Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Судебная практика по административным делам

Нормативные акты

28 декабря 2018, 15:01

27 декабря 2018, 15:46

11 декабря 2018, 10:53

Постановления
Европейского Суда
по правам человека

14 декабря 2018

04 декабря 2018, 11:03

  • Руководство
  • Структура
  • О Генпрокуратуре России
  • Документы
  • Международное сотрудничество
  • Взаимодействие со СМИ
  • Правовое просвещение
  • Контакты
  • Личная страница Генерального прокурора РФ
  • Защита прав ветеранов
  • Виртуальный музей
  • Интернет-приемная
  • Единый реестр проверок
  • Противодействие коррупции
  • Правовая статистика
  • Карта сайта
  • Научно-методические материалы
  • Вакансии
  • Совет ветеранов ГП РФ
  • Экспертный совет по цифровой трансформации органов прокуратуры
  • Телефон справочной по обращениям
    в Генеральную прокуратуру
    Российской Федерации:
  • +7 495 987-56-56

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

© 2003-2019 Генеральная прокуратура Российской Федерации Все права защищены

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

© 2003-2019
Генеральная прокуратура
Российской Федерации
Все права защищены

Обзор судебной практики: административные правонарушения

1. Работодатель отвечает за административные правонарушения, совершенные его сотрудниками

Если работник, находившийся на рабочем месте и исполнявший свои служебные обязанности, совершил административное правонарушение, то ответственность за это должен понести не только он сам, но и его работодатель. Так решил Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Индивидуальный предприниматель из Санкт-Петербурга сочла, что ее необоснованно привлекли к административной ответственности по части 2 статьи 14.5 КоАП. Нарушение, за которое должна была ответить ИП, совершил сотрудник, принадлежащей ей детской парикмахерской. Как обнаружили в ходе выездной проверки инспекторы из ФНС, работник, исполняя функции администратора нарушил нормы статьи 2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт». Он не применил контрольно-кассовую технику (по причине ее отсутствия) и не выдал покупателю документ, оформленный на бланке строгой отчетности и заменяющий чек ККТ при покупке подарочного сертификата.

По мнению предпринимателя, в силу требований Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ от применения контрольно-кассовой техники (с обязательной выдачей чека о приеме денежных средств по требованию покупателя) освобождаются плательщики единого налога на вмененный доход. Поскольку ИП применяет ЕНВД, оказывая услуги населению. Поэтому она обратилась за защитой своих прав с исковым заявлением в арбитражный суд к ФНС об отмене решения о привлечении к административной ответственности.

Суд первой инстанции признал доводы ИП убедительными и удовлетворил заявленные исковые требования. Однако Тринадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 03.07.2015 N 13АП-11741/2015 по делу N А56-13257/2015 отменил решение суда первой инстанции. Арбитры решили, что доводы ФНС о том, что сотрудник был обязан выдать документ на бланке строгой отчетности в соответствии с нормам статьи 2 Федерального закона N 54-ФЗ. В этой статье указано, что выдача бланков строгой отчетности при оказании предпринимателем на ЕНВД услуг за наличный расчет является обязательной вне зависимости от требования покупателя. Таким образом ИП обоснованно привлечена к ответственности в виде административного штрафа по статье 14.5 КоАП РФ.

2. Хранение продуктов без сопроводительных ветеринарных документов в малых объемах не является административным правонарушением

Если организация хранила без ветеринарных сопроводительных документов небольшие количества мясных продуктов и птицы, ее можно освободить от административной ответственности, поскольку такое административное правонарушение является малозначительным. Так решил Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Природоохранная прокуратура Санкт-Петербурга провела проверку соблюдения одной организацией общественного питания требований Закона Российской Федерации от 14.05.1993 N 4979-1 «О ветеринарии». В ходе которой при осмотре холодильных камер, расположенных в подсобном помещении ресторана была обнаружена на хранении продукция животного происхождения без ветеринарных сопроводительных документов. При этом сотрудником ресторана была представлена накладная на перемещение этого товара со склада организации. Придя к выводу, что на продукцию животного происхождения ветеринарные сопроводительные документы не оформлялись, природоохранная прокуратура Санкт-Петербурга вынесла в отношении организации постановление о возбуждении дела об административном правонарушении по части 2 статьи 10.8 КоАП РФ. В последствии организацию признали виновной в совершении данного административного правонарушения и назначили наказание в виде штрафа в размере 300 тысяч рублей. Организация оспорила привлечение к административной ответственности в арбитражном суде.

Суд первой инстанции признал постановление незаконным, отметив, что факт вменяемого организации административного правонарушения не доказан. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии в действиях организации административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 10.8 КоАП РФ. Однако счел, что административное правонарушение является малозначительным и оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Кассационная инстанция постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.07.2015 N Ф07-3541/2015 по делу N А56-69446/2014 определила, что организация совершила означенное административное правонарушение, однако должна быть освобождена от административной ответственности в связи с его малозначительностью — без ветеринарных сопроводительных документов было перевезено и хранилось: 1 порция курицы, 1 порция колбасок куриных, 200 грамм бекона, 200 грамм ветчины, 220 грамм говядины и тому подобное.

Арбитры отметили, что согласно пункту 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» малозначительность административного правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Из разъяснений из пункта 17 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 следует, что если малозначительность правонарушения будет установлена в ходе рассмотрения дела об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности, суд, руководствуясь частью 2 статьи 211 АПК РФ и статьей 2.9 КоАП РФ, принимает решение о признании незаконным такого постановления и о его отмене.

3. Незаконное использование средств индивидуализации товаров является административным правонарушением

Незаконное использование чужого товарного знака, с любой целью, является административным правонарушением и карается административным штрафом. Так решил Верховный суд РФ.

В Управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ поступило заявление от представителя иностранной компании о проведении проверки на предмет незаконного использования товарных знаков этой компании и распространения контрафактной продукции. В ходе проверки сотрудниками административного органа был произведен осмотр территории, занимаемой российской организацией. Согласно протоколу осмотра места происшествия сотрудниками полиции было изъято 14 емкостей по 209 литров каждая с моторным и гидравлическим маслом, маркированным товарным знаком «Shell» и содержащим признаки подделки.

По факту незаконного использования чужого товарного знака административным органом МВД РФ был составлен протокол об административном правонарушении по статье 14.10 КоАП РФ. Материалы административного дела с заявлением о привлечении организации к административной ответственности были направлены в арбитражный суд.

Решением арбитражного суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены, организация привлечена к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 30 тысяч рублей с конфискацией масла с маркировкой «Shell». Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Суд по интеллектуальным правам своим постановлением оставил без изменений указанные судебные акты.

Верховный суд РФ в 1постановлении от 30 октября 2015 г. N 309-АД15-13267 согласился с выводами нижестоящих судов. Судьи указали, что в соответствии с частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от 30 тысяч до 40 тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» и постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», суды обоснованно оценили факт реализации организацией контрафактной продукции, маркированной товарным знаком «Shell», при отсутствии разрешения правообладателя — компании «Шелл Брэндс Интернэшнл АГ» административным правонарушением ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ. Судьи учли, что организация не предприняла всех зависящих от нее мер по соблюдению установленных законодательством требований в сфере охраны объектов интеллектуальной собственности в целях недопущения нарушения прав на охраняемый товарный знак. Это свидетельствует о наличии вины организации во вмененном ей правонарушении.

Обзор судебной практики Красноярского краевого суда по делам об административных правонарушениях за первый квартал 2010 года

Обзор судебной практики Красноярского краевого суда по делам
об административных правонарушениях
за первый квартал 2010 года

Практика применения норм административно-процессуального законодательства

В ходе подготовки к рассмотрению дела необходимо проверять, соблюдены ли при составлении протокола об административном правонарушении права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

В ходе производства по делам об административных правонарушениях обязательно создание условий, необходимых для реализации права на защиту лицом, привлекаемым к административной ответственности.

В соответствии со ст.28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протокол об административном правонарушении составляется с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу, в отсутствие данного лица протокол может быть составлен в случае неявки лица, если оно извещено в установленном порядке. При составлении протокола об административном правонарушении лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, должны быть разъяснены права и обязанности, предоставлена возможность ознакомления с протоколом. Указанное лицо вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, этому лицу вручается копия протокола.

Смотрите так же:  Новая отчетность по 2 ндфл

Судьей районного суда при проведении в порядке статьи 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подготовки к рассмотрению дела в отношении Л. по части 2 статьи 12.24 КоАП РФ соблюдение должностными лицами ГИБДД положений вышеприведенных требований закона, порядка привлечения Л. к административной ответственности и правильность составления протокола об административном правонарушении по данному делу не проверены.

Протокол об административном правонарушении составлен в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, права, предусмотренные частью 1 статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Л. не разъяснялись, возможность дать объяснения, замечания по содержанию протокола не предоставлялась.

При этом в деле отсутствуют сведения о том, что Л. надлежащим образом извещался о времени и месте составления протокола об административном правонарушении. Из телефонограммы, составленной инспектором ДПС, следует, что сообщение о времени и месте проведения в ГИБДД разбирательства по факту дорожно-транспортного происшествия было передано для Л. по телефону номер *******.

Между тем, указанный номер телефона Л. не принадлежит. Согласно договору о предоставлении услуг связи и пояснениям, данным К. при рассмотрении дела в краевом суде, владельцем и пользователем этого номера телефона является К., который на момент составления протокола об административном правонарушении защитником Л. не являлся, к участию в данном деле допущен не был.

Кроме того, К. пояснил, что информацию о проведении разбирательства по делу в ГИБДД не получал. Из представленной им детализации разговоров абонентского номера следует, что с номера телефона, принадлежащего инспектору ДПС, звонков на номер телефона К. в указанный в телефонограмме день не поступало.

С учетом изложенного, постановление судьи, которым Л. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем причинение средней тяжести вреда здоровью и легкого вреда здоровью потерпевшим, отменено как вынесенное с существенным нарушением процессуальных требований, дело направлено на новое рассмотрение со стадии подготовки.

Рассмотрение протеста прокурора на постановление руководителя УФМС по части 1 статьи 18.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении юридического лица не относится к подведомственности районного суда.

Руководителем УФМС дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 18.9 КоАП РФ в отношении Общества с ограниченной ответственностью «А» прекращено.

Прокурором в районный суд подан протест на данное постановление, который рассмотрен по существу, судьей вынесено решение об отмене постановления.

Однако, как следует из материалов дела, действия, которые вменялись ООО «А», были непосредственно связаны с осуществление обществом предпринимательской деятельности.

Согласно же части 3 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного производства дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

В силу части 1 статьи 207 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела об оспаривании решений государственных органов, иных органов, должностных лиц, уполномоченных в соответствии с Федеральным законом рассматривать дела об административных правонарушениях, о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в главе 25 Кодекса и федеральном законе об административных правонарушениях.

Частью 2 статьи 207 АПК РФ определено, что производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

Статьей 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено право прокурора участвовать в арбитражном процессе.

Таким образом, по смыслу указанных норм районному суду не подведомственны дела по протестам прокурора на постановления по делам об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности. С заявлением об оспаривании постановления административного органа прокурор вправе обратиться в арбитражный суд.

В нарушение закона судья районного суда принял к рассмотрению протест прокурора на постановление руководителя УФМС по неподведомственному ему делу об административном правонарушении и отменил это постановление.

Судьей может быть принято к рассмотрению только переданное уполномоченным органом или должностным лицом дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением судьи индивидуальный предприниматель М. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Из представленных материалов следует, что дело возбуждено прокурором города и направлено в суд. Судьей городского суда дело принято к производству и рассмотрено по существу.

Вместе с тем, при подготовке дела к рассмотрению судьей не учтено, что дела об административных правонарушениях, перечисленных в части 2 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе и предусмотренные частью 1 статьи 20.4 КоАП РФ, рассматриваются судьями районных (городских) судов в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило такое дело, передает его на рассмотрение судье.

По смыслу указанной нормы, вопрос о передаче дела в суд либо о рассмотрении по существу должен решаться не прокурором, возбудившим дело об административном правонарушении, а должностным лицом органа, к подведомственности которого относится рассмотрение дела, перечисленного в части 2 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Только данный орган или должностное лицо вправе, если признает необходимым обсудить вопрос о возможности применения мер наказания, назначение которых отнесено к исключительной компетенции судей, передать дело на рассмотрение в суд. При этом органом или должностным лицом выносится определение в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которое должно отвечать требованиям статьи 29.12 КоАП РФ, в том числе содержать мотивы принятого решения.

По настоящему делу должностным лицом соответствующего органа, уполномоченного рассматривать данное дело, решение о передаче дела для рассмотрения в суд не принималось, предусмотренное законом определение не выносилось. Действующим законодательством об административных правонарушениях прокурор не наделен полномочиями по собственному усмотрению определять подведомственность рассмотрения дела.

Постановление в отношении М. отменено, дело направлено на рассмотрение в ОГПН.

Оставление жалобы без удовлетворения возможно исключительно по основаниям, предусмотренным законом.

Постановлением инспектора ДПС Б. привлечен к административной ответственности по части 2 статьи 12.37 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за управление автомобилем без полиса ОСАГО.

Решением судьи районного суда данное постановление оставлено без изменения, а жалоба Б. — без удовлетворения, поскольку Б. не представлено доказательств тому, что по делу судом принималось какое-либо решение, не указано, какие нарушения сотрудником милиции при рассмотрении дела были допущены. Основанием для отказа в удовлетворении жалобы в решении судьи послужило также то, что Б. не представлен подлинник обжалуемого постановления, а из представленной копии нельзя установить, кем именно вынесено указанное постановление.

Данное судебное решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение, так как приведенные в решении основания оставления жалобы без удовлетворения законом не предусмотрены. Статьей 30.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, регламентирующей порядок подачи жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, на лицо, подающее жалобу, не возложена обязанность прилагать к жалобе оригиналы обжалуемых процессуальных документов, которые должны находиться в деле об административном правонарушении.

Судьей же материалы дела из ГИБДД запрошены не были, жалоба рассмотрена фактически только по копии постановления, представленной лицом, привлеченным к административной ответственности, что противоречит действующему законодательству.

Составление протокола об административном правонарушении после вынесения постановления по делу является существенным нарушением процессуальных норм.

В силу статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях составление протокола о совершении административного правонарушения является обязательным, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4 , частями 1 , 1.1 и 3 статьи 28.6 этого Кодекса. Без составления протокола наказание, согласно статье 28.6 КоАП РФ, может быть назначено в случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, не оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание.

Привлеченный инспектором ДПС к административной ответственности Л. свою вину в нарушении Правил дорожного движения не признавал. В такой ситуации должностным лицом ГИБДД постановление не могло быть вынесено без предварительного составления протокола об административном правонарушении.

Однако по факту совершения Л. правонарушения, предусмотренного по частью 1 статьи 12.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, инспектором ДПС протокол об административном правонарушении в установленном порядке составлен не был.

Давая объяснения в протоколе об административном правонарушении, Л. указал, что с правонарушением не согласен, санкция по части 1 статьи 12.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях альтернативная, ему должны были назначить предупреждение. В соответствующей графе протокола об административном правонарушении указано, что к протоколу прилагается постановление N****** — постановление по данному делу об административном правонарушении.

Вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что постановление вынесено до составления протокола об административном правонарушении, чем грубо нарушены установленный законом порядок привлечения лица к административной ответственности и право Л. на защиту.

Судьей при рассмотрении жалобы на постановление инспектора ДПС этим обстоятельствам должной оценки не дано, хотя Л. в своей жалобе на них указывал.

Поскольку подобное нарушение процессуальных норм является существенным, постановление инспектора ДПС и решение судьи отменены.

В постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении должностным лицом ГИБДД не должно указываться на нарушение водителем требований Правил дорожного движения.

Постановлением руководителя ОГИБДД А. признан виновным в том, что при управлении автомобилем неправильно выбрал безопасную скорость для движения, не учел дорожные и метеорологические условия, нарушил пункт 10.1 Правил дорожного движения, не справился с управлением и совершил съезд с дорожного полотна. Производство по делу об административном правонарушении в отношении А. прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Смотрите так же:  На сколько повысили детское пособие

Решением судьи данное постановление оставлено без изменения.

Судьей краевого суда состоявшиеся по делу решения изменены по следующим основаниям.

Исходя из положений статей 1.5 , 2.1 , 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в рамках административного производства подлежит выяснению вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена нормами КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации.

Прекращая производство по делу, должностным лицом ГИБДД был сделан вывод о несоблюдении А. пункта 10.1 Правил дорожного движения, хотя данное обстоятельство в соответствии со статьей 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях самостоятельным предметом доказывания по делу об административном правонарушении не является. Возможность решения вопроса о виновности лица в нарушении Правил дорожного движения при прекращении производства по делу нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрена.

Судьей городского суда допущенное руководителем ОГИБДД нарушение закона не устранено.

Кроме того, в решении указано на нарушение А. пункта 2.7 Правил дорожного движения, хотя это обстоятельство, принимая во внимание, что в обжалуемом постановлении А. виновным в несоблюдении пункта 2.7 Правил дорожного движения признан не был, в рамках данного дела обсуждению не подлежало.

Из постановления и решения судьи исключены выводы о нарушении А. пункта 10.1 Правил дорожного движения, а из решения судьи также исключен вывод о нарушении А. пункта 2.7 Правил дорожного движения.

При пересмотре постановления по делу об административном правонарушении по истечении предусмотренных статьей 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях сроков давности положение лица не может быть ухудшено.

В постановлении должностного лица ГИБДД указано, что М. управлял автомобилем, нарушил пункт 10.1 Правил дорожного движения, в результате чего допустил столкновение с транспортным средством под управлением Е. Производство по делу в отношении М. прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Решением судьи районного суда постановление в отношении М. отменено, производство по делу об административном правонарушении по факту столкновения автомобилей прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Принимая такое решение, судья оставил без внимания, что к моменту рассмотрения дела судом срок давности привлечения к административной ответственности истек.

В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении. По истечении установленных сроков давности вопрос об административной ответственности лица, в отношении которого производство по делу прекращено, обсуждаться не может.

В нарушение указанных норм, без учета требований статьи 30.7 КоАП РФ, судья по истечении срока давности, отменил постановление должностного лица ГИБДД, которым прекращено производство по делу в отношении М. в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, и принял решение о прекращении дела на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, тем самым ухудшив положение М., что недопустимо.

При таких обстоятельствах, принятое судьей решение признано незаконным и отменено, а производство по делу об административном правонарушении в отношении М. прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (по тому же основанию, что и в постановлении).

При рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении дело подлежит проверке в полном объеме, независимо от доводов жалобы.

Согласно постановлению должностного лица ГИБДД Г., управляя автомобилем, в нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения превысил допустимую скорость движения 40 км/ч на 48 км/ч. За совершение правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Г. назначено наказание в виде штрафа в размере 1000 рублей.

Решением судьи городского суда данное постановление оставлено без изменения.

Судьей краевого суда постановление и решение судьи отменены по следующим основаниям.

В силу части 3 статьи 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья при пересмотре постановления в порядке статей 30.2-30.8 КоАП РФ не связан доводами жалобы и проверяет дело в полном объеме.

При вынесении решения по данному делу положения указанной нормы права не выполнены, соблюдение должностным лицом ГИБДД процессуальных требований при привлечении Г. к административной ответственности судом не проверено.

Судьей не дана оценка тому, что вынесенное по делу постановление не отвечает требованиям статьи 29.10 КоАП РФ, в нем не содержится обязательных сведений — не приведены обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, в частности не указаны время, место и событие совершенного правонарушения.

Отменяя постановление по делу об административном правонарушении, судья должен принять решение о дальнейшей судьбе дела.

Постановлением руководителя службы П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 8.37 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с назначением наказания в виде штрафа в размере 1500 рублей.

Решением судьи районного суда указанное постановление отменено.

Данное судебное решение признано незаконным, поскольку все решения, которые могут быть приняты по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, перечислены в части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вынесенное решение по делу в отношении П. требованиям закона не отвечает. Судьей определено отменить постановление руководителя службы, однако решения о дальнейшей судьбе дела не принято, производство по делу не прекращено, на новое рассмотрение либо на рассмотрение по подведомственности дело не направлено.

Практика применения общих положений административного законодательства

Закон, устанавливающий административную ответственность за административное правонарушение, обратной силы не имеет.

Постановлением должностного лица УФАС К. привлечен к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4.1 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением судьи районного суда данное постановление оставлено без изменения.

Состоявшиеся по делу решения отмены по следующим основаниям.

К. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, допустил включение в документацию об аукционах N 1 , N 2, N 3 и N 4 требований к товару, информации, работам и услугам, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников размещения заказа.

Из представленных материалов следует, что документация о проведении аукционов была утверждена К., а затем впервые размещена на официальном сайте организации: об аукционе N 1 — 31 октября 2008 года, об аукционе N 2 — 21 ноября 2008 года, об аукционе N3 — 19 декабря 2008 года, об аукционе N 4 — 24 июля 2009 года.

Указанные даты с учетом характера действий, инкриминированных К., являются временем совершения правонарушения, поскольку данное правонарушение не может считаться длящимся.

Действия К. квалифицированы должностным лицом УФАС по части 4.1 статьи 7.30 КоАП РФ.

Однако часть четвертая. 1 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях введена Федеральным законом от 17.07.2009 N 160-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вступил в силу только с 22 августа 2009 года, то есть после утверждения документации об аукционах К. и размещения ее на сайте организации.

В соответствии же с частью 2 статьи 1.7 КоАП РФ закон, устанавливающий административную ответственность за административное правонарушение, обратной силы не имеет.

Производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Срок давности привлечения к административной ответственности следует исчислять с момента выявления административного правонарушения.

Постановлением судьи городского суда бюджетное учреждение «А» привлечено к административной ответственности за нарушение требований пожарной безопасности.

Данное постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно части 2 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

Из материалов дела следует, что проверка учреждения осуществлялась 8 декабря 2009 года, тогда же были выявлены и обстоятельства, послужившие поводом к возбуждению дела об административном правонарушении.

Направление из ОГПН в адрес прокурора сообщения об обнаруженных в здании учреждения нарушениях требований пожарной безопасности только 10 декабря 2009 года не дает оснований считать, что непосредственно прокурором факт совершения правонарушения выявлен 10 декабря 2009 года, поскольку проверка учреждения проводилась по заданию прокурора, помощником прокурора с привлечением специалиста ОГПН.

Следовательно, именно 8 декабря 2009 года прокурором были обнаружены нарушения требований пожарной безопасности в здании учреждения «А» (о чем указано и в постановлении прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении от 28 января 2010 года), и с этого момента следует исчислять срок давности привлечения лица к административной ответственности, который за нарушение требований пожарной безопасности составляет два месяца.

Таким образом, срок давности привлечения к административной ответственности бюджетного учреждения «А» по части 1 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях истек 8 февраля 2010 года. Постановление же по делу об административном правонарушении вынесено судьей лишь 9 февраля 2010 года, то есть за пределами срока давности привлечения к административной ответственности.

При таких обстоятельствах, данное постановление отменено как незаконное, производство по делу прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

За правонарушение может быть назначено лишь наказание, предусмотренное санкцией соответствующей нормы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением судьи Л. за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год.

Между тем, санкцией части 2 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено наказание в виде административного штрафа в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Поскольку судьей Л. назначено наказание, не предусмотренное санкцией вышеуказанной нормы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление изменено, Л. назначено наказание в виде штрафа в размере двух тысяч пятисот рублей.

Смотрите так же:  Приказ на вступление в должность заместителя директора

Наказание в виде лишения специального права не может быть назначено лицу, не имеющему такого права на момент совершения правонарушения.

В соответствии с частью 1 статьи 3.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лишение специального права может быть назначено только лицу, которому такое право, например, право управления транспортными средствами на момент совершения административного правонарушения было предоставлено.

По смыслу закона и исходя из правовой позиции, отраженной в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами возможно только лицам, имеющим такое право либо лишенным его в установленном законом порядке. К лицу, являющемуся субъектом правонарушений, перечисленных в главе 12 КоАП РФ, не получавшему право управления транспортными средствами либо его утратившему на основании статьи 28 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (за исключением случаев лишения права управления в предусмотренном законом порядке), санкция в виде лишения права управления транспортными средствами не может быть применена.

Судьей районного суда Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Однако, из копии водительского удостоверения Г., протокола об административном правонарушении о привлечении его к административной ответственности по части 1 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за управление автомобилем, не имея такого права, следует, что на момент наезда на пешехода Г. правом управления транспортными средствами не обладал, срок действия ранее выданного ему водительского удостоверения закончился.

При таких обстоятельствах по части 2 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Г. лишение специального права судом определено неправомерно, в связи с чем постановление изменено, Г. назначено наказание в виде штрафа в размере 2500 рублей.

Практика применения норм особенной части административного законодательства

Должностное лицо может быть привлечено к ответственности по статье 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях только при установлении, что совершение действий, образующих состав данного правонарушения, входит в его должностные обязанности.

Постановлением государственного инспектора Службы заместитель Главы администрации района К. подвергнут административному наказанию по статье 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами.

Основанием привлечения К. к административной ответственности послужило наличие на территории района несанкционированного размещения отходов переработки древесины, имеющих очаги возгорания.

Судьей районного суда постановление оставлено без изменения.

Вышеуказанные постановление и решение отменены, производство по делу прекращено в связи с отсутствием в действиях К. состава административного правонарушения по следующим основаниям.

В соответствии с частью l статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

К. привлечен к административной ответственности как должностное лицо.

В соответствии со статьей 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Согласно постановлению основанием привлечения К. к административной ответственности послужило то, что на него возложены обязанности по координации вопросов природопользования и природоохраны, охраны окружающей природной среды, контроля за использованием муниципальных земель.

Статья 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривала ответственность за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, складировании, использовании, сжигании, переработке, обезвреживании, транспортировке, захоронении и ином обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами

Сфера действия данной статьи — нарушения экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления.

По данному делу ущерб экологии сопряжен исключительно с фактом ненадлежащего размещения на территории района отходов производства — переработки древесины и их горением.

Однако, как следует из распределения обязанностей между заместителями Главы района организация работы по переработке и утилизации твердых бытовых отходов и промышленных отходов не входит в должностные обязанности К. Эти вопросы прямо предусмотрены для другого должностного лица — первого заместителя Главы района.

В этой связи выводы суда о том, что К. также должен заниматься решением вопросов по переработке и утилизации бытовых и промышленных отходов, несостоятельны.

В силу отсутствия у него обязанностей по обращению с отходами производства и потребления К. не является субъектом административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, его вины в выявленных нарушениях не усматривается.

При привлечении лица к административной ответственности по части 3 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в постановлении обязательно должно быть указано, какие требования Правил дорожного движения нарушены водителем.

Постановлением руководителя УГИБДД К. признан виновным в том, что, управляя автомобилем, в нарушение п.1.3 Правил дорожного движения допустил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенный с разворотом.

Судьей районного суда данное постановление оставлено без изменения, при этом в мотивировочной части решения дополнительно указано на нарушение К. пункта 9.2 Правил дорожного движения.

Между тем, частью 3 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенный с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия.

Вышеприведенная норма Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является бланкетной (отсылочной), поэтому при описании в постановлении противоправного деяния должны обязательно указываться конкретные пункты Правил дорожного движения, нарушенные водителем, которые прямо запрещают выезд на встречную полосу движения. Без ссылки на пункты Правил дорожного движения лицо, управляющее транспортным средством, к ответственности по части 3 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях привлечено быть не может.

Пункт 1.3 Правил дорожного движения, указанный в постановлении, сам по себе не регламентирует движение транспортных средств, не содержит запрета совершения действий, связанных с выездом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, а его нарушение не является достаточным для привлечения лица к административной ответственности по части 3 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Несоблюдение каких-то других пунктов Правил дорожного движения должностным лицом ГИБДД при вынесении постановления в действиях К. не установлено. При пересмотре дела судом К. признан виновным в нарушении еще и пункта 9.2 Правил дорожного движения, чем вопреки требованиям пункта 2 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях положение К. ухудшено.

Состоявшиеся по делу решения отменены, производство по делу прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Водитель может быть привлечен к административной ответственности за перевозку ребенка до 12-ти лет без специального удерживающего устройства, только если конструкцией транспортного средства предусмотрены ремни безопасности.

Должностным лицом ГИБДД вынесено постановление, согласно которому Б., управляя автомобилем, в нарушение пункта 22.9 Правил дорожного движения перевозил ребенка до 12-ти лет без специального удерживающего устройства. За совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Б. подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей.

Судьей городского суда данное постановление признано законным и обоснованным.

Вынесенные по делу постановление и решение отменены по следующим основаниям.

Органами ГИБДД Б. вменялось нарушение пункта 22.9 Правил дорожного движения, согласно которому перевозка детей допускается при условии обеспечения их безопасности с учетом особенностей конструкции транспортного средства. В этом же пункте указано, что перевозка детей до 12-летнего возраста в транспортных средствах, оборудованных ремнями безопасности, должна осуществляться с использованием специальных детских удерживающих устройств, соответствующих весу и росту ребенка, или иных средств, позволяющих пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности, предусмотренных конструкцией транспортного средства, а на переднем сиденье легкового автомобиля — только с использованием специальных детских удерживающих устройств.

Из материалов дела следует, что Б. перевозил на заднем сиденье автомобиля ВАЗ ребенка, не достигшего 12-летнего возраста без специального удерживающего устройства, позволяющего пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности.

Оставляя постановление ГИБДД без изменения, судья в решении указал, что переднее пассажирское сиденье автомобиля оборудовано ремнями безопасности, что позволяло выполнить условие безопасной перевозки детей в автомобиле.

Вместе с тем, данный вывод судьи в решении не основан на вышеприведенной норме Правил дорожного движения, а доводы Б. о невиновности не опровергнуты.

Судьей оставлены без внимания объяснения Б., в том числе и в протоколе об административном правонарушении, где он указывал, что заводом-изготовителем на заднем сиденье его автомобиля не были установлены ремни безопасности. Имеющимися в деле доказательствами объяснения Б. не опровергаются.

При этом инкриминируемый Б. пункт 22.9 Правил дорожного движения прямо предусматривает, что его нарушение имеет место лишь тогда, когда будет установлена перевозка виновным лицом в автомобиле ребенка в возрасте до 12-ти лет без специального детского удерживающего устройства, позволяющего пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности, предусмотренных конструкцией транспортного средства.

Таким образом, законодателем установлена административная ответственность за перевозку детей без специального детского удерживающего устройства лишь для водителей автомобилей, в которых конструкцией транспортного средства предусмотрено оборудование салона ремнями безопасности.

Поскольку доводы Б. в части не оборудования заводом-изготовителем заднего сиденья его автомобиля ремнями безопасности не опровергнуты, а ребенок перевозился именно на заднем сиденье автомобиля, вывод о вине Б. в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является преждевременным. В этой связи постановление должностного лица ГИБДД и решение судьи отменены. Учитывая, что вина Б. представленными доказательствами не подтверждена, производство по делу прекращено по пункту 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.