я могу что-то рассказать из своего опыта, но спорить мне сложно.

Но с другой стороны, говорить с людьми неверующими я очень люблю. Мне это бывает очень интересно. Почему так? Потому что человек очень часто верит в Бога, но сам этого не понимает. Например, агностики. Они в чем-то правы. Я агностикам всегда говорю: «Бог непознаваем в своем существе. Вы абсолютно правы в главном, что это до конца непознаваемо». Или, когда человек утверждает, что Бога нет, я ему говорю: «Я тоже не верю в того «бога», в которого не верите вы». Потому что он отрицает не того Бога, который есть, а ложное понятие о Боге, по тем или иным причинам сложившееся в его голове. Пройдя путь от неверия к вере, я очень сочувствую таким людям.

— В Евангелии говорится: блаженны миротворцы. Что такое – быть миротворцем в обычной жизни?

— Миротворцы бывают разные. Бывает начальник, которому надо объединить свою команду. Чем он более широких взглядов, тем он может привлечь больше людей с разными взглядами и объединить их. Это такой талант, конечно. Бывают семьи, где братья дерутся чуть ли не до крови, но мать их примиряет, учит уступать друг другу.

Настоящие миротворцы – это люди смиренные. Преподобный Дорофей говорит, что смиренные ни на кого не раздражаются и сами никого не раздражают. То есть там, где есть подлинное смирение, там нет не только раздражения на другого, но само поведение смиренного человека никого не раздражает.

Миротворец — это человек, который умеет молчать, которому не важны те мелкие расхождения, о которых спорят. Не зря говорят, что слово – серебро, а молчание – золото. Важнее что-то более высокое, более существенное. Такой человек объединяет людей на другом, высоком уровне, а мелкие спорные вопросы он может свести на нет, призвав потерпеть, понять другого.

С людьми, которые понимают других, легче жить. Они не требуют того, чего требует человек, не понимающий другого человека. Очень важно уметь понимать других людей. Не столько разбираться в, может быть, мелком предмете спора, сколько просто чувствовать и понимать других людей.