Ст 213 ч 2 ук рф судебная практика

Именем Российской Федерации

г. Туапсе 09 февраля 2009 года

Судья Туапсинского городского суда Краснодарского края Щербак Н.А.

защитника: Сутыдзе Р.Л.

потерпевших: К.Г., Н.В.

государственного обвинителя: Косенкова К.В.

при секретаре: Пахомовой Е.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке принятия решения материалы уголовного дела в отношении

И.М., уроженца г. Назрань республики Ингушетия, гражданина РФ, имеющего среднее неполное образование, женатого, имеющего на иждивении троих малолетних детей, не работающего, военнообязанного, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ

У С Т А Н О В И Л:

И.М. совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия и два умышленных причинения легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: И.М. 21.12.2008 г. около 23 часов 40 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в кафе вблизи железнодорожного вокзала г. Туапсе, беспричинно, из хулиганских побуждений учинил скандал, в ходе которого, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу и , демонстрируя пренебрежение к общественным нормам нравственности, в присутствии посторонних лиц, стал выражаться грубой нецензурной бранью, демонстрировать нож, на неоднократные требования прекратить свои хулиганские действия не реагировал. Далее выйдя из помещения кафе и продолжая скандал, причинил ножом Н.В. и К.Г. телесные повреждения в виде порезов.

Кроме того , он же 21.12.2008 г. около 23 часов 40 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь у входа в кафе вблизи железнодорожного вокзала г. Туапсе, беспричинно, из хулиганских побуждений, причинил ножом Н.В. телесные повреждения.

Согласно заключению эксперта № 616 от 31.12.2008 г. Н.В. причинен легкий вред здоровью в виде раны наружно-боковой поверхности нижней трети левого бедра с переходом на область коленного сустава, которая причинена острым режущим предметом, возможно ножом.

Он же 21.12.2008 г. около 23 часов 40 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь у входа в кафе вблизи железнодорожного вокзала г. Туапсе, беспричинно, из хулиганских побуждений, причинил ножом К.Г. телесные повреждения.

Согласно заключению эксперта № 617 от 30.12.2008 г. К.Г. причинен легкий вред здоровью в виде раны в области основания 1-го пальца правой кисти, дистальной фаланги 1-го пальца правой кисти, дистальной фаланги 3-го пальца правой кисти, средней фаланги 4-го пальца правой кисти и дистальной фаланги 5-го пальца правой кисти, который образовались от воздействия острого режущего предмета, возможно ножа.

В судебном заседании И.М. виновным себя признал, с предъявленным ему обвинением в совершении инкриминируемого деяния согласился и поддержал ходатайство, заявленное им в ходе ознакомления с материалами уголовного дела, о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

Суд считает возможным удовлетворить данное ходатайство, поскольку подсудимому И.М. понятно предъявленное обвинение, он согласен с ним и поддерживает свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, которое заявлено им добровольно после консультации с защитником, последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства он осознает, при этом государственный обвинитель и потерпевшие не возражали против заявленного И.М. ходатайства, а наказание, за инкриминируемые ему деяния не превышает 10 лет лишения свободы, что соответствует требованиям ч.1 ст. 314 УПК РФ.

Действия И.М. следует квалифицировать по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ как хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия.

Действия И.М. по эпизоду причинения вреда здоровью Н.В. следует квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений.

Действия И.М. по эпизоду причинения вреда здоровью К.Г. следует квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений.

При определении вида и размера наказания И.М. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, одно из которых , относится к категории средней тяжести, два других — к категории небольшой тяжести, данные, характеризующие личность подсудимого, который по месту жительства характеризуется положительно, ранее не судимого, смягчающее наказание обстоятельство наличие троих малолетних детей, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, и полагает, что цели исправления подсудимого и исключения совершения им новых преступлений могут быть достигнуты только при изоляции его от общества.

Суд не усматривает оснований для назначения И.М. наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией или без отбывания наказания, с применением ст. 73 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 306-309, 316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

И.М. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных:

п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ и назначить наказание в виде 1 года лишения свободы;

п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ ( эпизод в отношении Н.В. ) — назначить наказание в виде 1 года лишения свободы;

п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ ( эпизод в отношении К.Г.) — назначить наказание в виде 1 года лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Меру пресечения И.М. — заключение под стражу — оставить прежней.

Срок отбывания наказания исчислять с 26 декабря 2008 г.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ в Краснодарский краевой суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, осужденным в том же порядке и в тот же срок с момента получения копии приговора , в этот же срок И.М. вправе заявить ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Статья 213. Хулиганство

Статья 213. Хулиганство

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок;

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 213. Хулиганство

— 20.02.2007 г. по ч. 1 ст. 213, п. «г» ч. 2 ст. 161, 70 УК РФ к лишению свободы на 6 лет 6 месяцев,

12 октября 2006 года по ч. 1 ст. 213 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Т.В. Раднаев, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по части первой статьи 213 УК Российской Федерации, утверждает, что часть вторая статьи 140 «Поводы и основание для возбуждения уголовного дела» УПК Российской Федерации в силу своей неопределенности позволяет дознавателю возбудить любое уголовное дело, вне зависимости от вида уголовного преследования и наличия обстоятельств, исключающих производство по нему, а также не проверяя наличие полномочий у лица, подавшего заявление о преступлении, в связи с чем нарушает права, гарантированные статьей 49 Конституции Российской Федерации.

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были частично удовлетворены требования гражданина А.П. Комарова, отбывающего по приговору суда наказание в виде лишения свободы, к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации в размере 780 000 рублей морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием: суд определил размер компенсации морального вреда в 4 000 рублей исходя, в частности, из того, что А.П. Комарову, который обвинялся и был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «ж» части второй статьи 105 «Убийство» и частью первой статьи 213 «Хулиганство», судом было назначено наказание, связанное с изоляцией от общества, и срок содержания под стражей в период предварительного расследования был включен в срок отбывания наказания. Указав также, что прекращение судом уголовного дела, возбужденного по части первой статьи 161 «Грабеж» УК Российской Федерации, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части не повлекло за собой нарушения каких-либо прав осужденного, суд, с учетом требований разумности и справедливости, посчитал данную сумму соразмерной причиненным истцу моральным страданиям.

Ответственность за указанные действия предусмотрена также российским уголовным законодательством и соответствует ч. 2 ст. 314 УК РФ (уклонение от отбывания наказания), ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору), п. п. «д», «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, из хулиганских побуждений, с применением предметов, используемых в качестве оружия), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

ТОЛКАЧЕВ В.В. судимый 7 апреля 2008 года по ст. ст. 213 ч. 2, 111 ч. 3 п. «а» УК РФ к 6 годам 11 месяцам лишения свободы, осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 12 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (3 преступления) на 10 лет за каждое; по ст. 162 ч. 4 п. п. «а», «в» УК РФ на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. «а», «ж», «з» УК РФ на 18 лет; по ст. 166 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

осужден к лишению свободы по ст. 213 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 317 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год.

Жеребин П.М., 9 марта 2009 года был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ.

— по ч. 2 ст. 213 УК РФ по эпизодам хулиганства на базе ООО » » и в отношении М.;

— по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ по эпизодам краж у Л., Ч. Т., Б. Д., З. П., З.;

Смотрите так же:  Устав 1822 г и ликвидация ханской власти в среднем жузе

— по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ на срок 3 (три) года лишения свободы;

— по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ на срок 6 (шесть) месяцев лишения свободы;

Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей части ст. 213 УК РФ.

Приказом начальника Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Приморскому краю от 11 августа 2014 года N 138-НС заявитель был уволен со службы в Государственной противопожарной службе по основанию, предусмотренному пунктом «м» части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. Поводом к увольнению послужило то обстоятельство, что приговором Яковлевского районного суда Приморского края от 29 июля 1999 года М.С. Столбов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 213 «Хулиганство» УК Российской Федерации, и ему было назначено наказание в виде двух лет исправительных работ с удержанием из заработка ежемесячно 20 процентов в доход государства, от которого он был освобожден в связи с актом об амнистии.

Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, приказом начальника федерального государственного казенного учреждения «3 отряд федеральной противопожарной службы по Красноярскому краю» от 26 декабря 2013 года А.Л. Алборов был уволен по пункту «м» части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. Увольнению предшествовала проведенная во исполнение указания Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Красноярскому краю N 6-1-21-17800 и на основании приказа начальника указанного учреждения от 5 декабря 2013 года N 321 служебная проверка фактов сокрытия сотрудниками информации о возбуждении в отношении них уголовных дел и осуждении, в ходе которой было установлено, что 21 января 2000 года А.Л. Алборов осужден Новоселовским районным судом Красноярского края по пункту «а» части второй статьи 213 УК Российской Федерации (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком шесть месяцев; на момент поступления на службу в органы внутренних дел судимость была погашена.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.А. Толоконникова оспаривает конституционность части второй статьи 213 УК Российской Федерации, которая предусматривает ответственность за хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

Как следует из представленных материалов, 10 марта 2010 года В.С. Коткину было выдано удостоверение частного охранника сроком на пять лет. 9 апреля 2012 года В.С. Коткин обратился в центр лицензионно-разрешительной работы Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ульяновской области с заявлением о замене удостоверения на удостоверение нового образца, в чем ему было отказано, а имеющееся у него удостоверение было аннулировано и изъято в связи с наличием у заявителя судимостей за совершение преступлений, предусмотренных частью первой статьи 218 «Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ» УК РСФСР, пунктом «а» части второй статьи 213 «Хулиганство» и статьей 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» УК Российской Федерации. Решением Инзенского районного суда Ульяновской области от 25 мая 2012 года указанные действия сотрудников органа внутренних дел были признаны незаконными. При этом суд исходил из того, что судимости В.С. Коткина в установленном законом порядке погашены. Определением суда апелляционной инстанции данное судебное решение отменено и по делу вынесено новое решение — об отказе в удовлетворении заявления В.С. Коткина. В передаче его жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции ему также было отказано.

1. В отношении гражданина А.Е. Лебедева, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а», «б» части второй статьи 116 «Побои» и пунктом «б» части первой статьи 213 «Хулиганство» УК Российской Федерации, руководителем следственного органа 26 сентября 2012 года вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде. На бланке подписки о невыезде А.Е. Лебедев написал, что своего согласия на применение данной меры пресечения он не дает, но обязуется являться по вызову в соответствии со статьей 112 «Обязательство о явке» УПК Российской Федерации.

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СУЩНОСТИ ХУЛИГАНСТВА

Уголовная ответственность за хулиганство предусмотрена ст. 213 УК РФ, диспозиция которой в результате неоднократных изменений законодателем приобрела сложный характер. При толковании ее положений возникают вопросы относительно сущности уголовно наказуемого деяния и его общественной опасности.

По-существу, в диспозиции ст. 213 УК РФ предусмотрено два вида хулиганства. Первый, по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Второй вид хулиганства — это то же самое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ). Этот вид хулиганства уже не связан с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и должен проявляться в совершении каких-либо иных действий.

В обоих случаях эти действия направлены на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но каких-либо иных признаков, позволяющих конкретизировать действия, закон не дает. Относительно первого вида хулиганства можно сделать вывод, что грубое нарушение общественного порядка проявляется только в применении оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия. В отношении второго вида хулиганства конкретизировать характер общественно опасного деяния и форму его проявления не представляется возможным, что и является одним из проблемных вопросов.

Отсутствуют указания в законе, по каким признакам следует отграничивать хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы от иных правонарушений либо преступлений. Как, например, и от обывательского, неосознанного проявления неуважения к представителям других религий, социальных слоев либо групп. Возникают сложности отграничения данного вида хулиганства от преступлений против личности по аналогичным мотивам или преступлений, предусмотренных ст.ст. 281 и 282 УК РФ.

Указание в законе только на то, что эти действия должны грубо нарушать общественный прядок, представляется несостоятельным, так как любое противоправное действие, совершенное публично, уже само по себе является грубым нарушением общественного порядка.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по дедам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» от 15 ноября 2007 г. № 45 по рассматриваемому вопросу содержатся положения общего характера, не позволяющие четко определить деяние.

При конструировании диспозиции ст. 213 УК РФ, по нашему мнению, допущены ошибки, касающиеся законодательной техники. Помимо того, что данная статья многословна, в ней отсутствует описание конкретного общественно опасного деяния, а наказуемость преступления определяется мотивами поведения. Согласно п. «а» ч.1 ст. 213 УК РФ — это явное неуважение к обществу, в п. «б» ч. 2 ст. 213 УК указанный мотив дополняется мотивами политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Каждый из этих мотивов требует отдельного исследования.

Эти же мотивы в качестве квалифицирующих признаков предусмотрены в составах преступлений против жизни и здоровья. По-видимому, они должны по-разному проявляться при совершении хулиганства и в преступлениях против личности, тем более что в преступлениях против личности они выступают признаками квалифицированного состава, а в хулиганстве являются конструирующими признаками простого состава.

Однако эти нюансы при квалификации указанных преступлений не учитываются. Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» рекомендуется деяние квалифицировать по совокупности преступлений, т. е. по ст. 213 УК РФ и статье о преступлении против личности, если в деянии содержатся признаки указанных составов преступлений.

При квалификации правоприменительными органами преступлений, связанных с хулиганством, проявляется традиция не применять ту статью, признаки состава преступления которой не поняты. Об этом ярко свидетельствует судебно-следственная практика. Количество дел о хулиганстве из года в год сокращается. Одно из самых распространенных преступлений в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., в настоящее время хулиганство, по данным судебной статистики, составляет 2% и менее от общего числа совершенных преступлений. Так, если в 1995 г. по ст. 206 УК РСФСР было зарегистрировано 191 тыс. преступлений, то «ограничение хули­ганства только случаями грубого нарушения общественного порядка с примене­нием оружия или других предметов, произведенное Законом от 8 декабря 2003 г., существенно повлияло на показатели регистрации хулиганства: 2004 г. — 24,8 тыс., 2005 г. — 30 тыс., 2006 г. — 28,6 тыс»(1). Случаи же привлечения к уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ вообще крайне редки.

Э. Ф. Побегайло справедливо отмечает: «Криминологами давно на статистическом уровне подмечена закономерность: ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений …вот данные уголовной статистики: число зарегистрированных преступлений на улицах, площадях, парках и скверах по сравнению с 2003-м в 2004 г. выросло на 11,1%, в 2005 г. — на 47,4%. За указанные периоды времени соответственно возросла регистрация

грабежей — на 29, 4; 48,3; разбойных нападений — 23,2; 31,4%»(1).

Положение продолжает ухудшаться. От единичных случаев проявления хулиганства, носящего, как правило, спонтанный, стихийный характер, оно приобретает организованный характер с участием многих лиц, большинство из которых вооружено как огнестрельным, так и холодным оружием. В подобных случаях речь идет уже не о грубом нарушении общественного порядка, а о посягательстве на общественную безопасность, если под общественной безопасностью понимать совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственных институтов и учреждений и спокойствие граждан.

Определение степени общественной опасности хулиганства является вторым проблемным вопросом.

Представляется, что в современной редакции ст. 213 УК РФ по сравнению со всеми ее предыдущими редакциями описан более опасный вид хулиганства. Хулиганство, сопряженное с применением оружия, и ранее, в период действия УК РСФСР 1960 г., считалось особо злостным хулиганством и квалифицировалось по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. И оно справедливо относилось к преступлениям против общественного порядка. Понятия «общественная безопасность» в то время в юриспруденции не существовало.

В теории уголовного права и на практике хулиганство традиционно рассматривается как преступление против общественного порядка(2). В то время как деяние, предусмотренное п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, посягает на важнейшие конституционные права личности. В силу этого признавать хулиганство преступлением против общественного порядка означает недооценивать его возросшую общественную опасность.

В рассуждениях о хулиганстве как о преступлении против общественного порядка можно усмотреть и логическую нестыковку. Ношение огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) признается преступлением против общественной безопасности, применение оружия, т. е. совершение более опасного деяния, — преступлением против общественного порядка.

Примечательно, что в Уголовном кодексе КНР состав хулиганства отсутствует. В главе 2 УК КНР «Преступления против общественной безопасности» сформирован такой состав, как «появление в общественном месте или в общественном транспорте со стрелковым оружием, боеприпасами, режущими инструментами, подпадающими под категорию холодного оружия, взрывчатыми, легковоспламеняющимися, токсичными и разлагающимися химическими веществами, на которые не имеется разрешения, создающие угрозу общественной безопасности» (ст. 130).

Смотрите так же:  Сергеева нотариус краснодар

Статья 213 УК РФ изложена таким образом, что оказались декриминализированы деяния, которые в обыденном правовом сознании расцениваются как хулиганство, и отсутствие какой-либо ответственности за них создает атмосферу безнаказанности. Следует согласиться с утверждением Э. Ф. Побегайло, что криминализация общества происходит через декриминализацию преступлений(3). Статья 213 УК РФ требует серьезной законодательной доработки с целью обеспечения общественной безопасности, защиты общественного порядка.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 2 марта 2017 г. N 69-АПУ17-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А.С.

судей Ситникова Ю.В., Борисова О.В.

при секретаре Табашовой О.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Горлова Е.А. на приговор Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 9 сентября 2016 года, по которому

ГОРЛОВ Е.А., судимый 17 июля 2001 года по ст. 111 ч. 2 п. «д» УК РФ к 5 годам лишения свободы; 5 апреля 2005 года по ст. 105 ч. 1 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ к 7 годам 5 месяцам лишения свободы, освобожден 19 января 2012 года по отбытию наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 213 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 317 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год.

В приговоре указаны обязанности и ограничения, установленные осужденному при отбывании наказания в виде ограничения свободы.

Этим же приговором осужден Мезенцев И.Н., на приговор в отношении которого апелляционные жалобы и представление не поданы.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденных Горлова Е.А., Мезенцева И.Н., адвокатов Карповой Л.Д., Баранова А.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения прокурора Коловайтеса О.Э., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

Горлов осужден за хулиганство по предварительному сговору с Мезенцевым, а также за посягательство на жизнь работника полиции К. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка. Преступления совершены 6 июля 2015 года на территории городского поселения автономного округа — .

В судебном заседании Горлов вину признал частично.

В апелляционной жалобе осужденный Горлов указывает, что отсутствуют доказательства совершения им хулиганства, а показания об этом Мезенцева противоречивые, к тому же в судебном заседании тот заявил об его (Горлова) оговоре; на жизнь К. он не посягал, ставит под сомнение объективность показаний потерпевшего; обращает внимание на противоречия в показаниях К. и свидетеля З. об обстоятельствах происшедшего; суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайства стороны защиты о проведении трасологической экспертизы, возвращении уголовного дела прокурору. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В дополнительной апелляционной жалобе осужденный Горлов, давая собственный анализ доказательствам, делает вывод о своей непричастности к преступлениям и просит прекратить его уголовное преследование по ст. ст. 213 ч. 2 и 317 УК РФ или направить дело на доследование.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Булавин просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Виновность Горлова подтверждается показаниями осужденного Мезенцева на следствии, показаниями потерпевших, свидетелей, актами судебно-медицинской, баллистической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний Мезенцева усматривается, что он и Горлов, по предложению последнего пришли на набережную реки, где в присутствии граждан произвели каждый по нескольку выстрелов из ружья. Затем они вернулись в квартиру Горлова и во время распития спиртного несколько раз стреляли из ружья в форточку. Через некоторое время Горлов с ружьем вышел в подъезд, откуда он услышал звук выстрела.

Осужденному были разъяснены его процессуальные права, предусмотренные ст. ст. 46 и 47 УПК РФ, в допросах участвовал адвокат, что исключало возможность оказания на Мезенцева какого-либо воздействия, существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Поэтому суд, оценив показания этого осужденного в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно сослался на них в приговоре.

Согласно показаниям потерпевших З., К., Щ. С. в результате выстрелов из охотничьего ружья, произведенных Горловым и Мезенцевым на берегу реки и в квартире, они испытывали чувство страха.

Потерпевший К. показал, что он и другие работники полиции в связи с сообщениями о выстрелах, прибыли к квартире Горлова. В проеме двери он увидел последнего с ружьем в руках. Требование бросить оружие, Горлов не выполнил, угрожал убийством, а затем выстрелил в него, причинив ранение.

Свидетель З. показал, что вместе с К. вошел в подъезд дома. Он (свидетель) остался у двери, а потерпевший поднялся на второй этаж. Вскоре раздались крик К.: «Полиция» и выстрел из ружья. Потерпевший спустился на первый этаж, и в это время со второго этажа был произведен выстрел из ружья, которым К. был ранен.

Свидетель Н. показал, что он находился в оцеплении. Слышал несколько выстрелов в подъезде дома. Вскоре подошел раненый К. и сообщил, что в него стрелял Горлов.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного, показания К. и свидетелей не имеют противоречий, подтверждаются другими доказательствами и обоснованно положены судом в основу приговора.

По заключению судебно-медицинского эксперта у К. имелись огнестрельные ранения мошонки, левого бедра, которые причинены одномоментно путем выстрела из огнестрельного оружия и причинили тяжкий вред здоровью.

Согласно акту баллистической экспертизы, изъятое в ходе расследования у осужденных ружье, пригодно для производства выстрелов.

Из заключения эксперта усматривается, что на одежде К. имеется множество сквозных повреждений, которые могли образоваться от выстрела из ружья дробовым зарядом.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все представленные сторонами доказательства, обоснованно признал Горлова виновным в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал его действия по ст. ст. 213 ч. 2 и 317 УК РФ.

Принимая во внимание, что Горлов произвел выстрел из ружья с достаточно близкого расстояния патроном, снаряженным дробью в работника полиции К., причинив ему множественные огнестрельные ранения, повлекшие тяжкий вред здоровью, суд обоснованно сделал вывод о том, что осужденный посягал на его жизнь.

Однако суд, квалифицировав эти действия осужденного по ст. 317 УК РФ, одновременно признал Горлова виновным в хулиганстве, связанном с сопротивлением представителю власти.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда, поскольку, как установил сам суд, умысел осужденного был направлен на лишение жизни потерпевшего, с целью воспрепятствования его деятельности по пресечению хулиганства, в связи с чем дополнительная квалификация этих же действий как сопротивление представителю власти при хулиганстве, не требуется.

При таких обстоятельствах подлежит исключению из приговора в отношении Горлова по ст. 213 ч. 2 УК РФ осуждение по квалифицирующему признаку хулиганства — связанное с сопротивлением представителю власти.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Что же касается ходатайств стороны защиты, заявленных в судебном заседании, то они, в том числе и ходатайство Горлова о проведении повторной трасологической экспертизы, после надлежащего обсуждения должным образом разрешены судом.

Наказание Горлову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Вместе с тем, в связи с уменьшением объема обвинения по ст . 213 ч. 2 УК РФ , подлежит снижение наказанию назначенное по данной статье .

Руководствуясь ст. ст. 389.20 , 389.26 , 389.28 УПК РФ , Судебная коллегия

приговор Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 9 сентября 2016 года в отношении Горлова Е.А. изменить, исключить осуждение по квалифицирующему признаку ст . 213 ч. 2 УК РФ — хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти.

Снизить назначенное Горлову Е.А. по ст . 213 ч. 2 УК РФ наказание до 2 (двух) лет 10 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 213 ч. 2 , 317 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 15 (пятнадцать) лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 53 УК РФ установить осужденному ограничения: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22 до 6 часов, не посещать места проведения массовых общественно-политических и культурно-зрелищных мероприятий в пределах муниципального образования по месту жительства и не участвовать в них, не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложить обязанность являться в указанный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Приговоры судов по ст. 213 УК РФ Хулиганство

Органами дознания Дунаев А.В., обвиняется в совершении хулиганства, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Преступление, как указано в обвинительном акте, было совершено подсудимым при следующих обстоятельствах:дд.мм.Г.

Подсудимый ФИО2 совершил грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, при следующих обстоятельствах. -Дата- в период времени с 19 часов 00 мину.

Ткачев С.В. своими умышленными действиями совершил угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, а так же своими умышленными действиями совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни челов.

Трошин А.С. дд.мм.гггг примерно в 06 часов 30 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь возле кафе «Кофе бин», расположенного по адресу: , и имея умысел на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обще.

Гусейнов Г.Х.о. совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия.Преступление им совершено в городе Тюмени при следующих обстоятельствах:19 августа 2017 .

Подгосник А.А. обвиняется в совершении хулиганства, то есть, грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу с применением предмета, используемого в качестве оружия, при следующих обстоятельствах.дд.мм.гггг около 1.

ФИО1 обвиняется в совершении угрозы убийством, при этом имелись основания опасаться осуществления данной угрозы, а именно: дд.мм.гггг около 20 часов 40 минут, находясь у магазина «Свежее мясо», расположенного по адресу: в Приморском районе, подоше.

Вину Хорева В.Б. в том, что он совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, а именно:22 марта 2015 года около 21 .

Малышев А.В. совершил незаконное приобретение и хранение оружия.В период времени до 01 часа 45 минут XX.XX.XXXX, из неустановленного источника незаконно приобрел и хранил при себе пистолет, изготовленный с использованием деталей и механизмов сигна.

Попондопуло (Заичко) В.А. совершил грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружияв Свердловском районе г. Красноярска при следующих обстоятельствах:дд.мм.гггг в 18 часов 45 минут По.

Ст 213 ч 2 ук рф судебная практика

Справка по результатам изучения судебной практики Ленинского районного суда г. Магнитогорска и мировых судей Ленинского района г. Магнитогорска по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, за период с 01 января 2014 года по первое полугодие 2015 года.

1. Как хулиганство в соответствии со ст. 213 УК РФ судом квалифицировалось такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Смотрите так же:  Страховые компании ставропольского края осаго

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судом учитывались способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражалось в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним. Такое неуважение должно быть очевидным, не вызывающим сомнений, как у самого виновного, так и других граждан, ставших потерпевшими от хулиганства или очевидцами данного преступления.

Так, по уголовному делу 1-39/2015 по обвинению Зяблова М. С. по ст. 213 ч. 1 п. «а» , в судебном заседании было установлено, что Зяблов М. С. в вечернее время совместно с неустановленным дознанием лицом, беспричинно, из хулиганских побуждений, вооружившись бейсбольной битой, намеревался использовать ее в качестве оружия при избиении незнакомого мужчины. После этого Зяблов М. С. подошел к незнакомому мужчине и умышленно нанес один удар битой по правой ноге Буткина Д. В. Кроме этого Зяблов М. С., беспричинно, из хулиганских побуждений, удерживая Буткина Д.В. за ворот одежды, повалил Буткина Д.В. на землю, поднял с земли камень и умышленно нанес удар камнем в голову потерпевшего. После чего совместно с неустановленным дознанием лицом, группой лиц без предварительного сговора, из хулиганских побуждений, выражая явное неуважение, с целью причинения телесных повреждений потерпевшему, умышленно нанесли множество ударов ногами и руками по голове и различным частям тела потерпевшего, причинив потерпевшему физическую боль и побои.

О хулиганских побуждениях подсудимого свидетельствуют фактическое отсутствие повода к совершению преступления в отношении ранее совершенно незнакомого мужчины, агрессивный характер действий подсудимого, умышленное, демонстративное нарушение подсудимым сложившегося в обществе комплекса отношений между людьми, обеспечивающегося общественное спокойствие, неприкосновенность личности.

По приведенным основаниям, действия подсудимого Зяблова Михаила Сергеевича суд квалифицировал по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, как хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

По уголовному делу 1-36/2015 по обвинению Гедз М. Н. по ст. 213 ч. 1 п. «а» , судом было установлено, что Гедз М.Н., находясь на улице, т.е. в общественном месте, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, в присутствии граждан, используя в качестве предмета стеклянную бутылку из-под пива, умышленно нанес ею удары по голове Саидова, а также не менее 4 ударов кулаком по голове, причинив потерпевшему физическую боль и побои.

Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд посчитал, что вина подсудимого Гедз М.Н. полностью доказана, а его действия правильно квалифицированы по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, так как он совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

2. Трудностей, связанных с применением пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка и отграничении уголовно наказуемого хулиганства от мелкого (статья 20.1 КоАП РФ), у судей не возникает.

3. Совершение действий, указанных в диспозиции ст. 213 УК РФ, в общественном месте рассматривается судьями в качестве обязательного признака объективной стороны хулиганства. Наличие очевидцев также влияет на уголовно-правовую квалификацию совершенного преступления.

4. Уголовные дела по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ за указанный период в Ленинский районный суд г. Магнитогорска не поступали.

5. Примеров квалификации иных действий виновного, свидетельствующих о намерении лица применить насилие посредством применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия как для физического, так и для психологического воздействия, а также примеров квалификации по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ с учетом разъяснения, данного в п. 4 постановления Пленума (применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, сувенирного оружия, игрушки в виде оружия и т. п.), не имеется.

6. Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

Исходя из имеющейся практики в качестве предметов, используемых в качестве оружия, при совершении хулиганства, судом признавались: стеклянная бутылка (уголовное дело № 1-36/2015); бита (уголовное дело 1-36/2015); нож, который является «ножом хозяйственным: хлеборезным, овощным 345 ГОСТ Р 51015-97» (уголовное дело 1-42/2015).

В практике суда не было случаев, когда в качестве предметов используемых в качестве оружия, при совершении хулиганства использовались лазерные излучатели. Не имели место случаи использования виновными животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, в процессе совершения хулиганства.

7. 8. В практике суда не было случаев квалификации действий виновных по части 2, части 3 статьи 213 УК РФ.

9. В практике суда не было случаев привлечения к уголовной ответственности за совершение хулиганства при отягчающих обстоятельствах лиц, совершивших преступление в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет.

10. Трудностей при квалификации действий подсудимых при совершении ими иных преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, не возникает.

11. Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

В практике суда был случай исключения судом из обвинения этого квалифицирующего признака.

Так, по уголовному делу 1-87/2014 по обвинению Алейникова Олега Борисовича по статьям 111 ч. 1, 213 ч. 1 п. «а», 115 ч. 2 п. «а» УК РФ , в судебном заседании не нашло подтверждение обвинение в части причинения телесного повреждения Алейниковым О. Б. потерпевшему Еделеву В. Н. из хулиганских побуждений.

«Как пояснил Алейников О. Б. на предварительном следствии, он нанес удар ножом потерпевшему Еделеву В. Н., в суде Алейников О. Б. удар ножом отрицал, но не отрицал нанесение удара потерпевшему рукой в связи с неправомерными действиями потерпевшего, причастного к избиению и оскорблению его гражданской жены Подберезной Е.А.

Из показаний потерпевшего Еделева В. Н. установлено, что у него произошел конфликт с Подберезной Е. А., он толкнул потерпевшую, между ними имела места быть словесная перебранка, до тех пор, пока Еделев В. Н. не вернулся к своей компании, после этого Подберезная Е.А. ушла домой и о случившемся сообщила Алейникову О. Б. Свидетели по делу, слышали, что Еделев В. Н. и Подберезная Е. А. конфликтовали, потерпевший Еделев В. Н. понимал, почему к нему подошел Алейников О. Б. с разборками, а свидетели видели, что на Еделева В. Н. Подберезная Е А. указала, подсудимый отозвал потерпевшего в сторону. Указанные обстоятельства дают основание считать, что Алейников О. Б. действовал в отношении потерпевшего Еделева В. Н. не беспричинно, а на почве подозрения его в оскорблении и нанесении побоев его сожительнице Подберезной Е. А. с целью ее защитить. Данные мотивы нельзя признать хулиганскими. То обстоятельство, что у Подберезной Е А. не было зафиксировано существенных телесных повреждений, и она не обратилась в правоохранительные органы, не свидетельствует о наличии у Алейникова О. Б. умысла на совершение преступления из хулиганских побуждений, поскольку сам он был уверен в виновности потерпевшего. По делу отсутствуют доказательства, подтверждающие нарушение общественного порядка действиями подсудимого и направленности его умысла на это. Ссылка обвинения на место совершения преступления – улица, само по себе не может свидетельствовать о нарушении общественного порядка, поскольку на месте события посторонних не было, Алейников О. Б. отозвал потерпевшего Еделева В. Н. в сторону от его друзей, не было установлено причинение ущерба общественным интересам.

Таким образом, действия подсудимого Алейникова О. Б. охватываются ч. 1 ст. 115 УК РФ, при этом подлежит исключению из обвинения п. «а», совершение преступления из хулиганских побуждений, так как в них отсутствует этот признак, а, следовательно, и их квалификация п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ подлежит исключению».

12. Трудностей при применении пункта 11 названного выше постановления Пленума, когда в процессе совершения хулиганства лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, не было.

Случаев возращения уголовных дел прокурору в порядке, установленном статьей 237 УПК РФ, в связи с необходимостью дополнительной квалификации действий по другим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за последствия примененного насилия, не было.

13. Данные о личности осужденных за хулиганство по ст. 213 УК РФ приведены в таблицах № 1 и № 4.

14. В практике суда не было случаев возращения уголовных дел прокурору по основаниям, указанным в п. 6 ч. 1 и п. 1 ч.1.2 статьи 237 УПК РФ, в связи с необходимостью предъявления лицу более тяжкого обвинения, связанного с наличием в его действиях признаков уголовно-наказуемого хулиганства или квалифицирующего совершения преступления из хулиганских побуждений.

15. Применение иных положений уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дел указанной категории, затруднений не вызывает.

16. За указанный период в апелляционном порядке было обжаловано 2 приговора по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений.

Приговор Ленинского районного суда от 08.05.2014 г. по уголовному делу № 1-87/2015 в отношении Алейникова О. Б., обвиняемого по статьям 111 ч. 1, 213 ч. 1 п. «а», 115 ч. 2 п. «а» УК РФ, осужденного по ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 114 УК РФ апелляционным определением от 22.07.2014 г. оставлен без изменения.

Приговор от 19.03.2015 г. по уголовному делу № 1-42/2015 в отношении Нурмеева Р. Р. осужденного по статьям 158 ч. 1 (6 эпизодов), 158 ч. 2 п. «в» (2 эпизода), 158 ч. 3 п. «а», 213 ч. 1 п. «а», 112 ч. 2 п. «д» УК РФ, апелляционным определением от 08.06.2015 изменен. Осуждение Нурмеева Р. Р. по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ исключено как излишне вмененное:

«Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, совершенное из хулиганских побуждений, может образовывать совокупность с хулиганством, если виновный, помимо причинения вреда здоровью, совершил еще и иные действия, грубо нарушавшие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу.

Согласно предъявленному обвинению умышленные действия, направленные против потерпевшего Кирчегина Ю. А., были совершены Нурмеевым Р. Р., из хулиганских побуждений, с использованием незначительного повода. Хулиганские действия Нурмеева Р. Р., продолжением которых явилось причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, как образующие идеальную совокупность с преступлением, предусмотренным п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, дополнительной квалификации по ст. 213 УК РФ не требовали».

Врио председателя Ленинского районного

суда г. Магнитогорска И. И. Аверкина

Исп.: консультант суда Шабур О. В. 20-98-52